ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ



После Февральской, а затем и Октябрьской революций процесс институ-ционализации социологии продолжался. Поначалу он даже усилился.

В это время наблюдается бурный расцвет научных обществ, литературно-художественных и прочих объединений, создано много учебных заведений, обществ, печатных изданий; образуются новые кафедры в Петроградском и Ярославском университетах, появляются секции, союзы и ассоциация по изучению общественных наук в университетах Казани (С. Форфоровский,

25 Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX—XX вв. М., 1995. С. 18.

26 Там же.

27 Кукушкина Е.И. Русская социология XIX — начала XX века. М., 1993. С. 22.

Б76

Н. Кочергин, Н. Первушин, П. Кругляков, С. Ушаков и др.), Томска (С. Солнцев, Г. Иосифов, М. Михайловский), Владивостока (М. Ершов, Н. Кохановский). Публикуются первые официальные учебники (Т. Фадее­ва, Н. Кочергина, П. Сорокина и др.)- Активизируется научно-исследова­тельская деятельность: проводятся крупные социально-экономические, со­циально-психологические и этнографические исследования.

Социологический институт

В октябре 1918 г. был организован Социо-Библиографический институт (со­кращенно его называли Инсоцбибл). В 1919 г. после годичного существования Институт, приняв в свои ряды известных социологов (К.М. Тахтарева, Н.Л. Гредескула и П.А. Сорокина), был преобразован в Социологический ин­ститут28. Идеологически он представлял разношерстное объединение из марк­систов (М. Серебряков, С. Оранский, Е. Энгель, И. Чернышев и др.) и немар­ксистов (Н. Кареев, П. Сорокин и др.). Впрочем, подобным качеством вте годы, как и в любой другой переходный период, отличались многие научные центры. По своему организационно-правовому статусу Институт являлся профессио­нальной ассоциацией ученых, которая ставила перед собой следующие задачи: «1) популяризацию социологических зна­ний и 2) библиографизацию: а) всех но­вых явлений в области изучения соци­альных наук; б) всех правительственных и важнейших общественных мероприя­тии в социальной жизни, поскольку таковые находят отражение в печати, и в) главнейших, представляющих общий интерес явлений в области социальной жизни, отражаемой современной печатью... Одновременно с этим институт за­дается целью помочь всем желающим в ознакомлении с литературой по теории социальных наук и по практическим способам решения социальных проблем. С этой целью Институт собирает библиотеку специально по общественным наукам и устраивает публичные лекции и чтения»29.

За свою недолгую историю Социологический институт успел сделать многое, в частности, началась подготовка ряда монографических работ по истории социологии и ее современному состоянию, был составлен сводный каталог мировой литературы по социологии, подготовлены к печати пере­воды книг американских авторов. Сотрудники Института и приглашенные специалисты — В.Ф. Боцяновский, Г.Е. Калинин, П.А. Сорокин, Н.А. Гре-дескул, А.А. Гизетти, П.И. Люблинский, В.В. Водовозов, Н.И. Кареев, П.В. Мокиевский, Э.Л. Радлов, Е.В. Тарле и др. — организовали публичные лекции для всех желающих получить социологическое образование30. В не­скольких номерах недолго выпускавшегося «Вестника Института» публико­вались программы курсов социологии Ф. Гиддингса, Л. Вуда, Э. Росса, П.А. Сорокина, К.Н. Тахтарева31.

:s Наука и ее работники. 1920. № 1. С. 24-26.

:9 Социобиблиологический институт// Социобиблиологический Вестник. 1919. № 1-3. С. 1. "' Деятельность института // Социобиблиологический вестник. 1919. № 4—6.

11 Социологический (бывш. социобиблиологический) Институт // Наука и ее работники. Пг. 1920. № 1.С. 24-25.

G77

Обсуждение фундаментальных вопросов социологической науки Инсти­тут проводил на совместных заседаниях Русского социологического обще­ства им. М.М. Ковалевского. Наряду с переводческой, лекционно-пропаган-дистской и научно-библиографической деятельностью Институт вел иссле­довательскую работу по сбору эмпирических данных о самых разных сторонах жизнедеятельности общества. В том числе по инициативе П. Сорокина были проведены анкетные обследования уровня жизни и социально-экономичес­кого положения населения Петрограда за годы войны и революции32.

