Утрата прав согласно ч. 1 ст. 120 и ч. 3 ст. 123 КРФ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Утрата прав согласно ч. 1 ст. 120 и ч. 3 ст. 123 КРФ



До какого момента возможно обжалование предполагаемого нарушения ч. 1
ст.120 КРФ (независимый судья) и ч. 3 ст. 123 КРФ (состязательность и равноправие
сторон)? Проблема возникает, например, тогда, когда одна из сторон сомневается в
законности состава суда, но не подает жалобу до оглашения приговора.

а) Основание

В подобных случаях решение следует принимать на основе принципа добросо-
вестности. Решающим является то, была ли жалоба возможной и допустимой на
более ранний момент времени. Противоречащим и нарушающим принцип добро-
совестности является предъявление претензий только после принятия нежелатель-
ного решения, в то время как это следовало бы сделать уже во время проходившего
процесса. Недобросовестный прием — это требование о проведении процесса и
участие в нем с одновременной спекуляцией на том, что в случае нежелательного
для затронутого лица исхода процесс все-таки может быть отменен по формальным
причинам.

В том, что председатель суда назвал обвиняемого «пьяниией*, Бельгийский Кассационный
Суд усмотрел основание для отмены приговора вследствие нарушения ч 1 ст. 6 ЕКПЧ; см. EuGRZ
1977, стр 130 и далее


От частных лиц следует требовать, чтобы заявления об отводе судьи или состава
суда подавались незамедлитыьно, сразу после того как ошибка в составе суда была
принята к сведению или должна была стать заметной при проявлении должной
внимательности. Незамедлительная подача жалобы требуется также и в том случае,
если есть только неполные сведения о точной причине возможной необъективнос-
ти. Если такая жалоба не подана, то в принципе следует исходить из молчаливого
согласия и отказа от права на подачу жалобы.

b) Взаимная обязанность действия по принципу веры и доверия

И стороны, и судьи одного процесса взаимно связаны принципом веры и дове-
рия, а поэтому и определенными нормами поведения. Тот, кто вынужден обра-
щаться за правосудием в государственный суд, может, вообще говоря, полагаться
на то, что судейская скамья будет занята в установленном законом порядке, по-
скольку обеспечение правильного состава суда входит в задачу самого суда, но не
сторон. В соответствии с принципом веры и доверия члены суда обязаны раскрыть
все обстоятельства, которые могут породить у сторон обоснованные сомнения в
независимости и беспристрастности суда или по-иному повлиять на честность про-
водимого разбирательства.

Предпосылкой утраты прав должно быть то, что назначение дела к слушанию
происходит в условиях знания о существующем недостатке; тот факт, что в процессе
предыдущей инстанции никаких жалоб подано не было, сам по себе не означает, что
поданные позднее жалобы являются запоздавшими или противоправными. В свете
принципа веры и доверия молчание может означать отказ от реализации своих прав
в соответствии с ч. 3 ст. 123 КРФ только тогда, когда сторона действительно знала о
наличии недостатка или должна была бы знать при проявлении должного внимания.
Молчание одной из сторон нельзя расценивать как согласие или принять за отказ от
права на подачу жалобы, в частности, тогда, когда государственные органы не вы-
полнили своих обязанностей по разъяснению сторонам их прав. Если судьи со
своей стороны внесли ясность в вопрос об их возможной пристрастности, после чего
были соответствующим образом заслушаны стороны, то в случае запоздалого обжа-
лования какого-либо недостатка «ответственность» может быть возложена на них
(например, в том смысле, что право на отвод судей утрачено)452.

c) Требования к знаниям сторон процесса

В какой мере от сторон можно требовать знания персонального состава суда? В
какой степени можно исходить из наличия правовых знаний сторон о конституци-
онных требованиях к независимости суда и честности разбирательства? И когда
должна быть подана жалоба на обнаруженный недостаток? Только ответы на эти
вопросы позволят расценивать участие в процессе, не сопровождавшееся никакими
протестами, как согласие с составом суда.

