Ни одного неперевернутого камня



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ни одного неперевернутого камня



В течение этого времени Фокс продолжал действовать в со­ответствии со своим призванием, бросая вызов социальным и экономическим порядкам своего времени. Одно дело было знать о свете, другое же - жить в соответствии с ним. Помни­те, Фокс требовал, чтобы каждый христианин жил в соответст­вии со своими убеждениями. Этот энергичный реформатор не оставил нетронутой ни одну сферу жизни общества.

Он непрестанно задавал следующие вопросы: делали бы вы свою работу качественно, если были бы ремесленником? Плати­те ли вы своим работникам справедливую зарплату? Если бы у вас была возможность продать некачественный товар или же обсчи­тать покупателя, вы бы так и поступили? Были бы вы справедли­вы к бедным и незнатным людям, если были бы мэром города?

Фокс ругал юристов, стремившихся лишь к собственной выгоде, и докторов, не доверяющих Богу исцеление человече­ского тела. Никто не был им оставлен без внимания. Фокс на­ставлял учителей, дабы те следили за поведением детей, и ро­дителей, чтобы те были ответственны за них. Он нещадно кри­тиковал владельцев таверн, спаивающих народ ради получе­ния прибыли, и астрологов, которые своими обманчивыми предсказаниями заставляли людей слагать с себя ответствен­ность за свою собственную жизнь. Фокс ругал артистов, кото­рые своими грубыми шутками наполняли мысли людей грехом и искушениями. Естественно, заявления Фокса навлекали на него людскую ненависть - чему были несказанно рады рели­гиозные служители.

Ненависть людей к его словам не слишком беспокоила Фокса. Он был убежден, что перед Богом все равны, и развя­зал кампанию длиною в жизнь, направленную на достиже­ние этой цели. К сожалению, Фокс жил в то время, когда, как и сегодня, люди были слишком озабочены своим стату­сом. Тогда социальное положение находило свое подтверж­дение в изысканном языке и жестах. Например, слова thee (англ. устар. - тебе) и thou (англ. устар. - ты) были по-преж- нему в обиходе, но использовались исключительно при об­ращении к представителям низших классов - или же к Богу и любимому человеку. Фокс считал такое обращение недопу­стимым; ни один человек не должен унижаться подобным образом, так же как никому нельзя было и льстить словами.

Обычай носить роскошные одежды был еще одним соци­альным пороком того времени. Принадлежность к определен­ному классу подразумевала не только различные поклоны и ре­верансы, а также тщательно разработанное и театрализованное снятие и размахивание шляпой. Каждый мужчина должен был носить шляпу; существовал этикет, определявший, когда и зачем носить каждую из них. И вот во весь этот чопорный этикет втор­гается Фокс с плотно натянутой на голову шляпой, который от­казывается даже приподнять ее, встречая как короля, так и бед­няка. Фокс носил свою шляпу в нарушение всех существовав­ших устоев, ради исполнения написанного в Слове Божьем, за­являя, что все люди совершенно равны перед Иисусом Христом, для Которого не существует никаких классов.22

Кроме этого, Фокс подверг своим нападкам и одежду людей твоего времени, она, как он считал, должна быть практичной, лишенной экстравагантности и не привлекаю­щей лишнего внимания. Сегодня "друзья" по-прежнему из­вестны своей скромной одеждой и шляпами, которые они не снимают вне зависимости от того, где они находятся и кого встречают.

Образ мыслей Джорджа Фокса лучше всего может быть обобщен следующими словами: на протяжении всей своей жизни он не мог видеть ничего греховного, жестокого или унижающего, не испытывая при этом жгучего желания испра­вить это. Он энергично атаковал любую несправедливость, не обращая внимания на боль, мучения и гонения, которые мог­ли стать результатом его действий.

 

Собрания, свинья и заплесневелая облатка

Складывалось впечатление, что члены всех независимых групп, отколовшихся от государственной религии, толпами приходили, чтобы увидеть и услышать Фокса. К 1652 году он значительно усовершенствовал свое духовное послание, обра­щаясь также к социальному положению и ожиданиям его слу­шателей. Фокс обращался ко всем - к баптистам, конгрегаци­онализм, пресвитерианам, пуританам, а также тем, кто не принадлежал ни к какой определенной конфессиональной группе. Фокс продолжал прерывать церковные собрания, и каждый раз казалось, что его голос сотрясет всю церковь до основания.

В своей атаке на религию Фокс не жалел ничьих чувств. Церковь своего времени он называл "ложной церковью, уп­равляемой властью зверя и дракона".23 Фокс не боялся заяв­лять, что его последователи являлись членами истинной церк­ви. Он радостно приветствовал оппозицию, заявляя, что ему нравится "чудесная неразбериха, создаваемая в среде всех этих профессоров и священников".24 Многие люди, услышав вы­ступление Фокса посреди службы в своей церкви, покидали ее и становились его последователями.

