Эволюционистские воззрения занимали центральное место в изучении общества в XIX веке. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эволюционистские воззрения занимали центральное место в изучении общества в XIX веке.



В качестве одного из основоположников эволюционного течения можно рассматривать А. Сен-Симона, который начал с идеи, общепринятой в консерватизме конца XVIII — начала XIX века, о жизни общества как некоем органическом равновесии. Состояние стабильности достигается, главным образом, за счет того, что индивиды и социальные классы в своем выживании зависят от того, насколько успешным окажется выживание целого. Он дополнил эту мысль эволюционной идеей социального развития как последовательного продвижения органических сообществ, представляющего собой восходящие уровни прогресса. Каждое общество соответствовало своему времени, но позднее вытеснялось более высокими формами. Он считал, что эволюцию определяет и детерминирует прирост знания. Его идея о трех стадиях эволюции знания была позднее развита в эволюционной схеме О. Конта.

Конт связывал процессы развития человеческого знания, культуры и общества. Общества проходят через три стадии — примитивную (теологическую), промежуточную (метафизическую) и научную (позитивную), которые соответствуют формам человеческого знания, расположенным вдоль аналогичного континуума теологических, метафизических и позитивных аргументаций. Все человечество неминуемо проходит эти три стадии по мере своего развития. При этом предполагается как нелинейность, так и прогрессивный (в конечном счете) характер движения.

Г. Спенсер придерживался линейной концепции эволюционных стадий. Степень сложности общества представляла собой шкалу, которой он измерял прогресс. Тенденцией развития человеческих обществ было движение от простых неразделенных целостностей к сложным гетерогенным образованиям, где части целого становились все боле специализированными, оставаясь в то же время интегрированными в единое целое.

Мощным толчком для появления и бурного развития эволюционных теорий, основанных на более или менее прямых аналогиях с процессом эволюции растительного и животного мира, послужила дарвиновская теория естественного отбора. При этом основные принципы эволюционизма как социальной теории основывались на убеждении, что прошлое человечества в целом и любого отдельно взятого общества можно восстановить, во-первых, изучая одновременно сосуществующие с индустриальными примитивные общества, во-вторых, по тем реликтовым пережиткам и обычаям, которые сохранились в развитых обществах. Наиболее последовательных сторонников эволюционной традиции нередко подвергали критике за несколько вольное обращение с историческими фактами и активное использование метода "ножниц и клея", т.е. за склонность к произвольной подборке примеров из различных эпох и обществ, вырванных из целостного социального контекста.

В XIX веке одной из наиболее влиятельных теорий был социал-дарвинизм. Эта доктрина принимала различные формы, но большинство вариантов сводилось к двум основным положениям:

В развитии обществ существуют мощные и практически непреодолимые силы, подобные силам, действующим в живой и неживой природе.

Сущность этих социальных сил такова, что они продуцируют эволюционный процесс (в направлении прогресса) через естественную конкурентную борьбу между социальными группами.

Наиболее приспособленные и удачливые группы и общества, выигрывая такого рода борьбу, дают жизнь новым поколениям, обладающим более сильными адаптивными свойствами, и тем самым повышают общий уровень эволюции общества, что выражается в выживании наиболее приспособленных. Острый спор по поводу правомерности эволюционных теорий вращается вокруг проблемы применимости дарвиновских принципов к эволюции человеческого общества, имеющего все же качественно иную природу. В самом деле, если строго придерживаться этих принципов, то мы должны рассматривать общество как некую совокупность элементов (или же свойств), лишенную какой-либо упорядоченности. В природе отбор идет вслепую, стихийно и хаотично отбирая лучшие образцы различных видов живых и неживых существ (лучшие — в смысле наилучшим образом приспосабливающиеся к изменению окружающей среды). В таком случае и социальная эволюция представляет собой процесс изменения во времени их относительной частоты вследствие случайных вариаций и естественного отбора. Конкуренция между людьми, социальными группами, обществами и социальными явлениями ведет к тому, что некоторые типы социальных явлений начинают преобладать, поскольку лучше приспосабливаются к изменению условий, а другие, напротив, сходят на нет и отмирают.