При конкретной оценке в каждом отдельном случае следует снова исходить из

"'-'В решении по дел) Оберштяк ^Oberschlick) против Австрии (I), сер А №204, EuGRZ 1991,
стр 216 и далее, прежде всего ctp 221 ЬСПЧ вынес отрицательное решение по вопросу о запаздыва-
нии поданной сдчому С\а\ жадобы, после того как двое судей, прежде занятых по делу, не сообщили
этого обстоятельства о себе самих


доверительного- характера процессуальных отношений. Поэтому нельзя предъяв-
лять слишком высокие требования к «должному вниманию», которое сторона про-
являет при проверке законности состава суда. Ни в начале, ни в ходе процесса
сторона не должна воздерживаться от выяснения обстоятельств, дающих повод усом-
ниться в независимости и беспристрастности суда.

Безусловно, можно считать, что стороне известна информация, которая была
сообщена ей в повестке или была доступна при непосредственной встрече, а также
правила, касающиеся отвода состава суда и отдельных судей, если таковые укорени-
лись в широком правовом сознании общества. С точки зрения принципа добросо-
вестности, решающее значение имеет то, была ли сторона представлена адвокатом и
можно ли в крайнем случае предполагать у нее наличие знаний и навыков, свой-
ственных защитнику. Это каждый раз отрицается тогда, когда речь идет о реализа-
ции наиболее важных личных прав, например, присуждении детей как следствии
развода. В любом случае от дилетанта нельзя требовать знания постоянно меняю-
щейся или сложившейся только на международном уровне (ЕКПЧ) практики.

При оценке выполнения стороной своих обязанностей необходимо также учи-
тывать фактически более слабое положение, в котором сторона, не представленная
адвокатом, находится по отношению к суду4". Заявление об отводе судьи может
быть не подано при наличии сомнений или опасений, что в случае отказа данный
судья будет настроен не в пользу жалобщика.

d) Гарантия судейской независимости без срока давности
и без возможности отказа?

Можно ли вообще пренебречь правом на независимого судью или от него отка-
заться нельзя? Должен ли приговор быть отменен по истечении всех сроков давно-
сти, если впоследствии будет установлено, что судья не был независимым?

Если нарушение ч. 3 ст. 123 КРФ не было «незамедлительно» опротестовано, то
при оценке вопроса, следует рассматривать поданную позднее жалобу или нет, не-
обходимо учесть следующие моменты:

Имеет ли приговор существенное значение для стороны, поскольку он особенно
серьезно затрагивает правовое положение или личность? На этот вопрос следовало
бы ответить утвердительно, например, в случае лишения свободы.

Имеет ли место серьезное нарушение гарантии честного судебного разбиратель-
ства? На этот вопрос следовало бы ответить утвердительно, если одна из сторон
грубо манипулирует процессом или не было указано близкое родство судьи с одной
из сторон.

В пользу допущения «запоздавшей» жалобы говорит то, что более раннее обра-
щение, даже если оно и было теоретически возможно, не могло произойти в особых
обстоятельствах конкретного случая; здесь особое значение приобретает принцип
добросовестности.

"'Отказ от одной из гарантий ч 1 ст 6 ЕКПЧ, произошедший в отсутствие защитника, является
недопустимым. Пфайфер и Планкль (Pfeifer a Plankl) против Австрии, сер А №227, EuGRZ 1992,
стр 99 и далее

321
21 - 933


VII. ИМУЩЕСТВЕННЫЙ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОРЯДОК
А. ГАРАНТИЯ СОБСТВЕННОСТИ

Введение

а) О конституционном характере гарантии собственности

(1) Постановка вопроса

В чем состоит глубокий смысл закрепленной в конституционном праве гаран-
тии собственности? Свобода мнения гарантирует право на собственное мнение,
свобода вероисповедания — право на личную веру, конституционно-правовая за-
щита личности — право на собственное устройство жизни, если затронуты ее экзи-
стенциальные сферы. Все это связано с самой личностью как таковой. В этом смысле
следует спросить: какая внутренняя ценность, какая индивидуальность и даже какое
содержание в плане основных прав и свобод имеет отношение к праву собственно-
сти человека на некоторую вешь? Другими словами: какие исключительные или
особо выделенные отношения между людьми и имуществом настолько важны, что
требуют и оправдывают защиту в рамках основных прав и свобод?