В то же время сам Фокс отказался назвать встречи своих последователей церковной службой, назвав их просто со­браниями.

Молитва являлась одной из главных составляющих собра­ния, причем распространенными были ходатайства за других людей. Фокс и ранние квакеры верили в то, что они наполня­лись Святым Духом, Который проявлял себя в говорении ины­ми языками. Один из первых квакеров, чья фамилия была Бар­роу, несколько раз писал в своей книге "Вступление к великой тайне" следующие слова: "Наши языки были неукротимы, а рты - раскрыты; мы же говорили новыми языками, которые нам даровал Господь".25 Подобные излияния Святого Духа час­то происходили во время тихих ожиданий квакеров.

Во время этих собраний, как говорил один из свидетелей, присутствие Святого Духа ощущалось настолько сильно, что возникало чувство, будто душа находилась в отчаянной аго­нии, настолько мучительной, что она выплескивалась наружу. Очень часто верующие во время собраний сотрясались "сто­нами, вздохами и слезами", подобными звукам, издаваемым "роженицей". У некоторых из участников собраний случа­лись припадки, подобные "эпилептическим", во время кото­рых верующие с дрожащими губами и трясущимися руками могли лежать на земле часами.26

Некоторые люди, посещавшие собрания квакеров, были чрезвычайно возмущены подобным проявлением Божьего присутствия. Однажды, когда на собрание в очередной раз со­шел Святой Дух, один человек бросился к Фоксу, чтобы сде­лать ему выговор — тот же резко скомандовал: "Покайся, сви­нья и животное".27

Одна из моих любимых историй о жизни Фокса рассказы­вает о том, как он подверг своей атаке одну из традиций, со­провождавшую причастие - веру в преобразование. Согласно учению о преобразовании хлеб и вино на самом деле превра­щаются во время причастия в реальное тело Христово. Однаж­ды Фокс повстречался с монахом-иезуитом, поддерживающим подобное убеждение. Реформатор тут же предложил ему разде­лить хлеб и вино на две части, благословив и освятив только одну половину, тем самым хотел показать людям — будут ли плесневеть тело и кровь Христовы. Естественно, когда иезуит отказался от подобного эксперимента, правда оказалась на стороне Фокса.28

Тюрьма - милый дом

Фокс попадал в тюрьму по обвинению во всем, что угодно - начиная от отказа снять свою шляпу и заканчивая отказом дать клятву. Иногда квакер мог оказаться в тюрьме только за то, что прошел по улице. Городские власти называли это праздноша­танием. Квакеры выделялись в любой толпе благодаря своей манере одеваться. Может показаться чрезвычайно странным, но большая часть служения Фокса состояла из напряженных и смелых противостояний, в результате которых его часто изби­вали или бросали в тюрьму. И именно благодаря перенесен­ным им жестоким наказаниям, мы можем наслаждаться сего­дня многими своими свободами.

Фокс в тюрьме Архив картин "Норт Винд'

Поскольку значительное место в жизни квакера занимала тюрьма, мне бы хотелось рассказать вам о том, каким тяжелым испытанием она являлась на самом деле. Тюрьмы того времени пребывали в ужасном состоянии. Посреди этих мрачных тем­ниц, находившихся прямо под улицами, располагался открытый канализационный сток, способствующий не только высокой за­грязненности самой темницы, но и отравляющий воздух в ней своими испарениями. В стене или на потолке было лишь не­большое отверстие, через которое в помещение проникал свежий воздух и солнечные лучи. Летом в подобной тюрьме было очень душно, и узники регулярно падали в обморок, серьезно заболевали, а иногда даже умирали из-за нехватки воздуха. Заключенных в тюрьмах не кормили. Они могли по­лучить еду, только если она была принесена их родственни­ками или друзьями, которым удавалось договориться со стражей. То же самое касалось и свежей соломы, на которой мог спать заключенный. Когда его родственникам не удава­лось найти общий язык с тюремной стражей, он был обречен спать на твердом и мокром полу.

Поскольку квакеров сильно ненавидели, часто тюремщики загоняли их в большом количестве в камеру, где свирепствовала какая-либо инфекционная бо­лезнь, надеясь, что там они все и умрут. Несмот­ря на такое чудовищное отношение к квакерам, не существует ни одного свидетельства того, что кто-то из них отрекся от своей веры.

В те времена сущест­вовала пословица при­близительно следующего содержания: "Где бы ты ни увидел квакера, ударь его;

если же он не попадется на твоем пути, найди его".29 Когда лю­ди замечали квакеров, читавших молитву над едой, их тотчас же бросали в тюрьму. Когда они не снимали своих шляп или не давали клятву (а они никогда не клялись), если они отказыва­лись сыграть в какую-нибудь игру или же какая-либо женщи­на подозревалась в том, что говорила во время собрания, они также оказывались за решеткой. К 1656 году более тысячи ква­керов оказались посаженными в тюрьмы за подобные дейст­вия, не имевшие даже намека на состав преступления.

