Способы теоретизирования в качественном исследовании



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Способы теоретизирования в качественном исследовании



1. Поступательная аппроксимация (приближе­ние, соответствие) как переформулировка кон­цепций путем их постоянного неоднократного сопоставления со свидетельствами, полученны­ми в поле. В процессе такого сопоставления концепции постоянно оттачиваются, в ре­зультате — свидетельства и теория наиболее адекватно соотносятся друг с другом.

2. Иллюстративный метод, где эмпирические свидетельства используются для того, чтобы проиллюстрировать или «привязать» теорию к эмпирии. Существовавшая ранее теория остав­ляет "открытые ящики», пустоты, не описанные теорией, и исследователь выясняет, могут ли полученные им эмпирические свидетельства заполнить эту нишу. Новые свидетельства мо­гут как опровергнуть, так и подтвердить ранее существовавшую теорию.

 

3. Аналитическое сравнение (Дж.С. Миль). Ис­ходя из уже существующих теорий, исследова­тель развивает идеи о повторяющихся образцах отношений или поведения. Он фокусируется на нескольких постоянно воспроизводящихся явле­ниях и ищет повторы таких образцов внутри оп­ределенного социального контекста.

4. Метод согласия развивает предыдущий тип теории, фокусируясь на том, что является об-

щим для всех случаев. Исследователь устанав­ливает, что случаи имеют сходный общий ре­зультат, и ищет общие факторы, приведшие к такому сходству.

35 Glaser В.С, Strauss A.L. The discovery of grounded theory: Strategies for qualitative research. Chicago:Aldine, 1967. P. 3.

36 Glaser B.G. Doing Grounded Theory: Issues and Discussions. Sociology Press, 1998. P. 50.

Ядро граунд-теориивключает несколько компонентов:

1. Эмпирический, итерационный (многократный) подход к сбору и ана­лизу данных. Это означает, что данные собираются, анализируются и пересматриваются циклически, что позволяет улучшить контроль уче­ного за качеством собираемой информации.

2. Постоянное применение сравнительного метода при построении те­ории. Поиск сходства в совершенно различных явлениях предпри­нимается для того, чтобы ярче высветить суть явления либо социо­логическую переменную. Блестящий пример — ответ А. Страусса на вопрос своего давнего коллеги и сторонника «понимающей социо­логии» Эверетта Хьюза: «Что общего у священника и проститутки?» Ответ был таким: «Тот и другой совершают свое дело скрытно, поэтому для постороннего глаза оно наполнено таинственности». Увидеть общие черты между столь далекими явлениями — суть ка­чественного метода. Сравнительный анализ может также применять­ся по отношению к аналогичным случаям для выявления их про­тивоположностей. Два представителя одного поколения могут начи­нать с одинакового социального положения и достичь высокого служебного статуса, но двигаться к этому разными путями (траек­тория мобильности). Здесь при сравнительном анализе оказалось, что условия и результаты в двух случаях схожие, а характер процесса — разный.

3. Особый способ составления выборки, который принято называть те­оретическим. Акцент поставлен не на репрезентативность данных, а на получение богатого эмпирического материала, на базе которого

4. Метод различия отбирает случаи, которые сходны по большинству своих параметров, но по некоторым существенно различаются. Фиксиру­ются черты, которые делают случаи схожими, и черты, посредством которых они различаются. Путем сопоставления исследователь отыскивает черты, которые ведут к различиям в причинах и результатах.

5. Анализ доменов. Этнографический подход Дж. Спредли37 основывается на определении ба­зовых единиц культурного окружения — доменов, организующих определенную концепцию или идею. Путем объединения доменов в более ши­рокие темы достигается более широкая интерпре­тация культурного смысла данного сообщества.

6. Идеальные типы являются моделями или абстракциями социальных отношений или про­цессов, которые используют многие социологи. Они являются чистыми образцами, которые позволяют соотнести реальные проявления с определенной идеальной моделью.

7. Выделение контекста применяется как способ сопоставления идеальных типов в разных кон-

трастных контекстах, что позволяет выявить специфическое или уникальное в каждом из контекстов.

9. Аналогии служат для логического сравненияс целью доказательства, что два явления илиобъекта определенным способом сходны.

