СИСТЕМА НАУЧНЫХ ФОНДОВ И ГРАНТОВ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СИСТЕМА НАУЧНЫХ ФОНДОВ И ГРАНТОВ



Важной частью институциализации науки является создание научных фондов и выделение научных грантов.

Во всем мире гранты являются одним из основных способов финансиро­вания научных исследований. Более 60% студентов из Восточной Европы, которые обучаются в США или странах Западной Европы, должны платить за обучение сами, или эти деньги вносит правительство их страны. Только 35% студентов получают финансовую помощь от колледжа или университе­та. Все остальные получают финансирование от фондов.

Грант (от англ. grant — дар) — это целевая финансовая дотация, предо­ставляемая для реализации некоммерческих проектов, в том числе на обу­чение и научные исследования. Грант считается формой спонсорской под­держки проекта, идеи которого предлагаются, разрабатываются и воплоща­ются в жизнь автором заявки. Грант включает средства, безвозмездно передаваемые дарителем (фондом, корпорацией, правительственным учреж­дением или частным лицом) некоммерческой организации или частному лицу для выполнения конкретной работы. Сумма гранта, как правило, это от 1 до 25 тыс. долл., не предусматривает покрытия всех расходов, связан­ных с реализацией заявленного проекта, и предполагает проведение работ в научном учреждении, которое обеспечивает как частичное финансирование этих работ, так и возможность использования оборудования, лабораторных помещений и т.п. Размер частных грантов больше, государственных — мень­ше: 1 -2 тыс. долл. в год (РФФИ).

Таким образом, грант — это средства (деньги, оборудование), передавае­мые на безвозмездной и безвозвратной, чаще всего конкурсной, основе оте­чественными или иностранными дарителями (фондами, крупными бизнес-структурами, правительственными организациями или частными лицами) организациям или частным лицам для выполнения работ, представляющих научную, технологическую, культурную и социальную значимость.

Многие фонды выдают гранты на конкурсной основе. Поэтому не всегда легко их получить. Чтобы участвовать в конкурсе или без него необходимо составить заявку — письменное обращение с просьбой выдать грант на не­коммерческий проект. Ученые на Западе, в том числе социологи, тратят бо­лее '/3 своего времени на написание заявок на гранты. Для большинства рос­сийских социологов оформление заявки на грант и получение финансиро­вания на конкурсной основе все еще является непривычным делом. Помыкавшись с оформлением многочисленных бумаг и выбиванием гран­тов, особенно зарубежных, многие обществоведы отказываются от них вов­се. По данным Е.З. Мирской, в 1998 г. количество зарубежных грантов со­кратилось по сравнению с предыдущим годом вдвое56.

Современная мировая история гран­тов насчитывает свыше 100 лет, когда в странах Западной Европы и США впер­вые начали создаваться общественные организации. В настоящее время прак­тически нет ни одного государства, в котором бы не давали и не получали грантов. Основными источниками грантов являются американские и за­падноевропейские правительственные организации и частные благотворитель­ ные фонды, а основными потребителя­ми грантов — неправительственные не­коммерческие организации (НКО) в США, Западной Европе и развивающих­ся странах. В мире насчитывается свыше 4 тыс. благотворительных фондов, предоставляющих гранты. Большая часть из них находится в США.

В настоящее время из числа зарубежных фондов имеют право осуществ­лять благотворительную деятельность на территории Российской Федерации только аккредитованные Правительством РФ фонды. Таких фондов и орга­низаций насчитывается более 100. Каждый из них отличается по направле­нию деятельности, по видам оказываемой поддержки и т.д. К числу наибо­лее известных относятся Институт «Открытое общество» Фонда Сороса, Фонд «Евразия», Фонд дикой природы, Фонд Чарлза С. Мотта, Фонд Фор­да, Фонд Макартуров, Чаритиз Эйд Фаундейшн, программа TACIS, проект ROLL, программа научных обменов IREX, АСПРЯЛ/ACTR, Фонд Эдмун­да Маски, программа Фулбрайта и др.57