по

 


 



Гарантия неприкосновенности собственности


Три явления ставят сегодня заново вопрос о легитимности исключительного
права людей распоряжаться имуществом:

1. ограниченность природных ресурсов, которые не могут быть увеличены в
объеме, как рыночные товары, в условиях роста спроса

2. сознание того, что совокупность имущества, как, например, предприятие,
включает в себя и человеческий фактор и поэтому не может находиться в
полном и безраздельном распоряжении одного индивидуума

3. имущественные различия могут противоречить верховному принципу
Конституции — принципу равенства.

На этом фоне новую актуальность приобрел многовековой вопрос о сверхпозитивном естествен-
но-правовом обосновании собственности в философии. К философской дискуссии примыкает и
дискуссия в сфере основных прав и свобод; она концентрируется в основном на вопросе о том,
какие функции приобретает конституционно-правовая зашита собственности в сегодняшних ус-

(2) Личностный аспект гарантии собственности

В этой связи на передний план выходит вклад собственности в обеспечение
существования, разграничения частной имущественной сферы (некая «собственная
часть мира») и основополагающей функции собственности для свободного устрой-
ства жизни.

Так, например, для заключенных может быть жизненно важным, чтобы они могли иметь при себе
свои книги, свои письменные принадлежности, свои картины, свои часы. Реачьное распоряже-
ние собственными вешами может иметь в какой-либо экстремальной ситуации решающее значе-
ние для поддержания основ личности и самосознания. Собственность может иметь также очень
тесное касательство с реализацией человеческой свободы.

Содержание гарантии собственности, связанное с правами человека, следует
оценивать по-разному, в зависимости от ее носителя (индивидуальность или ано-
нимность) и цели использования собственности (обустройство личного жизненно-
го пространства или чисто экономическое, ориентированное на получение прибы-
ли использование, без личного участия),

В той мере, в какой собственность относится к предпосылкам свободного и
независимого жизнеустройства, из гарантии собственности следует также и программ-
ное требование о стремлении к возможно широкому распределению собственности.

(3) Экономический аспект гарантии собственности

Частная собственность — вместе со свободой предпринимательской деятельно-
сти — является необходимой основой для свободного экономического порядка. Тем
самым этим двум экономическим основным правам придается важная институци-
ональная функция. Сегодня в политической и правовой действительности эконо-
мический аспект собственности привлекает сравнительно большое внимание как
связанный непосредственно с личностью. При этом зачастую упускается из виду,
что вопрос о необходимости ограничений, то есть о регулировании отношений
собственности и ее экономическом использовании, ставится совершенно по-ино-
му, чем в тех сферах, которые напрямую затрагивают проблемы развития личности.

21'


Так, например, представляется, что допустимость проникновения дыма, сточ-
ных вод и т.п. на соседние владения должна быть ограничена там, где начинается
пренебрежение личными ценностями: то, что необходимо учитывать по отно-
шению к соседям, определяется в конечном итоге конкретными личными блага-
ми (такими, как здоровье, хорошее расположение духа и душевное самочув-
ствие) живущих на соседних участках земли людей, которые не должны быть
нарушены.

(4) Круг предметов, которые могут находиться в собственности

Круг предметов, которые могут находиться в собственности, в течение после-
дних столетий постоянно расширялся. Это называется растущим «овеществлением
природы» в ходе индустриализации в связи с отчуждением человека от окружающей
его среды.

Еще более серьезен вопрос о том, насколько установившаяся тенденция к на-
коплению материальных ценностей является заменой утраченному «своеобразию»
индивидуального существования и может быть призвана компенсировать неприз-
нание социального окружения во всем остальном.

Материализация всех ценностей в стиле жизни США, где в конечном итоге все
сводится к цене в долларах — от работы домохозяйки до материнской любви, берет
свое начало в фетишизации собственности.

Ь) Собственность как данное или как определенное правом
отношение?