10. Поиск опровергающих или отсутствующихслучаев представляет собой мысленный экспе­римент, концентрирующийся на отсутствииданной характеристики в реальной жизни. Рас­суждение строится по принципу: что бы про­изошло, если бы данная характеристика при­сутствовала? Это позволяет осознать отсут­ствие явления и проинтерпретировать егоотсутствие для данного случая.

Источник: Малышева М.М. Способы кодирова­ния и анализа качественных данных/ В сб.: Воз­можности использования качественной методо­логии в тендерных исследованиях. М., 1997. С. 66-85; Семенова В.В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию. М.: Добросвет, 1998. С. 210-212.

37 Spradlcy J. The Ethnographic Interview. L.: Holt, Rinehart and Winston, 1979.

можно сделать глубокие и оригинальные обобщения. Выдвижение гипотез и преемственность с предыдущими социологическими тео­риями отступает на задний план. 4. Качественная теория принимает так называемый фасетный вид, при котором она разбивается на множество полуавтономных теоретичес­ких областей, понятий, суждений, которые, не прибегая к помощи всей теории, можно по отдельности использовать для объяснения новых фактов и явлений. Так, создавая ранний вариант качествен­ной методологии, Гласер и Стряусс в середине 1960-х гг. провели ис­следование престарелых больных в медицинском госпитале, для ко­торого придумали понятия «осознание своего статуса» и «контекст сознания». На протяжение последующих 15 лет они применяли оба эти понятия к самым разным ситуациям и исследованиям, фасетная классификация интерпретируется как способ сортировки тер­минов в заданной области знаний в гомогенные, взаимно исключающие наборы, каждый из которых отпочковывается от универсального набора по-нятии по одному определенному критерию^.

ГРАУНД-ТЕОРИЯ

И НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА

Способ построения граунд-теории обусловлен ее принадлежностью к осо­бому типу методологии — качественной социологии, которая задает не только процедуру конструирования понятий, но и образ видения мира социологом, а следовательно, и характер научной картины мира (НКМ).

Между двумя типами социологии — качественной и количественной — существуют достаточно глубокие различия. Они затрагивают не только сфе­ру методики, но также методологии и распространяются на область конст­руирования научной картины мира — самый верхний уровень в иерархии социологического знания, где социология сливается с философией.

различие при конструировании НКМ проистекает из того, что в коли­чественной методологии социолог априорно создает сеть абстрактных по­нятий, унаследованных им от предшественников, прочитанных в научной литературе и перенесенных затем в собственную программу исследования. Такие категории и понятия, как отношение к труду, социальная идентифи­кация или тип домохозяйства, понятны скорее профессиональным ученым, нежели шахтерам, крестьянам или домохозяйкам, которых опрашивает социолог. В таком случае система идеализированных конструктов, из ко­торых состоит теоретическая модель предмета исследования, создается де­дуктивно и априорно. Социолог создает ее, опираясь на литературу, тради­цию и собственное видение мира, а позже накладывает на эмпирический материал, например, записи реальных интервью с рабочими или крестья­нами, пытаясь с помощью математики обнаружить установленные им свя-

38 Vickery B.C. (ed). Faceted Classification'. К Guide to Construction and Use of Special Schemes. L:. Aslib, 1960.

зи между понятиями и подтвердить выдвинутые гипотезы. Гипотезы так­же выдвигаются заранее. Гипотезы — плоть от плоти теоретического вооб­ражения социолога.

В качественной методологии сценарий разворачивается в ином направ­лении. Социолог заранее ничего не выдвигает и не конструирует. Он не зна­ет, каков мир, с которым ему придется столкнуться в заброшенной деревне или в группе социальных аутсайдеров. Он лишь предполагает, что у этих со­обществ и свойственных им субкультур есть свои собственные обычаи, тра­диции, язык и манера выражаться. Ученый должен непредвзято подойти к объекту и понаблюдать, каков он на самом деле: как живут реальные люди, которые вскоре станут объектом его наблюдения, как они разговаривают между собой, как конфликтуют или распределяют социальные роли. Его разум напоминает tabula rasa (лат. — чистая доска). Непредвзятое восприя­тие — исходная установка социолога, отправляющегося в поле.

