ТОП 10:

Закон интеллектуальной эволюции



В самом начале своей брошюры "Дух позитивной философии", изданной в Санкт-Петербурге в 1910 г., Конт пишет:

" Все наши умозрения, как индивидуальные, так и родовые, должны неизбежно пройти последовательно через три различные теоретические стадии, которые могут быть здесь достаточно определены обыкновенными наименованиями — теологическая, метафизическая и научная" .

При этом первая стадия рассматривается как "чисто предварительная"; вторая представляет собой "только видоизменение разрушительного характера, имеющего лишь временное назначение -привести к третьей"; что касается третьей, то именно на ней, "единственно вполне нормальной стадии, строй человеческого мышления является в полном смысле окончательным".

Подчеркнем, что Конт здесь претендует на открытие универсального теоретического закона двойной эволюции. "Двойной" прежде всего в том смысле, что эта эволюция относится одновременно и к социальному, и к интеллектуальному развитию общества. Но также двойной и в том смысле, что такого рода эволюцию претерпевает и процесс развития отдельно взятого индивида (онтогенез), и человечества в целом или отдельных коллективностей (филогенез). Попытаемся поближе присмотреться к характеристикам каждой из этих стадий.

На теологической (или фиктивной) стадии человеческий ум пытается объяснить окружающие его явления — и природные, и социальные — воздействием сверхъестественных сил. Однако при этом, особенно на ранних этапах данной стадии, ум человека парадоксальным образом "объясняет явления, признавая в них существа или силы, сравнимые с самим человеком". Главная особенность этой стадии, считает Конт, состоит в том, что человеческий разум, будучи еще не в состоянии разрешить даже простейшие научные проблемы, "жадно и почти исключительно ищет начала всех вещей, стремится найти либо начальные, либо конечные причины различных поражающих его явлений и основной способ их возникновения — словом, стремится к абсолютному знанию".

Теологическая стадия интеллектуальной эволюции имеет свою внутреннюю периодизацию. Она начинается с фетишизма, когда всем внешним телам приписывается жизнь, аналогичная человеческой. Затем наступает политеизм: он выражается в том, что материальные предметы и явления лишаются одушевленности, которая теперь переносится на различные вымышленные (как правило, невидимые обычному человеческому взгляду) существа. И именно непрерывное активное вмешательство этих более или менее могущественных существ становится прямым источником всех внешних явлений, включая и человеческие действия. Высшей фазой этой стадии становится монотеизм, когда главным и единственным источником всего сущего признается некое верховное существо — всемогущее и единое, устанавливающее мировой порядок. Появляется ощущение необходимого подчинения всего и вся, всех явлений и событий неким единым, установленным этим Высшим существом законам. Это уже, в сущности, довольно высокая ступень познания.

Далее наступает метафизическая (или абстрактная) стадия. Она вытесняет сверхъестественные факторы в объяснении законов окружающего мира — природы и общества — сущностями или олицетворенными абстракциями. Что такое сущности? Они, по Конту, имеют несколько двусмысленный характер. Ибо в каждой из этих метафизических сущностей, присущих конкретным телам (и в то же время не смешивающихся, не сливающихся с этими телами), ум человека может — по желанию или в зависимости от того, находится ли он ближе к теологическому либо позитивному состоянию — видеть либо действительную "эманацию сверхъестественной силы", либо отвлеченное наименование рассматриваемого явления. Другими словами, здесь человек "взывает к абстрактным сущностям, таким как природа".

Это, скорее, некое переходное состояние познания, потому что по природе своей данный метод носит прежде всего критический характер. Он, главным образом, отвергает, разрушает представления, сложившиеся на предшествующей стадии, не предлагая ничего конкретного взамен. Таким образом, задача этой стадии — главным образом, критическая и подготавливающая наступление третьей. Это метафизическое состояние, говорит Конт, нужно в конечном счете рассматривать как своего рода хроническую болезнь, естественно присущую нашей мысли (как индивидуальной, так и коллективной) на переломе между младенчеством и возмужалостью.

Наконец, по завершении метафизической стадии интеллект индивида (или коллективности) вступает в положительную или реальную, или позитивную стадию. Свое название она берет от базовой парадигмы, на которую О.Конт последовательно опирается в своем научном творчестве: positive в переводе с французского означает "положительный". Логика и суть этого метода научного познания, коротко говоря, состоит в том, чтобы применить к изучению социальных явлений приемы и методы, разработанные и зарекомендовавшие себя в точных (или естественных) науках.

