ТОП 10:

О рассказе Михаила Зощенко «Интересный рассказ»



Рассказ Зощенко о возвращении семьи в свой деревенский дом резко отличается по настроению от рассказа Петра Проскурина. Война закончилась, и отец вернулся с войны.

Вот почему у Зощенко рассказ радостный, даже с песнями и танцами. В нем подчеркивается, что мальчик Коля за время своего пребывания на чужбине вырос, повзрослел, познал азы математики, изменился размер его шагов с того момента, как они с матерью уезжали в Казань. Уезжая, перед наступлением немцев, им пришлось закопать свои вещи в землю, чтобы они не достались врагу.

Моменты закапывания вещей при отъезде и раскапывания при возвращении показаны писателем без драматизма. Они увидены глазами ребенка как некий необычный интересный факт их жизни.

Взрослый читатель увидит в этих фактах войну с ее тяжелыми обстоятельствами и с напряженностью переживаний, когда покидали родное место, и с радостью возвращения семьи в свой дом, оставленный ими из–за вторжения оккупантов.

Михаил Зощенко

ИНТЕРЕСНЫЙ РАССКАЗ

Когда началась война, Коля Соколов умел считать до десяти. Конечно, это мало считать до десяти. Но бывают дети, которые и до десяти считать не умеют.

Например, я знал одну маленькую девочку Лялю, которая считала только до пяти. И то, как она считала? Она говорила: «Раз, два, четыре, пять». И «три» пропускала. Разве это счет? Это же прямо смехотворно.

Нет, вряд такая девочка будет в дальнейшем научным работником или профессором математики. Скорей всего она будет домашней работницей или младшим дворником с метлой. Раз она настолько неспособна к цифрам.

А наш Коля, я говорю, умел считать до десяти. И благодаря этому он отсчитал десять шагов от дверей своего дома. И, отсчитав эти шаги, он стал рыть яму, лопатой.

И вот он вырыл яму. И положил в эту яму деревянный ящик, в котором находились разные его вещи – коньки, топорик, маленькая ручная пила, складной карманный ножик, фарфоровый зайчик и другие мелкие предметы.

Положил он этот ящик в яму. Засыпал землей. Затоптал ногами. И вдобавок сверху набросал желтого песочку, чтобы не заметно было, что там яма и в яме что–то лежит.

Сейчас я объясню вам, зачем Коля зарыл в землю свои вещи, такие нужные для него.

Он с мамой и бабушкой уезжал в город Казань. Потому что фашисты наступали тогда.

И подошли очень близко к их деревне. И все жители стали поспешно уезжать.

И значит, Коля с мамой и с бабушкой тоже решили уехать.

А все вещи, конечно, с собой не захватишь. И по этой причине некоторые вещи мама положила в сундук и зарыла в землю, чтобы они не достались фашистам.

От дверей дома мама отсчитала тридцать шагов. И там зарыла сундук.

Она отсчитала тридцать шагов для того, чтобы знать то место, где зарыто. Не разрывать же весь двор, чтобы потом искать этот сундук. Стоит только отсчитать тридцать шагов по направлению к огороду, и сундук сразу буден найден, когда фашистов выгонят из деревни.

И вот мама зарыла сундук в тридцати шагах о дверей. А Коля, который считать умел до десяти, отсчитал десять шагов. И там зарыл свой ящик.

И в тот же день мама, бабушка и Коля уехали в город Казань. И в этом городе Казани они прожили почти что четыре года.

И там Коля подрос, стал ходить в школу. И считать научился до ста и больше.

И вот наконец стало известно, что фашистов выгнали из той деревни, где в свое время проживал Коля. И не только из той деревни, а вообще их выгнали с нашей земли. И тогда Коля с мамой и бабушкой вернулись в свои родные места.

Ах, они с волнением подъезжали к своей деревне. Коля думал: «Цел ли наш дом? Не сожгли ли его фашисты? И целы ли вещи, зарытые в земле? Или, может быть, фашисты вырыли эти вещи и взяли их себе? Ах, это будет очень жаль, если они взяли себе коньки, пилу и топорик».

Но вот наконец Коля дома. Дом цел, но, конечно, немножко разрушен. И все вещи, которые оставались в доме, исчезли. Фашисты украли их. Но мама сказала:

– Это ничего. У нас сохранилось еще много вещей, зарытых в землю.

