ТОП 10:

Методы воспитания и обучения



О методах тогдашнего воспитания свидетельствует следующее.

На предыдущих лекциях говорилось, что древнегреческие мальчики, прошедшие первичную «отбраковку», оставлялись в семье до семи лет, после чего начиналось всецело контролируемое государством обучение.

Всякое обучение сопровождается «...констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных государством образовательных уровней (образовательных цензов)» (цитированный выше Закон РФ об образовании). Такая «констатация (экзамен) предусматривалась и в Древнем мире.

Так, например, достигшие 15 лет спартанские мальчики на ежегодном празднике Артемиды должны были выдержать несколько жестких экзаменов. Один из них заключался в показательном сражении, в котором разрешалось пользоваться любыми средствами, за исключением боевого оружия. На виду у эфоров и всех выдающихся граждан государства спартанские дети демонстрировали свою способность добывать победу любой ценой. Случалось, что некоторые из них погибали или на всю жизнь оставались калеками во время таких сражений; но тех, кто сумел выдержать это жестокое испытание, ждал еще более страшный экзамен — сечение у алтаря богини Артемиды.

Павсаний, упоминая о нем, пишет: «…было сообщено божье слово — орошать жертвенник человеческой кровью. Прежде приносили в жертву того, на которого указывал жребий, но Ликург заменил это бичеванием эфебов, и алтарь стал таким образом орошаться человеческой кровью».[233] Каждый испытуемый обязан был выдержать его без единого стона; обнаружить слабость означало навлечь не только на себя, но и на всю семью общественное презрение. В своих исторических свидетельствах Лукиан (ок. 120 — ок. 190), древнегреческий писатель, так говорит об этом празднике: «Не смейся, если увидишь, как спартанских юношей бичуют перед алтарями и они обливаются кровью, а их матери и отцы стоят здесь же и не жалеют их, а угрожают им, если они не выдерживают ударов, и умоляют их дольше терпеть боль и сохранять самообладание. Многие умерли в этом состязании, не желая при жизни сдаться на глазах у своих домашних или показать, что они ослабели».[234]

Образцы поведения, реализующие социальные ценности

На все времена осталась память о юном спартанце, который украл лисенка и спрятал его под плащом. (Кстати, кража среди спартиатов не считалась чем-то зазорным, напротив, умение воровать приветствовалось общиной, ибо свидетельствовало о находчивости человека.) По дороге домой он встретил воинов, которые завязали с ним разговор, а в это время обезумевший зверек зубами вспарывал ему живот. Не желая себя выдать, мальчик продолжал беседу, не реагируя на страшную боль ни словом, ни жестом, пока не упал замертво.[235]

Другой пример дает нам государственная мифология Рима. Гай Муций Сцевола, легендарный римский герой, пытавшийся убить Ларса Порсену, царя этрусского города Клузия, который осадил Рим в 509до н.э. Сцевола пробрался в шатер Порсены, но по ошибке убил царского писца. Сцеволу схватили, и тогда он объявил Порсене, что он— лишь первый из 300римских юношей, поклявшихся ценою своей жизни убить Порсену. Когда герою стали угрожать пыткой и смертью, если он откажется раскрыть все детали этого замысла, Сцевола протянул правую руку в разведенный на алтаре огонь и держал ее там, пока она не обуглилась. Отвага римлянина так поразила Порсену, что его отпустили, и Порсена заключил с Римом мир.

1.4. Нормативная цель государственной системы образования

Воспитание воина-патриота

Государственная система образования, как нечто целостное, подчиненное определенной (пусть и не фиксированной ни в каких официальных документах) цели, впервые создается в древней Греции. До нее образование получали только дети из привилегированных слоев. Греция занимается воспитанием всех своих граждан. Вот только следует помнить, что к их числу относились только свободнорожденные; ни иностранцы (метеки, периэки), ни вольноотпущенники (в первых поколениях), ни тем более рабы прав гражданства не получали.

Характерной чертой, отличившей систему греческого образования от всех современных ей была ее обязательность и полная подконтрольность государству. Ключевой же целью являлась подготовка будущих воинов-патриотов, способных отстоять свободу и независимость своего полиса.