Конт при этом исходит из того, что всякое предложение, которое недоступно точному превращению в достаточно ясное и простое объяснение частного или общего явления, не может представлять реального и понятного смысла. Мы не можем устанавливать законы развития природы и общества, утверждает Конт. Мы можем действительно постичь лишь различные взаимосвязи явлений и фактов, никогда не будучи в состоянии до конца проникнуть в подлинные причины их возникновения. Поэтому дело ученого — наблюдать, регистрировать и систематизировать факты и на основе этой систематизации выявлять определенные закономерности. Хотя вообще Конт и его последователи-позитивисты убеждены в том, что такие законы существуют, причем они универсальны как для природы, так и для общества. Стало быть, основной переворот, характеризующий состояние возмужалости нашего ума (повторяем — и в индивидуальном, и в коллективном смысле), заключается в повсеместной замене недоступных определению причин простым исследованием постоянных отношений и связей между существующими явлениями.

Конт утверждает, что эти три состояния — каждое из которых является господствующим в свое время — пронизывают все стороны общественной жизни и образуют основу социальной организации. Так, теологическое состояние умов приводит к созданию военно-авторитарного режима. "Нетрудно понять, — говорит он, — что военный порядок не может быть установлен без теологического освящения. Без него необходимая подчиненность будет недостаточно полна и недостаточно внушительна". Своей максимальной полноты и логического завершения теологическая стадия достигает при феодально-католическом режиме.

По мере развития индивидуального и социального интеллекта пробуждается критицизм, подрывающий религиозные убеждения, которые образовывали "жизненный нерв" старого социального порядка. Разложение веры и связанный с этим упадок социальной ответственности достигает своего апогея в период революционных кризисов, которые, кстати, Конт считает совершенно необходимыми (точнее — неизбежными) для развития общества. Так наступает метафизическая эпоха, для которой характерно господство разрушительных воззрений. Наследием революционной эпохи становится "анархия умов". С ней-то и призван покончить "позитивный синтез" научного знания.

Общее направление исторической эволюции (Конт, разумеется, принимал во внимание лишь историю ведущих европейских народов, которые он именовал "элитой человечества") определяется неуклонным нарастанием элементов нового "промышленного и мирного общества". Наиболее характерная черта современной эпохи, считает Конт, — преобладающее влияние промышленности на все общественные процессы. И если наиболее важной для общества, находящегося на метафизической стадии, является фигура юриста, то в индустриальном (как он именует общество, достигшее позитивной стадии), на первый план выдвигаются ученые и промышленники.

Следует отметить, что идея интеллектуальной эволюции, по сути, не вышла за пределы чисто контовской социологии и фактически не получила сколько-нибудь серьезного развития в социологической мысли последующего периода. Очень немногие после Конта воспринимали эти стадии всерьез. Тем не менее, общее представление о том, что существует более или менее неизбежная прогрессия ступеней в развитии человеческого общества — это идея, которая оказалась гораздо более продолжительной и жизнеспособной.

 

Иерархия наук

Рассмотренный в предыдущем параграфе закон трех состояний интеллекта в научной системе Конта достаточно строго сочетается с произведенной им классификацией наук. В этой классификации он размещает научные дисциплины на определенной шкале — в соответствии с природой изучаемых ими явлений или в соответствии с их "общностью", либо "важностью". Такой "порядок распределения разных наук раскрывает нам порядок становления позитивного разума в разных областях". Между прочим, считает Конт, приводимая ниже иерархия носит и практический смысл: именно в такой последовательности должен быть организован и процесс народного образования.

В самом деле, говорит Конт, вряд ли возможно рациональным образом изучать статические или динамические явления, происходящие в обществе, не ознакомившись вначале с общей средой, в которой они совершаются, и с тем, как устроен "изнутри" их специфический деятель. Ведь человек — это прежде всего биологический организм, состоящий из какого-то вещества. Отсюда — необходимое деление науки о природе на две отрасли — органическую и неорганическую. С какой из них нужно начинать изучение природы? Разумеется, со второй, явления которой более просты и более независимы в силу их наивысшей общности. Описываемые ею закономерности так или иначе относятся к существованию Вселенной в целом и с необходимостью оказывают влияние на существование живых тел (состоящих в конечном счете из неорганических веществ).