Однако, такого рода трактовки встретили весьма активное противодействие со стороны философов, социологов и теологов. В самом деле, социальную эволюцию невозможно прямо калькировать с биологической. Общество — это не хаотическое, неупорядоченное скопление индивидов. Ему всегда присущи определенная структура и организация. Поэтому вряд ли возможно трактовать социальную эволюцию и вызываемые ею социальные изменения как случайные мутации. Общество состоит из людей, обладающих высшей нервной деятельностью. Другими словами, отбор социальных изменений производится в значительной степени самой социальной средой. Между тем среда эта, как уже было сказано, организованная, она не только производит отбор, но и сама создает нововведения или заимствует их извне, внедряет, апробирует, модифицирует и т. п. Такого рода нововведения, как правило, не являются предметом свободного или случайного выбора, поскольку в значительной степени обусловлены всем ходом предшествующего исторического развития.

В теории циклического развития эволюция общества рассматривалась не как прямолинейное движение к более совершенному состоянию общества, а как своеобразный замкнутый цикл подъема, расцвета и упадка, вновь повторяющийся по мере его завершения.

Теория социального изменения Т.Парсонса строится на основе теории системы и кибернетики. В основе мыслительной модели лежит идея кибернетической иерархии различных систем: организм, личность, социальная система и культурная система как ступени растущей степени сложности. Действительно, глубокими изменениями являются те, что затрагивают культурную систему.

Общество как социальная система обладает устойчивостью, способностью к самовоспроизводству, что находит проявление в стабильности его основных структурных элементов (адаптации). Если соотношение сил, элементов, поддерживающих равновесие, нарушается, то общественная система в целом, ее основные структурные элементы остаются неизменными, и утраченное равновесие быстро восстанавливается. Изменения остаются внутренними (например, рост влияния какой-либо социальной группы, появление нового состава государственных органов и т.д.), а система, интегрируя в себя новые образования, в целом остается неизменной. Этот вид социального изменения называется изменением равновесия.

Второй вид социального изменения — это изменение структуры, когда система неспособна восстановить равновесие из-за сильного давления изнутри и вовне. Для сохранения целостности социальной системы происходит модификация социальных подсистем и их структурных элементов (социальных ролей, институтов, организаций).

Эволюция общества связана с появлением качественно нового состояния системы, которое Парсонс назвал эволюционными универсалиями. Первоначально в социальной системе складываются четыре универсалии: система коммуникаций, система родства, религия и технология. Далее в ней происходит этап структурной перестройки, связанный с появлением новой стратификационной структуры: бюрократия, деньги, рыночный комплекс, безличное нормативное регулирование и демократические объединения.

Парсонс полагает, что историческое развитие общества проходит ряд стадий: от примитивной к промежуточной и от нее к современной. Переход от примитивной к промежуточной стадии становится возможным благодаря изобретению письменности. Переход к современной стадии связан с развитием общего законодательства.

Системный подход Т.Парсонса к эволюции общества как социальной системы позволяет указать на те явления и процессы в нем, которые ведут к его структурной перестройке, и на те, которые являются второстепенными. Ограниченность данной теории — в сужении рамок понятия развития общества, которое трактуется как отклонение от нормального положения общественной системы, а не ее естественное состояние.

Концепция эволюционизма сыграла положительную роль в понимании причин и хода развития общества, прежде всего благодаря признанию объективного характера общественного развития.

Однако эволюционизм не смог объяснить причины кризисов, попятных движений, распада некоторых обществ и гибель цивилизаций. Была поставлена под сомнение сама идея объективности социального процесса из-за того, что его основные параметры (знания, свобода личности, солидарность, технический прогресс, производительные силы) могут служить источником и негативных тенденций. Оказалось, что эти параметры прогресса могут привести к созданию оружия, способного уничтожить весь мир, служить источником социальных конфликтов, привести к экологической катастрофе. Эволюционизм не смог также объяснить социальные процессы и явления, возникающие на сжатом историческом отрезке времени (смена правительств, рост преступности, отклонения в поведении индивидов и т.п.), так как он исходил из рассмотрения общества в большой исторической перспективе.

 

48. Воплощения человеческой деятельности многообразны. Социальные изменения осуществляются различными деятелями, но один из них становится в современную эпоху особенно важным. Этот деятель (агент) появляется на экранах телевизора всякий раз, когда мы включаем его, чтобы посмотреть новости. Толпы в городских скверах, протестующие против политики правительства; мрачные лица бастующих британских шахтеров; американские юнцы, пикетирующие атомные станции; студенты, сражающиеся с отрядами полиции на улицах Сеула; мусульмане, атакующие христиан, и наоборот; сербы, воюющие с боснийцами, и боснийцы, воюющие с сербами; черные африканцы, протестующие против апартеида; женщины, пикетирующие клиники, где делаются аборты; французские крестьяне, блокирующие дороги. Социальные движения — это, пожалуй, наиболее мощные силы, вызывающие социальные изменения.

