Обучение профессиональных консультантов



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Обучение профессиональных консультантов



 

Профессиональные консультанты получают степени доктора или магистра по консультированию или по другой родственной программе и проходят интернатуру по таким специальностям, как школьное консультирование, консультирование в общественных и социальных агентствах, консультирование по вопросам психического здоровья, консультирование по вопросам карьеры, геронтологическое консультирование, консультирование по вопросам зависимостей и консультирование по вопросам брака и семьи. Они, как правило, проходят сертификацию в Национальном комитете сертифицированных консультантов и (или) получают лицензию штата на индивидуальную практику.

Аккредитованная программа по психологии консультирования — это программа, утвержденная как на магистерском, так и на докторском уровне. Аккредитаци-онным органом для этих программ является Совет по аккредитации программ консультирования и родственных образовательных программ (CACREP). Этот независимый орган появился вследствие усилий Ассоциации образования и супер-визии консультантов (Association for Counselors Education and Supervision ASES) и Американской ассоциации консультирования (АСА), направленных на разработку стандартов и норм по консультированию, независимых от Национального совета по аккредитации обучения педагогов (National Council for Accreditation of Teacher Education — NCATE).

На магистерском уровне CACREPаккредитует программы по следующим специальностям: общественное консультирование, консультирование в области психического здоровья, школьное консультирование, супружеское и семейное консультирование и терапия, а также служба по вопросам студенчества в высших учебных заведениях, с упором на консультирование в колледжах и в условиях профессиональной практики. Выпускники аккредитованных магистерских программ обладают преимуществом по сравнению с выпускниками неаккредитованных программ, во-первых, при получении допуска к обучению по аккредитованным докторским программам, во-вторых, при рассмотрении материалов, представляемых для лицензирования и сертификации консультантов, и, в-третьих, при получении работы в качестве консультанта.

Аккредитованная программа подготовки консультантов на магистерскую степень должна соответствовать следующим общим стандартам (CACREP, 1994).

• Программа начального уровня для всех студентов должна быть продолжительностью не менее двух полных академических лет с минимумом в 48 часов за семестр. Программа начального уровня по консультированию в области психического здоровья должна быть продолжительностью 60 часов за семестр; программа начального уровня супружеского и семейного консультирования должна также быть 60 часов за семестр.

• Требования по усвоению учебной программы и демонстрируемым знаниям и навыкам предъявляются ко всем студентам по каждому из восьми общих направлений: 1) личностный рост и развитие, 2) социальные и культурные устои, 3) отношения помощи, 4) групповая работа, 5) жизненный стиль и карьерный рост, 6) экспертиза, 7) исследование и оценка и 8) профессиональная ориентация.

• Клиническая практика должна проходить под руководством супервизоров со специальной квалификацией. Все студенты должны пройти одинаковую 100-часовую практику под наблюдением супервизоров по одному часу в неделю индивидуального супервизирования и 1,5 часа в неделю группового супервизирования.

• Программа должна предусматривать, чтобы каждый студент прошел 600-часовую интернатуру под руководством супервизоров, которая должна начи наться только после успешного завершения студенческой практики.

• Преподаватели, работающие на постоянной основе, должны состоять в акг демической организации обучения консультантов.

CACREP также занимается аккредитацией программ докторского уровня (по педагогике и философии). В 1996 году существовало 52 программы подготовки консультантов докторского уровня, 34 из которых аккредитованы CACREP (Hollis, 1997). Стандарты этого уровня предполагают, что специалист уже имеет магистерскую степень по консультированию. Программы докторского уровня требуют более углубленной исследовательской работы, стажировки под руководством инструкторов, специализации. Все большее количество высших учебных заведений пользуются программами, аккредитованными CACREP, так как это дает преимущества и признание им и их учащимся.