Среди них по объему инвестирований в научные разработки российских социологов выделяются: Фонд Дж. Сороса (основан в 1992 г. с первоначаль­ным бюджетом 100 млн долл., сейчас фонд называется Институтом «Откры­тое общество»), Московский общественный научный фонд (МОНФ), Рос­сийский гуманитарный научный фонд (РГНФ, создан в 1994 г., ежегодно фи­нансирует до 3 тыс. научных проектов), Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ, создан в 1992 г., ежегодно финансирует более 10 тыс. научных проектов, бюджет — 33,5 млн долл.; из них на науки о человеке и

56 Государственные научные фонды в России: деятельность, проблемы, перспективы: Материалы «круг­лого стола», 25 октября 1999 г. // Науковедение. 2000. № 1. С. 31.

57 Степанов И.В. Что такое грант? // http://skb.ykt.ru/mpressa/n33/grant.htm

обществе тратится 1,4 млн долл.), ФондДж. и К. Макартуров, Фонд Карне-ги, Фонд Форда, Образовательная программа Европейского сообщества «Темпус/Тасис», Национальный фонд подготовки кадров (организации, распределяющая инвестиции Международного банка реконструкции и раз­вития в российскую систему образования).

Во всем мире фонды создавались как независимые экспертные институ­ты для грантового финансирования научных исследований. В России тен­денция иная: крупные научные фонды создаются и содержатся пока еще на государственные деньги и, следовательно, в своей политике зависят от пра­вительства страны. Наука в России, как и в СССР, продолжает оставаться сферой, финансируемой преимущественно из госбюджетных источников. Через российские фонды распределяется 5—7% совокупных бюджетных рас­ходов на науку. Так, бюджет Российского фонда фундаментальных исследо­ваний составляет около 6% от всех инвестиций государства в науку.

По примерной оценке, в стране действует не менее 150 фондов, финан­сирующих научные исследования. Все активнее Россия включается в миро­вое «грантовое пространство». Большую роль играют в этом процессе обосно­вавшиеся на отечественном научном рынке заграничные фонды и формиру­ющиеся российские частные фонды. В частности, Институт «Открытое общество» в последние годы направляет основные потоки инвестиций на об­новление гуманитарного образования: поддержку кафедр, организацию кон­ференций, издательскую деятельность, развитие системы Интернет. В рам­ках программы поддержки кафедр ИОО-Россия финансируются 24 кафед­ры социальных наук в региональных университетах вместе с ресурсными центрами (РГГУ, МГИМО, Институтом социологии РАН, Московской школой социальных и экономических наук и др.). Расходы на программу составляют 2,7 млн долл. Издаваемая фондом Сороса серия «Университетс­кая библиотека» включает десятки переводов классических западных изда­ний, в том числе социологических58. По мнению Б.Г. Салтыкова, частная грантовая система утверждалась как альтернатива ведомственному распре­делению, как идеология справедливости и свободы «индивидуального» уче­ного, когда о результатах его труда судят коллеги и все равно, академик ты или начинающий59.

Финансируемые фондами зарубежные стажировки позволили сотням мо­лодых обществоведов приобщиться к мировой культуре и науке. Особенно важный вклад в этот процесс внес Московский общественный научный фонд, присуждавший до недавнего времени гранты молодым ученым в возрасте до 40 лет (около 160 человек в год). В начале 1990-х гг. Т. Шанин, возглавляю­щий Московскую школу социальных и экономических наук, отправлял на учебу в Англию десятки молодых социологов. К 2000 г. многие из них осте­пенились, стали успешными руководителями проектов и научных подразде­лений.

По своему юридическому статусу фонды — самоуправляемые организа­ции, высшим органом которых является совет, состоящий из авторитетных

См.: Батыгин Г.С. Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сооб­щества в России (заметки эксперта) // Науковедение. 2000. № 4.