Итак, каков же, согласно Конту, порядок размещения наук в этой иерархии, своеобразной "пирамиде"? В основании ее лежит наиболее общая и применимая ко всем областям знаний математика. Затем следует наука о Вселенной — астрономия. На их базе строится и развивается физика. Еще более сложная наука о строении мира и его закономерностях — химия. Познав основы четырех названных дисциплин, можно понять и сконструировать закономерности еще более сложной науки — биологии. И, наконец, венчает эту пирамиду социология. Принцип построения иерархии очевиден. Чем проще материя, тем легче ее познавать, размышляя о ней позитивным образом. Каждая последующая наука опирается на предыдущую и использует накопленные в ней знания. Каждая последующая наука является очередной ступенькой в познании окружающего нас мира (см. рис.2.1).

"Закон о трех состояниях человеческого разума", изложенный выше, достаточно успешно сочетается с предлагаемой Контом классификацией наук, доказывая, что методы познания и мышления, с успехом зарекомендовавшие себя в математике, астрономии, физике, химии и биологии, должны быть не менее успешно применимы и в области познания закономерностей, по которым развивается человеческое общество, включая и политику, и приведут в конечном счете к созданию позитивной науки социологии.

Идея иерархии наук также оказалась не самой долговечной. Впоследствии предпринималось не так уж много попыток популяризировать идею, что именно социология должна быть королевой наук. Можно вспомнить, например, что в начале века небольшая группа преподавателей Броуновского университета в Провиденсе, Род-Айленд, представили на рассмотрение президенту этого учебного заведения меморандум, в котором предлагалось, чтобы весь университет в целом признал главенство факультета социологии. Нет нужды говорить, что этот меморандум не был воспринят с энтузиазмом. Хотя и сегодня можно найти индивидов, которые каким-то образом ожидают от социологии как науки авторитетных ответов на все вопросы, которые беспокоят общество.

 

2.1.3.Социология как "социальная физика"

По мнению Дж. Стюарта Милля, который разработал обширные комментарии позитивистской социологии — как контовской, так и его последователей, — до Конта никто даже не составлял плана социальной науки. Правда, некоторыми мыслителями высказывались неясные соображения по поводу того, что, возможно, общественные явления должны протекать по законам не менее строгим, нежели те, по каким развиваются природные и даже космические явления. Что касается О. Конта, то в его научных подходах, видимо, не последнюю роль сыграл упоминавшийся выше профессионализм в области естествознания.

Из сказанного в первом параграфе видно, какое огромное значение придавал Конт прогрессу разума и не отделимому от него социальному прогрессу вообще. Именно неотвратимый прогресс ума, индивидуального и коллективного интеллекта и являет собою главный аспект, суть истории человечества. Однако прогресс никак не может совершаться в условиях анархии, политической и социальной нестабильности.

Вот какова была общая логика размышлений Конта по этому поводу. Что составляет основные и необходимые условия, которые должны служить основанием стабильной политической системы цивилизованного мира? Порядок и прогресс. Их Конт считает основными социологическими понятиями.

Он утверждает: "Реальные понятия " порядок" и " прогресс" в социальной физике должны быть столь же неразрывны и нераздельны, как понятия " организация" и " жизнь" в биологии". Однако Конт все же разъединяет эти понятия и делает их двумя особыми предметами двух различных отделов социологии. Изучению прогресса посвящена "Социальная динамика" Конта, изучению порядка — его "Социальная статика". Эти две характеристики социальной жизни тесно связаны между собою. Никакой подлинный порядок не может быть установлен и не может удержаться сколько-нибудь долго, если он не согласуется с прогрессом. Но и социальный прогресс, в свою очередь, не сможет сделать ни одного серьезного шага, если этот шаг не ведет к упрочению порядка. Правильным решением любой политической задачи является такое, где эти два момента выступают как неразрывные стороны одного принципа. При этом порядок не следует рассматривать как инерцию, неподвижность — он с необходимостью полагает наличие прогресса в качестве одного из своих элементов. Однако и прогресс — это никоим образом не сумбурное беспорядочное движение, он предполагает наличие порядка в качестве жизненно важного условия своего осуществления. Таким образом, общество представляется Конту как организм, в котором непрестанное движение соединено с прочностью формы и обеспечивается ею.