Холлис (Hollis, 1997) описывает ряд тенденций в практике аккредитации образовательных программ по консультированию. Две наиболее значимые из них заключаются в увеличении числа аккредитованных программ подготовки консультантов и в росте значения государственной аккредитации программ. Обучение по аккредитованным образовательным программам гарантирует студентам более легкое вхождение в профессиональную жизнь. Преподаватели и администрация учебных заведений понимают, что аккредитационные стандарты ассоциируются с хорошими программами, поэтому стандарты являются средством, определяющим приоритеты программы. В целом, вследствие развития аккредитационных тенденций, содержание предлагаемых курсов программ обучения консультантов расширяется и углубляется.

Теоретическая и системная подготовка консультанта

 

Теоретическая и системная подготовка консультантов определяет содержание и эффективность их деятельности. Теория представляет собой модель или объяснение, которое консультанты применяют в качестве руководства для построения гипотезы о характере проблемы и путях ее возможного разрешения. Хорошие консультанты при выборе какой-либо теории или методов исходят из своей теоретической подготовки, мировоззрения и потребностей клиента. Не всякий теоретический подход приемлем для каждого консультанта или клиента, однако наличие теоретической базы, как правило, необходимо для успешной работы. Системный подход в консультировании также является необходимым. Система — это унифицированное и упорядоченное множество идей, принципов и действий. Системный подход в консультировании обусловливает способ работы консультанта с клиентом и его отношение к теориям. Два системных подхода, один из которых базируется на вопросах развития, а второй — на диагностике расстройств, будут рассмотрены ниже, поскольку консультанты работают именно с позиций этих двух подходов (а также промежуточных, содержащих элементы обоих).

Теоретические подходы

 

Базис теории. Большинство теорий консультирования разрабатывалось исключительно практиками, на базе собственного опыта и наблюдений. До сих пор большинство теорий носят, до некоторой степени, незаконченный характер, и ни одна из теорий не является достаточной для применения ко всем ситуациям. Даже одна и та же теория для одного и того же клиента в какой-то период может оказаться неадекватной. Консультанты должны тщательно выбирать свои теоретические позиции и регулярно пересматривать их.

Некоторые теоретические модели являются более полными, другие — менее, и успешно работающие консультанты знают, какие теории более совершенны и по каким причинам. Хансен, Стевик и Уорнер (Hansen, Stevic & Warner, 1986) приводят пять признаков хорошей теории.

1. Ясность, легкость понимания и информативность. Теория является последовательной и непротиворечивой.

2. Всесторонность. Она дает объяснение для широкого ряда различных явлений.

3. Определенность и эвристичностъ. Она, в силу своей логики, генерирует план исследования.

4. Конкретность в выборе средств достижения желаемого результата. Теория содержит способ достижения желаемого результата.

5. Полезность для своих приверженцев. Она обеспечивает ориентиры для исследований и практической работы.

В дополнение к этим пяти качествам, хорошая теория — это та, которая не противоречит личному мировоззрению консультанта. Шертцер и Стоун (Shertzer & Stone, 1974) полагают, что теория консультирования должна подходить консультанту подобно хорошему костюму. Некоторые теории, так же как и костюмы, нуждаются в подгонке. Поэтому хорошие консультанты осознают важность чередования теоретических подходов. Консультанты, которые хотят быть многосторонними и эффективными, должны изучить множество теорий консультирования и знать, как применить каждую из них без нарушения ее внутренней целостности (Auvenshine & Noffsinger, 1984).

Значение теории.Теория является фундаментом успешного консультирования. Она требует от консультанта аккуратности и творческого подхода в условиях глубоко личностных отношений, устанавливаемых с целью роста и понимания сути происходящего (Gladding, 1990). Теория оказывает влияние на то, как концептуализируется информация, полученная от клиента, как развиваются межличностные отношения, как соблюдаются нормы профессиональной этики и как консультанты видят себя в качестве профессионалов (Carey, Neukrug, McAuliffe, Pratt & Lowell, 1990). Без теоретического обоснования консультанты действуют бессистемно, методом проб и ошибок, и рискуют сделать неверный шаг и не достичь результата. Браммер, Абрего и Шостром (Branner, Abrego & Shostrom, 1993) подчеркивают прагматическое значение для консультантов тщательно разработанной теории. Теория помогает объяснить, что происходит в процессе консультирования, а также позволяет консультанту предсказывать, оценивать и улучшать результаты собственных действий. Теория обеспечивает структуру научного наблюдения в процессе консультирования. Теоретизирование стимулирует продуцирование новых идей и установление единства взглядов на консультирование. Следовательно, теория консультирования может быть очень практичной, помогая осмысливать наблюдения консультантов.