Государственные научные фонды в России: деятельность, проблемы, перспективы: Материалы «круг­лого стола», 25 октября 1999 г. // Науковедение. 2000. № 1. С. 9.

ученых. Исполнительный аппарат фондов состоит из профессионалов, под­контрольных совету. Экспертиза проектов осуществляется независимыми и регулярно сменяемыми специалистами. Государственные научные фонды — новый эффективный механизм финансирования научных исследований, по­зволивший на конкурсной основе поддержать наиболее активную и талант­ливую часть научного сообщества, дать шанс молодым ученым заявить о себе, воспитать смену новых организаторов науки.

В 1990-е гг. постепенно набирала силу система финансирования социо­логических исследований через систему научных грантов и фондов. Пона­чалу они были непривычны для социологов: многие не знали, куда обращать­ся за помощью, как оформлять заявки и отчитываться по конечным резуль­татам. Как оказалось, к середине 1990-х гг. к западным грантам быстрее всех приспособилось среднее и молодое поколение, к российским — старшее. Чуть ли не определяющую роль в распределении грантов в РГНФ и РФФИ игра­ют научные степени и звания, авторитет ученого и научного учреждения.

Численность научных сотрудников и преподавателей, получивших под­держку западных фондов и университетов с 1994 по 1999 г., в области соци­альных наук составляла 500—700 человек. Почти все они молодые исследо­ватели, активно владеющие по крайней мере одним из европейских языков. Главное здесь — языковая, а не профессиональная компетентность60. Посте­пенно они выделились в самостоятельную субкультуру, сознательно отделя­ющую себя от остального научного братства, превратились в замкнутую груп­пу, образуя свой круг общения, практикуя свой язык общения (профессио­нальный жаргон), стиль изложения мыслей, список цитируемых и нецитируемых авторов (преимущественно зарубежных), манеру подавать себя, систему предпочтения и объекты гордости (в основном публикации на иностранных языках).

Сегодня социологи убедились в том, что гранты — это самая эффектив­ная модель финансирования науки. Но у фондов тоже могут быть свои «при­страстия», свои представления о том, что и для какой страны сегодня наи­более актуально. Среди научных фондов, оказывающих сегодня финансовую поддержку отечественным социологам, на первом месте находится РГНФ.

Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ)был создан Правитель­ством РФ по инициативе выдающихся отечественных ученых для поддерж­ки гуманитарной науки и распространения гуманитарных научных знаний в обществе (постановление Правительства РФ № 1023 от 6 сентября 1994 г.). РГНФбыл образован на основе гуманитарной части Российского фонда фун­даментальных исследований (РФФИ).

РГНФ является вневедомственной самоуправляемой государственной организацией, средства которой формируются за счет государственных ас­сигнований. Эти ассигнования в 1995 г. составили 0,5 % средств, предусмат­риваемых в федеральном бюджете на финансирование науки. Деятельнос­тью РГНФ руководит Совет фонда, в состав которого входит Председатель Совета фонда, его заместители и 24 члена Совета, представляющие все на­правления гуманитарной науки и основные регионы России. Членами Со­вета фонда являются также руководители ряда министерств и ведомств, ве-

60 См.: Батыгин Г.С. Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сооб­щества в России (заметки эксперта) // Науковедение. 2000. № 4.

дущих научные исследования. Во главе Совета стоит Председатель, назна­чаемый Правительством РФ сроком натри года. Председателем Совета в на­стоящее время является В.Л. Янин.

Постоянно действующим исполнительным и распорядительным органом фонда является Дирекция, возглавляемая Генеральным директором, назна­чаемым Правительством РФ. Генеральным директором фонда является проф., д-р филос. наук Е.В. Семенов. Аппарат фонда немногочислен и вклю­чает в себя четыре научных отдела (по историческим наукам, по экономи­ческим наукам, по филологии и искусствоведению, по социальным наукам), издательский отдел, информационный отдел, отдел международных связей и вспомогательные подразделения.