И с этими словами мама отсчитала тридцать шагов и стала копать лопатой. И вскоре убедилась, что сундук там. И тогда Коля сказал маме:

– Вот что значить арифметика. Если бы мы зарыли сундук просто так, не отсчитали бы тридцать шагов, вот теперь и не знали бы, где копать.

Наконец мама открыла сундук. И там все было цело и исправно. И даже вещи не подмокли. Потому что поверх сундука была положена клеенка. И мама с бабушкой были так довольны, что сохранились эти вещи, что даже запели песню: «Светит месяц, светит ясный».

И тогда Коля, в свою очередь, взял лопату, отсчитал десять шагов и сказал соседским ребятам, которые собрались вокруг него.:

– Если бы я зарыл свои вещи просто так, где попало, не отсчитал бы десять шагов, вот я бы теперь и не знал, где они лежат. Но арифметика приносит людям огромную пользу. И благодаря арифметике я теперь знаю, где мне надо копать.

И с этими словами Коля стал копать.

Копает, копает, но найти своего ящика не может. Уже глубокую яму вырыл. Нет ящика. И немножко влево стал копать. И немножко вправо. Нигде нет.

Уже ребята стали смеяться над Николаем.

– Что–то, – говорят, – не помогла тебе твоя арифметика. Может быть фашисты вырыли твои вещи и взяли их себе?

Коля говорит:

– Нет, если они наш огромный сундук найти не могли, то навряд ли они нашли мои вещи. Тут что–то не так.

Коля бросил лопату. Сел на ступеньки крыльца. И сидит скучный, грустный. Думает. Потирает лоб рукой. И вдруг, засмеявшись, говорит:

– Стоп. Ребята. Я знаю, где лежат мои вещи.

И с этими словами Коля отсчитал только пять шагов и сказал:

– Вот где они лежат.

И взяв лопату, стал копать. И действительно вскоре из земли показался ящик. И тогда все собравшиеся сказали:

– Странно. Ты зарыл свой ящик в десяти шагах от двери. А теперь он оказался в пяти шагах. Неужели же твой ящик за время войны сам подвинулся поближе к твоему дому?

– Нет, – сказал Коля, – ящики сами двигаться не могут. Тут вот что произошло. Когда я зарыл свой ящик, я был совершенно маленький малыш. Мне было всего пять лет. И у меня были тогда маленькие и даже крошечные шаги. А теперь мне девять лет, десятый год. И вон, какие у меня огромные шаги. И вот почему я вместо десяти шагов отсчитал только пять. Арифметика приносит пользу тем людям, которые умеют понимать, что происходит в жизни. А происходит то, что время движется вперед. Люди растут. Их шаги меняются. И ничто в жизни не остается без перемены.

Тут Коля открыл свой ящик. Все оказалось на месте. И даже железные вещи не заржавели, потому что Коля обмазал их салом. А такие вещи не имеют права давать ржавчину.

Вскоре приехал Колин папа. Он был сержант, награжденный медалью за храбрость. И Коля ему все рассказал. И папаша похвалил Николая за его ум и смекалку.

И все были очень довольны и счастливы. Пели, веселились и даже танцевали танцы.

 

Вопросы для обсуждения:

1. Какое отношение к содержанию рассказа, имеет арифметика, по–нынешнему – математика?

2 . Зачем Коле и его маме перед отъездом в Казань пришлось закапывать в землю сундуки с вещами?

2 Почему при возвращении домой мамин сундук нашелся сразу, а сундучок Коли пришлось долго отыскивать?

2. Как помогла делу Колина смекалка, за которую отец, вернувшийся с фронта, его похвалил?

3. Какое чувство у вас вызвал этот рассказ? Почему Михаил Зощенко назвал его «Интересный»?

 

Дополнительная литература:

В. Осеева В. «Кочерыжка»

Л. Воронкова «Село Городище»

А. Платонов. «Возвращение»

П. Федоренко «Компас».

