ТОП 10:

Общество как продукт мировой эволюции



Согласно Спенсеру, социальная эволюция есть только часть эволюции мировой. Спенсер различал развитие:

— неорганическое,

— органическое,

— надорганическое (super-organic), которое и есть развитие социальное.

Общество есть продукт надорганической эволюции. Отыскивая общий закон всякой эволюции, Спенсер, в конце концов, взял его из биологии, усвоив формулу Бэра, по которой «всякое органическое развитие состоит в переходе из состояния однородности в состояние разнородности». Отсюда его понимание социальной (надорганической) эволюции, как эволюции чисто органической. Но общество, по мнению Спенсера, не только развивается по формуле организма, но и само есть организм. Именно в силу постоянных отношений, существующих между частями общества, оно есть особенный индивидуальный предмет, который притом представляет целый ряд аналогий не с неорганическими, а именно с органическими агрегатами (непрерывный рост, увеличение сложности строения с увеличением в размерах и пр., и пр.).

Общество как организм

Общество— это агрегат (совокупность) индивидов, характеризующийся определённым сходством и постоянством их жизни. Оно подобно биологическому организму— растёт и увеличивается в своём объёме, одновременно усложняя структуру и разделяя функции.

Общество состоит из трех относительно автономных частей:

— поддерживающей (производство необходимых продуктов),

— дистрибутивной (разделение благ на основе разделения труда) и

— регулятивной (организация частей на основе их подчинения целому).

История подхода.

Сравнение государства с животным организмом — по преимуществу с человеком — начинается еще в античности.

Уже Платон в основание своей политической философии кладет уподобление государства индивиду: государство, говорит он, тем совершенней, чем более оно подобно индивиду. Учение Платона о государстве заключается ни в чем ином, как в антропоморфическом перенесении психологии и этики с индивида на государство.

У Аристотеля точно так же встречается сравнение государства (множества) с одним человеком — многоногим, многоруким, имеющим множество чувств.

Средние века. Писатель XII столетия Солсбери, ссылаясь на Плутарха, характеризует государство как организм, подобный человеческому телу. Духовенство, по его мнению, является душой государства и, как таковое, имеет власть над всем телом, не исключая головы государства, т. е. государя.

Сравнение государства с телом является общим местом политической литературы XIV и XV вв.

В Новое время органические аналогии встречаются у Гоббса, Спинозы, Руссо, Ламетри и многих других. Гоббс, например, проводит всестороннюю параллель между государством и человеком: государство «питается»; в «организме» его, подобно крови, циркулируют деньги; государственные власти являются органами государства, колонии — его детьми. Чтобы выразить идею непреодолимой силы, присущей государству, Гоббс называет его именем библейского чудовища — Левиафаном.[73]

Древность органических аналогий, таким образом, несомненна.

Организм как механизм

Вместе с теми нужно отметить, что вплоть до конца XVIII века господствовало чисто механическое миросозерцание, которое отождествляло организм с механизмом. Самое слово: «орган» у греков и римлян означало не что иное, как орудие, искусственно приспособленное для той или иной человеческой цели. Аристотель называет орган, в указанном смысле слова, бездушным рабом, и, наоборот, раба — одушевленным органом. Отсюда само собою явствует, что для Аристотеля, как и для писателей XVII в., организм и механизм — одно и тоже. Левиафан Гоббса — не что иное, как огромная машина. Крайний материалист, Гоббс не видел никакого различия между животным и автоматом.

Во Введении в свой труд он пишет:

Гоббс о Левиафане

«…великий Левиафан, который называется Республикой, или Государством (Commonwealth, or State), по-латыни — Civitas, и который является лишь искусственным человеком, хотя и более крупным по размерам и более сильным, чем естественный человек, для охраны и защиты которого он был создан. В этом Левиафане верховная власть, дающая жизнь и движение всему телу, есть искусственная душа; должностные лица и другие представители судебной и исполнительной власти — искусственные суставы; награда и наказание (при помощи которых каждый сустав и член прикрепляются к седалищу верховной власти и побуждаются исполнить свои обязанности) представляют собой нервы, выполняющие такие же функции в естественном теле; благосостояние и богатство всех частных членов представляют собой его силу; salus populi, безопасность народа,— его занятие; советники, внушающие ему все, что необходимо знать, представляют собой память; справедливость и законы суть искусственный разум (reason) и воля; гражданский мир — здоровье; смута — болезнь, и гражданская война — смерть. Наконец, договоры и соглашения, при помощи которых были первоначально созданы, сложены вместе и объединены части политического тела, похожи на то «fiat», или «сотворим человека», которое было произнесено Богом при акте творения».[74]

Ламетри так прямо и называет свой труд «Человек-машина».[75] Правда, в этой работе утверждалось, что человек «настолько сложная машина, что совершенно невозможно составить о ней ясную идею, а следовательно, дать точное определение»,[76] но эта оговорка в сущности ничего не меняла, ибо даже бесконечная сложность по тем временам представлялась лишь временным препятствием, которое в перспективе, с развитием научного инструментария, обязательно будет преодолено.