В настоящее время РГНФ поддерживает фундаментальные исследования и издания по всему спектру гуманитарных наук — история, экономика, фи­лософия, филология, политология, социология, искусствоведение и архитек­тура, психология, право, педагогика. Все виды грантов предоставляются фондом на конкурсной основе, независимо от возраста, ученого звания, уче­ной степени, места работы и должности ученого. РГНФ организует несколько видов конкурсов: инициативных научных проектов; издательских проектов; проектов развития материально-технической базы научных исследований; проектов проведения всероссийских и международных научных конферен­ций, совещаний и симозиумов в нашей стране, а также поездок отечествен­ных ученых для участия в зарубежных научных мероприятиях; проектов орга­низации экспедиций, полевых и экспериментально-лабораторных исследо­ваний.

За время, прошедшее с момента учреждения, фонд занял ключевое место в системе организаций, оказывающих поддержку российской гуманитарной науке. Сегодня РГНФ — единственное общегосударственное вневедомствен­ное учреждение, поддерживающее гуманитарную науку в России. Фонд стоит на страже государственных интересов, сознательно оставаясь вне ведомствен­ных, региональных, конфессиональных, этнических, партийно-политичес­ких пристрастий.

За короткий период существования фондом проделана огромная работа по выявлению и поддержке наиболее ценных научных исследований. В 1995— 1996 гг. по приоритетным направлениям гуманитарного знания фондом под­держано более 20 тыс. ученых-гуманитариев. За два с небольшим года вы­полнено или находится на завершающей стадии 2334 исследовательских про­екта, проведено 483 конференции, симпозиумов, конгрессов с участием российских ученых, состоялись 68 полевых экспедиций по археологии, эт­нографии, фольклору, поддержано 149 проектов развития научных телеком­муникаций, оснащены компьютерной и оргтехникой более 40 ведущих на­учных журнапов. С 1994 по 1999 г. гранты РГНФ получили более 7 тыс. про­ектов, поддержано около 20 тыс. ученых61. Ежегодно в РГНФ поступает 4 тыс. заявок, за 5 лет издано 1600 монографий62.

Семенов Е.В. Российский гуманитарный научный фонд: противостояние энтропии // Научная кни­га. 1999. № 3-4. С. 60.

,2 Российский гуманитарный научный фонд в 1994-1999 гг: деятельность, проблемы, перспективы: Ответы генерального директора РГНФ Е.В. Семенова на вопросы корреспондента // Новая и но­вейшая история. 2000. № 1. С. 67.

Фонд организовал комплектование более чем 150 библиотек всех регионов России. Книги передаются библиотекам безвозмездно, а их рассылка являет­ся бесплатной для получателей и не субсидируется фондом, так как оплачи­вается издательствами, обслуживающи­ми издательскую программу фонда. Де­ятельности, сопоставимой по масштабам и объемам, не осуществляет ни одно рос­сийское учреждение. В справке комис­сии Счетной палаты справедливо отме­чалось, что «сегодня ни один фонд в мире не имеет сопоставимой издательс­кой программы». Деятельность РГНФ имеет открытый характер. Для ознаком­ления научной общественности с рабо­той фонда, содержанием исследований, проводимых при его поддержке, РГНФ издает ежеквартальный научный жур­нал — «Вестник Российского гуманитар­ного научного фонда», а также «Анноти­ рованный каталог научной литературы РГНФ». Решая вопросы целевой поддержки перспективных научных исследова­ний, фонд использует в своей практике апробированную мировым научным сообществом прогрессивную форму финансирования научных исследова­ний — поддержку конкретных научных проектов на конкурсной основе. Уни­кальна экспертная система фонда, которая включает более 600 авторитетней­ших специалистов, представляющих весь спектр гуманитарных знаний. Это позволяет эффективно распределять бюджетные ассигнования среди наибо­лее продуктивно работающих ученых и научных коллективов.