Бой и Пайн (Boy & Pine, 1983) конкретизируют практическую ценность теории, полагая, что в деятельности консультантов теория прежде всего отвечает на вопрос «как?», а не «почему?», обеспечивая структуру, внутри которой могут действовать консультанты. Консультанты, опирающиеся на теорию, могут лучше отвечать требованиям своей профессии, потому что у них есть основания делать то, что они делают. Бой и Пайн указали на шесть функций теории, которые помогают консультантам на практике.

1. Теория помогает консультантам обнаружить внутреннее единство и взаимосвязь разнообразных явлений жизни.

2. Теория заставляет консультантов исследовать отношения, которые в противном случае оказались бы вне поля зрения.

3. Теория предоставляет консультантам ориентиры в их работе и помогает ш оценить себя как профессионалов.

4. Теория помогает консультантам сконцентрироваться на нужной информг ции и указывает им, что они должны искать.

5. Теория помогает консультантам содействовать клиентам в эффективно изменении их поведения.

6. Теория помогает консультантам оценивать как старые, так и новые подходы к процессу консультирования. Она является исходной базой, на которс строятся новые подходы консультирования.

«Основным критерием оценки любой теории консультирования является то, насколько хорошо она обеспечивает объяснение того, что происходит в процессе консультирования» (Kelly, 1988, р. 212-213). Значение теорий в качестве способов организации информации «зависит от степени, в которой они соответствуют реальности человеческой жизни» (Young, 1988, р. 336).

Чистота теории и эклектизм. В начале своей истории консультирование было профессией, в которой чистота теории (приверженность к одной теории) была условием и актуальной необходимостью для консультантов, ищущих работу. Было важно, чтобы консультанты могли идентифицировать свою деятельность в русле одной из менее чем полудюжины возможных теорий (психоанализ, бихевиоризм, клиент-центрированный подход и т. д.). Однако с потоком новых теорий — когнитивных, бихевиоральных и аффективных, сформулированных в 1960-х годах, — идея приверженности одной специфической теории начала терять популярность и значимость. Развитие обучения микронавыкам (обучение навыкам работы с людьми, являющимся общими для всех теорий оказания помощи) ускорило отход от узких теоретических позиций. Их место заняло эклектическое консультирование.

Многие профессиональные консультанты (примерно 60-70%) считают себя эклектиками в использовании теории и методов (Lazarus & Beutler, 1993). Это означает, что для удовлетворения потребностей своих клиентов они используют различные теории и методы. По мере изменения потребностей консультанты должны отойти от одной теории и перейти к другой (такой феномен называют консультированием со сменой стиля). Смена стиля зависит от уровня развития клиента (Ivey & Goncalves, 1988). Чтобы действовать эффективно, консультанты должны учитывать, насколько продвинулись клиенты в своем структурном развитии (согласно терминологии Жана Пиаже). Например, клиент, не ориентирующийся в окружающей обстановке, может нуждаться в терапевтическом подходе, который сосредоточен на «эмоциях, телесных ощущениях и опыте, основанном на сиюминутных переживаниях («здесь и сейчас»)», тогда как для клиента с более высоким уровнем развития лучше подойдет «формально-операционный» подход, где делается упор на обдумывании своих действий (Ivey & Goncalves, 1988, p. 410). Главное, чтобы и консультанты и теории соответствовали тому уровню, на котором находятся клиенты, помогая им развиваться как личности в целом.

