Часть IV. Общее равновесие и общественное благосостояние




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Часть IV. Общее равновесие и общественное благосостояние




Данная модель, на наш взгляд, соответствует идеологии российских реформ. Вспомним программную речь Гайдара в российском парламенте в начале 1992 г. Суть ее состояла в том, что Россию призван спасти новый класс богатых собствен­ников. При этом не важно, какими путями (праведными или преступными) «но­вые русские» добудут свое богатство. Главное — как можно быстрее создать класс богатых, который потом выведет страну на путь процветания. Гайдар официально объявил тогда, что Россия вступает в «эпоху первоначального накопления капи­тала».1 Насколько идея Гайдара удалась — пусть каждый оценит самостоятельно.

7. Экономика рабовладения.Как вы уже успели заметить, приведенные выше
критерии общественного благосостояния покоятся на идее различия природы
кривых безразличия, рассмотренных нами подробно в главе 4 (параграф 4.2). На
основании этих кривых мы можем изобразить ситуацию рабовладельческого об­
щества, а также ситуацию общества геноцида. На рис. 14.16 изображен критерий
благосостояния рабовладельческого общества.

В рабовладельческом обществе рабы являются «говорящим орудием», а пото­му рабовладелец не рассматривает их в качестве полноправных граждан. Обще­ственный статус рабов таков же, как и рабочего скота, инвентаря и т. п. Так как рабы не являются гражданами государства, государство не заботится о них как о гражданах. В таком случае рабы просто не учитываются кривыми безразличия (нулевая эластичность). Примечательно, что такие великие мыслители прошлого, как Платон и Аристотель, считали данное общество идеальным.

8. Экономика геноцида. Вобществе геноцида (гитлеровская Германия) «не­
арийцы» подлежат истреблению (рис. 14.17). Здесь благосостояние «расы господ»
увеличивается при геноциде прочих.

Итак, мы выделили 8 взглядов на соотношение эффективности и справедливо­сти при конструировании функции общественного благосостояния. Безусловно, что современное общество безоговорочно отвергает идеи рабовладельческого об­щества и идеи общества геноцида как антигуманные. Идея эгалитаризма также не выдержала проверки временем. Из пяти остальных лично нам по душе модель Нэша (хотя бы уже потому, что она основана на традиционно выпуклых к началу координат кривых безразличия). Такая модель реально существует в мире в виде

1 Понятие «первоначальное накопление капитала» предложено К. Марксом, который считал, что между феодализмом и капитализмом существует некий «переходный пери­од», во время которого появляются стремительно богатеющие капиталисты. Новый класс обогащается всевозможными способами, чаще преступными. Этот энергичный класс от­брасывает на обочину цивилизации дряхлых феодалов и создает новое капиталистиче­ское общество наживы и предпринимательства. Примечательно, что большинство совре­менных западных исследователей относятся к концепции первоначального накопления капитала с изрядной долей скепсиса. Как показывают многочисленные исторические ис­следования особенностей возникновения капитализма в разных странах, этот этап проис­ходил весьма мирно и не столь стремительно. В своем большинстве правящая элита сме­нила свой состав не столь радикально: например, в Англии большинство старых феодалов превратилось в новых капиталистов. Однако Е. Гайдар сознательно использовал термин «первоначальное накопление капитала» для оправдания стремительного перераспределе­ния народного богатства в пользу экс-советской элиты: нынешняя российская элита в сво­ем большинстве состоит все из тех же бывших партийных и комсомольских лидеров.


Глава 14. Общее равновесие и теория общественного благосостояния



«модели шведского социализма». Однако модель шведского социализма подвер­гается критике со стороны либеральных экономистов как противоречащая крите­рию производственной эффективности.

 

 

v! к        
Рабы     —► •    
        ---- ►

0 Рабовладельцы [/2

Рис. 14.16.Критерий благосостояния рабовладельческого общества


«Неарийцы»

0 «Арийцы» [/j

Рис. 14.17.Критерий благосостояния общества геноцида

Агрегирование предпочтений

Не знаю, что уж там в крови, И отчего такое: Ивану хочется любви, А Федору — покоя.

