Сказочная повесть Сельмы Лагерлёф



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сказочная повесть Сельмы Лагерлёф



Сказки Андерсена положили начало такому уникальному и за­мечательному явлению, как скандинавская литературная сказка. И вот уже более полутора веков эта традиция в Скандинавии развивается в творчестве Сакариаса Топелиуса, Сельмы Лагерлёф, Астрид Линдгрен, Туве Янссон и других.

Сельма Лувиса Оттиллия Лагерлёф (1858— 1940) не писала тра­диционных сказок, но ее перу принадлежит грандиозный труд — двухтомная эпопея «Удивительное путешествие Нильса Хольгерссона по Швеции» (1906— 1907), написанная как учебник для на­чальной школы.

К моменту написания «Нильса» Лагерлёф была уже признан­ной писательницей. В основе ее книг лежали народные предания, мотивы древнескандинавских саг, легенды родного и милого ее сердцу Вермланда — одной из самых живописных областей Цент­ральной Швеции.

Однажды к писательнице обратился департамент образования с предложением написать новый учебник по географии для первого класса народной школы — книгу для чтения, которая познакомила бы ребят с природой и историей родной страны, ее обычаями и легендами. Лагерлёф, бывшая школьная учительница, согласилась.

В основу книги лег обширный материал: фольклорный, этно­графический, научный (в области географии, геологии, ботани­ки, зоологии, истории). Лагерлёф не только изучила источники, но и побывала во многих провинциях Швеции. А окончательный замысел книги сложился, когда она приехала в родной Вермланд, в усадьбу Морбакку. Там она вспомнила некоторые эпизоды свое­го детства, там яснее зазвучали в ее душе народные поверья и сказки. И вместо учебника Сельма Лагерлёф написала волшебную повесть про мальчика Нильса, а чтобы дети познакомились и с географией своей страны, отправила своего героя в путешествие.

В книге собрано множество сведений о географии Швеции, о ее реках, горах, лесах, озерах, населяющих их животных и пти­цах, об экономике страны — рудниках, заводах, народных про­мыслах; о ее культуре — музеях, университетах, достопримеча­тельностях; множество легенд и сказок. Причем даются эти сведе­ния в такой образной форме, что легко запоминаются.

В сказке Лагерлёф присутствуют элементы фольклора: это и образ гнома, и наказание Нильса (превращение в гнома и усло­вие обратного превращения), и его общение с животными. (В швед­ском фольклоре наибольшее распространение имели сказки о животных, и традиционный герой в них — хитрая лиса или, по­зднее, лис Миккель.) В главе шестнадцатой, повествующей о по­хищении Нильса воронами, присутствует фольклорный мотив — способ, которым Нильсу удается дать знать друзьям о том, куда его уносят похитители. А история красавицы-гусыни Дунфин и ее сестер очень похожа на народную сказку о завистливых сестрах. Часты в тексте и повторы (троекратные и больше).

Реальный быт, изображенный в повести, не отделен еще от мира сказочного, как это часто бывает в современной авторской сказке, — люди вовсе не удивляются, когда встречаются с гномом. Хотя здесь уже появляется мотив, в народной сказке невозмож­ный, — когда Нильса хотят поместить в музей. Отличием от фоль­клорной сказки с ее неопределенным сказочным временем явля­ется то, что у Лагерлёф, хотя год и не указан, действие происхо­дит в современной ей Швеции; присутствуют все приметы техни­ческого прогресса того времени; указаны числа, в которые проис­ходят те или иные события. Так же определено и пространство, в котором разворачивается действие (не «в некотором царстве, в некотором государстве», а в Швеции, и не просто в Швеции, а в совершенно конкретных областях, городах, усадьбах). В народной сказке отсутствуют описания природы, здесь же их множество. Эти черты непосредственно связаны с назначением книги как учеб­ника: указание на конкретные числа и местности нужны потому, что речь идет о географии и климате, но одновременно писатель­ница создает особый жанр сказочной повести, тесно связанной с реальной жизнью человека.