Движение мысли происходит по сценарию индуктивного метода в про­тивоположность дедукции, которой пользуется проводящий количественные исследования социолог. А. Страусе, убеждает научное сообщество в том, что социологи не обязаны ограничивать себя применением исключительно ес­тественно-научных моделей, в частности лабораторных экспериментов, в качестве неких методологических эталонов. В рамках граунд-теории им пред­ложена альтернатива априорно заданным гипотезам: гипотетические сужде­ния выводятся из опыта, они, по убеждению А. Страусса, дают более бога­тое и реалистическое видение процесса исследования, чем при дедуктивных методах. Большинство приверженцев качественной социологии настаивают на том, что их НКМ создается индуктивным, а не дедуктивным путем. Она почерпнута из самой жизни, а не привнесена в нее из тиши академических институтов. Возможно, так оно и есть. Во всяком случае, аргументов для подобных утверждений находится более чем достаточно.

Идеальный тип

Иидеальнаямодель

Проблематика идеальных типов занимает одно из важнейших мест в социологической методологии. Хотя мы в этом себе не признаемся, но большинство наших теоретических построений принимает форму иде­ального типизирования выделения главных черт в явлении, устране­ние второстепенных и приведение первых в логически стройный, закон­ченный вид.

Макс Вебер в своих сочинениях не раз подчеркивал, что идеальный тип ни в коем случае не является категорией реальности, более того, не яв­ляется даже априорным конструктом, а извлекается из эмпирической реальности, т.е. вначале строится как теоретическая схема, которая только потом соотносится с действительностью. Вебер называет свой идеальный тип продуктом нашей фантазии, созданным нами чисто мыс­лительным образованием.

Такие понятия, как церковь, рабочий, секта, капитализм, экономичес­кий человек, нуклеарная семья и др., суть идеально-типические конст­рукции, которые служат для отображения социальных и исторических образований.

НАУЧНАЯ МОДЕЛЬ

Изучая поведение людей, социолог вынужден создавать идеальные мо­дели, которые, отвлекаясь от второстепенного и выделяя только главное, в то же время отображают реальные события несколько упрощенно. Упроще­ние — это та цена, которую приходится нам платить за то, чтобы увидеть мир осмысленным и понятным. Не будь у нас под рукой волшебного ком­паса — научных моделей, — мы мгновенно заблудились бы в непрерывном потоке главной и второстепенной информации. Поскольку стрелка компаса всегда показывает на север, т.е. обозначает, каким должно быть явление в его главных чертах, мы спокойно бродим по лесу, не спеша разглядываем окружающий мир, даем увлечь себя красотам природы и многообразию эм­пирических фактов.

Предназначение научной модели, в отличие от функций компаса, — объяснять окружающий мир. Упрощая реальность, мы с помощью модели стремимся ответить на вопросы: почему человек ведет себя в этой ситуации так, а в иной — по-другому.

Происходящие вокруг нас события, явления и процессы могут модели­роваться самыми разными способами, например, они могут предстать в виде диаграммы, таблицы, схемы. Но чаще всего модель социального процесса описывается теоретически только словами, без обращения к наглядным об­разам. Традиционный способ описания научной модели обычно именуют теорией, концепцией, гипотезой.

Не только социологи, но и представители естественных наук умеют пре­красно работать с идеальными моделями. Они включали в свои расчеты не­что несуществующее для того, чтобы глубже и всесторонее разобраться в том, что существует на самом деле. Треугольник, в котором все углы равнялись бы 180°, в природе не существует. Но его брали в качестве исходной точки для по­строения теоремы, отражающей особенности любых, в том числе и реально существующих, треугольников. Идеальные модели позволяли классифициро­вать по единому основанию все многообразие вещей в природе, которое без такой системы координат нельзя было бы ни понять, ни исследовать.