Мы уже говорили о позитивном методе, предложенном Контом для научного изучения общественных явлений и упоминали, что первоначально он так и назвал свою концепцию — "социальная физика". Хотя многие исследователи отмечают, что сама идея "социальной физики" восходит к XVIII веку, а в начале XIX-го ее активно пропагандировал Сен-Симон, до Конта никто из ученых не пытался развернуть ее с такой полнотой, как это сделал он.

Вспомним, что в физике (да и в других естественных науках) методы исследования материальных тел отчетливо подразделяются на два больших раздела. Один из них занят тем, что изучает тело в неподвижном состоянии, описывая его строение, а также внутренние и внешние (с другими телами) связи и взаимодействия. Другой описывает тело в процессе его движения — как в пространстве, так и во времени. Речь идет не только о том, что в физике называется статикой и динамикой; в биологических, например, науках достаточно отчетливо отделяют анатомию и морфологию от физиологии. В социологии, как считает Конт, этот принцип разделения может показать различия между условиями существования и закономерностями непрерывного движения. Такой научный дуализм вполне соответствует представлению о двойном явлении порядка и прогресса. Ясно, что статическое исследование общественного организма должно совпасть с позитивной теорией порядка, а изучение развития коллективной жизни общества должно дать положительную теорию общественного прогресса. Отсюда две главные категории социологии Огюста Конта: социальная статика и социальная динамика.

Социальная статика. Контова социальная статика, по замечанию Р. Арона, "может быть логично разложена на две части: "предварительное исследование структуры природы человека... и собственно исследование структуры общества". Понятие статики означает такой подход к изучению социальных явлений, при котором особое внимание уделяется исследованию устойчивых социальных структур и той роли, какую они играют в сохранении общества как единого целого. В социальной статике рассматривается типология социальных структур, закономерности их взаимодействия, а также социальных институтов, их функционального соответствия и т.п.

Сама суть этого термина, по Конту, означает исследование ограниченной во времени совокупности сосуществующих и взаимосвязанных социальных явлений. Здесь не рассматриваются такие явления, которые образуют какую-то временную последовательность; все, что подлежит изучению, сосуществует одновременно, в данный момент. Именно такой подход, считает Конт, может обеспечить изучение тех связей, что лежат в основе стабильного порядка, организации. Таким образом, главный для социальной статики вопрос: какова природа социальной связи?

С точки зрения социальной статики общие условия социальной жизни могут быть рассмотрены в различных аспектах: личность и ее место в структуре коллективностей и общества в целом; семья как ячейка, из множества которых состоит общество; роль разделения труда, цементирующего общество воедино и т.п.

Говоря о личности, о человеке, Конт особое внимание уделяет соотношению умственных и эмоциональных способностей и их влиянии на нравственность как особый способ "общественной привязанности". Конечно, человек — существо разумное. Однако, помимо этого, он еще и чувствителен и деятелен. При этом побуждение к деятельности, по Конту, исходит прежде всего из сердца (в значении "чувство"). "Человек никогда не движим разумом, то есть абстрактная мысль у него никогда не выступает детерминантой деятельности". Причем, мотивация деятельности всегда — и даже по мере интеллектуальной эволюции — будет определяться чувствами. Что же касается разума, то он никогда не станет более чем органом управления или контроля. Однако это не означает умаления значения интеллекта. "Разум не является и не может быть силой именно потому, что он в определенном отношении есть нечто более возвышенное". Цель же социального прогресса состоит в том, чтобы люди во все большей степени руководствовались в своих поступках не эгоистическими интересами, а бескорыстными альтруистическими чувствами. Кроме того, необходимо, чтобы как орган контроля человеческой деятельности разум мог все более полно выполнять свои функции, помогая открывать законы, по которым развивается объективная реальность.

Конт считает единицей, из которых состоит общество, не индивида, не личность. В самом деле, говорит он, научный подход требует, чтобы каждая система состояла из себе подобных элементов. Поэтому подлинная элементарная единица общества — это семья, состоящая по меньшей мере из двух человек. Что касается социологической теории семейства, то она может быть приведена к исследованию двоякого рода отношений: во-первых подчиненности (субординации — ибо порядок обязательно должен включать ее в себя) пола, во-вторых — подчиненности возраста. Одна из этих подчиненностей устанавливает семейство, другая поддерживает его. Равенства полов не может быть в принципе — уже потому, что неравенство их задано самой биологией. В подчиненности женского пола мужскому нет ничего унизительного, задача ее состоит в стабилизации, установлении порядка. Два общих признака отделяют человечность от животности — ум и привязанность. Ум доказывает необходимое и неизменное преобладание мужского пола, а привязанность определяет необходимую умеряющую функцию, выпадающую на долю женщины.