В книге множество легенд и преданий, большинство из кото­рых связано с той или иной местностью, — в них рассказывается о происхождении гор, рек, открытии богатств земных недр, исто­рии городов. Через легенды Нильс, а вместе с ним и читатели, приобщаются как к географии, так и к истории Швеции: в них народ поэтизирует красоту и богатство родного края, а также от­ливает в художественную форму свою оценку исторических собы­тий, свои нравственные принципы. Интересно, что в книге Нильс становится действующим лицом легенды, соприкасается с ней вплотную, как бы «входит» в нее. Например, история города Ви-неты, где Нильс едва не снял заклятие с города.

С той поры как был написан этот необычный учебник, про­шло уже сто лет. Многое изменилось и в природе, и в промыш­ленности, и в быту шведов, поэтому книга быстро утратила свое учебно-познавательное значение. Но зато ее с удовольствием чи­тают, и не только в Швеции, как увлекательную повесть. Даже в Токио, столице далекой Японии, поставлен памятник ее герою Нильсу. Почему?

Наверное, потому, что книга Лагерлёф — это прежде всего замечательная литературная сказка. Читатель следит за удивитель­ными приключениями главного героя, радуется его нравственно­му преображению, наслаждается поэтическими легендами и пре­даниями — своеобразными «вставными эпизодами» книги, мень­ше всего думая о приобретении знаний.

Конечно, в каждой сказке в центре внимания — главный ге­рой. Какой он у Лагерлёф? Кто такой Нильс Хольгерссон?

 

Жил однажды мальчик лет четырнадцати, худенький, долговязый, с белобрысым чубом. Это был маленький бездельник, который только и знал, что есть, спать да озорничать, —

 

так начинается сказка. Герой, с которым читатель отправится пу­тешествовать, предстает перед ним в самом неблаговидном свете. Даже родителям он приносит одни огорчения.

...Мысли о сыне отравляли им всю радость. Отец сетовал на то, что мальчишка растет бездельником и лоботрясом. В школе он учился из рук вон плохо, и пришлось отдать его в соседнюю деревню гусей пасти. Мать же больше удручало то, что сын у них бессердечный грубиян, что он мучит животных и дерзит старшим.

 

Сетования родителей справедливы: мы находим в тексте под­тверждения этому — в отношении к Нильсу домашних животных и обитателей леса. «С какой стати я должна помогать тебе? Уж не за то ли, что ты без конца дергал меня за хвост?» — говорит кошка; коровы припоминают ему все: и как он пинал их ногами, и запускал в ухо шмеля, и впускал в хлев собаку, и выбивал доильную скамеечку из-под матери, и ставил ей подножку, когда она выходила из хлева с ведром молока; а папаша Сирле — лесная белка — говорит:

 

Думаешь, мы забыли Нильса-пастушонка, который в прошлом году разорял птичьи гнезда, давил каблуком яйца, швырял в канавы воро­нят, ловил силками дроздов и сажал в клетки белок?

 

Гном, с которым Нильс хочет сыграть злую шутку, наказывает героя, сделав его маленьким и беспомощным. Но, став малень­ким, Нильс начинает понимать язык животных и птиц и многое для себя открывает в мире.

Нильс отличается от фольклорного героя прежде всего тем, что образ его дан в развитии. Наверное, детям не очень интересно было бы следить за приключениями героя, если бы он остался тем же жестоким, никого не любящим лоботрясом, каким мы видим его на первых страницах. Но в сказке Лагерлёф Нильс по­степенно преображается. Наверное, изменения происходят слиш­ком быстро, но это позволяет маленькому читателю, который чаще всего идентифицирует себя с главным героем, увлечься повество­ванием.

Преображение начинается уже в первых трех главах, когда Нильсу постепенно удается расположить к себе гуся Мортена, Акку, лесных зверюшек. Но он помогает Мортену добраться до воды потому, что без гуся и сам пропадет; спасает бельчат, чтобы расположить к себе лесных обитателей, без чьей помощи ему не выжить; уводит крыс из замка Глимминге, поскольку аист Эрменрих задел его самолюбие. То есть его первые добрые поступки вызваны не столько сердечными порывами, сколько чувством са­мосохранения и самолюбием.

В конце третьей главы, прощенный гномом по просьбе Акки, Нильс отказывается возвратить себе прежний облик и жить дома:

 

Мальчик же думал о том, что настало время распроститься с безза­ботными днями и привольной жизнью, что он теперь не будет лететь высоко над землей, забавляясь проделками гусей. <...> Мальчик этот от­личался тем, что ни к кому на свете не был привязан. Он не любил ни отца, ни мать, ни товарищей, ни учителей. Все, что бы они ему ни предлагали, будь то игра или работа, казалось ему скукотищей. Оттого-то он и не тосковал ни о ком из них.