В принципе любая модель, будь то физическая, экономическая или со­циологическая, делает три нехорошие вещи: 1) отрывается от реальности; 2) преувеличивает одни свойства объекта и пренебрегает другими; 3) упро­щает реальность. Заведомо ясно, что модель не служит точным отображени­ем реальности. Тем не менее всем ученым и во все века всегда хотелось иметь перед собой искаженный портрет. Они постоянно соревновались между со­бой в их производстве, спорили, у кого он лучше. А критерием служило при­ближение к реальности, но не с точки зрения фотографической истинности портрета, а с позиций логического совершенства и подтверждения фактами.

Ценность научной модели (теории, концепции) определяется тем, насколь­ко она, с одной стороны, близка к реальности, а с другой — отдалена от нее. Близость к реальности определяют наблюдение, эксперимент, иные методы сбора информации, а проверку качества отобранной информации устанавли­вает особый отдел ОТК, на вооружении которого находится мощная аппара­тура, включающая валидность, надежность, верификацию, фальсификацию, перепроверку фактов и т.п. Отдаленность от реальности и одновременно бли­зость к научной абстракции определяют совсем другие средства — логическая непротиворечивость, правила концептуализации и операционализации.

В итоге научная модель оказывается под влиянием противоположно на­правленных сил. Она стремится как можно точнее отображать реальность, а значит, ухватить из нее как можно больше подробностей. И в то же самое время она старается отражать только главное, самое существенное для науч­ного познания, а стало быть, пропускать мимо себя большинство деталей. Научная теория и концепция, а такое происходит в каждой дисциплине, буквально разрывается между явлением и сущностью, описанием и объяс­нением, второстепенным и главным.

Понятие модели применимо буквально ко всем пяти уровням социоло­гического знания. Научная картина мира — это самая обобщенная и прибли­зительная модель социальной реальности, при построении которой исполь­зуются в основном не реальные факты, а полученное прежде теоретическое

и философское знание. Общесоциологическая теория также представляет собой научную модель, описывающую и объясняющую функционирование общества с точки зрения субъективного мнения одного ученого (например, марксистская теория общественных формаций, теория относительности) или группы ученых (квантовомеханическая теория, интеракционистская и пози­тивистская теории). Более конкретным типом научной модели выступает ча-стносоциологическая теория, где предварительно выдвигаемые гипотезы впоследствии соотносятся с реальностью, где теория рискует умереть лишь потому, что не выдержала проверку практикой. Научные модели непремен­но строятся в эмпирическом и прикладном исследовании. Даже самое кон­кретное дело — построение выборочной совокупности — опирается на пред­варительное моделирование генеральной совокупности, теоретическое оп­ределение пропорций, в которых должны учитываться изучаемые переменные или признаки. К примеру, в выборочной совокупности должно быть 49% мужчин и 51% женщин, т.е. должно сохраниться существующее в генеральной популяции соотношение. И социологи-практики моделируют объекты, на которых они собираются внедрить практические рекомендации или провести эксперимент.

И везде специалист огрубляет, упрощает, искажает объективную реаль­ность. Он создает очень приблизительный субъективный образ, но только этот образ помогает правильно ориентироваться в бесконечных фактах, найти верный курс и прийти к желанной цели.

Таким образом, моделируя реальность, мы что-то находим и что-то те­ряем. Важно, чтобы потери не превысили находки.

ПОНЯТИЕ ИДЕАЛЬНОГО ТИПА

Пионером моделирования в социологии можно считать Макса Вебера (1864— 1920), который ввел в научный оборот понятие идеального типа — одну

Врезка

Л. Ньюман

Идеальные типы

Идеальные типы Макса Вебера используют многие специалисты по качественным исследо­ваниям. Идеальный тип — это инструмент, ис­пользуемый для сравнения, поскольку никакая «реальность» не совпадает с идеальным типом. Например, исследователь развивает умозри­тельную модель идеальной демократии или ве­черинки с питьем пива в колледже. Эти абст­ракции с набором характеристик не описыва­ют какую-то определенную демократию или вечеринку; тем не менее они полезны, когда их «примеривают» к различным специфическим случаям, чтобы увидеть, насколько каждый из случаев соответствует идеалу. Эта ступень мо­жет быть использована вместе с иллюстратив­ным методом, описанным ранее.