Научные планы Социологического института простирались еще дальше. В частности, К.М. Тахтарев, возглавивший Институт в 1920 г., обратился в Наркомпрос с проектом о создании Российского социологического инсти­тута. Планировалось, что он развернет свою деятельность по следующим на­правлениям: «1) научная разработка социологии и других теоретических и прикладных общественных наук; 2) обеспечение надлежащего научного уров­ня высшего социологического образования в России; 3) распространение со­циологических знаний в народных массах»33. На будущее учреждение возла­галась задача подготовки профессиональных исследователей-эмпириков, специалистов-теоретиков по разным отраслям социологии, преподавателей высшей школы. В нем предусматривалось также обучение советских работ­ников и общественно-политических деятелей. К сожалению, предложение о создании более крупного, чем Социологический институт, учреждения не встретило поддержки у руководства Наркомпроса. А в 1921 г. был закрыт и Социологический институт34.

Причины отказа в создании форпоста социологической науки в стране неизвестны. Возможно, они были идейно-политическими, а может быть, при­чиной служила элементарная нехватка средств. Могло сказаться отсутствие личной заинтересованности и поддержки социологического проекта кем-то из высших советских руководителей. Во всяком случае, вто же самое время вождь пролетариата В.И. Ленин, уже готовивший замысел о высылке за границу ве­дущих социологов и философов, нашел деньги, и немалые (около 5 млн руб. золотом), для создания другого института — Центрального института труда. В 1920 г. по прямому указанию В.И. Ленина в Москве создается Институт труда, преобразованный в 1921 г. в Центральный институт труда (ЦИТ).

В отличие от Социологического института Сорокина и Тахтарева цент­ральный институт труда А. Гастева сыграл в истории страны более заметную роль. Достаточно сказать, что ЦИТ в короткие сроки удалось подготовить до 0,5 млн квалифицированных рабочих и специалистов, создать разветвленную систему внедренческих фирм (знаменитых оргстанций), занимавшихся со­вершенствованием организации труда и управления, добиться международ­ного признания у немцев, французов и американцев как безусловных лиде­ров менеджмента 1920-х гг., побеждать на международных выставках и сим­позиумах. В постановлении Совета Труда и Обороны в качестве цели деятельности ЦИТ ставились разработка, демонстрация и пропаганда ос­новных принципов научной организации труда (НОТ), обобщение передо-

32 Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX—XX вв. М.: Онега, 1995. С. 32.

33 Клушин В.И. Первые ученые-марксисты Петрограда. Историко-социологический очерк. Л.: Лен-издат, 1971. С. 67.

34 Социология: история, основы, институционализация в России. 2002// Русский Гуманитарный Ин­тернет-Университет: http://www.i-u. m/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_nov 14. asp

вого опыта и координация деятельности всех других научно-исследователь­ских учреждений страны, изучающих труд. Соответственно своей ведущей роли ЦИТ получил широкие права: непосредственно обращаться в прави­тельство, созывать всероссийские съезды для координации работ по НОТ в общегосударственном масштабе.

Различие между двумя важнейшими учреждениями отечественной соци­ологии первых послеоктябрьских лет кроется в следующем: 1) Социологи­ческий институт Сорокина был враждебен марксизму, напротив, ЦИТ Гас-тева, в прошлом видного подпольщика и большевика, делал все ради прак­тической победы «социализма по всему фронту»; 2) Институт Сорокина имел теоретическую направленность, обслуживал потребности образованной ча­сти населения и не имел никаких выходов на народное хозяйство, а ЦИТ разработал оригинальную методологию социальной инженерии, был направ­лен на работу с широкими массами трудящихся, приносил огромную пользу всему народному хозяйству страны. Известны слова В.И. Ленина о том, что построить социализм, многократно не повысив производительность труда, мы не сможем. А поднять эффективность труда, не внедрив самые передо­вые системы НОТ, невозможно.

Несмотря на очевидное различие двух институтов, судьба их была одина­ково плачевной: Социологический институт прикрыли в начале 1920-х гг., а ЦИТ в своем изначальном качестве перестал функционировать в начале 1930-х, превратившись в обычный отраслевой НИИ — придаток авиационной промышленности. Так по-разному (различие здесь — вопрос скорее формы, чем содержания) советская власть расправлялась с фундаментальной и при­кладной социологией: представителей одной, за ненадобностью, высылала за рубеж, представителей другой превращала в ничем не приметных советских служащих. Наконец, по отношению к самым непримиримым использовалась высшая мера наказания — 10 лет без права переписки. Такова была участь А. Га-стева, который был, как и П. Сорокин, ученым с мировым именем.