 

Многие авторы отмечают важнейшую роль социальных движений, рассматривая их в качестве «одного из главнейших способов, которым переделываются современные общества» (49; 154); в качестве «создателей социальных преобразований» (215; 426) и «исторических деятелей» (422; 298), «трансформирующих агентов политической жизни» или «носителей исторических проектов» (5; 12).

 

Какое место занимают социальные движения среди других субъектов социальных изменений? Давайте подойдем к решению этого вопроса с точки зрения разделения различных способов, благодаря которым могут возникать социальные трансформации. Некоторые из них идут «снизу», вызываются активностью со стороны широких масс обычных людей; другие — «сверху», под натиском властных элит (правителей, менеджеров, администраторов, и т.д.), способных навязать свои предпочтения остальным членам общества. Одни изменения представляют собой результат преднамеренных действий, заранее продуманных проектов; другие — непредумышленные побочные эффекты, побочный продукт действий, совершаемых во имя иных целей.

Сочетание этих двух критериев (место размещения и намерения деятеля) дает четырехчленную типологию.

1. Латентные (скрытые, невыявленные) изменения, возникающие «снизу» (например, благодаря людям, живущим повседневной жизнью, делающим тот или иной выбор, принимающим решения по поводу своих частных целей, ненамеренно производящим сдвиги в экономике, демографии, в области жизненных стилей, привычек и т.д.). Аккумулированные и комбинированные результаты разрозненных индивидуальных поступков приводят к зарождению долговременных тенденций. Их можно увидеть на макрошкале, абстрагируясь от массы производных действий. Иногда к подобным долговременным тенденциям относятся как к социальным движениям (или «общим социальным движениям» в противоположность «частным»). Мы не согласны с таким подходом, поскольку существуют более приемлемые термины — «наклонности», «тенденции», «течения», «макропроцессы», которыми обозначается рассматриваемый феномен. Мы намерены использовать термин «социальные движения» в особых случаях.

2. Латентные изменения, осуществляемые «сверху» (например, благодаря действиям правительства, приводящим к неожиданным побочным результатам или даже вызывающим «эффект бумеранга», т. е. к изменениям, противоположным тем, которые предполагались).

3. Явные изменения, происходящие «сверху» (например, успешное выполнение планов, приведение в действие реформ правительством, административным или управленческим аппаратом).

4. Явные изменения, производимые «снизу» (например, когда правительство приступает к политическим реформам под давлением масс).

Последняя категория описывает ситуацию, в которой люди сплачиваются и организуются для того, чтобы произвести изменения в обществе. По степени организованности спектр участников может включать в себя как стихийно возникающие, распыленные толпы и сборища, так и социальные движения и, наконец, группы по интересам, лобби и высоко бюрократизированные политические партии, сражающиеся за власть (партии, уже стоящие у власти, принадлежат к другой категории в нашей типологии. Наряду с правителями и правительствами они вводят изменения «сверху»).

Определение социальных движений

Адекватное определение социального движения должно отличать это явление от остальных категорий субъектов (деятелей), а также от других представителей той же категории.

Итак, выделим следующие основные компоненты социальных движений.

1. Коллективность людей, действующих совместно.

2. Единство в отношении цели коллективных действий, а именно — изменения в обществе, причем цель должна восприниматься участниками однозначно.

3. Коллективность относительно диффузна, с низким уровнем формальной организации.

4. Действия имеют относительно высокую степень стихийности и не принимают институциализированные, застывшие формы.

 

Суммируем сказанное. Под социальными движениями мы подразумеваем свободно организованные коллективы, действующие совместно в неинституциализированной форме для того, чтобы произвести изменения в обществе. Некоторые классические дефиниции социальных движений выглядят так.

«Коллективные предприятия для установления нового порядка жизни».

«Коллективные предприятия для преобразования социального порядка».

«Коллективные усилия по изменению норм и ценностей».

«Коллективность, действующая в течение некоторого времени для того, чтобы обеспечить изменения в обществе (в группе), частью которого она является, или не допустить изменений».

«Коллективные усилия по контролю над изменениями или корректировке их направления».

Современные авторы дают более пространные характеристики социальных движений.