РГНФ финансирует проведение крупных экспедиций, эксперименталь­но-лабораторных работ, полевых исследований в археологии, социологии, археографии, диалектологии и др., что особенно важно в условиях значитель­ного удорожания материально-технической составляющей в общих затратах. При этом значительная помощь идет в регионы, где положение с наукой еще хуже, чем в центре.

Не все грантополучатели и тем более ученые, не получившие финансиро­вания, согласны с тем, что РГНФ и другой крупный научный фонд страны РФФИ построены на демократических принципах и справедливо распреде­ляют получаемые от государства деньги. Они считают, что в научные фонды успешно обращается научная элита — самая активная часть ученых, наиболее продуктивно работающая в своей профессиональной научной сфере. В РФФИ, например, поддерживается примерно 25% заявок, т.е. из 40—50 тыс. человек победителями становятся (если вести речь только об исследовательских гран­тах) ежегодно 12—15тыс. ученых, а с учетом продолжающихся проектов их чис­ло составляет уже 25—30 тыс. человек63. В 1997 г. при поддержке РГНФ выпол-

63 Алфимов М., Минин В., Мирабян Л. О конкурсах, о грантах и ученых, которые их получают // Поиск. 1998. 20—26 июня. С. 4—5; Семенов Е. Академическая наука в конкурсах РГНФ // Поиск. 1998. № 21(471); Там же. Конкурсная поддержка гуманитарной науки в России. Опыт РГНФ // Поиск. 1998. № 5-6. С. 455-456.

нялся 2901 проект. Около 43% сотрудников научно-учебного штата МГУ в 1996-1997 гг. имели гранты российских, 14% —зарубежных научных фондов64. Среди делегатов отчетно-выборного съезда Российского общества социологов, проведенного в 1997 г., более трети лиц получали гранты для научной работы от российских учреждений, более четверти — от международных или зарубеж­ных.

Анализ статистических данных показывает, что абсолютным лидером по числу заявок в РГНФ, поддержанных проектов и по объемам финансирова­ния является Московский университет, за которым следуют крупные акаде­мические институты и издательство «Наука». До 80% грантов получают ис­следователи из Москвы, Санкт-Петер­бурга и Новосибирска. Среди научных дисциплин безусловными лидерами яв­ляются история (30% проектов) и фило­логия (20%). По 10—12% приходится на экономику и философию, по 5—7% — на социологию и психологию и т.д.

Хотя вузовские соискатели гранто-вой поддержки выигрывают у академи­ческих коллег по количественным пока­зателям (число поданных и поддержан­ных проектов), они проигрывают им по качественным критериям (отношение числа поданных к числу поддержанных проектов внутри своего ведомства). Например, в РГНФ доля проектов, по­лучивших поддержку, для сотрудников РАН и других научно-исследователь­ских институтов в 1997 г. составила 55% от принятых к рассмотрению, тогда как среди вузовских — 21 %65. Та же ситуация и с заявками на получение ас­пирантами Соросовской стипендии по линии Института «Открытое обще­ство». Здесь соотношение между «выигравшими» и «невыигравшими» кон­курс в группе научных работников составило 1,3: 1, а среди вузовских зая­вителей — 1 : 2,766.

По данным анкетного опроса грантополучателей Московского обществен­ного научного фонда (МОНФ), проведенного в 1998 г. И.А. Бутенко67, на­метились следующие тенденции: 1) омоложение участников, финалистов и победителей конкурсов по относительным показателям, хотя по абсолютным показателям пока еще первенствует старшая возрастная группа (36—40 лет); среди успешных заявителей доля выпускников социогуманитарных вузов и факультетов растет от конкурса к конкурсу; увеличивается доля работников вузов за счет уменьшения доли работников академических и иных научно-

1,1 Алфимов М., Минин В., Мирабян Л. О конкурсах, о грантах и ученых, которые их получают // Поиск. 1998. 20-26 июня. С. 4-5.