Метод идеальных типов Вебера также воспол­няет метод согласия Милля, поскольку сравне­ние случаев может быть сделано в контрасте с идеальной моделью. Исследователь может раз­вить идеальный тип социального процесса или отношений, а затем сравнить с ним специфичес­кие случаи.

Специалисты по качественным исследованиям используют идеальные типы в двух случаях: что­бы подчеркнуть воздействие контекста и как аналогию.

Выделение контекста. Исследователи, которые применяют интерпретативные подходы, могут использовать идеальные типы для объяснения данных и делать это способом, весьма чувстви­тельным к контексту и существующим культур­ным значениям. Они не проверяют гипотезы и не создают обобщенную теорию, но используют идеальные типы для того, чтобы установить спе-

из ключевых категорий, призванных помочь постичь смысл или смысловую связь часто повторяющегося явления. Идеальный тип показывает, «каким было бы определенное человеческое поведение, если бы оно носило строго це-лерациональный характер, было бы свободно от заблуждений и аффектов и если бы оно ориентировалось на совершенно однозначную цель... Реальное поведение чрезвычайно редко... и то только приближенно соответствует кон­струкции идеального типа»'.

Идеальный тип (от греч. typos — отпечаток, форма, образец) — это общее понятие в гуманитарном знании; прием теоретического мышления, позво­ляющий на понятийном уровне создать емкий и обобщенный образ какого-либо явления или группы явлений, не прибегая к статистике. Широко ис­пользуется в науках о культуре, в общей и социальной философии, социо­логии, исторических науках, но очень редко или вовсе не применяется в экономике, психологии и естествознании.

Задача идеального типа — выделить такие черты явления, которые обна­руживаются только в идеальных, вымышленных условиях, но в реальности могут быть размыты привходящим вмешательством, действием случайных факторов. Ученый строит идеальный тип в своей голове, мало обращаясь к практике, статистике, наблюдениям за реальной жизнью. Оторванность от жизни — самая слабая черта такого приема, поэтому идеальный тип имену­ют еще понятиями-утопиями. В то же время только отвлечение от второсте­пенного позволяет, опираясь на интуицию, сконцентировать мышление и выделить главные аспекты.

Идеальные типы как продукты теоретического воображения эффектив­ны в гуманитарных науках и малопригодны в негуманитарных. Сущность идеального типа как очень специфического инструмента познания очень точно подметил Л. фон Мизес, заявивший, что идеальный тип как очень размытое понятие больше принадлежит сфере интуитивного понимания, нежели точным количественным расчетам. Идеальный тип предпринимате­ля, используемый историком, социологом или культурологом, почти не

цифику каждого случая и подчеркнуть уникаль­ность контекста.

Исследователи, устанавливающие контрасты между контекстами, часто выбирают случаи с

отчетливо различимыми характеристиками. На­пример, Рейнхард Бендикс в монографии «Ра­бота и власть в индустрии» сравнивал управ­ленческие отношения в очень различных кон­текстах — в царской России и индустриально развивающейся Англии.

Сравнивая контексты, исследователь не исполь­зует идеальные типы для иллюстрации теорети­ческих положений или для обнаружения упоря­доченных явлений. Вместо этого он акцентиру­ет внимание на специфическом и уникальном. Другие методы анализа фокусируются на общем и игнорируют особенности. Исследователь, ко­торый использует идеальные типы, напротив, может показать, как уникальные характеристики влияют на протекание общих процессов. Как объясняют Теда Скокпол и Маргарет Сомерс: «Кроме всего прочего, контрасты устанавлива­ются между или внутри индивидуальных случа­ев. Обычно такие контрасты разворачиваются с целью отсылки к основным темам или ориенти­рования вопросов или концепций идеальных типов. Темы и вопросы могут служить обрамле­нием для высвечивания различий между случа-

' Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 609.

имеет ничего общего с понятием «предприниматель» в экономической тео­рии или в юридической практике, где оно является строго определенным термином. Некоторую нечеткость используемому в гуманитарных науках понятию идеального типа придает уже сам термин «тип», который можно перевести как: совокупность существенных черт, описывающих вид или фор­му какого-то явления; человек, наделенный какими-либо характерными свойствами, яркий представитель сословия, группы, нации, эпохи; единица расчленения изучаемой реальности в типологии.