«Коллективные попытки выражения недовольства, возмущения, поддержки или сопротивления изменениям».

«Группы индивидов, объединяющихся ради выражения недовольства общественным порядком и изменения социальных и политических основ, вызывающих такое недовольство».

«Нетрадиционные группы, обладающие различной степенью формальной организации, пытающиеся произвести радикальные изменения или препятствовать им».

По мнению некоторых исследователей, социальные движения «существуют дольше, чем толпы, массы и сборища, и более интегрированы. Тем не менее, они не организованы так, как обычно организованы политические клубы и другие ассоциации».

Другое определение: движение — «это устойчивая поддержка связей между влиятельными национальными деятелями, успешно выступающими от имени тех, чьи интересы фор­мально не имеют представительства в существующих структурах. В этом процессе такие деятели публично выставляют требование изменить распределение власти, что в свою очередь демонстрирует публичную поддержку самого требования».

Во всех определениях подчеркивается тесная связь между социальными движениями и социальными изменениями. Как отмечают Вуд и Джексон, «изменения являются основной характеристикой социальных движений... Социальные движения тесно связаны с социальными изменениями». Данное обстоятельство, казалось бы, очевидное, тем не менее требует разъяснения.

1. Цель может быть поддерживающей, утверждающей, когда предполагается ввести в общественную жизнь какие-то новые элементы, будь то новое правительство или политический режим, новые привычки, законы или институты, либо отрицающей, когда планируется остановить, предотвратить или повернуть вспять различные процессы (например, ухудшение экологической обстановки, снижение урожайности, рост преступности, распространение абортов и т.д.).

2. Социальные движения имеют различные причинные связи с изменениями. С одной стороны, они могут рассматриваться как конечная причина последних, т. е. как условия, необходимые и достаточные для их совершения. Проблема в том, что обычно для достижения своей цели общественные движения должны разворачиваться в благоприятных социальных условиях, при наличии благоприятной «структуры возможностей», или, если воспользоваться образным сравнением, должны «подняться на гребень волны» других социальных сил. Они эффективны лишь тогда, когда дополняются другими факторами, и вряд ли служат единственной причиной изменений. Обычно это необходимое, но не достаточное условие социальных преобразований.

 

Но социальные движения могут рассматриваться и просто как симптомы, эпифеномены, сопровождающие процессы, которые раскрываются по своим собственным законам (например, сопровождение прогресса модернизации, урбанизации неожиданными экономическими кризисами). В этом смысле они похожи на лихорадку, отражающую более глубокие изменения в социальном организме. Проблема здесь в том, что многие социальные движения способствуют социальным преобразованиям, влияют на их направление и скорость, не говоря уже о тех, которые действительно инициируют социальные сдвиги.

Наиболее разумным является подход, согласно которому движения — это средства в причинной цепи социальной практики, продукты более ранних изменений и вместе с тем производители (или по крайней мере сопроизводители) дальнейших преобразований. Движения возникают не на пустом месте, они объединяют социальный процесс и попытки повлиять на его ход. По словам Тома Бернса, «они являются носителями, равно как и создателями, и реформаторами нормативных систем» (66; iv).

Аналогичное замечание делает и Дитер Рухт. «Социальные движения являются одновременно продуктом и производителем социальных процессов. Действуя в пределах исторически созданной и относительно стабильной основы, они также активно участвуют в изменении политических взглядов, властных структур и культурных символов».

 