Кафедра социологии

В 1920 г. в Петроградском государственном университете открывается первый в России факультет общественных наук с кафедрой социологии во главе с П. Сорокиным. Наряду с большой организационной работой (в июне 1918 г. им была составлена «Записка об учреждении Института социальных наук») П. Сорокин занимается составлением учебников по социологии для учебных заведений страны, работает над созданием программ. Факультет призван был сочетать преподавательскую и широкую научно-исследователь­скую деятельность как эмпирического, так и теоретического порядка. В 1920/ 21 учебном году на факультете слушатели могли познакомиться с интерес­нейшими курсами, пожалуй, не уступавшими тем, которые читались в луч­ших университетах Европы или Америки: П.А. Сорокин — система общей социологии, К.М. Тахтарев — генетическая социология, Н.И. Кареев и Н.А. Гредескул — история социологических учений, В.В. Святловский35

1 Святловский В.В. — последний представитель научной династии, прославившейся своим вкладом в развитие отечественной социологии труда и земской статистики, написавший в первые годы совет­ской власти ряд интереснейших книг, в том числе социально-экономический словарь.

G79

история социалистических учений. Наряду с такими общеобязательными курсами студентам предлагались факультативы, в частности П.А. Сорокин вел уголовную социологию, а А.Ф. Кони — этику общежития36.

В 1921 — 1922 гг. в столице какое-то время действовал «Кружок объектив­ного изучения — массового и индивидуального — поведения людей». Его по­четным председателем был академик И. Павлов, а действующим — П. Соро­кин. Сюда входили питерские профессора и преподавательская молодежь, попрофессии биологи и социологи, а по теоретическим воззрениям — сторон­ники бихевиоризма (в том числе Г.П. Зеленый, В.В. Савич и др.). Названиебихевиоризма возникло не случайно. Это единственное в социологии тече­ние, которое находится в приграничнойИнформация - знания, которые вы приобре- зоне между биологией и социологией,таете, когда ищете совершенна другое. пытаясь построить точные, математи-

Неизе. ческие вычисляемые формулы социаль­ного поведения человека. И .А. Голосен-ко и В.В. Козловский именуют этот кружок (иногда его называют обществом) «бихевиористским социологическим институтом»37. Правильнее было бы ска­зать «институция», подразумевая некую не учрежденную властями в качестве стационарного учебного заведения практику научного общения специалис­тов между собой, носившую скорее полуформальный характер. Его деятель­ность была прервана властями почти сразу из-за политических настроений И. Павлова и П. Сорокина.

Созидательная деятельность продолжалась до середины 20-х гг., после чего и прежние традиции, и новые институты начинают постепенно уходить из сферы научной жизни и к концу десятилетия исчезают совсем вместе со сло­вом «социология». К середине 1920-х гг. вся печать становится партийной. Возвращается цензура. Научные и общественно-политические ассоциации упраздняются или переходят под полный партийный контроль (профсоюз, природоохранные, спортивные объединения).

Большевики, изменившие политический строй России, сломавшие соци­альную структуру общества, прежние экономические устои общества, образ жизни, мировоззрение и традиции населения, мечтавшие о мировой рево­люции и переустройстве всего мира, не могли довольствоваться тем, что в недрах нового общества сохраняются «старорежимные» науки, прежде всего философия, экономика, социология и психология. В новом обществе, пола­гали они, и науки об обществе должны быть совершенно иными. Старую профессуру и свободу слова они терпели очень недолго — каких-нибудь 5—7 лет, пока шла гражданская война и все внимание компартии было со­средоточено на внешних угрозах. Как только они разобрались со своими врагами за рубежами родины, большевики незамедлительно направили свой взор на внутренних, идейных врагов и принялись наводить порядок в изрядно разрушенном двумя войнами научном хозяйстве страны — разумеется, таким образом, как они понимали этот порядок.

36 Клушин В.И. Первые ученые-марксисты Петрограда. Историко-социологический очерк. Л.: Лен-

издат, 1971. С. 226-228. " Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX—XX вв. М.: Онега, 1995. С. 33.