Прием типизации в науке или повседневной жизни сводится к тому, что великое множество самых разных предметов мы разбиваем по группам, основываясь на их дальнем или близком сходстве. Такой путь называется индуктивным — от разрозненных фактов мы приходим к обобщенным ти­пам. Обратный путь — дедуктивный. Он применяется в науках, в основном теоретических, столь же часто, как и индуктивный. В этом случае мы со­здаем мысленный портрет обобщенного целого. Вначале этот портрет очень абстрактен, а затем мы наделяем его несколькими важными чертами, ко­торые, как нам кажется, позволят отличить его от других типов. В гумани­тарных науках идеальный тип носит не только дедуктивный, но и априор­ный, возникающий до начала эмпирического исследования, характер, а потому выступает по отношению к такому исследованию руководством к действию, компасом, указующей схемой, которая указывает ученому, что именно и где искать.

К идеальным типам как неким нормам или приемам мышления люди прибегают не только в науке, но и в повседневной жизни. Они используют идеальный тип для того, чтобы донести свою мысль собеседнику или целой аудитории. К примеру, оратор постоянно ссылается на «американский им­периализм», глобальное общество, «новых русских», грабительский капита­лизм, не подозревая, что использует идеальный тип в каких-то идеологичес­ких, практических или повседневных целях.

ями. Идеальные типы можно использовать как метод, повышающий чувствительность — от­правную точку для установления особых черт каждого случая».

Так, один из идеальных типов служит для того, чтобы показать, как особые обстоятельства, куль­турные смыслы и перспективы для разных инди­видов становятся центральными в понимании со­циального окружения или процесса. Идеальные типы — фон, на котором уникальные характери­стики контекста проявляются лучше всего. Аналогии. Идеальные типы используются как аналогии в организации качественных данных. Аналогия является утверждением того, что два объекта, процесса или события сходны каким-либо образом. Исследователи используют их, чтобы передавать идеи и способствовать логи­ческим сравнениям. Аналогии несут информа­цию о паттернах, содержащихся в данных, путем отсылки к чему-либо, что уже известно или пе-

режито читателем. Аналогии могут описывать отношения, глубоко спрятанные среди множе­ства деталей, а потому становятся ограничен­ным методом для распознавания паттернов в массе специфических событий. С их помощью легче распознавать социальные процессы, со­поставляя различные случаи. Как и аналогии, идеальные типы служат эврис­тическим методом, они могут представлять что-то, что неизвестно, и особенно ценны, когда исследователи стараются извлечь смысл из данных или объяснить их, ссылаясь на глубин­ные структуры или скрытые внутри механизмы. Идеальные типы не обеспечивают проверку объяснения. Они скорее указывают направление воссоздания концепций путем систематизации массы деталей.

Источник: Ньюман Л. Анализ качественных дан­ных // Социологические исследования. 1998. № 12. С. 110-111.

Проблематика идеального типа восходит к Платону (если вообще можно считать платоновскую идею в качестве идеального типа), а социальных ти­пажей — к Теофрасту, создавшему знаменитые характерологические персо­нажи («деревенщина», скаредный», «приверженец олигархии», «льстец» и т.д.)- Среди первых научных «типизаторов» прославились Гиппократ, Ге­лен, Платон, Аристотель, Августин, Юнг, Вебер. Термин «идеальный тип» в научном значении первым употребил немецкий правовед Г. Еллинек, но развернутой теории вопроса он не дал. Обстоятельную разработку этот при­ем получил в работах М. Вебера, который впервые обратился к нему в рабо­те «"Объективность" социально-научного и социально-политического по­знания» (1904).

Идеальный тип выполняет важную эвристическую функцию, помогая ученому провести своего рода развед­ку, найти главные точки для разверну­того научного анализа. Он отражает глубину теоретического видения ре­альности, способность ученого, не прибегая к статистике, создавать инту­итивный образ реальности, используя интерпретацию, а не систематизацию многочисленных фактов. Системати­ческое применение данного приема может привести к созданию целой идеально-типической картины, на­пример, картины связи пуританской или конфуцианской религии с соот­ ветствующей хозяйственной этикой у Вебера. В естествознании аналогией идеальному типу считается мысленный эксперимент, при помощи кото­рого, например, физик в своей голове проигрывает какое-то событие или процесс, создавая ему идеальные условия. Протеканию процесса ничто не мешает, поэтому в идеальном эксперименте выявляются существенные, самые главные черты события, которые в реальном эксперименте зафик­сировать не всегда удается.