"■'' Семенов В. Конкурсная поддержка гуманитарной науки в России. Опыт РГНФ // Поиск. 1998. № 5-6. С. 455-456.

'* Шестопал Е.Б., Лебедева А.Б., Нестерова СВ., Преснякова Л., Якушева Т.В. Соросовские аспиранты и докторанты. Отчет по исследованию. М.: Ин-т «Открытое общество». 1997. С. 11; Бутенко И.А. О фондах и грантах (мнения успешных соискателей и некоторые факты) // Социологические ис­следования. 1999. № 8. С. 80.

67 Бутенко И.А. О фондах и грантах (мнения успешных соискателей и некоторые факты) // Социоло­гические исследования. 1999. № 8. С. 78-86.

исследовательских институтов; среди руководителей проектов-победителей большинство мужчины, тогда как среди исполнителей этих проектов боль­шинство женщины (они занимают низкие должностные позиции — научных и младших научных сотрудников, инженеров)68; грантополучателями все чаще становятся наиболее профессионально (по профилю) подготовленные исследователи; успешные заявители часто имеют несколько грантов; успеш­ные заявители высоко оценивают возможности, предоставляемые фондами, напротив, неудачники критично настроены по отношению к российским фондам.

Молодое поколение социологов, не добившееся признания со стороны профессионального сообщества, укомплектованного преимущественно стар­шей когортой ученых, не успевшее получить научного признания, званий и степеней, изыскивает средства существования в Интернете, специальных газетах и журналах, публикующих информацию о зарубежных грантах, че­рез знакомых и друзей.

Следует согласиться с Г.С. Батыгиным69, считающим, что «грантосоиска-тельство» уже превратилось в своеобразный вид спорта, где побеждает не обязательно лучший (умнейший), но приспособленный, владеющий нужной информацией, знающий грантовую практику, владеющий иностранными языками, активный в общении, предприимчивый и настырный. Более скром­ные социологи предпочитают просиживать за письменным столом, добива­ясь, быть может, более фундаментальных научных результатов, но куда бо­лее скромного прожиточного минимума. Традиционных, не грантовых, со­циологов характеризует отсутствие установки на риск и соревновательности, нежелание ввязываться в борьбу с неопределенным исходом, домоседство, скромные материальные притязания, привязанность к постоянному месту работы и предписанному положению в иерархии статусных позиций, образу жизни, страсть к книгам и кабинетной деятельности, стремление занимать­ся «любимым делом» без диктовки извне, ценности интеллектуализма и сво­боды действий. Они не способны рассчитать расходы на приобретение тех­ники, зарплату, налоги, а стало быть, грамотно оформлять заявку на грант. Любая бюрократическая волокита, как антитеза высокой науки, их тяготит или отпугивает. «Заявка на грант, особенно в гуманитарных науках, где за­дачи исследования формулируются, как правило, риторически, — новый для российского научного сообщества литературный жанр, предполагающий умение убедить экспертов в актуальности и оригинальности проекта. Здесь требуется соединить стилистику бюрократического документа (цели, зада­чи, ресурсы, ожидаемые результаты, новизна, соответствие мировому уров­ню и т.п.) с изяществом изложения идеи и ее риторическим оснащением. В технических науках этой проблемы, как правило, не знают, а в гуманитар­ных науках... составление заявки на проект — занятие мучительное. Нельзя заранее точно написать, что мы придумаем в будущем году»70. Как следствие,

68 Алфимов М., Минин В., Мирабян Л. О конкурсах, о грантах и ученых, которые их получают //Поиск. 1998. 20-26 июня. С. 4-5.

69 Батыгин Г.С. Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сообще­ства в России (заметки эксперта) // Науковедение. 2000. № 4.

70 Батыгин Г.С. Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сообще­ства в России (заметки эксперта) // http://www.ibmh.msk.su/vivovoco/VV/JOURNAL/SCILOG/GRANTYOU.HTM

гранты получают не авторы хороших исследований, а авторы хороших зая­вок.