Античный полис достопамятен тем, что впервые в истории сумел разработать развитую систему комплексного всестороннего воспитания своих граждан. Образование афинских мальчиков начиналось с семилетнего возраста. Государственная система образования включала:

— палестры,

— гимнасии,

— академии.

Проблемы воспитания волнуют виднейших мыслителей Греции, о воспитании говорят Платон и Аристотель; при этом их основательность протирается до того, что предметом рассмотрения оказывается поэзия и музыка.[236] Оба мыслителя сходятся в том, что воспитание подрастающего поколения должно находиться под полным контролем государства и быть всецело подчиненным тем целям, которые стоят перед ним. Построения и того и другого основываются прежде всего на том, что имело место в Афинах и в Спарте.

Государственное образование должно быть не только «гимнастическим»: «Для тела — это гимнастическое воспитание, а для души — мусическое»[237], при этом мусическое должно предшествовать первому. Поэтому здесь было мобилизовано все — традиции, обряды, предания, завоевания философской мысли, искусство риторики, авторитет выдающихся сограждан, подвиги отцов, словом, физическому, умственному, нравственному развитию молодого человека служил, в конечном счете, весь духовный космос того времени.

Но, может быть, самым главным в ней было то, что ею прививались базовые ценности тогдашнего общества, нравственные начала, крепившие собой его силовой каркас. А базовые ценности могут прививаться лишь одним — выработкой единой нормы реакции, единой формы ответа на все события, происходящие в социальном окружении. Мало сказать, что нужно служить хорошему и избегать дурного, человека еще нужно научить отличать одно от другого. В определения же и хорошего, и плохого входит в первую очередь то, что способствует процветанию родного государства.

До 16 лет дети занимались в палестрах, где проходили физическую подготовку с явно выраженным военным уклоном, они обучались пятиборью: бегу, прыжкам, метанию диска и копья, борьбе и плаванию. Весьма интенсивное формирование боевых качеств продолжалось и в гимнасиях. Впрочем, отдадим справедливость — греческих мальчиков учили также красивой походке, давали внешнюю выправку и манеры.

Достигнув 18 лет, юноша призывался на службу. В течение первого ее года он проходил военное обучение в Афинах. По завершении этого срока на торжественном смотру приносилась присяга, после которой юный гражданин получал оружие.

Афины. Клятва эфебов

Здесь уместно привести фрагмент торжественной клятвы, которую давал каждый афинский гражданин. В 1932 году французскими археологами в древнем афинском пригороде была обнаружена стела. Она представляла собой мраморную плиту, высотой 1,25 метра, на вершине которой покоился треугольный фронтон, украшенный рельефом арматуры. На этой стеле и был выбит официальный текст клятвы. До этой находки точный текст оставался неизвестным, в распоряжении историков были только его переложения. Как бы то ни было, переводы с древнегреческого отличаются друг от друга, но общий смысл сводится к одному: «…я буду, по крайнему моему разумению, повиноваться всем выходящим постановлениям; буду верен существующим законам, а также и тем, которые народ издаст в будущем. Если же кто-либо захочет уничтожить законы, или не будет повиноваться им, я не допущу этого и ополчусь на него со всеми вместе иди даже один».[238]

Присяга принималась в самом большом театре города; на волнующей церемонии присутствовали чуть ли не все полноправные граждане полиса, и каждый принимающий ее отчетливо осознавал, что за ним наблюдают тысячи и тысячи глаз. Известно, что обстановка торжественных военных смотров в присутствии первых лиц государств во все времена достигала такой степени эмоционального накала, от которой, случалось, падали в обморок даже прошедшие сквозь огонь и воду седые ветераны; надо думать, что ритуал посвящения оставлял яркий след и в душе каждого афинского юноши. Кульминацией церемониала было получение личного оружия, которое афиняне считали священным и с гордостью хранили до конца своей жизни.