Социологическое образование в средних школах

В первое десятилетие после 1917 г. в стране предпринимались попытки внедрить социологическое обучение не только в вузах, но и в средних шко­лах. Так, например, сразу же после Февральской революции социология, бла­годаря стараниям П.А. Сорокина, ставшего секретарем А. Керенского по про­блемам науки, стала, как он вспоминал позже, «одним из покровительствуе­мых предметов и введена была не только во всех высших, но и средних школах»38. В первые послеоктябрьские годы большевики пытались наладить систематическое социологическое образование на уровне школы. В частности, Социологический институт, где уже имелся опыт написания учебников39 и трудились талантливые педагоги, в том числе П. Сорокин и Е. Энгель. Народ­ный комиссариат просвещения поручил организовать курсы социологической подготовки для преподавателей средних школ40. Энгель даже написал первый в истории нашей страны учебник по социологии для средних школ4'.

Советское правительство намеревалось даже перейти к всеобщему соци­ологическому образованию. В 1919г. К.М. Тахтаревписал:«Научноезначе­ние социологии, которая становится обязательным предметом преподавания не юлько в высшей, но и средней школе, в настоящее время может считать­ся настолько общепризнанным, что его можно и не выяснять...»42 Идеоло­гической базой предполагавшейся реформы образования служил тезис о единстве социализма и марксистской социологии. Скажем прямо, тезис до­вольно искусственный и, как показало время, недолговечный. Развернувша­яся в период НЭПа дискуссия о предмете социологии, в которой участвова­ли не только рядовые преподаватели, пропагандисты, исследователи, но так­же и видные большевистские деятели, в частности Н. Бухарин, А. Богданов и И. Сталин, завершилась сведением социологии к историческому матери­ализму. В результате в школах и вузах вместо социологии в конечном итоге стали преподавать так называемую «политическую науку», состоявшую из ряда курсов: «Коммунизм», «История коммунизма», «История коммунисти­ческой революции», «Марксистско-ленинское учение истории» и «Консти­туция СССР». Их, кстати сказать, имели право читать только коммунисты. Как следствие, положение социологического образования стало еще хуже, чем было до революции 1917 г.43

Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет /Изд. подгот. В.В. Сапов. М.: Наука, 1994. С. 418.

К базовым учебникам по социологии, созданным в эти годы, надо отнести первый том «Социоло­гии» (М., 1917) В.М. Хвостова под названием «Введение. Исторический очерк учений об обществе»; «Наука об общественной жизни» (Пг., 1919) К.М. Тахтарева; «Общие основы социологии» (Пг., 1919) Н.И. Кареева; «Общедоступный учебник социологии» (Ярославль, 1920) и два тома «Системы социологии» (Пг., 1920) П.А. Сорокина и др.

Деятельность института // Социобиблиологический вестник. 1919. № 4-6.

Энгель Е.А. Социология. Краткий курс средней школы. Пг., 1919; Энгель Е.А. Очерки материали­стической социологии. М. Пг., 1923.

Тахтарев К.М. Наука об общественной жизни, ее явлениях, их соотношениях и закономерности: Опыт изучения общественной жизни и построения социологии. Пг.: Издательский Кооперативный Союз «Кооперация», 1919. С. 5.

Социология: история, основы, институционализация в России. 2002// Русский Гуманитарный Ин­тернет-Университет: http://www.i-u.ru/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_novl4.asp

На долгие десятилетия базовым предметом в системе социальных наук и гуманитарного образования в стране, как высшего, так и среднего, стала мар­ксистская философия. В 1960—80-е годы ее составными частями выступали исторический материализм, диалектический материализм, политическая эко­номия социализма и научный коммунизм. Социологии здесь места не было.

В 1920-е гг. социологическое обучение в школе не могло состояться по ряду причин, в том числе из-за нехватки квалифицированных кадров. На препо­давательскую работу часто попадали случайные люди. Им было неважно, что и как преподавать, главное — найти хоть какой-то заработок: в стране безум­ствовала безработица, а в некоторых регионах широкомасштабный голод. Очень часто на уроках по социологии школьные учителя занимались с учени­ками совершенно посторонними предметами, разумеется, теми, с которыми они хоть как-то были знакомы: кто-то музицировал или рисовал, кто-то зак­ладывал основы трудоведения или давал исторический курс. В 1919 г. Социо­логический институт провел проверку школ на Васильевском острове. Резуль­таты обескуражили ученых. Как вспоминал позже П. Сорокин, одни подме­няли социологию основами экономической науки, другие давали учащимся курс «Истории культуры», третьи преподавали Конституцию РСФСР44. «Бла­годаря такому положению вещей, — отмечал в 1919 г. К.М. Тахтарев, — мы в точности даже не знаем, что, собственно говоря, вводится в преподавание наших высших и средних учебных заведений под именем социологии»45.