Точно так же определяется и другой момент семейных связей: отношения родителей и детей. "Нет ничего прекраснее счастливого повиновения, — утверждает Конт, — которое установив семейство, составляет затем необходимый тип всякого общественного устройства". Так что семейная жизнь, будучи идеалом разумной власти и повиновения, — это не только школа общественной жизни, не только действительный и базовый элемент общества, но и во всех отношениях первый естественный тип его основного устройства.

Огромное значение уделяется в социальной статике проблеме разделения труда. Если мы хотим вынести верное суждение о совокупной деятельности и разделении труда как существенных условиях всей социальной жизни, говорит Конт, надо понять их в широком философском смысле. Иными словами, применять их не только к материальным, а ко всем видам деятельности. И тогда участниками громадного разделения всеобщего труда предстают не только личности, профессиональные группы и классы, но и целые народы. Разделение труда приводит к обособлению отдельных родов труда, к обособлению занятий, к обособлению людей, которые принуждены специализироваться и сосредоточиваться на отдельных, обособленных отраслях труда. Конт вполне признает, что общественное разделение труда есть, вместе с тем, и разделение людей и их интересов. Он даже объявляет общественное разделение труда истинною причиною социального неравенства. И вместе с тем, Конт утверждает, что то же самое разделение труда создает и общественную солидарность; порождает сознание общих интересов среди обособившихся членов одного и того же общества, распавшегося под влиянием общественного разделения труда на ряд обособившихся общественных групп, неравных друг другу в самых различных отношениях.

Разделение труда, по Конту, есть настоящая основа всякой общественной организации. Общественная организация, по Конту, есть не что иное, как опять-таки то же разделение труда, которое породило всю существующую общественную иерархию. Эта общественная иерархия и есть, по Конту, основа всякого социального порядка, вытекающего из разделения труда. Общественная организация есть своего рода организм социальный, коллективный, есть известная система социальных функций, то есть известное соотношение обособившихся отраслей разделенного труда. И отношение членов одного и того же общества есть не что иное, как соотношение их занятий, которые Конт называет отдельными общественными функциями, каковы: функция рабочих как непосредственных производителей общественных богатств; функция капиталистов как хранителей общественных богатств; функция правителей как охранителей общественного "духа целого"; функция ученых и мыслителей как творцов общественного разума и общественной религии и т.д. Смотря на людей исключительно с точки зрения разделения труда и выполнения ими тех или иных функций коллективного организма, Конт объявляет всех членов любого человеческого общества общественно-должностными лицами, настоящими общественными чиновниками (veritable fonctionnaires publiques). Каждое частное лицо есть лишь орудие определенной общественной функции. Стоя на этой органической точке зрения, Конт отрицает и свободу личности и не признает за гражданином никакого другого права, кроме права выполнять свою обязанность, определенную опять-таки разделением труда. Конт особенно выставлял на вид, что его новая философия заменяет "определение прав определением обязанностей".

Разделение труда, по Конту, есть основа нравственности, вытекающей из понимания дела, обусловленного опять-таки разделением труда между членами одного и того же общественного организма. В какой-то степени и сама основанная Контом социологическая религия человечества есть лишь орудие принуждения людей беспрекословно покоряться участи, уготованной им разделением труда, которое создало и современную общественную иерархию, и правительство, охраняющее всеми силами "социальную субординацию". Социальная субординация, по Конту, необходима для правильной жизни социального организма, все устройство которого покоится на определенной системе разделения труда. Вследствие этого правительство, т.е. особая группа людей, выполняющая особую функцию управления всей нацией, естественным образом прорастает на вершине социальной пирамиды.

"Социальная иерархия, — утверждает Конт, — должна представлять собой... самопроизвольное продолжение биологической лестницы царства животных в том смысле, что особенности, отделяющие друг от друга различные общественные классы, должны быть...существенным образом подобны тем особенностям, которые отличают друг от друга различные ступени лестницы животных".