Заполняя нишу, на научном рынке появился особый тип профессии — грантрайтеры71. Это автономные специалисты, не привязанные к учрежде­ниям, либо сотрудники кафедр и методических кабинетов в вузах, набившие руку на составлении заявок, знающие все тонкости дела, способные за опре­деленную плату оказать нужную услугу. Они пополнили и без того много­численный отряд спичрайтеров, скриптрайтеров, имиджмейкеров и т.п.

К сожалению, в большинстве фондов, в том числе в РГНФ, главное — это именно правильное и своевременное оформление как заявки, так и отчета. Многолетняя практика работы в качестве эксперта убеждает, что трудно пройти первый барьер, конкурсный. Дальше все обстоит проще: по итогам года надо заполнять необходимые формы и не забывать отсылать их в фонд. Хотя комиссия экспертов рассматривает каждый проект, анализирует, как идет исследование, справляется ли автор с поставленной задачей, только чрезвычайные обстоятельства помешают экспертам поставить удовлетвори­тельную оценку. И опять же главная причина вовсе не содержательная (на­учная новизна, убедительная аргументация, соблюдение требований науч­ного метода), а формальная (не так заполнен документ, нарушены сроки, вовсе не представлен отчет). Экспертиза нередко проводится в спешке, по­скольку на каждого специалиста выпадает по нескольку десятков проектов. К тому же ссориться с автором проекта, с которыми все эксперты знакомы, никто не хочет. Усмотрев несправедливость, он всегда может подать апел­ляцию, устроить скандал, обратиться в суд. В результате новая система суб­сидирования науки, фондово-грантовая, постепенно все больше напомина­ет советскую, бюрократически-административную.

71 См.: Батыгин Г.С. Невидимая граница: грантовая поддержка и реструктурирование научного сооб­щества в России (заметки эксперта) // Науковедение. 2000. № 4.

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕЧТЕНИЕ

ГС. Батыгин

Дисциплинарная организация социологической науки

Прежде чем высказать свое суждение о предмете, социолог обязан прочитать максимум того, что напи­сано его предшественниками и коллегами. Осведомленность в специальной литературе — основной критерий профессиональной компетентности, и ссылки на недоступность источника, языковые затруднения и загруженность работой обычно не воспринимаются в качестве серьезного оправдания. Зна­комство с интеллектуальной книжной традицией позволяет социологу счи­таться своим человеком в профессиональном сообществе. Это требование несет в себе и важный этический компонент. Дисциплинарный этос обя­зывает относиться к знанию с надлежащими почтением и церемонностью. Поэтому социология в своей основе — книжная наука.

Книжность накладывает определенные ограничения на ожидаемые результаты научного исследования. Например, у научного сотрудника мо­гут возникнуть иллюзии по поводу новизны полученных им выводов, в то время как результат исследования кажется новым лишь вследствие малой ос­ведомленности в состоянии разработки вопроса. Каждая сложившаяся наука сопротивляется новым результатам с энергией, пропорциональной степени их новизны и оригинальности. Самые оригинальные творения часто остаются невостребованными вследствие их чужеродности для традиционной дисцип­линарной области. Но если автор знает и признает достижения предшествен­ников, наука обнаруживает огромные возможности обновления и отказыва­ется от устаревших доктрин. Призвание научного сотрудника заключается в том, чтобы, стремясь к радикальному обновлению своей дисциплинарной об­ласти, в то же время продолжать рутинную разработку сложившейся иссле­довательской программы и писать «совокупную статью», создаваемую десят­ками и сотнями его коллег, с отчетливым осознанием того, что этот резуль­тат будет рано или поздно преодолен.