Профессионально подготовленных преподавателей по социологии в стра­не явно не хватало. Педагогические вузы учителей-обществоведов не готови­ли. Даже если бы правительство решилось это сделать, то в педвузах некому было бы преподавать социологию, поскольку ни одного поколения, имеюще­го высшее социологическое образование, в России не было. Круг замкнулся еще больше, а проблема обострилась до крайности в 1922 г., когда часть про­фессиональных социологов выслали за границу на знаменитом «пароходе ин­теллектуальных эмигрантов». На смену им пришли выходцы из рабочих и кре­стьян, составившие костяк «красной профессуры». За короткое время, тем бо­лее в режиме ликбезовской, ускоренной и очень поверхностной подготовки овладеть основами мировой социологии было, естественно, невозможно.

А производить ротацию преподавательских кадров было необходимо прежде всего по идеологическим причинам. Еще до вынужденной эмигра­ции многие преподаватели, даже из числа знавших социологию, подавали ее вовсе не в марксистском духе. Если они и говорили о социализме и комму­низме, то лишь в негативных тонах. Правительство, разочаровавшись в на­чальном социологическом образовании, запретило преподавать социологию в школах, а преподавателей-социологов уволило. Уже к 1921/22 учебному году она была изъята и заменена курсом «Развитие общественных форм», построенном на пересказе идей Бухарина и Богданова (правда, и тех вскоре подвергли идейному остракизму). Социология, вспоминал П. Сорокин, «впа­ла в немилость»46.

Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет /Изд. подгот. В.В. Сапов.

М.: Наука, 1994. С. 418.

Тахтарев К.М. Наука об общественной жизни, ее явлениях, их соотношениях и закономерности:

Опыт изучения общественной жизни и построения социологии. Пг., 1919. С. 3.

Сорокин П.А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет /Изд. подгот. В.В. Сапов.

М: Наука, 1994. С. 418. "

Как в вузах, так и в школах остро не хватало учебников, методических по­собий и программ, написанных в новом духе и с новых позиций, а старые большевиками не признавались. Переведенная до революции мировая соци­ологическая классика не подходила, так как она несла массам буржуазные идеи и ценности. Уровень школьного обучения был чрезвычайно неодинаков, а зачастую так низок, что от затеи со школьным образованием пришлось отка­заться. В передовых странах мира в это время социология уже заняла достой­ное место среди других наук и была включена в число обязательных предме­тов преподавания как в университетах, так и в средних школах. На Западе к этому времени уже давно не было недостатка в учебниках по социологии47.

Кадровый вопрос

Вообще говоря, в послеоктябрьский период расстановка классовых сил в сфере общественной жизни была крайне сложной. По утверждению Г. Г. Бо-гомазова, к началу XX в. в области социально-экономической мысли укреп­ляются и побеждают два основные направления — буржуазно-демократичес­кое и марксистское. Обширное буржуазно-демократическое направление представляет довольно большое разнообразие течений и школ48. Позитиви­стская ориентация в социологии, которая в конце XIX в. играла положитель­ную роль в борьбе с официальной идеологией самодержавия, в первые годы Советской власти превратилась в теоретический оплот различного рода псев­домарксистских течений.

В период НЭПа продолжали беспрепятственно выходить меньшевист­ские, эсеровские и даже кадетские газеты49, в это же время философские ка­федры ряда городов занимали лидеры интеллигентской оппозиции (П. Стру­ве, Е. Трубецкой, С. Булгаков, Н. Бердяев, Н. Лосский, П. Сорокин, Н. Ка-реев), трибуной для которых были, в частности, журналы «Мысль» и «Объединение». Некоторые философы и социологи занимали по отношению к советской власти враждебную позицию. П. Сорокин, который до февраль­ской революции 1917 г. подвергался преследованиям царизма, вскоре стал одним из лидеров эсеровской партии, активно сотрудничал в Государствен­ной думе, одно время являлся секретарем А.Ф. Керенского. После Октябрь­ского переворота, который Сорокин встретил в штыки, его арестовали боль­шевики по обвинению в покушении на Ленина, он скрывался в лесах рус­ского Севера, но потом покаялся, написал открытое письмо о своем разрыве с эсерами. Вернувшись в Петроград в 1919 г., стал деканом социологическо­го факультета, оставаясь в оппозиции к большевизму. В столичных вузах он постоянно читал лекции по социологии, используя их как повод свести сче­ты с марксизмом. В частности, П.А. Сорокин подвергал критике историчес-