1.4.2. Националистическая составляющая образования

В демократическом государстве, переполненном рабами, жизнь человека с самого рождения сплетается с жизнью невольников, и уже в силу этого обстоятельства гражданин античного города с самого начала воспитывается как господин над пленниками, которые порабощены его городом. Этнокультурная пестрота всего невольничьего контингента, сконцентрированного в пределах полиса, предстает родом огромной постоянно действующей государственной выставки всего того, что должно повиноваться эллину. А значит, и постоянным напоминанием о той огромной дистанции, что отделяет его, гордого могуществом своей общины гражданина от этих отбросов цивилизации и культуры. Что может быть действенней для воспитания в юношестве и собственной гордости и веры в свою способность одерживать победы над ними?

Ну и, конечно же, процветание города неотделимо от безоговорочного повиновения всех тех лишенных свободы недочеловеков, которых высшая справедливость этого мира поставила ему на службу.

К слову сказать, спартанским илотам вменялось в обязанность время от времени напиваться допьяна и в таком виде прилюдно петь неприличные песни и танцевать непристойные танцы, чтобы, во-первых, это омерзительное зрелище отвращало от вина спартанскую молодежь, а во-вторых, наглядно показывало ей ту огромную дистанцию, которая пролегает между нею, элитой самого могущественного греческого полиса, и теми, кому вообще противопоказана свобода.[239] Поэтому любые знаки их недовольства — это ничто иное, как дерзкое (если вообще не сказать наглое) посягательство на самые устои вселенной, на основополагающие ценности мира, создавшего новую, высшую, породу людей, и ответ на него может быть только один — рефлекторный сокрушительный удар, мгновенно аккумулирующий в себе силу всех, кто может находиться рядом. И этот ответ уже не может сдерживаться никакими ограничениями общественной морали, ибо нравственно только одно — то, что идет на пользу своему отечеству: «Если же кто-либо захочет уничтожить законы, или не будет повиноваться им, я не допущу этого и ополчусь на него со всеми вместе иди даже один» подразумевает не только внешнего агрессора, в первую очередь (особенно в Спарте) «внутреннего врага».

Много позже это войдет в самые основы европейского имперского сознания. Идеология всех европейских государств будет включать в себя ценности свободы. Но в обыденном сознании понятие свободы исключительно для себя часто (если не всегда) предполагает, что все остальные должны быть унижены.

Пример тому — английская национальная песня «Правь Британия морями». Она была написана по поэме Джеймса Томсона на музыку Томаса Арна в 1740 к маскараду в доме принца Уэльского. В конце каждой строфы песня включает двухстрочный рефрен: «правь, Британия, морями, британцы никогда не будут рабами».

Английская патриотическая песня (вторая строфа)

The nations, not so blest as thee,

Must, in their turns, to tyrants fall;

While thou shalt flourish great and free,

The dread and envy of them all.

Rule, Britannia! rule the waves:

Britons never will be slaves.

 

Нации, не столь достойные как ты,

Должны пасть.

В то время как ты будешь процветать,

Будешь процветать великой и свободной,

Внушающей всем страх и зависть.

Правь, Британия, морями,

Британцы никогда не будут рабами

Заметим одно красноречивое обстоятельство: сегодня при пении английского гимна (Боже, храни королеву) также исполняются только первая и третья строфы. Между тем и здесь вторая стоит того, чтобы ее привести

Английский национальный гимн (вторая строфа)

Господи Боже наш, восстань,

Рассей её врагов

И приведи к погибели.

Посрами усилия их государств,

Расстрой их подлые уловки,

На Тебя возлагаем нашу надежду,

Боже, храни всех нас.

Уже отсюда видно, что «свобода и процветание» тех, кому назначено «править морями»,— это рабство для всех остальных.

Поэтому государственная образовательная система — это подготовка будущего господина над всеми остальными народами.

1.5. Особенности античного образования

В курсе образования ключевые позиции занимали такие дисциплины, как грамматика, диалектика, риторика.

Углубленное изучение этих дисциплин сыграло исключительную роль не только в истории Греции и Рима, но и в мировой истории.

Это вытекает из следующего:

1. Изучение родной речи вводит человека в мир ключевых ценностей общества. Уже колыбельные песни и детские стихи наполняют ребенка сознанием любви и заботы ближних, чувством тепла и уюта домашнего очага и т.д.