Движение Политическое

- форма, способ практического существования политики. Немецкий философ Якоб Беме (1575-1624) оставил меткое замечание по поводу того, что движение следует понимать как внутреннее состояние объекта, как своего рода "муку материи". Это замечание справедливо и в отношении политического движения. Политическая жизнь, как и всякая другая, не знает абсолютного покоя. Все в ней подвижно, изменчиво, непостоянно. В недрах политики постоянно зарождаются основы будущих политических отношений, которые прокладывают себе дорогу через политические движения разного рода - разной глубины, размаха, сознательности, продолжительности и т. п. При всем разнообразии политических движений все они имеют много общего. Во-первых, все они являются порождением политической жизни общества. Для объяснения их возникновения не следует искать внешних причин. Даже тогда, когда политическое движение оказывается искусственно созданным, спровоцированным, за ним стоят реальные интересы определенных политических сил. Во-вторых, все политические движения отличаются от других форм бытия политики отсутствием четкой и однозначной организации. Политическое движение всегда более или менее аморфно, как правило, строго не структурировано и имеет постоянно меняющийся состав участников. В-третьих, политическое движение если и имеет устойчивую цель, то единое движение к ней весьма условно. Это проявляется в том, что на роль руководителя политического движения постоянно претендуют различные политические лидеры, партии и организации, периодически перехватывающие друг у друга инициативу. Поэтому политическое движение выглядит со стороны как неустойчивое, колеблющееся состояние, что, однако, не мешает ему быть в ряде случаев исключительно мощным и значительным по своему влиянию на политическую жизнь. Основные особенности политического движения подчеркивают общую отличительную характеристику его природы. Она заключается в том, что политическое движение в чистом виде, т. е. если оно не санкционировано господствующей властью, предстает как стихийно-сознательное и случайно-необходимое явление. Естественный процесс зарождения политического движения соответствует именно таким характеристикам, ибо сама жизнь общества оказывается чреватой политическими движениями. Они прорываются наружу через внешне стихийные и случайные события, которые затем выстраиваются в необходимую цепь взаимосвязанных явлений и лишь постепенно становятся объектом сознательного руководства. Структурные особенности политического движения: - отсутствие жесткой организационной структуры (часто можно наблюдать использование движением уже имеющихся структур); - подвижность участников (отсутствие фиксируемого членства); - руководство по признаку лидерства (отсутствие четкой организации мешает бюрократизации аппарата). Классификация политических движений может осуществляться по различным основаниям. Например, по значимости лежащих в их основе проблем, масштабам и глубине происходящих в общества изменений: а) исторические (эпохальные) политические движения (движения рабов, луддитов, левеллеров, крестьянские войны, пролетарские революции и т, д.); б) международные (антивоенные, экологические); в) национальные (за государственный суверенитет); г) локальные (за сохранение Байкала, Арала), местные (за отставку мэра и т. и) Классификация может осуществляться по происхождению политического движения, по отношении к политической системе, по отношению к политической власти и другим основаниям.

 

51. Функции культуры - совокупность ролей, которые выполняет культура по

отношению к сообществу людей, порождающих и использующих (практикующих) ее в

своих интересах; совокупность селектированных историческим опытом наиболее

приемлемых по своей социальной значимости и последствиям способов (технологий)

осуществления коллективной жизнедеятельности людей. При этом все функции

культуры социальны, то есть обеспечивают именно коллективный характер

жизнедеятельности людей, а также определяют или корректируют почти все формы

индивид, активности человека в силу его связанности с социальным окружением.

Число такого рода функций весьма велико. Они могут быть выстроены в

иерархическую структуру от наиболее общих до сравнительно частных,

обеспечивающих функции более высокого уровня.

Наиболее общей и универсальной функцией культуры следует признать обеспечение

социальной интеграции людей: формирование оснований их устойчивого

коллективного существования и деятельности по совместному удовлетворению

интересов и потребностей, стимулирование повышения уровня их групповой

консолидированности и эффективности взаимодействия, накопление социального

опыта по гарантированному социальному воспроизводству их коллективов как

устойчивых сообществ.

Ко второму уровню рассматриваемой иерархии можно отнести функции, обеспечивающие

основные формы интегрированного существования сообществ людей:

Ø организация людей в их совместной жизнедеятельности

посредством их структурной дифференциации на различного рода относительно

самодостаточные группы: социально-территориальные соседские общины (племена,

этносы, нации), социально-функциональные (производств, военные, учебные и

прочие коллективы, специальности, профессии, проф. констелляции, классы),

социально-бытовые (семьи, кланы, социальные страты, сословия), коммуникативные

(по диалектам, языкам, языковым семьям), религиозно-конфессиональные

(религиозные общины, секты, деноминации, конфессии) и т.п.;

Ø регуляция процессов взаимодействия между людьми

посредством исторической селекции, нормирования и стандартизации наиболее

удачных элементов социального опыта в этой области и реализации их в работе

регулятивных механизмов конвенционального (ценностные ориентации, мораль,

нравственность, обычаи, этикет и пр.) или институционального (право, политика,

идеология, церемониал и т.п.) свойства;

Ø консолидация и самоидентификация людей в коллективе

посредством выработки общих целей и идеалов их совместного существования,

групповых интересов и потребностей, чувства солидарности личности с коллективом

и защищенности им, удовлетворенности действующими нормами и правилами

совместного общежития и взаимодействия, формирования системы образов групповой

идентичности (этнических, социальных, конфессиональных, государственных и иных

маркеров) и оснований личной самоидентификации человека в коллективе и

самоотождествления с ним, заинтересованности членов коллектива в его социальном

воспроизводстве как процессе, отвечающем их индивид, и групповым интересам.