Евгений П. Чепурных

Выбор функции общественного благосостояния во многом зависит от страте­гии правящей элиты. Имея возможность прямого контроля или интенсивного кос-



Часть IV. Общее равновесие и общественное благосостояние


венного влияния на средства массовой информации, элита рекламирует «непре­ходящие ценности» того или иного общественного устройства. В современном («цивилизованном») обществе одним из способов агрегирования предпочтений является процедура голосования: «один человек — один голос».1 Эффективность системы голосования во многом зависит от степени демократизации общества. Если, например, сравнить демократичность выборов президента в США и России, то сравнение будет не в нашу пользу. Дело в том, что перед выборами основные отечественные средства массовой информации (особенно это относится к телеви­дению, как наиболее эффективному СМИ) даже не скрывают своих симпатий и предпочтений. Так было и в 1996 г., и в 2000 г., когда «хорошему» претенденту противопоставлялся «плохой» претендент. Именно поэтому итоги этих выборов заранее предопределены. Не случайно в 1996 г. общество избрало президентом человека, находящегося в состоянии инфаркта (нонсенс с точки зрения демокра­тического общества). Процедура президентских выборов в России имеет еще одну (едва ли не главную) антидемократическую особенность: отсутствие обязатель­ной предвыборной дискуссии претендентов. В результате избиратели просто не способны оценить и сопоставить «дурь» каждого из них. К примеру, победитель президентских выборов 2000 г. не захотел даже обсудить со своим соперником экономическую программу, сославшись на то, что у него нет на это времени и что его ждет ужин. А ведь экономическая стратегия — это главное, за что голосует избиратель. В результате россияне выбрали президента, который не несет перед населением никакой ответственности в области экономической политики и бла­госостояния.

Но даже если система выборов отвечает критериям демократичности, то од­ним из главных ее недостатков является не учет различий в интенсивности инди­видуальных предпочтений. Например, один из голосующих сильно желает, чтобы президентом стал Петров, а второму — практически все равно, и лишь перед са­мым голосованием, поддавшись какому-то (часто внешнему) импульсу, он реша­ет голосовать за Петрова, а не за Сидорова (а может быть, напротив, именно за Сидорова). Кроме того, необходимо учитывать так называемые парадоксы голосо­вания.

Парадоксы голосования. Голосованием вполне сознательно можно манипули­ровать, добиваясь нужного (для властей) результата.

1. Голосование по принципу большинства. В главе 4 (параграф 4.2) мы рас­сматривали порядковый подход к определению полезности, который основан на шести аксиомах (упорядоченности, рефлективности, транзитивности, ненасыще­ния, непрерывности и выпуклости). Допустим, что большинство населения пред­почитает субъект Xсубъекту У. В формализованном виде, который рассматривал­ся в параграфе 4.2.4, это можно записать в виде: X Р Y. Парадоксально, но люди могут не выбрать данный результат голосованием. Рассмотрим ситуацию, пред­ложенную в табл. 14.4.

1 Часто вместо этого принципа создают систему выборщиков, при которой от опреде­ленного количества (от тысячи и более) населения выбирается человек, который голосует от имени своей «группы».


Глава 14. Общее равновесие и теория общественного благосостояния 403

Таблица 14 4

Предпочтения избирателей, приводящиек нетранзитивному голосованию

 

Индивид А Индивид В Индивид С
X Y Z
У Z X
Z X У

В табл. 14.4 приведены варианты ранжирования трех вариантов (X, У и Z) тре­мя избирателями. Данные предпочтения нетранзитивны, поскольку для большин­ства ХР Y; YPZ, ZPX. Тем самым, лучшую альтернативу выбрать просто невоз­можно. Исход в данном случае будет зависеть только от порядка голосования.

Если сначала рассмотреть только выбор между X и У, то победит вариант X. Если теперь сравнить победивший X с Z, то победит Z.