Когда квакер посещал в тюрьме кого-то из своих друзей, он мог быть выхлестан кнутом. Возраст и пол здесь не играли аб­солютно никакой роли; все без исключения квакеры подверга­лись жестоким гонениям. Женщин хватали прямо в их домах, обвиняя в колдовстве, бросали в темницы или же подвергали публичной порке и избиению до тех пор, пока их спины не превращались в кровавое месиво; детей квакеров забирали у родителей и продавали в рабство. Даже если кто-либо из ква­керов был настолько болен, что не мог подняться с постели, его могли арестовать прямо в его комнате и, протащив по ули­цам, бросить в тюрьму.

Все эти зверства происходили лишь из-за того, что квакеры имели смелость выступить против организованной, мертвой религии, из-за того, что осмеливались хранить верность Слову Божьему, а также из-за того, что они открыто заявляли о том, что все люди равны. Несмотря на всю эту ненависть, ни один из квакеров не отказался от своей веры и своих убеждений.

Однажды Фокса заключили в замке Скарборо, находивше­гося на берегу моря. Зима была очень холодной, а брызги соле­ной морской воды постоянно залетали в камеру Фокса, пока его кровать полностью не намокла, а пол не оказался покрыт водой. У реформатора не было никакой возможности разжечь огонь, чтобы согреться. Он лежал во всей этой сырости, днем и ночью не испытывая никакого облегчения, а его руки, рас­пухнув, стали в два раза толще своего нормального размера.

Иногда, холодным вечером, сидя в теплом и уютном доме, я думаю о Джордже Фоксе и о том, как ужасно было так силь­но страдать за свои убеждения. Я пытаюсь представить, о чем он мог думать в то ужасное время, каким образом ему удава­лось сохранить ясность и силу мысли и как он боролся с фи­зическими трудностями и неудобствами, так ни разу не под­давшись им. В конце концов я начинаю проецировать эту ситуацию на свою собственную жизнь и жизнь других пред­ставителей моего поколения. Мне очень тяжело думать о тех трудностях, которые Фокс вынужден был перенести ради нас, но в то же время я могу почувствовать ту сладость Божьей люб­ви и благодати, сопровождавшую его во время мучительных страданий. Я знаю, что Фокс на самом деле был не один. В то время Небеса наверняка были распахнуты над ним. Его жизнь же была наполнена ощущением силы и безопасности, которые невозможно постичь умом.

 

Высота и глубина его духа

Во время одного из тюремных заключений Фокса шериф по имени Джон Реклесс услышал его выступление на суде. Глубо­ко впечатленный услышанным, он послал за Фоксом, чтобы тот пришел в его дом. Реформатор увидел в этом руку Божью. Не успел он войти в дом, как жена шерифа бросилась к нему и, пожимая руку, воскликнула: "День спасения пришел в наш дом!"30 Эта женщина присутствовала в церкви, когда Фокс уст­роил там взбучку одному служителю, и была потрясена всем тем, что услышала.

Шериф и его жена целую ночь не давали Фоксу заснуть, внимательно слушая все то, что он говорил о Святом Духе. На следующий день, когда Фокс сидел в комнате наедине с ше­рифом, тот вдруг вскочил и воскликнул, что должен идти на рыночную площадь и призывать людей к покаянию. С этими словами шериф выскочил из комнаты и, не снимая домаш­них тапок, стал проповедовать на улице! Это привело к таким волнениям, что в дело вынуждены были вмешаться солдаты, получившие команду разогнать тех, кто слушал шерифа на площади. Тут же представители городских властей пришли в дом к шерифу и снова отвели Фокса в тюрьму, надеясь подоб­ным образом прекратить народные волнения.

Каким же образом Фоксу удалось всего лишь за одну ночь своего пребывания в доме шерифа так сильно повлиять на него самого и его семью? Какими качествами должен был обладать Фокс, чтобы так быстро заставить человека, занимавшего высо­кое положение в обществе, кардинальным образом изменить сферу своей деятельности? Почему, куда бы ни пошел Фокс, его либо яростно ненавидели, либо безумно любили?

Об этом мы можем судить только из книг, написанных о нем, хотя, как правило, они выражают лишь чью-то субъективную точку зрения. Особо помочь нам может личный дневник Фокса.

Обладая сильнейшей верой в служение Святого Духа, Фокс полностью отдавал себя в руки Господа, что делало видения неотъемлемой частью его жизни. Физическое окружение Фок­са никогда не служило источником его вдохновения; огром­ную мотивацию ему придавал только Дух.

Ниже я привожу некоторые отрывки из личного дневника Фокса. Они показывают всю глубину его веры, а также многое говорят о его характере и пророческой зрелости. Приведенные отрывки помогают нам понять и то, почему Фокс поступал именно так, как он поступал, а также то, почему он был на­столько предан делу Реформации. Читая строки, написанные рукой великого реформатора, вы поймете, какие мощнейшие духовные силы стояли за его спиной.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 138; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.012 с.)