Тахтарев К.М. Наука об общественной жизни, ее явлениях, их соотношениях и закономерности:

Опыт изучения общественной жизни и построения социологии. Пг.: Издательский Кооперативный

Союз «Кооперация», 1919. С. 3; Ковалевский М.М. Социология на Западе и в России// Новые идеи

в социологии/Непериодическое изд-ние, выходящее под ред. М.М. Ковалевского, Е.В. де Роберти.

СПб.: Изд-во «Образование», 1913. Сб. 1. С. 10; Социология: история, основы, институционализа-

ция в России. 2002// Русский Гуманитарный Интернет-Университет: http://www.i-u.ru/biblio/arhiv/

books/novikova_soc/soc_novl4.asp

Богомазов Г.Г. Экономическая наука в России в XX веке: дискуссионные суждения // http://

www.econ.pu.ru/Vestnik/97i3/bogomaz.htm

Чагин Б.А. Очерк социологической мысли в СССР. Л., 1971. С. 9.

кий материализм с позиций эмпирической социологии. Другие критикова­ли материализм с позиций исторического идеализма и теории фактов.

Понятно, что рассчитывать на старую интеллигенцию, носителя научно­го потенциала общества, в данных условиях большевикам было невозмож­но. Поражение буржуазии в Гражданской войне послужило прологом к открытой войне в области идеологии. Здесь уже вопрос о самом существова­нии Советской власти решался как необходимость создания новой, маркси­стской общественной науки50. Идейное противостояние русской интеллиген­ции большевистскому «беспределу» власти терпели недолго. В 1922 г. по инициативе Ленина и Дзержинского вместе с большой группой ученых и писателей, представлявших цвет русской общественной мысли, П. Сорокина выслали из страны.

Для руководства организацией научных исследований в Советской рес­публике при Государственной комиссии по просвещению, образованной декретом СНК в ноябре 1917 г., был создан научный отдел. Некоторые вид­ные ученые подписали «Декларацию трудовой интеллигенции»51, где целью провозглашалось «всемерное содействие наиболее целесообразному исполь­зованию интеллектуальных сил России в целях воссоздания ее культурно-хозяйственной жизни».

В мае-июне 1918г. по инициативе М.Н. Покровскогои М.А. Рейснераи при поддержке В.И. Ленина Совнарком и Наркомпрос приступили к орга­низации Социалистической академии общественных наук52, которая долж-

Врезка

воения социальной действительности оказались несовместимыми с личной диктатурой, волюн­таризмом и субъективизмом в управлении об­ществом, социальными процессами. Научная социология прямо противоположна социальной апологетике. Официальные экономические по­казатели из года в год свидетельствовали о «ро­сте» благосостояния общества, в то время как социальные показатели, т.е. показатели, отра­жающие реальное удовлетворение потребно­стей людей, говорили об обратном, о снижении социального благосостояния народа, росте со­циальной напряженности. Второе, таким обра­зом, отрицает первое. Но первое соответствует интересам личной или бюрократической влас­ти, идеологическим орудием которой всегда выступает социальная мифология. И, как ре­зультат, социальная мифология возводится в степень науки, а реальная наука объявляется буржуазной лженаукой. Сокращенно по источнику: Как это было (интер­вью с членом-корреспондентом АН СССР Г.В. Осиповым) // СОЦИС. 1988. № 4. С. 126-130.