В то же время разделение труда составляет главное основание общественной солидарности и непрерывно воспроизводит все возрастающее усложнение общественного организма, который в конечном счете охватывает, вбирает в себя весь человеческий род.

Итак социальная статика, будучи важнейшим разделом социологической системы Конта, предполагает "с одной стороны, анатомический анализ структуры общества на конкретный момент, а с другой — анализ элемента или элементов, определяющих консенсус, т.е. превращающих совокупность индивидов или семейств в коллектив, делающих из множества институтов единство".

Социальная динамика.Это понятие означает у Конта такой подход к социальным явлениям, при котором основное внимание акцентируется на изучении процесса изменения этих явлений с течением времени, обусловленности этого процесса, его направленности и последствий, к которым он приводит. И, хотя Философская Энциклопедия (Т.5. - М., 1970) называет сам термин "социальная динамика" устаревшим, нам представляется, что он достаточно точно и полно отражает характер социальных проблем, рассматриваемых Контом в этом разделе "Социальной физики". Ибо само слово "динамика" содержит в себе не только процесс движения, но и указание на те силы, под воздействием которых это движение происходит.

Что можно отнести к кругу проблем, изучаемых Контом в его социальной динамике? Это, прежде всего, факторы, влияющие на изменение социальных структур. Кроме того, Конта интересуют закономерности приспособления индивида к существующей системе общественных отношений (в частности, то, что в современной социологии именуется социализацией и институционализацией) и самого общества — к новым объективным условиям.

Конт в своей социальной динамике выступает явным представителем исторического направления в социологии. Недаром он построил бу льшую часть своего труда на выявлении философско-исторического закона трех состояний. Недаром исторический метод Конт считал главнейшим методом социологии. Это в чем-то роднит его с К.Марксом и в какой-то степени делает предшественником марксова материалистического понимания истории. И Конт, и Маркс до известной степени жили одним стремлением — выяснить сущность исторического процесса, хотя и понимали его с совершенно различных точек зрения. К.Тахтарев считает, что в своей "Социальной динамике" Конт является, скорее, философом истории, чем социологом, и провозглашает господство в социологии чисто исторического метода.

Динамика у Конта служит прежде всего описанием последовательных этапов, через которые проходит в своем развитии общество. А поскольку все прошлое образует определенное единство, то социальная динамика — это не та история, которую пишут историки, коллекционирующие факты, даты и имена исторических деятелей. Задача социальной динамики состоит в том, чтобы произвести обзор последовательных и необходимых состояний человеческого разума в онтогенезе и филогенезе.

Будучи достаточно последовательным проповедником своего позитивистского метода, Конт говорит и о законе инерции, и о законе сложения различных частных движений в одно общее, совершающееся по равнодействующей. Говорит он и о законе равенства действия и противодействия, и о законе равнодействия — как о социальных законах.

Какова же, по Конту, "конечная цель" развивающегося во времени движения общества, к какому состоянию оно идет? В определенной степени ответ на этот вопрос дает "закон интеллектуальной эволюции": такой конечной целью является утверждение позитивного мышления — как человечества в целом, так и отдельных его представителей. Социально-политической формой, в наибольшей мере соответствующей такому мышлению, является индустриальное общество. Решающее значение в этом обществе имеют, по мнению Конта, такие его особенности:

· промышленность в нем базируется на проникновении науки во все ее отрасли, на научной организации труда;

· благодаря повсеместному применению науки, человечество в колоссальной степени приумножает свои возможности и раскрывает заложенный в нем потенциал;

· развитие индустрии неизбежно ведет к концентрации рабочей силы на фабриках и других крупных предприятиях, отсюда — быстрый рост городов как промышленных центров, что является неизбежным результатом концентрации капиталов и средств производства в относительно немногих руках (что неизбежно и соответствует основной тенденции, наблюдаемой в истории человечества).

Отметим, что Конт во многом предвосхитил здесь, как мы увидим в одной из последующих частей настоящей работы, выработанную современной социологической теорией концепцию индустриального общества, которая среди других критериев индустриального развития почти дословно повторяет и те, что были выработаны Контом.

Р. Арон отмечает такой интересный момент: концепция индустриального общества Конта связана с положением о том, что войны становятся анахронизмом, поскольку прежде они были необходимы, чтобы принудить к упорядоченному труду тех, кто ленив от природы. Теперь же, с наступлением индустриального общества, жизнь его будет все более определяться трудовыми ценностями; не стало военного класса, значит, все это устраняет причины военных конфликтов. Как мы знаем из дальнейшей истории, действительность, увы, опрокинула все эти оптимистические прогнозы.