Методология идеальных типов позволила впервые концептуализировать общество в целом. Никакие другие приемы и ухудшения не могли прибли­зить мыслителей к заветной цели. Оставаясь главным героем на историчес­кой сцене, индивид тем не менее растворился в социальном типе — в «капи­талисте», «пролетарии» и «буржуа» К. Маркса, «протестанте», «бюрократе» и «политическом лидере» М. Вебера. Уникальная личность, герой историчес­ких биографий и мемуаров уступил свое место идеальному типу. Типичный индивид стал прекрасным инструментом сравнительно-исторических и кросс-культурных исследований. Отдаленные тысячелетиями Александр Македонский и Наполеон превратились в действующих лиц одной драмы под названием «Цезаризм». Оба они являли идеальный тип цезарита2.

} Gerth H., Landau S. The Relevance of History to Sociological Ethos // Sociology on trail. N.Y., 1963. P. 26-29.

МЕТОДОЛОГИЯ ИДЕАЛЬНЫХ ТИПОВ

Хотя М. Вебер очень высоко ценил роль статистики в социологических исследованиях и лично участвовал в нескольких крупномасштабных эмпи­рических проектах, он, тем не менее, полагал, скажем больше — был уверен, что индуктивно-эмпирическому постижению научной истины должен не­пременно предшестовать другой, дедуктивно-теоретический способ обнару­жения закономерного и повторяющегося в окружающей реальности. И на­зывается он методологией идеальных типов.

Вебер оценивал статистику и социальные опросы как существенную по­мощь в проведении социологического исследования, но не как его главную цель. Статистические данные должны подвергаться выверенной оценке и теоретической интерпретации.

Чтобы в эмпирическом хаосе выявить повторяющиеся в разные истори­ческие периоды устойчивые черты поведения, Вебер сконструировал свои

«идеальные типы» — домохозяйство, бюрократию, предприятия, которые и позволили превратить социологическое исследование в сравнительно-истори­ческое. Только таким способом социо­логическая теория вооружает ученого измерительными средствами, т.е. эмпи­рическими типами, с помощью которых абстрактные категории можно операци-онализировать до уровня наблюдаемых признаков. Если эмпирия обеспечивает надежность выводов, то история позво­ляет формулировать причинно-след­ственные объяснения. Социологичес­кая теория Вебера, по словам перевод­чика и комментатора его сочинений Гюнтера Рота, выросла на широком историческом материале и создана для того, чтобы снова быть приложенной к истории.

Методология идеального типа М .Вебера, с одной стороны, продолжает древнюю традицию, а с другой — предлагает нечто принципиально новое, то, чего не содержалось в работах предшественников. Идеальный тип ис­пользовался Вебером как эвристический инструмент, с помощью которо­го он намеревался открыть: а) сходные черты в исторических событиях, что было первым шагом на пути причинного объяснения; б) несходство и от­личия похожих явлений — отрицательное сравнение, которое позволяло уйти в сторону от всеобщих универсальных схем эволюционно-прогресси-вистского образца.

Выделяя сходное в исторических явлениях, Вебер обнаружил существо­вание феодализма уже в античности и средневековье. Но, в то же время изу­чая различие исторических условий, он четко и однозначно констатировал своеобразие каждого типа. Так, средневековый феодализм характеризовал­ся рассредоточением воинов по районам сельской округи, подвластной од­ному сеньору (поместью лорда). Напротив, античный феодализм был типич-

но городским. Это два различных типа социальной организации жизни — децентрализованный и централизованный.

Античная цивилизация формировалась на побережьях морей и вдоль рек, торговля и обмен были здесь высокоприбыльным занятием, хотя и незначительным по объему. В противоположность торговым империям древности средневековый феодализм развивался как следствие собствен­ности на землю. Из деклассированных граждан здесь формировался «по­требительский пролетариат», который, конечно же, нельзя еще было на­звать рабочим классом. Главной производительной силой в античности оставались рабы.