2.Углубленное изучение грамматики вводит человека в более широкий социальный и культурный контекст, формирует у него комплекс базовых представлений об устройстве мира и подготавливает к изучению специализированных дисциплин.

Это можно продемонстрировать примером, созданным выдающимся российским лингвистом Щербой:

(Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокренка).

Ни одно слово не имеет смысла, и все же общее значение этой искусственной фразы улавливается вполне отчетливо. Это свидетельствует о том, что именно язык прежде всего вводит человека в круг основных связей между элементами объективной реальности. Именно через язык человек усваивает отношения пространства-времени, качества-количества, нравственные, эмоциональные оценки и т.д.

Пространство: «в», «у», «над», «под»...

Время: шел—иду—пойду...

Сложные временные связи: буду делать— сделаю; делал—сделал...

Число: иду—идут...

Эмоциональные и этические отношения: дева—девушка—девочка—девка; учительница—училка; продленный день—продлюга...

И т.д.

Отсюда понятно, почему до сих пор родная речь является единственным предметом, который изучается на всем протяжении образовательного процесса. Отсюда же понятна и та буря протеста, которая разыгралась после представления проекта реформы средней школы, которым предусматривалось придать родной речи статус факультатива.

3. Углубленное изучение языка воспитывало в маленьких гражданах Греции и Рима особую дисциплину речи. Дисциплина речи предполагает в первую очередь воспитание единой нормы реакции на знак, то есть:

— единое понимание знака,

— единое время ответной реакции на знак,

— единую форму ответа.

А следовательно, формирование такой дисциплины у новых граждан давало огромное преимущество Греции и Риму, перед окрестными народами, поскольку с раннего детства приучало к синхронным согласованным действиям в составе единой команды. Кроме того, приучало граждан к единомыслию, что является обязательным для тесного национального сплочения.

Все вытекающие отсюда преимущества легко иллюстрируются сопоставлением поведения неорганизованной толпы и марширующего на плацу батальона.

Ни один народ Востока не знал ни такой дисциплины, ни такого уровня национальной сплоченности. В частности и поэтому он так и не научился противостоять напору Запада.

Чтобы провести пунктир от античного города к нашим дням, напомним известное выражение Бисмарка о Франко-прусской войне, которую, по его мнению, выиграл прусский школьный учитель.

1.6. Высшее образование

Как сказано, система учреждений образования включала в себя Академии

В IV—IIIвв. дон.э. одним из идеологов выделения высшей степени образования был Платон. Он предполагал вовлечь в неё незначительную часть одарённой аристократической молодёжи (юношей), которая проявила способность к отвлечённому мышлению и способной изучать предметы не в прикладном значении, а в философско-теоретическом плане. Например, астрономию по этой системе необходимо было изучать не для прикладных целей— мореплавания, а для размышления о бесконечности Вселенной. Причём предполагалось, что закончившие эту ступень в возрасте 30 лет и проявившие исключительное дарование, могли продолжить образование до 35 лет с целью стать правителями государства. Сходной точки зрения придерживался в IIIвв. дон.э. и Аристотель, который считал необходимой третью— высшую ступень образования для развития у человека его природных способностей в триединстве физического, нравственного и умственного направлений.

ИНСТИТУТ ОБРАЗОВАНИЯ В ИСТОРИИ ЕВРОПЫ. СРЕДНИЕ ВЕКА

С распадом Римской империи в средневековой Европе начинает складываться система независимого от государства и свободного от шовинистической идеологии образования.

2.1. Начальное образование. Семь свободных искусств

В Древнем Риме так назывались занятия и упражнения, достойные свободного человека, в отличие от занятий, требующих физического труда, которыми могли заниматься только рабы. Ещё в античности начал вырабатываться список дисциплин, позже названных свободными искусствами. Их обзору посвящено, например, знаменитое (88-е) письмо к Луцилию Сенеки.