Ежегодно в мире публикуется примерно 100 тыс. статей и 5 тыс. книг по социологии. Ясно, что при таком объеме специализированной информации нельзя рассчитывать на достижение полной осведомленности в широкой профессиональной области. Осведомленность, равнозначная всезнайству, бесполезна и недостойна. Профессиональная компетентность предполагает хорошую ориентацию в дисциплинарной организации знания: терминоло­гическом аппарате науки, ее нормативной лексике, системе отраслей и спе­циальностей, явных и неявных правилах профессиональной коммуникации. Все это находит отражение в научной библиографии, которая выполняет задачи навигационного ориентирования в море книг и статей.

Море социологической литературы имеет не вполне определенные очерта­ния. В разных регионах мира имеются свои особенности в определении дисциплинарной области социологии и общественных наук в целом. В рам­ках американской интеллектуальной традиции, где проведению междисцип­линарных градаций придается существенно меньшее значение, чем в Евро­пе, широко используется понятие «социальные науки» (social sciences), вклю­чающееся в еще более широкую категорию «поведенческие науки» (behavioural sciences). Социология близка поведенческим наукам и несколько дистанци­рована от философской теоретической рефлексии, а также от гуманитарных знаний (humanities) —литературоведения, истории, этнологии. В Германии социология традиционно ассоциируется с теоретической общественной на­укой (Sozialwissenschaft). Эмпирические социологические исследования и массовые опросы, получившие широкое распространение в этой стране в 50-е гг., принято относить не столько к социологии, сколько к демоскопии.

Обследования общественного мнения приобрели достаточно самостоя­тельную тематическую направленность во всех странах мира, однако их категориальный и методический аппарат часто идентифицируется как соци­ологический. Непосредственно примыкают к социологии статистические обследования в различного рода «человеческих» сферах общества. Статисти­ка труда, заболеваемости, преступности, потребления, рождаемости и смерт­ности практически неотличима по тематическому содержанию от соответ­ствующих социологических разработок. К социологии непосредственно при­мыкают также такие дисциплинарные области, как социальная психология, криминология, медицинская деонтология и социальная гигиена, педагоги­ка, политология, культурология, искусствознание и другие общественные науки.

Процесс междисциплинарного обмена в общественных науках протека­ет в России не столь интенсивно и раскрепощенно, как в американских «со­циальных науках». Здесь более выражено стремление к устойчивой диффе­ренциации научных областей. Социология как самостоятельная наука полу­чила в России институциональное признание во второй половине 80-х гг. (до этого она существовала под названиями «исторический материализм» и «при­кладная социология»). Тогда же были определены внутридисциплинарные направления, в соответствии с которыми устанавливаются специальности для присуждения ученых степеней и присвоения ученых званий по социологии.

Высший аттестационный комитет России присуждает ученые степени и присваивает ученые звания по семи социологическим специальностям. Ма­гистральная специальность 22.00.01 — «Теория, методология и история со­циологии» фактически обладает всеобъемлющим тематическим диапазоном, поскольку специализированные отрасли являются «развертываниями» ее отдельных направлений. Специальность 22.00.02 — «Методы социологичес­ких исследований»; специальность 22.00.03 — «Социология труда и эконо­мическая социология»; специальность 22.00.04 — «Социальная структура, социальные институты и образ жизни»; специальность 22.00.05 — «Полити­ческая социология»; специальность 22.00.06 — «Социология науки, культу­ры и образования»; специальность 22.00.07 — «Общественное мнение» упраз­днена по не вполне ясным причинам; специальность 22.00.08 — «Социоло­гия управления». Такова внутридисциплинарная структура социологической науки в России. Однако данная классификация действует исключительно для

системы «гратификации» — номенклатуры ученых степеней и званий. В биб-лиотечно-библиографической каталогизации социологической литературы применяются несколько иные внутридисциплинарные разделения.

Сокращенно по источнику: Батыгин Г.С. Библиография социологической литературы//Социологический журнал. 1994. №4. С. 153—174.

С.С. Рапопорт



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.97.64 (0.019 с.)