Эклектический подход может оказаться рискованным, если консультант недостаточно знаком со всеми задействованными процессами. Иногда невразумительный подход слабо подготовленных консультантов саркастически называют «электрическим» подходом; такие консультанты пытаются применять любой и каждый из доступных методов без разбора. Проблема «электрической» ориентации состоит в том, что консультанты часто приносят больше вреда, чем пользы, если они мало или совсем не понимают, что значит «помочь» клиенту.

Для преодоления этой проблемы Мак-Брайд и Мартин (McBride & Martin, 1990) предлагают иерархию эклектических приемов и указывают на важность прочной теоретической базы в качестве руководства. Нижний, или первый, уровень эклектизма является на самом деле синкретизмом. Он представляет собой аморфный, несистемный процесс объединения вместе несвязанных клинических концептов. Этот подход встречается в условиях, когда начинающие консультанты вынуждены формулировать свои собственные теории консультирования без предварительной проверки их эмпирических моделей на практике. Второй уровень эклектицизма является традиционным. Он объединяет «упорядоченную комбинацию сравнимых черт из различных источников в гармоничное целое» (English & English, 1956, p. 168). Он более продуман, чем синкретизм, и теоретически более проработан.

На третьем уровне эклектизм описывается как профессиональный или теоретический, или как теоретический интеграционализм (Lazaurus & Beutler, 1993; Simon, 1989). Такой тип эклектизма требует, чтобы консультанты овладели по меньшей мере двумя теориями, чтобы попытаться произвести какую-либо комбинацию. Проблемы, связанные с этим подходом, заключаются в том, что он предполагает определенную степень равенства теорий (чего может и не быть) и существование критерия, «позволяющего определить, какие порции или части каждой из теорий оставить или вычеркнуть» (Lazaurus & Beutler, 1Q93, p. 382). Он отличается от традиционных моделей тем, что при традиционно-эклектическом подходе не требуется владения какой-либо теорией.

Последний уровень эклектизма, называемый техническим эклектизмом, представлен в работе Арнольда Лазаруса (Lazarus, 1967). Согласно данному подходу, процедуры из различных теорий отбираются и применяются на практике «без обязательного приписывания их к теориям, которыми они порождены» (Lazaurus & Beutler, 1993, p. 384). Идея заключается в том, что в работе с клиентами на самом деле используются методики, а не теории. Следовательно, если позволяет ситуация, после должной оценки состояния клиентов консультанты могут применять бихевиоральные методы (такие, как выработка уверенности) в сочетании с экзистенциальными методиками (такими, как конфронтация в споре о смысле жизни).

Этот последний подход стоит в одном ряду с подходом Каванах (Cavanagh, 1990), предлагающим в качестве здравого эклектический подход к консультированию. Этот подход требует от консультантов наличия (1) прочных знаний и понимания применяемых теорий консультирования; (2) базисной обобщающей философии человеческого поведения, которая объединяет разрозненные части различных теорий в осмысленный коллаж; и (3) гибких средств приспособления, подхода к клиенту, а не наоборот. Консультанты, следующие этой модели, могут прагматично и эффективно работать в эклектической схеме. Для настоящего здравого консультанта-эклектика критическими переменными являются владение теорией и обостренное чутье, позволяющее определить, какой подход использовать, когда, где и как (Harman, 1977).

Системы консультирования

 

Действующие консультанты придерживаются определенных систем и теорий консультирования. Разумеется, эффективность консультирования неизбежно зависит от продолжительности этого процесса. В этом разделе рассматриваются две системы консультирования: одна нацелена на развитие и достижение личностной гармонии, другая базируется на подходе, связанном с лечением патологий и нарушений функционирования личности.

Начальная бессистемность.То, что консультирование не руководствуется каким-либо одним системным подходом, неудивительно для людей, знакомых с историей его развития. Консультирование начиналось подобно человеку, который взобрался на лошадь и не может выбрать направление; у этого всадника нет запланированной цели или направления (Ungersma, 1961).