Именно идеально-типический прием познания помог Веберу обнаружить интересную особенность: монархии в различные исторические периоды (сравните, например, монархии в Древней Месопотамии и Германской им­перии), несмотря на различие форм, выполняли одну общую функцию — они сохраняли равновесие между низами общества и его верхами (дворянство и духовенство). В результате такого подхода веберовская типология социальных и экономических действий позволяла установить не только различия между старым и новым, но и выяснить причину этих различий. Причем, для того чтобы лучше разобраться в специфике европейского капитализма, Вебер изучил итальянский и испанский языки и уже с их помощью мог анализи­ровать исторические явления по первоисточникам.

Идеальный тип у М. Вебера — это мыслительная конструкция, некий абстрактный эталон для измерения событий, процессов или явлений. Идея идеального типа помогала М. Веберу четко ориентироваться в бесконеч­ном многообразии исторического материала, не подгоняя его под произ­вольные или предвзятые схемы. Идеальный тип служил ему своеобразным компасом, верно указывавшим главные тенденции или основные законо­мерности, по которым развивалась объективная реальность, культура и общество.

Создавая априорную понятийную конструкцию (например, конструкции капитализма, предпринимательства, протестантской этики, религиозной аскезы, капиталистического духа, средневекового города и т.п.), Вебер осоз­навал, что реальность должна расходиться со своим образом. Важно лишь, насколько далеко теоретический образ отстоит от действительности. Чем меньше дистанция, тем удачнее составлена понятийная схема и тем эффек­тивнее идеальный тип как прием теоретического мышления. Дистанция уве­личивается в том случае, если мыслитель руководствуется своими пристра­стиями, партийными интересами, субъективным вкусом. У Вебера это на­зывалось «идти на поводу у оценочных суждений».

В отличие от них принцип отнесения к ценностным суждениям позволял мыслителю приподняться над суетной реальностью и субъективными оцен­ками, привязать научное познание к вечным нравственным идеалам — куль­турным нормам своей эпохи. Оставаясь частичкой своего общества, ученый не может оставаться беспристрастным к социальным событиям, не может изучать мир, не оценивая его, не наделяя его смыслом. Важно установить, что он взял в качестве ориентира — свои идеи и пристрастия или дух време­ни, дух культуры, «интерес эпохи». Основной смысл и тайна применения этого приема заключаются как раз в том, чтобы суметь отойти от субъектив­ных оценок и приблизиться к объективным ценностям.

Цели и задачи исследования постоянно меняются, как меняются полити­ческая позиция ученого и интересы заказчика, однако конечный результат исследования — научные понятия и теории — не должны зависеть от обсто­ятельств. Понятия отражают вечные истины, а не сиюминутные потребнос­ти исследователя. В идеальном типе фиксируется «культурный смысл» того или иного явления. В отличие от обычных понятий, используемых в социо­логии, идеальный тип или несколько идеальных типов, логически связан­ных между собой, не могут выступать в качестве гипотез, поэтому не подле­жат эмпирической проверке.

Веберовскую методологию и его философские принципы познания при­нято квалифицировать как неокантианство. В своих ранних методологичес­ких эссе Вебер отрицал, что: 1) социология способна открывать универсаль­ные законы человеческого поведения, сравнимые с законами естественных наук; 2) социология, собрав эмпирические данные, может с их помощью подтвердить тот, казалось бы, неоспоримый для большинства социологов, особенно французских, факт, будто конкретные общества и человеческое общество в целом претерпевают эволюционный прогресс; 3) социология вправе выносить какие-либо оценки или моральное оправдание любому из существующих порядков или социальных устройств (обществ); 4) социо­логия вправе оперировать коллективными понятиями типа «государство» или «рабочий класс», если их нельзя конституировать с позиций индиви­дуального действия.

Социология должна стремиться прежде всего к пониманию не просто человеческого поведения, а его значения и делать это на базе разработки формальных моделей, или идеальных типов, которые создаются методом кросс-культурного и трансисторического сравнения.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.112.123 (0.021 с.)