Г. В. Осипов

Как это было

Судьба социологии в нашей стране складыва­лась трудно, а порой даже трагично. После Ок­тября молодое советское общество остро нуж­далось в социологических знаниях, опираясь на которые можно было бы перестраивать соци­альную жизнь общества. Даже в самые тяжелые для страны годы (1918-1926) публикация тру­дов по проблемам социологии занимала одно из первых мест среди гуманитарных наук, прово­дились социальные эксперименты. Более того, в 1920 г. в стране был впервые создан Институт социологии. Поступательное развитие науки было искусственно прервано в 30-е гг. Социо­логия была объявлена буржуазной лженаукой, не только не совместимой с марксизмом, но и враждебной ему. Фундаментальные и приклад­ные исследования в этой области знания были фактически прекращены. «Упразднение» соци­ологии как науки было предопределено тем, что ее принципы, теория и методы познания и ос-

50 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 42. С. 320.

51 Знамение времени // Известия ВЦИК. 1920. 3 марта.

52 С 1923 г. она стала называться Коммунистической. Упразднение Коммунистической академии ипередача ее институтов и основных работников в состав Академии наук СССР произошли в феврале1936 г.

Б84

на была стать ведущим научным центром страны в области изучения и про­паганды марксистской теории. До тех пор пока новый научный центр не превратился в гегемона, навязывающего свои идейные установки всем уче­ным и специалистам страны, в высших учебных заведениях и в государствен­ных учреждениях еще трудилась старая профессура. Так, например, в Мос­ковском университете оставались на преподавательской работе И. Гольдш-тейн, Н. Шапошников, А. Мануйлов, Н. Каблуков, 3. Каценеленбаум, Н Макаров, А. Чаянов и многие другие. В. Петроградском университете чи­тали лекцииС. Солнцев, В. Святловский, И. Кулишер, М. Боголепов, А. Бу-ковецкий, В. Шарый, Е. Энгельидр,

Идеологические дискуссии

20-е гг. проходили под знаком острых и весьма многочисленных теоре­тических дискуссий. Последовательная социологическая интерпретация мар­ксистской теории была выдвинута в начале 20-х гг. самым влиятельным те­оретиком партии Н.И. Бухариным, но подвергнута довольно жесткой кри­тике со стороны Ленина. В центре теоретических дискуссий 20-х гг. находилась работа Н.И. Бухарина «Теория исторического материализма. По­пулярный учебник марксистской социологии»53, выдержавшая в СССР до 1929 г. восемь изданий. Она представляла собой первую попытку система­тизации основных понятий исторического материализма (в его отношении к социологии) с позиций так называемого энергетизма. Бухарин утверждал, что исторический материализм является социологической теорией марксиз­ма, которая выступает по отношению к философии как частная наука.

Досталось от Ленина и другому видному марксисту А. Богданову, который якобы отошел от исторического материализма К. Маркса и Ф. Энгельса к со­циалистически окрашенному сциентизму. Как и Бухарин, он пытался дать общую систему категорий исторического материализма и социологии с пози­ций те ктологии (всеобщей организационной науки). Но попытка провалилась, видимо, не пришло время для нового взгляда на общую социологию.

Гораздо позже, уже в 1970-е гг., новое поколение советских философов и социологов еще раз попытается перестроить общую социологию, но уже на принципах общей теории систем (одним из родоначальников которой, кстати сказать, считается А. Богданов) и организационно-деятельностного подхо­да (Г.П. Щедровицкий). Но и эту попытку нельзя признать удачной, посколь­ку предложенный вариант так и не стал общепринятой нормой в сообществе социологов. Разгром бухаринской «ереси» стал поводом для активной борь­бы против «абстрактного социологизма» и «механицизма» на протяжении 30-х гг., прежде всего на страницах журнала «Под знаменем марксизма», вы­ступавшего в те годы трибуной официальной партийной линии.

Разгром социологии

Переломным этапом и вместе с тем началом нового периода в послерево­люционном развитии отечественной социологии следует считать 1922 г. В этом году В.И. Ленин поставил вопрос о коммунистическом контроле про-

ухарин Н.И. Теория исторического материализма: Популярный учебник марксистской социоло­гии. М. Пг.: Госиздат, 1922.

грамм и содержания курсов по общественным наукам; многим профессорам, в связи с их враждебностью марксизму, была запрещена преподавательская деятельность. В конце 1922 г. во всех центральных университетах закрылись кафедры общей социологии. В это время почти во всех петроградских вузах были созданы кафедры общественных форм. Новая учебная дисциплина преподавалась до 1924 г. Иногда ее называли генетической социологией, так как это был искусственно разработанный вариант социологизированной истории. С 1923/24 учебного года впервые в университете и институтах Пет­рограда были введены лекции и семинары по историческому материализму, которые читали М.В. Серебряков, В.А. Быстрянский, Н.Н. Андреев, Э.Э. Эс­сен, Б.А. Фингерт, И.С. Плотников и другие марксисты. С этого времени в ленинградских вузах начинается преподавание «подлинно научной социо­логии»54.