Третий уровень — функции культуры, обеспечивающие основные средства

совместной жизнедеятельности людей. К ним можно отнести:

ü культуру демографического и социального воспроизводства

членов сообщества, функционирующую посредством выработки норм сексуальных

отношений, брачно-семейных и родственных обязательств, норм соседского

общежития, стандартов физического развития индивида и охраны его репродуктивных

возможностей, а также системы форм и средств целенаправленной межпоколенной

трансляции социального опыта (воспитание, просвещение, образование, традиции,

обряды и ритуалы и пр.), выработки норм и стандартов социализации и

ин-культурации личности, ее социальной и культурной адекватности обществу

проживания, стимулирования ее заинтересованности в приемлемых для общества

формах социальной самореализации, в т.ч. в творческой и инновативной

деятельности, в превращении индивида из “продукта и потребителя” культуры в ее

“производителя”;

ü культуру адаптации сообщества к природным и историческим

условиям его обитания, реализуемую посредством накопления опыта и

воплощения его в нормах, правилах и формах непосредственного жизнеобеспечения

(прежде всего в обеспечении продовольствием, теплом, жильем, в методах и

традициях охраны здоровья и межличностной взаимопомощи людей), обеспечении

коллективной безопасности сообщества (оборона) и индивид, безопасности членов

сообщества, их имущества и легитимных прав, интересов (правоохранительная

система);

ü культуру развития искусственной

материально-пространственной среды обитания сообщества и обеспечения его членов

социальными благами, выраженную в формировании принципов, норм, правил и

стандартов построения территориальной инфраструктуры зоны проживания

(населенных пунктов и их внутреннюю структуры, транспортных коммуникаций,

размещения наиболее важных производств и иных функциональных зон и пр.),

развития системы энергообеспечения и производства средств производства

(инструментария), обеспечения производства и распределения товаров потребления

и услуг и т.п.;

ü культуру собственности, власти и социальной престижности,

связанную с развитием приемлемых для сообщества технологий и форм

властно-собственнических претензий и отношений, способах обретения богатства,

формированием иерархии социальных статусов, порядка статусного роста и его

символической маркировки (титулатура, регалии, престижные образцы одежды,

украшений, обстановки быта, стилистики поведения, этикета и пр.);

ü культуру социального патронажа, проявляющуюся в

традициях оказания материальной и иной поддержки людям, оказавшимся в ситуации

неконкурентоспособности (по возрасту, увечью, врожденным физическим

недостаткам, пострадавшим от войны или стихийного бедствия и т.п.),

благотворительности, милосердия, помощи терпящим бедствие, идеологии гуманизма

и абсолютизации ценности человеческой жизни, мифологии социальной

справедливости, “уравниловки”, патронажа коллектива над личностью и т.п.;

ü культуру познания и мировоззрения, накопления и кумуляции

социально значимых знаний, представлений и опыта: рациональных (наука и

обыденные наблюдения), иррациональных (религия, мистика, эзотерика, суеверия),

логико-метафизических (философия, здравый смысл, народная мудрость), образных

(искусство, метафоричность мышления и суждений, игровые формы поведения и пр.);

ü культуру коммуницирования и обмена информацией и социальным

опытом между людьми, реализуемую в виде процессов: символизации объектов и

явлений (формирование обозначающих понятий, слов, знаков, символов и пр.),

сложение языков обмена информацией (“естественных” устных и письменных

вербальных, невербальных языков жестов и телесной пластики, символических и

церемониальных действий, искусств, специализированных языков служебных и

технических символов — математических, компьютерных, топографических,

чертежных, нотных и пр., разнообразных систем знаков, звуковых сигналов, знаков

различия, функциональной атрибутики, языков цифрового, графического и звукового

кодирования объектов и продуктов и т.п.), сложение систем фиксации информации

(в графической, звуковой, видовой и иной форме), ее тиражирования и трансляции,

а также институтов, занимающихся накоплением, сохранением и обеспечением

доступа к социально значимой информации (архивы, библиотеки, музеи, хранилища,

банки данных, картотеки и пр.);

ü культуру физической и психической реабилитации и релаксации

человека, включающую принятые в сообществе нормы и формы охраны здоровья и

личной гигиены, традиции кулинарии, социальные нормы отдыха (системы выходных,

отпусков, освобождения от активной деятельности по возрасту и состоянию

здоровья), традиции физической культуры и спорта, оздоровительного туризма и

иных форм активного отдыха, традиции общенациональных и народных праздников,

карнавалов, массовых гуляний, разнообразные формы развлекательного, игрового и

интеллект, досуга, систему институтов организованного досуга и т.п.