Если сначала рассмотреть выбор между Z и X, то в итоге победит Z. Если те­перь сравнить Z и У, то в итоге победит У.

Таким образом, исход голосования зависит от инициативы избирательной ад­министрации.

2. Голосование по ранжирующему принципу.В данном случае каждый изби­ратель ранжирует предпочтения: лучший выбор получает номер 1, следующий за ним — номер 2 и т. д. (табл. 14.5 и 14.6).

Таблица 14.5 Выбор между X и Y

 

Индивид А     Индивид В
АГ= 1 У=2     У- 1 Х=2
  Итого: X = 3; Y = 3.  

В табл. 14.5 изображена ситуация, в которой избиратели выбирают между дву­мя вариантами (Хи У). Для индивида Л лучшим является выбор X, а худшим — У. Для избирателя В — наоборот. В результате голосования каждый вариант выбора получает равный ранг предпочтений.

Таблица 14.6 Выбор между X, Y и Z

 

Индивид Л     Индивид В
АГ-1     У= 1
У=2     Z = 2
Z=3     Х = 3
  Игого: X = 4; У = 3; Z = 5.  

Однако ситуация изменится, если избирательная администрация добавит для голосования выбор Z. Теперь в результате голосования предпочтительным стал выбор У (он получил высший ранг).



Часть IV, Общее равновесие и общественное благосостояние


Таким образом, избирательная администрация может сознательно манипули­ровать голосами: при голосовании по принципу большинства — измеряя порядок голосования, а при голосовании по принципу ранжирования — внося в избиратель­ный бюллетень новые альтернативы.

В связи с этим возникает естественный вопрос: существуют ли механизмы аг­регирования1 предпочтений, которые были бы независимы от манипуляций изби­рательной администрации? Как доказал профессор Стэндфордского университе­та, нобелевский лауреат (1972 г.) Кеннет Эрроу, найти такой механизм весьма затруднительно.2

Теорема невозможности Эрроу.Эрроу исходил из посылки, что в демократи­ческом обществе принятие коллективных решений должно отвечать некоторым очевидным требованиям.

1. При любом данном наборе совершенно упорядоченных, рефлексивных и транзитивных индивидуальных предпочтений механизм принятия обще­ственных решений должен в результате давать общественные предпочте^ ния, обладающие указанными свойствами.

2. Если каждый член общества предпочитает альтернативу X альтернативе У, то и общество должно признать, что X лучше У.

3. Предпочтения в отношении X и У должны зависеть только от того, как люди ранжируют X и У, но не от того, как они ранжируют другие альтернативы.

4. Если, по крайней мере, один член общества предпочитает альтернативу X альтернативе Упри безразличии к этим альтернативам всех других членов общества, то общество должно выбрать X.

Эрроу доказал невозможность создания алгоритма принятия коллективных решений, которые удовлетворяли бы всем перечисленным требованиям одновре­менно.

Теорема невозможности Эрроу.Если механизм принятия общественных реше­ний удовлетворяет требованиям 1-4, то речь идет о диктатуре: все общественные ранжирования альтернатив являются ранжированием этих альтернатив одним ин­дивидом.

Из теоремы Эрроу следует, что идеального способа принятия общественных ре­шений не существует. Общественные предпочтения не могут быть адекватно агре­гированы. Это, конечно, не означает, что принятие рациональных общественных решений в условиях демократии невозможно — не существует гарантии принятия таких решений. История человечества полна многочисленными подтверждениями данной теоремы. Если бы демократическое общество могло бы гарантированно при­нимать оптимальные решения, то, вероятно, выжила бы, к примеру, греческая де-

1 Под агрегированием следует понимать метод образования совокупности, которая бы
адекватно отражала основные свойства входящих в нее составляющих. Агрегирование —
один из основных методов макроэкономического анализа. См.: Селищев А. С. Макроэконо­
мика. 2-е изд. СПб.: Питер, 2001. Параграф 1.2.

2 Arrow К. Social choice and individual values. N.Y., 1963.





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.85.57.0 (0.009 с.)