За пределы страны в это время было выслано около 160 деятелей науки и культуры55. В эмиграцию отправились П.А. Сорокин, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, П.Б. Струве, С.Л. Франк, А.В. Пошехонов, В.А. Мякотин, П. Милюков, В. Чернов, Г. Гурвич, Н. Тимашев, Ф. Степун, С. Франк, П. Новгородцев, Е. Спекторский и многие другие выдающиеся философы и социологи. Другая часть старой интеллигенции56 пыталась как-то вписаться в новый контекст обществоведческой науки, найти свое место в социалис­тическом обществе, влиться в ряды марксистов.

Социологическая тематика разрабатывалась в исследовательских и учеб­ных учреждениях промарксистской ориентации, среди которых ведущую

Социологический образ мышления 1. Доказано, что в бедных семьях детей рож­дается больше, чем в богатых. 2. В 90-е гг. уровень жизни снизился в Рос­сии в несколько раз. 3. Следствие: уровень рождаемости должен заметно возрасти. Таков формально-логический силлогизм. Он верен с теоретической точки зрения, но неве­рен с практической. В 90-е гг. на одну семью приходилось 1,1 ребенка. Это меньше, чем во всех европейских странах, и меньше, чем ког­да-либо в истории России. Специфика социологических силлогизмов в отличие от философских состоит в том, что каждую посылку, кроме вывода, можно под­твердить статистикой.

роль играл Институт красной профессу­ры. Он был создан в 1921 г. в Москве по инициативе В. И. Ленина для подготов­ки преподавателей-марксистов высшей квалификации. В 1922 г. в Петрограде при Коммунистическом университете был создан Научно-исследовательский институт, который наряду с подготов­кой квалифицированных кадров зани­мался исследовательской деятельностью в области гуманитарных наук. В 1922— 1924 гг. создаются Коммунистические университеты в Омске, Харькове, Каза­ни, Смоленске и других городах. В 1924 г. Социалистическая академия общественных наук, основанная в 1918 г., была переименована в Коммунистическую академию. В 1925 г. при Коммунистической академии были созданы общество статистиков-маркси­стов под руководством М.Н. Фалькнер-Смита и С.Г. Струмилина и Обще-

Социология: история, основы, институционализация в России. 2002 // Русский Гуманитарный Ин­тернет-Университет: http://www.i-u.ru/biblio/arhiv/books/novikova_soc/soc_novl4.asp Новиков Н.В. Условия возникновения и развития социологии в России // Русская социология: Меж-вуз. сб. / Под ред. А.О. Бороноева. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1993. С. 14.

Среди них Н.И. Кареев, Н.А. Гредескул, Е.В. Тарле (позднее они даже избирались членами Акаде­мии Наук СССР), М.К. Лемке, К.М. Тахтарев, В.В. Святловский, В.С.Серебренников, Н.С.Дер­жавин, А.Ф. Кони, Н.Я. Марр, В.А. Быстрянский, А.И.Тюменев, Н.Н.Андреев, Е.А. Энгель.

ство историков-марксистов, в которое вошли М.Н. Покровский, В.П. Вол­гин, П.О. Панкратова и др.

Университетские аудитории в это время наполнили рабфаковцы, а кафед­ры заняли партийные и идеологические работники. Компартия и советское правительство вели активную работу по подготовке собственных марксист­ских кадров. Особое внимание уделялось совершенствованию работы выс­шей школы, укреплению ее марксистскими преподавательскими кадрами. В ноябре 1922 г. СНК РСФСР принял постановление «Об установлении пе­речня обязательных для вузов общественных дисциплин», которое вводило в высшей школе изучение исторического материализма, политической эко­номии, истории ленинизма, истории социализма. Особое внимание уделя­лось пропаганде и изучению теоретического наследия основоположников марксизма. Широкая популяризация идей исторического материализма в журналах «Большевик», «Вестник Социалистической академии», «Под зна­менем марксизма» послужила основой для постепенной перестройки идеоло­гических отношений.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.220.231.235 (0.024 с.)