Следует подчеркнуть, что во всех рассматриваемых случаях речь идет не о

практических технологиях по достижению утилитарного результата (созданию

продукта потребления), а о социальных нормах, регулирующих допустимость и

предпочтительность тех или иных способов осуществления этой деятельности.

Четвертый и последующие уровни функций культуры связаны уже с

дифференциацией культуры на специализированные функциональные сегменты

(“экономическая культура”, “военная культура”, “культура торговли”, “религиозная

культура”, “педагогическая культура” и т.п.) и системы критериев качества

осуществления тех или иных социальных функций (“культура труда и потребления”,

“культура быта”, “культура языка”, “культура научного мышления”, “культура

художественного творчества” и пр.). В обоих случаях здесь имеется в виду прежде

всего уровень соответствия применяемых технологий (а отсюда и качественные

параметры результатов) в той или иной сфере жизнедеятельности общепринятым

технологическим нормам в соответствующей сфере, которые сложились в процессе

исторической селекции такого рода технологий по признакам их приемлемости и

допустимости с точки зрения социальной цены и долговременных социальных

последствий (критерий утилитарной эффективности в данном случае менее значим) и

закрепились в ценностных комплексах специфического свойства, называемых обычно

“проф. культурой” и “культурой образа жизни”.

Таким образом, во всем многообразии функций культуры можно выделить такие

“профильные” направления, как социально-интегративное, организационно-

регулятивно-нормативное, познавательно-коммуникативное, рекреационное и

оценочное.

 

52. Каждый из нас в той или иной степени соприкасается с эмпирическими социологическими исследованиями в качестве слушателя радио, читателя газет, журналов, научной литературы и т. д. Возможно, и сам бывает вовлечен в эти исследования в качестве респондента, т. е. источника первичной информации об изучаемых процессах и явлениях. Не исключена вероятность того, что кому-либо из нас придется организовывать такое исследование. Задачей данной темы является дать общее представление о методологии и методике эмпирического социологического исследования, познакомить с основными понятиями и процедурами.

Эмпирическое социологическое исследование — это система логически последовательных методологических, методических и организационно-технических процедур с целью получения точной объективной информации об обследуемом объекте.

В зависимости от конкретных задач исследование может выступать как разведывательное, описательное или аналитическое. Разведывательное или пилотажное исследование:— это пробное исследование, предваряющее основное и предназначенное для проверки качества подготовки. В ходе данного исследования уточняются цели, гипотезы, задачи исследования, осуществляется «обкатка» инструментария, т.е. методических процедур и документов: наблюдения, анкет и т.д. Обследуемые совокупности в этом исследовании невелики. Разведывательное исследование помогает получить оперативную социологическую информацию. Проводить такое исследование важно в тех случаях, когда впервые начинают изучать данную проблему.

В зависимости от потребности в получении информации о статике или динамике социальных явлений и процессов эмпирические социологические исследования бывают разовые (точечные) или повторные. Разовое (точечное) исследование дает возможность получить знание по проблеме на данный текущий момент. Повторное исследование рассматривает объект изучения в динамике, изменении, развитии. Повторное исследование — это исследование одного и того же или различных контингентов, проводимое несколько раз, через определенные промежутки времени в одинаковых или различающихся условиях. Основными требованиями к повторным исследованиям является сопоставимость исследований, а также обоснованность существенности различий по сравнимым показателям. Чтобы обеспечить сопоставимость исследований, повторное исследование проводят по единой программе и инструментарию.

Повторные исследования, в свою очередь, делятся на трендовые, панельные и лонгитюдные. Трендовые исследования осуществляются на аналогичных выборках или в рамках единой генеральной совокупности с интервалами во времени с целью изучения изменений на уровне определенной группы. Различают когортные тренды и исторические тренды.

Объектом когортных трендовых исследований является о<





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; просмотров: 122; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.204.189.2 (0.014 с.)