Еще в конце 1940-х годов профессионалы отмечали недостаток системности в консультировании. Роберт Мэтьюсон (Mathewson, 1949, р. 73) заметил, что консультирование находится в «поиске системы... чтобы освободиться от неадекватных структур, заимствованных из традиционной философии и педагогики, из психологии, из политических формул, составляющих основу демократического управления, из понятий физической науки и т. д.».

До конца 1940-х годов в консультировании применялось множество систем. В силу того что эта профессия не обладала организационной базой, различные фракции определяли круг своих занятий исходя из той системы, которая лучше всего удовлетворяла их требованиям. Постоянно поддерживалась конкуренция между точками зрения, особенно в теоретической области. Некоторые консультанты признавали необходимость унификации систематического подхода к своей дисциплине, но осуществлению этого мешало незапланированное разрастание профессии. Тем не менее к началу 1990-х годов в консультировании сформировался ряд систем, две наиболее известные из которых, как уже упоминалось, это модель «развитие/личностная гармония» и «медицинская патологическая модель».

Модель «развитие/личностная гармония». Взгляд на консультирование как на стимулирование развития и поддержание личностного благополучия клиента основан на положениях, которые выделялись различными теоретиками личности и гласят, что люди проходят на протяжении жизни через нормальные стадии развития. Консультирование с этой точки зрения должно установить, не обусловлена ли проблема клиента задачей данного этапа развития личности. Поведение, которое является уместным на одной стадии жизни, может не признаваться как нормальное на другой стадии.

Аллен Иви (Ivey, 1990) не был первым, кто советовал основывать системы консультирования на точке зрения, связанной со стадиями развития, однако его интеграция модели развития со стратегиями консультирования выделяется как одно из наиболее уникальных выражений этого подхода. Суть этого подхода заключается в применении в клинической работе со взрослыми и детьми концепции когнитивных уровней Пиаже (уровни: сенсомоторный, конкретный, формальный и постформальный). Так, на начальном этапе, когда клиенты еще не разобрались в своих чувствах, консультантам следует работать с ними на сенсомоторном уровне, с тем чтобы вызвать эмоции. Подобным образом клиентам, которые заинтересованы в планировании стратегий изменения, будет предложена помощь с применением формального мышления. Консультирование и терапия, исходящие из концепции стадий развития {Developmental conseling and therapy DCT) «специально обращаются к последовательности и динамике развития, как это имеет место в естественном языке интервью» (Ivey & Ivey, 1990, p. 299).

В задаче поддержания личностной гармонии еще больше, чем в задаче развития, подчеркивается позитивная природа и здоровая сущность личности (Myers,

1992). «Консультанты всегда решали задачу, как помочь своим клиентам идентифицировать свой потенциал и пользоваться им» (Rak & Patterson, 1996, p. 368). Приверженцы этой точки зрения считают, что люди реально обладают ресурсами быстро решить свои собственные проблемы. «За личностными проблемами не стоит никакой базовой патологии» (Mostert Johnson & Mostert, 1997, p. 21). Действительно, как указывают Рэк и Паттерсон (Rak & Patterson, 1996), даже наиболее «трудные» дети демонстрируют устойчивость и становятся «благополучными» взрослыми.

Примером применения в консультировании подхода, базирующегося на модели поддержания личностной гармонии, является теория поиска решений. Другим примером модели поддержания личностной гармонии является Тренинг инокуляции стресса («прививка от стресса») (Stress inoculation training — SIT) (Meichenbaum, 1993), проактивная психолого-образовательная процедура, которая может применяться как в школе, так и в работе со взрослыми, (Israelashvili, 1998). В соответствии с положениями этой модели, людям помогают понимать их проблемные ситуации, приобретать навыки для их разрешения и применять эти знания в отношении настоящих и будущих событий с помощью воображения или мысленного моделирования ситуации.