(1) Основополагающие вопросы

С позиций теории права можно поставить вопрос, является ли собственность
только лишь названием определяемого правом отношения лиц к вешам или по сути
своей изначально установленной естественным правом величиной, переданной в
распоряжение лица. В зависимости от этого правопорядок в его соответствующей
исторически сложившейся форме рассматривается либо лишь как конститутивный
для подлежащей конституционной защите собственности или же на передний план
выходит вопрос о том, насколько тот или иной законодатель вправе ограничивать,
переоформлять, определять конкретную собственность, не затрагивая ее существа.

Независимо от этой теоретико-правовой основы, перед всеми правовыми нор-
мами, ограничивающими собственность как изначально данную или созданную
позитивным правом величину, встает проблема, в какой мере они могут определять
ее конкретное содержание, в какой мере они могут устанавливать ей пределы. Кон-
ституционные нормы и нормы текущего законодательства в сферах землеустрой-
ства, охраны окружающей среды или социальной политики (например, охрана прав
съемщиков жилых помещений, получение недорогого жилья) в значительной мере
определяют объем практически реализуемой защиты собственности.

Тем самым программные вопросы (как, например, вопросы обязательной ком-
пенсации вследствие материального отчуждения) приобретают большее значение,
чем теоретическая дискуссия о правовом определении собственности.

В теории было предложено рассматривать законодательные мероприятия, пря-


мо или косвенно касающиеся собственности, в основном как конкретизацию соб-
ственности и только тогда говорить об ограничении, когда урезаются конкретные
позиции собственности индивидуума.

Под «собственностью» в первую очередь понимается полное право распоря-
жаться каким-либо предметом.

Я могу как угодно поступить с моим диваном — сломать, отдать напрокат, продать, переделать по
своему желанию, отпилить ножки, залить его маслом, обтянуть новой тканью и спрятать внутри
него бриллианты.

А как обстоит дело с моим участком леса в природоохранной зоне у озера на

Могу лия обнести весь участок высоким забором, доходящим до самой воды? Не было бы разум-
ным в законодательном порядке оставить всю прибрежную зону открытой для широкой публики?
Не должно ли быть принято постановление о всех прибрежных участках, что по всей прибрежной
зоне должна оставаться открытая для всех набережная — так сказать, ипотека для частных земель-
ных участков?

Могу ли я построить на этом участке земли 30-этажный небоскреб, который разрушит всю идил-
лию природного ландшафта?

Могу ли я сливать сточные воды из моего дома без какой-либо очистки в озеро, используемое
городом для водоснабжения?

Могу ли я вырыть глубокий карьер для добычи щебня, который изменит уровень грунтовых вод
и уничтожит мох окружающего ландшафта?
Могу ли я соорудить склад химических веществ, который отравит почву и грунтовые воды?

Как видно уже из самих этих вопросов, в случае земли мы имеем дело не с тем же
самым понятием собственности, что и для движимого имущества, например, дива-
на.

По природе вопроса собственность на землю связана с таким большим количе-
ством ограничений, что она имеет очень мало общего с классическим понятием
собственности — абсолютным правом распоряжения.

Поэтому я вообще предложил бы, чтобы право на землю не обозначалось сло-
вом «собственность», как право на движимое имущество.

Если речь идет о праве на земельный участок, то я бы скорее говорил о передава-
емом «вечном праве пользования».

(2) Тезисы

Гарантия собственности и положения Конституции, определяющие соответ-
ствующую структуру собственности, вообще говоря, имеют одинаковое значение:
гарантия собственности обеспечивает право собственности небезгранично, но толь-
ко внутри пределов, установленных ему правовой системой в интересах общества
(охрана грунтовых вод, охрана окружающей среды, землеустройство, охрана приро-
ды и памятников, общественные интересы совместного пользования, строитель-
ство дорог и т.п.).

Правила пользования, например, зоны застройки, природоохранной зоны или
зоны отдыха определяют содержание, а не ограничение собственности на землю.

Задачей государства является определение и оформление землепользования, а
также защита прав на нее как имущественных прав.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.012 с.)