 

Поэтому путь возвращения героя оказывается таким долгим.

Постепенно мотивы добрых поступков и подвигов Нильса, который уже во второй главе начинает исправляться, меняются. Если сначала Нильс, по его собственным словам, «всю неделю старался быть добрым», т.е. его поведение носило осознанный и прагматический характер, то позже его поступки становятся все более импульсивными и бескорыстными. Даже к своему врагу лису Смирре Нильс отнесся сочувственно, увидев, как страдает дикий зверь в неволе, и подсказал ему способ обрести свободу, ограни­ченную, правда, пределами далекого острова, где он не сможет больше вредить стае.

Как же происходит превращение мальчика, который «ни к кому на свете не был привязан» в доброго, любящего, благородного человека? Когда в нем пробуждаются чувства, возникают привя­занности? Пережитые испытания сблизили его с Мортеном, Аккой, другими гусями. Он обрел настоящих друзей, которые гото­вы пожертвовать ради него жизнью и которых он тоже готов за­щищать. Это первое настоящее чувство в жизни Нильса. То, что стая отвергает возможность купить спокойствие, выдав его лису Смирре, заставляет Нильса испытать ранее незнакомое ему чув­ство.

В главе «Старая крестьянка» Нильс сталкивается со смертью пожилой женщины, дети которой уехали в Америку в поисках лучшей жизни. Впервые поняв, как велика сила материнской люб­ви, герой с надеждой думает о том, что его родители так же тос­куют о нем, как старая крестьянка о своих детях. Последние слова Нильса в этой главе: «Моя мать жива. Они оба живы — и отец и мать!» В них — надежда на то, что все еще можно исправить.

Оказывается, ему нужна любовь, он уже не тот мальчик, для которого семья ровно ничего не значит, кроме обременительной обязанности слушаться старших. Но этой своей надежде Нильс бо­ится поверить, потому что теперь вполне осознает, каким плохим сыном он был: «Он не из тех, по ком можно тосковать». Однако это сомнение рождает в нем не отчаяние, а желание стать лучше: «Да, конечно, он не такой, но ведь он может стать таким!»

Чем больше привязанностей появляется в жизни Нильса, преж­де ко всем равнодушного, тем больше он нравственно преобра­жается: желание стать достойным любви тех, кого любишь, — это стимул для того, чтобы стать лучше.

В путешествии Нильс обретает любовь к друзьям, к родителям, а в конце концов — и к своей родине.

Постепенно меняются не только характер Нильса, но и моти­вы, по которым он снова хочет стать нормальным человеком. В пер­вой главе Нильс сокрушается о том, что «отныне он не сможет играть с другими мальчишками, не сможет наследовать отцовское хозяйство и ни одна девчонка не согласится выйти за него за­муж», потому что он теперь «не человек, а диковина». В шестой главе Нильс проходит по деревне, убеждаясь, «до чего все же замечательный и толковый народ — люди», сокрушается о том, что не сможет работать в поле на красивой сеялке, жить в краси­вом, уютном доме.

 

Проходя мимо почты, он подумал о том, что почтарь каждый день разносит газеты и журналы, в которых сообщаются новости со всех кон­цов света. Увидев дом аптекаря и доктора, мальчик подумал, до чего сильны и могущественны люди, которые способны одолеть болезни и даже смерть. И чем дольше он ходил по деревне, тем уважительнее ду­мал о людях.

 

А в 34-й главе мудрый ворон Батаки внушает Нильсу мысль о том, как хорошо стать студентом и чему-то научиться — лечить больных, или изучить много языков, или узнать о движении не­бесных тел... Это показывает, что Нильс становится взрослее и серьезнее.