Краеугольный камень модели «развитие/личностная гармония» — это акцент на профилактику и обучение (Kleist &White, 1997). Консультанты и клиенты действуют лучше всего, когда они разбираются в психических, физических и социальных сферах человеческой жизни. Благодаря этому они осознанно фокусируются на устранении или уменьшении влияния внешних и внутренних негативных факторов.

Медицинская/патологическая модель. Противоположностью модели консультирования как развития является модель, базирующаяся на медико-патологических аспектах человеческой природы, представленная теми, кто планирует лечение в соответствии с «Диагностическим и статистическим руководством» (Diagnostic and Statistical Manual — DSM (далее — ДСМ. — Примеч.ред.))(American Psychiatric Association, 1994). Систематизация психиатрических болезней, предлагаемая в ДСМ, соответствует руководству по международной классификации болезней (International Classification of Diseases — ICD-10), изданному Всемирной организацией здравоохранения. Четвертое издание этого руководства (DSM-IV) содержит 400 различных категориальных классификаций известных болезней и лучше отражает многообразие культур, чем все предыдущие издания. Например, «14 из 16 главных диагностических классов (таких, как эмоциональные расстройства настроения, тревожность) содержит некоторое обсуждение культуральных проблем» (Smart & Smart, 1997, p. 393).

Уникальной особенностью системы DSM стало, начиная с 1980 года, использование для описания диагнозов клиентов пяти координатных осей. Ось I включает «клинические синдромы и другие условия, которые могут быть в фокусе клинического внимания», и обычно интерпретируется как ось, на которой располагают ся представляемые клиентами проблемы и основной диагноз (Hinkle, 1994, р. 38) Ось II содержит диагностическую информацию только о личностных расстрой ствах и умственных ограничениях. На оси III представлена информация об общем медицинском состоянии клиента, например о хронических заболеваниях. Ось IV содержит информацию по психологическим и бытовым проблемам, которые могут оказывать влияние на диагностику, лечение и прогноз психических заболеваний, — например, недостаток друзей или неблагоприятные жилищные условия. На оси Удается глобальная оценка функционирования (global assessment of functioning — GAF) клиента по 100-балльной шкале. Эта оценка может даваться как по отношению к прошлому, так и к настоящему. Когда все эти оси комбинируются, результат может выглядеть следующим образом:

• ось I: 305.00; средняя степень злоупотребления алкоголем;

• ось II: 317.00; средняя степень задержки умственного развития;

• ось III: хроническое заболевание;

• ось IV: разведен, безработный, друзей нет;

• ось V: GAF= 30 (на данный момент).

В целом DSM является чрезвычайно интересной, но противоречивой системной моделью (Denton, 1990; Hinkle, 1994). Она не является теоретической и не в состоянии помочь в некоторых конкретных трудных случаях. Поэтому ее значение не так существенно для групповых, супружеских и семейных консультантов, а также для таких специалистов, которые не занимаются серьезными психическими расстройствами, или таких, которые работают в русле гуманистической ориентации. С другой стороны, DSM-IV содержит информацию, относящуюся к муль-тикультуральным, половым и возрастным проблемам в диагностике и лечении людей. Кроме того, она является логически упорядоченной и включает в себя неплохую структуру принятия решений.

Большинству консультантов следует овладеть терминологией DSM по следующим причинам (Geroski Rodgers & Breen, 1997; Seligman, 1997):

1. DSM-система является универсальной, используется специалистами других профессий, связанных с оказанием помощи, формирует основу общего диалога между консультантами и другими специалистами в области психики.

2. DSM-система помогает консультантам распознавать признаки психических расстройств у клиентов, нуждающихся в направлении к другим специалистам или назначении особого способа лечения.

3. Изучая Д5М-систему, консультанты получают универсальное средство для документирования своей работы, осознанного планирования лечения, проведения исследований и оценки качества работы.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.204.31 (0.017 с.)