В сущности, Ламетри говорит о тех же трудностях, на которые много позже него будет ссылаться Лаплас, о котором уже упоминалось ранее в связи с классификацией наук Конта. И тот, и другой для обоснования своих взглядов нуждаются в разуме, способном постичь все законы природы, обнять в одной формуле движение величайших тел вселенной наравне с движениями атомов.

Только в XIX столетии с утверждением диалектических взглядов между организмом и механизмом проводится разграничительная линия.

Концепция социальных институтов

Социальные институты — это механизмы самоорганизации совместной жизни людей. Они обеспечивают превращение асоциального по природе человека в социальное существо, способное к совместным коллективным действиям. Институты возникают в ходе эволюции помимо сознательных намерений или «общественных договоров» как ответ на рост численности популяции. Согласно общему закону, прирост массы всегда влечет за собой усложнение структуры и дифференциацию функций.

Домашние институты.

Семья, брак, проблемы воспитания.

Спенсер начинает с семьи, брака, проблем воспитания; воспроизводит этапы эволюции семьи от неупорядоченных отношений между полами до моногамии, раскрывает взаимосвязь между типом общества и типом семьи, исследует изменение внутрисемейных отношений, происходящие под влиянием социального прогресса.

Обрядовые (церемониальные).

Эти институты призваны регулировать повседневное поведение людей, устанавливая обычаи, обряды, этикет ит.д. Они возникают раньше других и продолжают действовать в любом обществе как необходимый элемент социальной организации, особое, и часто гипертрофированное, развитие они получают в милитаризованном обществе.

Политические.

Их появление Спенсер связывал с переносом внутригрупповых конфликтов на сферу конфликтов между группами. Он был убежден в том, что конфликты и войны сыграли решающую роль в становлении политической организации и классовой структуры общества.

Классы возникли как следствие подчинения внутренней организации общества задачам войны. Война разделила первобытные труппы на вождей (руководителей) и пассивных исполнителей их воли, на воинов и крестьян. Война способствовала росту имущественного неравенства, потребовала создания политических институтов, т. е. центральных органов власти, армии, полиции, суда и т.п. На основе традиции формировалось право, укрепление института собственности привело к появлению налоговой системы. Общность функций, которые выполняет любая политическая организация, порождает сходство социального устройства различных обществ.

Война и труд — те силы, которые создают государство, причем на начальных этапах роль насилия и военных конфликтов была решающей, так как потребность обороны или завоевания больше всего сплачивает и дисциплинируют общество. В последующем объединяющей силой становятся общественное производство, разделение труда, прямое насилие уступает место внутреннему самоограничению. Спенсер был сторонником ограничения роли государства в современном обществе, поскольку сильное государство неизбежно ведет к ограничению индивидуальной свободы.

Между тем замечено, что потребность обороны или завоевания больше всего сплачивают общество. Поэтому появление политических институтов связано с переносом внутригрупповых конфликтов на сферу конфликтов между группами;

Церковные.

Храмы, церкви, приходские школы, религиозные традиции.

Функции духовенства, по мнению Спенсера, восходят к действиям шаманов и колдунов. Появлению касты жрецов способствовали те же войны. Постепенно эта каста создает организацию, контролирующую определенные сферы общественной жизни, поддерживая традиции, обычаи, верования.

Профессиональные.

Гильдии, цеха, профессиональные союзы. Они призваны консолидировать группы людей по профессиональным занятиям.

Промышленные.

Их назначение состоит в том, чтобы поддерживать производственную структуру общества. Значение общественного производства, возрастает по мере перехода от военизированных обществ к индустриальным: сопровождается повышением роли трудовых отношений, а прямое насилие уступает место внутреннему самоограничению.

Профессиональные и промышленные возникают на основе разделения труда.

Типы обществ

Военный тип

Военное общество подчиняет внутреннюю организацию целям борьбы за выживание или агрессии. Классическим примером такого общества Спенсер считал Спарту. Для военного общества характерны:

— доминирование коллективных целей над индивидуальными,

— жесткая организация и система принуждения,

— иерархическая структура управления,

— господство военной касты,

— наследование власти,

— высокий уровень сплоченности, дисциплины,

— религиозность сознания и др.

По существу именно эти черты свойственны фазе подъема, о которой впоследствии будет говорить Л.Н.Гумилев.

Военные институты распространяют влияние на все сферы общественной жизни, поощряют воспитание патриотизма, лояльности, конформизма, готовности к самопожертвованию. Военизированные общества создают эффективно функционирующую систему, которая, однако, мало приспособлена к социальным изменениям. Такие общества консервативны, и в этом главная причина гибели могущественных милитаристских государств и империй.

Промышленный тип

Общество может позволить свободную и пластичную адаптацию и тогда оно превращается в промышленно развитое государство. Это государство, где развивается промышленная конкуренция, где побеждает самый сильный в области интеллектуальных и моральных качеств. Борьба в таком обществе— благо для всего общества, так как в результате растёт интеллектуальный и моральный уровень общества в целом; политическая свобода, мирная деятельность.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.241.176 (0.007 с.)