* * *

Мнения последующих поколений социологов о Конте весьма противоречивы. Имеется достаточно большое число авторов (к числу которых, например, принадлежит Ф.Энгельс и некоторые советские исследователи), которые считали, что Конт был во многом эпигоном Сен-Симона и большинство своих значительных идей заимствовал у него. В самом деле, и концепцию "интеллектуальной эволюции", и идею "социальной физики", и понятие "индустриального общества" можно встретить у Сен-Симона. Однако не следует забывать и о том, что творчество А. Сен-Симона вообще было в некотором роде фейерверком гениальных идей, которые он разбрасывал и достаточно быстро остывал к ним, не заботясь об их дальнейшем развитии. Если даже Конт и заимствовал что-то у своего гениального патрона, то никоим образом не следует отрицать его собственного авторства и заслуги в качестве исследователя при детальной проработке и изучении этих идей — как в историческом аспекте, так и применительно к современным ему социально-экономическим условиям. Конт вообще считал, что социология — это наука, занятая наблюдением, опытом и сравнением, которые специфически релевантны новому социальному порядку индустриальной Европы.

Что касается его статуса основателя научной социологии, то здесь отношение к нему тоже весьма неоднозначно. П.Сорокин, к примеру именовал его "протосоциологом". И даже Дж. Стюарт Милль, относившийся к Конту с большим пиететом, утверждал, что в научной социологической концепции Конта не было ничего такого, что не нуждалось бы в дальнейшем исправлении и добавлении. Между прочим, и сам Конт, вовсе не склонный преуменьшать свои заслуги, считал себя не столько основателем социологии, сколько строителем ее, и приписывал себе не основание, а лишь известное построение социологии. Он заимствовал свои идеи не только у Сен-Симона, но и у других своих выдающихся соотечественников — Монтескье, Кондорсе ("Со времени Монтескье, — говорил Конт, — единственный важный шаг, который сделало до сих пор основное понятие социологии, обязан блестящему и несчастному Кондорсе"). Однако свести взгляды множества весьма далеких друг от друга авторов — это, признаемся, тоже многого стоит.

Тем не менее, мы смотрим на О.Конта как на основателя социологии не только потому, что он изобрел и ввел в научный оборот сам термин социология. Он заложил практически все краеугольные камни в фундамент этой науки и, выражаясь языком того же Милля, повторяем, что в современной социологии не так уж много областей, которые бы не были так или иначе обозначены в социологии Конта.

 

Эволюционистская социология

Герберта Спенсера

В начало

Философа и ученого Герберта Спенсера справедливо считают одним из основоположников позитивизма. Годы его жизни и творчества совпадают с зарождением социологии и становлением ее как самостоятельной научной дисциплины. Он сыграл важную роль в развитии не только социологии, но и антропологии, был основателем органической и эволюционистской школ в классической социологической мысли. Можно с уверенностью считать, что именно Спенсеру обязана своим появлением английская социологическая школа. Прежде чем приступать непосредственно к разговору о творчестве Спенсера, необходимо сказать несколько слов об объективных предпосылках развития английской социологии.

Англия второй половины ХIХ века была одной из наиболее экономически развитых стран, являя собою своеобразный символ процветания и либерализма. Именно здесь менее века назад был дан старт промышленной революции, и англичане к этому времени существенно опередили другие нации в процессе индустриализации, в то же время раньше других столкнувшись с ее социальными проблемами. Кроме того Британия была могущественной колониальной державой; во множестве уголков земного шара, где население зачастую не вышло еще по уровню своего развития даже на уровень традиционных обществ, чиновники колониальной администрации брали под жесткий контроль политическую и экономическую жизнь этих народов. Достаточно часто в составе администрации заморских колоний оказывались не только чиновники и военные, но и исследователи — биологи, историки, этнографы, антропологи (этого в конечном счете требовали сами задачи осуществления колониальной политики). Располагая огромным эмпирическим материалом, биологические и социальные науки в Англии сделали огромный рывок вперед. И не случайно теория биологической эволюции обязана своим происхождением именно англичанину - Чарльзу Дарвину.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.167.166 (0.017 с.)