В этой же главе он говорит о том, что не раз замечал, как полез­но научиться отличать добро от зла, справедливость от несправед­ливости. А далеко ли он продвинулся в этом умении? Ближе к кон­цу книги мы видим, как нравственно вырос герой. Об этом особен­но ярко повествуют эпизоды, связанные с испытанием, устроен­ным Нильсу вороном Батаки, и последним испытанием, когда Нильс должен выбрать между своим счастьем и предательством Мортена. Вместо того чтобы воспользоваться несчастьем студента и поменяться с ним местами, Нильс делает все, чтобы помочь ему получить назад драгоценную рукопись. А когда он узнает, что усло­вием его превращения в нормального человека является возвраще­ние домой и смерть Мортена, он принимает решение никогда не возвращаться, хотя ему очень хочется стать человеком и снова уви­деть своих родителей. Когда же Мортен, не знавший об этой тайне, все же решает навестить родные места и оказывается на волосок от гибели, Нильс сразу же бросается ему на помощь. Прежде чем вой­ти в дверь, он немного медлит, но «вовсе не потому, что мог стать вновь человеком, если бы мать положила Мортена на убойную ска­мью. Он сейчас даже и не вспомнил об этом», а потому, что ему стыдно показаться родителям в таком виде.

Преображение Нильса, наверное, было бы нереальным, если бы ему изначально не были присущи такие качества, как смелость, неприхотливость, любознательность. Во время путешествия его хорошие задатки получают развитие, оказываются одухотво­рены силой добра и любви. Внутренние изменения находят отра­жение и во внешнем облике Нильса. Поэтому корова Майская Роза сразу поняла, что он стал иным:

 

Он был по-прежнему крошечный и одет был точно так же, как в тот день, когда исчез из дома. И все-таки это был совершенно другой маль­чик. У того Нильса Хольгерссона, который весною улетел с гусями, была ленивая, вялая походка, тягучая речь и сонные глаза. А этот Нильс был легкий и подвижный мальчик, с быстрой речью и сияющими глазами. И вид у него был до того бравый, что, несмотря на свой крошечный рост, он невольно внушал уважение. И хоть сам он не выглядел весе­лым, у всякого, кто его видел, на душе становилось легко и весело.

 

Этот сюжет путешествия и преображения героя, как стержень, пронизывающий книгу и не позволяющий ей распасться на час­ти, оказывается той вневременной и вненациональной ценно­стью, которая позволила сказочной повести надолго пережить учебник.

Л.Ю.Брауде, специалист по скандинавской литературе, пи­шет:

 

Писательница переосмысляет многозначную по своим потенциям сказочную фантастику, наделяет ее новыми функциями — педагогиче­скими, психологическими, изменяет художественное время и простран­ство. Лагерлёф выпускает в свет сказочную географию или географиче­скую сказку, поэтический и сказочный путеводитель по Швеции...

 

Маленьким детям в России история Нильса знакома в основ­ном по двум кратким пересказам — «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» И. Токмаковой и «Чудесное путешествие Ниль­са с дикими гусями» 3. Задунайской и А. Любарской. Оба переска­за представляют собой выжимку сюжета, сохраняющую только основную линию. Многочисленный фольклорно-этнографический и, главное, географический и природоведческий материал в эти версии не включен. При этом между этими двумя пересказами есть существенные различия.

В версии текста Задунайской и Любарской искажается сам сю­жет. Условие, при котором Нильс сможет снова стать нормаль­ным человеком, изменяется. В качестве условия выдвигается то, что придумал Батаки: Нильс станет человеком, если кто-то захо­чет поменяться с ним местами, т. е. остаться навсегда маленьким. Это желание возникает у одного из гусят Мартина (так в этом переводе зовут Мортена), после чего он остается навсегда гусен­ком, а Нильс вновь становится нормальным человеком. То есть оказывается снятым тот глубокий нравственный конфликт между желанием вернуться в мир людей и преданностью и любовью к гусю, который есть у Лагерлёф.

И.Токмакова остается верна авторскому сюжету. Правда, из ее варианта совсем уходит история студента. Оба кратких пересказа включают легенды о подводном городе и об изгнании крыс. Но ни один из них не приводит важного для изменения душевного со­стояния Нильса эпизода со старой крестьянкой. При работе с ма­ленькими детьми воспитателю или учителю стоит отдать пред­почтение пересказу Токмаковой, так как он все же ближе к ав­торскому тексту.

 

Вопросы и задания

1.Как связаны в повести С. Лагерлёф о путешествии Нильса народ­ная сказка, легенда и учебно-познавательный материал?

2. В чем причины популярности этой книги в Швеции и за рубежом?

3. Как и почему изменяется на протяжении сказки ее главный герой?

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.012 с.)