Учение о свободных искусствах было систематизировано в V веке Марцианом Капеллой в трактате «Бракосочетание Филологии и Меркурия», посвящённом обзору семи свободных искусств, которые представлены в аллегорических образах юных невест. «Искусство»— это совокупность приемов, система правил, почерпнутых из опыта, опирающихся на природу и логически разработанных. Обучение ему дает знание и порождает способность, из которой возникают произведения. Поэтому свободные искусства образуют высшую научную и литературную педагогику. Число их ограничено семью; они выстроены в значимом порядке, определяющем уровни обучения: искусства слова (грамматика и риторика), мышления (диалектика) и числа (арифметика, геометрия, астрономия, музыка). Первый цикл (из трёх учебных наук) назывался словом тривиум (trivium), второй цикл (из четырёх)— квадривиум (quadrivium).

 

Список свободных искусств (по Исидору Севильскому)

Исидор (560—636), епископ Севильи, один из крупнейших энциклопедистов Европы того времени. Кстати, покровитель Интернета.

Тривиум Квадривиум
Грамматика Арифметика
Диалектика (логика) Геометрия
Риторика Музыка
  Астрономия

 

Совокупность семи учебных наук рассматривалась как необходимый подготовительный этап для получения философского знания о мире.

Последовательность преподавания свободных искусств. Сначала преподавался тривиум (первой из дисциплин— грамматика), потом квадривиум (базовая дисциплина квадривия— арифметика).

Тривиум также преподавался отдельно в начальных школах, которые поэтому назывались элементарными или тривиальными.

 

В этот период практически все грамотные люди принадлежали к одному сословию — духовенству. Их обучение проходило в школах, созданных представителями же духовенства.

Наиболее типичными были монастырские, соборные и приходские школы.

Монастырские школы

Школа раннего средневековья была во всей Западной Европе, кроме Италии, духовным учреждением, связанным с монастырем или церковью и предназначенным для приготовления служителей церкви. Светское воспитание не нуждалось в науке и достигалось практическим путем. Молодой дворянин готовился к деятельности воина, полководца, хозяина и правителя не по книгам, а опытом; простой народ пребывал в грубом невежестве.

Монастырские школы делились на внутренние и внешние.

Внутренние школы

Они давали наиболее полное образование по сравнению с другими. Большим плюсом обычно была возможность доступа к монастырской библиотеке. Не забудем, что книги долгое время были большой ценностью, а следовательно, и редкостью. Да и большинство наиболее образованных людей того времени были монахами.

Внутренние монастырские школы предназначались только для монахов и послушников данного монастыря, готовящихся к поступлению в монахи. Если аббат монастыря давал свое разрешение или уже была соответствующая традиция, то в монастырские школы могли брать и учеников со стороны. Это могли быть представители белого духовенства, монахи из других монастырей и даже миряне.

Внешние школы

Монастырские школы, принимавшие чужаков, назывались внешними.

При кафедрах епископов и крупных соборах нередко существовали соборные или кафедральные школы для подготовки будущих священнослужителей. Изредка существовали школы, созданные обычными священниками в своих приходах. Такие школы назывались приходскими. Там обучали только подростков, и уровень образования там был минимален.

Приходские, внешние монастырские и соборные школы посещали мальчики 7 — 15 лет. Они изучали чтение на латыни, письмо, счет, церковное пение. Педагогики как таковой еще не было, ее в известной мере заменяли мысли о религиозно — нравственном воспитании детей, содержавшиеся в богословской литературе.

Во внутренних школах образование было более широкое.

Прежде всего, изучался латинский язык. Санкт-галленский аббат Соломон требовал, чтобы младшие ученики приветствовали его латинской прозой, средние — ритмическими стихами, которые сочинялись на слух, а старшие — метрическими стихами, которые сочинялись по книгам.

Схема школьной программы была такова. Сначала изучалось чтение, счет и церковное пение, затем грамматика с чтением доступных авторов и элементами остальных свободных наук. Для немногих способных проводились индивидуальные занятия по богословию. Пользовались учебниками Алкуина, Беды Достопочтенного, Исидора Севильского, Боэция, Марциана Капеллы, Доната, их комментировали, на полях выписывали переводы латинских слов (глоссы). Широко использовали античных авторов. Начинающие ученики читали Катона, Вергилия, потом переходили к Плавту, Цицерону. Очень любили читать платоновский диалог «Тимей». К текстам третьей ступени трудности относились Вергилий, Гораций, Овидий, Саллюстий. Писали сочинения в стихах и прозе на латыни. Из греческого языка брались азбука, отдельные слова и фразы символа веры, молитв и литургии. Знатоков греческого языка было немного. Риторические приемы не использовались, к Цицерону обращались не часто.

Постепенно объем знаний увеличивался. Почти в каждом монастыре существовали мастерские по переписке. Рукописи, вывезенные в свое время Карлом Великим из Италии, широко разошлись по Европе, переписывались, выменивались. Сбором книг прославился Гримальд, аббат санкт-галленского монастыря. Именно в этом монастыре впоследствии итальянский гуманист Поджо Браччолини нашел рукописи Лукреция Карра и Квинтиллиана. Герберт, будущий папа Сильвестр II , в X в. призывал читать, прежде всего, подлинные тексты Аристотеля, а не многочисленные комментарии к нему.

Через Испанию и Сицилию проникала в Европу арабская культура. Ученик Храбана Мавра Серват Луп (805-862) занимался не только сбором книг, но даже сверкой различных текстов. Его письма очень напоминают письма итальянских гуманистов. Именно ему принадлежит смелая мысль о том, что «мудрость... заслуживает достижения уже ради ее самой».

Многие монастырские школы начинают специализироваться на отдельных науках: Мец — на музыке, Тур — на медицине, Комбре — на математике. Появляются бродячие студенты.

И все же главной заботой монастырей была не филология, а богословие. Составлялись и переписывались комментарии к Священному Писанию.

Образование феодалов.

Говоря об образовании, нельзя не упомянуть и об образовании феодалов.

Оно было направлено в первую очередь на воспитание управленцев. Упор делался на развитие качеств, необходимых воину и правителю. Парадоксом образования было то, что даже выдающиеся правители тех времен не знали грамоты. Так крупный английский военачальник 15 века Джон Талбот, граф Шусберри был неграмотен. (Кстати, не знал грамоты и наш А.Д.Меншиков, бывший одновременно и крупным военачальником, и выдающимся администратором; однако этот пробел в образовании не мешал ему блестяще справляться и с тем, и с другим.)

Поэтому необходимо остановиться на составе феодального образования.

2.3.1. Состав образования

По образцу семи свободных искусства существовали и семь рыцарских добродетелей, составлявшие содержание воспитания мальчиков:

— умение ездить верхом,

— умение плавать,

— умение владеть копьем,

— умение фехтовать,

— умение охотиться,

— умение играть в шахматы,

— умение слагать стихи и играть на музыкальных инструментах.

Общая характеристика образования феодала

Видно, что все образование сводится к формированию преимущественно военных навыков. Но не следует свысока относиться к нему. В действительности это очень комплексное и в высшей степени эффективное образование, которое формировало весьма многосторонне развитого человека.

Вглядимся в его составляющие.

Умение ездить верхом: координация движений, вестибулярный аппарат, высшее физическое развитие, позволяющее в совершенстве владеть телом, находящимся на неустойчивой опоре.

Умение плавать: предполагает в том числе и способность переправляться через водную преграду в доспехах (разумеется, с помощью подручных средств).

Умение владеть копьем, фехтовать: общее физическое развитие, реакция.

Умение охотиться: свобода ориентации на местности, умение держать в голове всю топографию местности; умение управлять всей командой охотников, предвидеть все возможные перемещения зверя и соответственно им синхронизировать перемещения участников.

Умение играть в шахматы: развитие логики, способности думать за противника и предугадывать его действия, формулировать стратегию в условиях противодействия.

Умение слагать стихи и играть на музыкальных инструментах: привитие общей культуры.

Кроме того, каждый рыцарь должен был владеть основами фортификации, географии, геодезии, логистики и многими другими знаниями, необходимыми не только в военной области. Поэтому в действительности образование было очень высоким и эффективным.

Все знания приобретались при дворе сюзерена. С 7 до 14 лет мальчики служили пажами, потом — оруженосцами. В 21 год происходило посвящение в рыцари.

К концу средневековья для знатных рыцарей считалось необходимым знать французский язык, ставший к тому времени языком придворных кругов.

Отдельные руководства по воспитанию детей высшей феодальной знати начали появляться в XII — XIII вв. Одно из наиболее известных — сочинение Винцента из Бовэ (XIII в.) «О наставлении сыновей правителей и благородных людей», которое составлено в основном из выдержек из различных источников, а также уже упоминавшаяся на предыдущих лекциях «Книга о рыцарском ордене». Рамон Льюль 1275 г.

 

2.3.2. Система ценностей рыцарского образования

Сказанное выше об освобождении от шовинистической идеологии государства (общины) не означает собой свободы от идеологии вообще.

«Книга о рыцарском ордене». Рамон Льюль 1275 г.

«Рыцарь обязан поддерживать и защищать святую католическую веру, ради которой Бог Отец послал своего Сына воплотиться через Пресвятую Деву Марию, Владычицу, и восславить веру, приняв многие унижения, страдания и мученическую смерть. Отсюда следует, что, подобно тому как Господь Бог возложил на клириков обязанность поддерживать святую перу Священным писанием и послушничеством, донося ее до неверных с таким пылом, чтобы те были готовы умереть за нее, Вседержитель обязал рыцарей силой оружия покорять и подавлять неверных, неустанно пытающихся разрушить Святую) Церковь».

<...>

«Обязанностью рыцаря являются поддержка и защита его природного господина, коль скоро ни монарх, ни король, ни иной высокородный барон не мог бы лишь собственными силами вершить справедливость среди вверенного ему народа. Отсюда следует, что, откажись весь народ или кто-то в отдельности выполнять распоряжения своего монарха или короля, рыцарь обязан встать на защиту своего господина».

 

Насколько глубоко проникают в нас эти ценности?

Ответ на этот вопрос дает тот факт, что забыться может практически все полученное в школе, но на всю жизнь остается главное, о чем мы вспоминаем даже тогда, когда нам становятся безразличны и государство, и общество. Когда мы остаемся один на один со своею собственной душой и с той единственной в ней... И вот тогда:

Я новым для меня желанием томим:

желаю славы я, чтоб именем моим

твой слух был поражен всечасно, чтоб ты мною

окружена была, чтоб громкою молвою

все, все вокруг тебя звучало обо мне…

 

Но громкая молва сопровождает только доблести, подвиги, славу. Поэтому...

О доблестях, о подвигах, о славе

Я вспоминал на горестной земле,

Когда твое лицо в простой оправе

Передо мной сияло на столе.

Образование женщин

Образование женщин оставалось сугубо домашним. Дочери феодалов воспитывались в семье под надзором матерей и специальных воспитательниц. Эта традиция сложилась еще на заре средневековья. Впоследствии женщин нередко обучали чтению и письму капелланы и монахи. Широко стала применяться практика отдавать девочек из знатных семей на воспитание в женские монастыри. Здесь воспитывали и обучали латыни, знакомили с Библией, приучали к благородным манерам.

Вероятно, грамотность женщин была шире, чем среди рыцарей. В известной мере это было связано с тем, что католическое духовенство стремилось оказать влияние на светских феодалов через их жен, воспитывавшихся в монастырях в духе религиозности. Не случайно в числе приданого были книги религиозного содержания. Но играло роль и то обстоятельство, что социализации женщины проходила в более келейной обстановке. Между девочкой, девушкой, незамужней женщиной и светом стоял мощный барьер умолчаний, ограничений, запретов. Поэтому жизнь того мира, который располагался за этими барьерами, могла усваиваться только благодаря посредничеству книжного слова.

Здесь, разумеется, были свои плюсы: книги ограждали девичье сознание и душу от недостойного и прививали идеализированные представления о жизни; в свою очередь усвоенные идеалы в дальнейшем доносились до юношей. Но были и минусы, главным из которых была неспособность ориентироваться во многих жизненных реалиях .

Ограничения снимались только с замужеством (правда, тут же накладывались какие-то новые). Мальчики же входили в реальный мир гораздо раньше, поэтому их социализация была более непосредственной и не требовала столь значительной помощи со стороны книжной культуры.

Впрочем, грамотность и даже начитанность — не значит образованность, и делать выводы об уровне последней на этом шатком основании нельзя. Общее духовное и интеллектуальное развитие рыцарей была все же намного шире и глубже, чем у этих тепличных растений, которые выращивались чуть ли не в полной изоляции от мира.

Воспитание девочек, принадлежавших к непривилегированным сословиям, ограничивалось приучением вести хозяйство, обучением рукоделию и религиозным наставлениям.

 

УНИВЕРСИТЕТЫ. ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА И В НОВОЕ ВРЕМЯ

 

В начале II тысячелетия в Европе начинают действовать новые социально — экономические и политические факторы: развитие городов и появление городских коммун, подъем сельского хозяйства, развитие торговли. Развитие новых форм торговли и в определенной степени ремесла вызывает необходимость в грамотных людях.

Расширяются связи с мусульманскими территориями. Знакомству с более высокой арабской культурой способствовали и крестовые походы, и различные взаимоотношения (от войны до союза) в Испании и Южной Италии.

Культурные последствия всех этих явлений весьма значительны. Начали расширяться знания европейцев в области математики, астрономии, географии, медицины и других наук. Развитие наук вызывает необходимость в специализации.

Появляются новые социальные группы, усложняются различные формы гос. образований. Кроме того, для Европы была характерна конкуренция различных институтов власти, например папства и империи.

Это приводило к усложнению права и росту различных управленческих структур. Резко растет необходимость в грамотных людях и специалистах, что привело к возникновению новой системы высшего образования, т.е. к созданию университетов.

Это привело к увеличению количества школ, для которых было также готовить грамотных преподавателей.

Начиная с 12 века, появились первые университеты. Они создавались как высшие образовательные учреждения. Название пошло от латинского слова «универсум», т.е. совокупность. Чтобы стать университетом, учреждению нужно было получить папскую буллу (указ) о своем создании.

3.1. Отличия монастырской школы от университета.

В монастырской школе и студенты, и преподаватели были связаны обетом послушания и являлись частью церковной организации с ее иерархией. Кто будет учиться, а кто преподавать, что именно будет изучать студент, и что ему будут преподавать, решало начальство.

При этом иногда (здесь очень многое зависело от личности конкретного аббата и наличия в монастыре толковых преподавателей) уровень преподавания в отдельной монастырской школе мог быть очень высок, намного выше, чем в первых университетах. А уж о монастырских библиотеках многие университеты могли только мечтать.

Как и монастырские школы, университет также развивался под патронажем церкви, и значительную часть его преподавателей и студентов составляли представители духовенства.

Но университет был намного более гибкой и приспособленной к жизни структурой. Дело в том, что университет работал на открытом рынке образования.

С самого начала студенты имели право выбора университета, преподавателя и факультета. Преподаватели также имели право выбора университета. Было обычной практикой, что преподаватель, проработав несколько лет в одном месте, переезжал в другое. А за наиболее известными учителями устремлялись и студенты.

В этих условиях не могло быть и речи о таком же строгом контроле, как в монастырской школе. И эта свобода приводила к тому, что университеты намного лучше улавливали нужды общества.

Формат обучения

Слово факультет буквально обозначает способность.

В средневековом университете существовало четыре факультета.

Младший, подготовительный — факультет «свободных искусств», где изучались риторика, логика, грамматика, арифметика, геометрия, астрономия и музыка;

Старшие:

— медицинский,

— факультет права (современный юридический, который, как и в наше время, пользовался большой популярностью: там обучалось около 50% студентов) и

— богословский (здесь обучались очень долго: около 15 лет, тогда как на всех остальных — 5-8 лет).

 

В средневековых университетах семь свободных искусств изучались на младшем, «артистическом», факультете, окончание которого давало право поступления на один из старших факультетов— богословский, медицинский или юридический. Другие учебные дисциплины стали постепенно проникать в этот замкнутый ряд лишь с XII века, и то с большим трудом. Даже современная система титулатуры— магистр искусств и доктор философии (MA и PhD) отражает это древнее деление.

Свободные искусства преподавались в средневековых средних учебных заведениях (монастырских и епископальных школах, коллегиумах монашеских орденов) и университетах.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.202.194 (0.035 с.)