 

 

Заключение

 

В своем решении создать методико=библиографическое пособие, адресованное всем, кто думает о поддержке детского чтения и вместе с ним о формировании исторического сознания школьников, я руководствовалась следующими соображениями:

посвятить его 70-летию Великой Победы, к встрече с которым готовится наша страна;

отдать дань поколению, которое в детском возрасте, пережило или непосредственно участвовало в Великой Отечественной войне, приближало, как могло День Победы;

поддержать проект РШБА «Читающая мама – читающая нация», снабдив родителей нынешних детей качественным материалом для семейного чтения, которое не было бы затратным по времени, и обеспечивало положительный результат;

в Год Литературы открыть детям и напомнить взрослым читателям те имена советских детских (и не только детских) писателей, кто сам непосредственно побывал на фронтах боевых действий, в партизанских отрядах, в госпиталях, в блокадном Ленинграде. Кто был свидетелем участия детей и подростков в борьбе с фашистами, видел их работу в тылу и отразил это в своих произведениях;

показать, на какой литературе духовно росло мое поколение, пережившее Великую Отечественную войну в детские годы, на какой литературе нас воспитывала школа, как формировалось наше патриотическое сознание, наш характер, как укреплялась вера в Победу и мобилизовались силы на помощь фронту.

на материале достоверной литературы о войне, адресованной детям, способствовать формированию у младших школьников исторического сознания, касающегося периода Великой Отечественной войны.

Приступая к созданию пособия, я в полной мере осознавала неоднородность нынешнего российского общества по отношению к войне.

Сегодня есть немало людей, кто выступает против «навязывания» героики прошлого. Чувствуя подобное настроение людей, «уставших» от напоминания заслуг ветеранов, поэт Юрий Воронов писал:

А может, нам о них забыть?

Опять война, опять блокада.

Я слышу иногда: не надо

Не надо раны бередить!

Ставя так вопрос, поэт сам же ответил на него, и я полностью присоединяюсь к его ответу:

Но даже если это правда,

Такая правда – не права!

В противовес такой «правде», опровергающей героическое прошлое и идею патриотизма, в Москве в конце 2014 года состоялся молодежный конвент по этой теме. Он подтвердил: героизм – это не только тема прошлого, он – настоящее и будущее нашего Отечества.

А героизм, как показала Великая Отечественная война – не имеет возраста. Об этом свидетельствуют цифры награжденных детей и подростков военного времени: 99 из них были удостоены Золотой Звезды Героя, 7 тысяч получили звание Герой Советского Союза. Не случаен и факт установления 9 декабря в России Дня Героя, который будет отмечаться ежегодно.

В недавней своей статье, опубликованной в «Литературной газете», казахский писатель Б. Канапьянов напомнил читателям прощальную речь прославленного диктора радио Левитана, произнесенную им перед уходом его на пенсию.

Вот что он сказал: «За сорок лет работы мне было больно сообщать, что где-то люди все еще убивают друг друга, что где-то раздается плач ребенка у тела мертвой матери, пришлось слышать о многочисленных жертвах ушедшей войны, о разрушенных городах и селах. Прощаясь с вами, я говорю: берегите мир, берегите нашу планету, берегите нашу Землю. Отнеситесь к ней, как к своей матери».

Вдобавок он пожелал, чтобы тот, кто будет сообщать последние известия, никогда бы не произносил самого страшного слова на планете – война. Не потому, что ее не было в прошлом, а потому, чтобы ее не было ни в настоящем, ни в будущем.

Но даже если бы мы и не хотели произносить этого слова никогда, оно заявляет о себе то тут, то там. И не только в кино, но и в реальности, как оно заявило о себе нынче на Украине, не на словах, а на деле. Под минным обстрелом и разрушительным огнем тяжелых орудий по селам и городам Донбасса рушатся школы, трагически гибнут мирные люди – взрослые и дети.

Но Великая Отечественная война для нашей страны – это не только защита от гибели людей. Это защита Отечества от уничтожения, которое планировал Гитлер, это и защита всего человечества от фашизма, посягнувшего на само звание «Человек» и защита наших духовных ценностей, которые, как сказал о них Президент Путин, «нас никогда еще не подводили».

Сегодня, когда «все меньше и меньше к Большому театру приходит участников прошлой войны», нам особенно важно поддержать у оставшихся их дух, сказать каждому в отдельности и всем вместе «Спасибо» за то, что выстояли, одолели, победили, что дали жизнь последующим и ныне здравствующему поколению.

Отдельная благодарность тем, кто был ребенком в период 1941–1945 годов, но не был безучастным к тому, что видел, слышал, испытал. Они были маленькими, но жили в унисон со своей страной и помогали взрослым приближать победу в меру своих сил.

Когда я читаю стихотворение Роберта Рождественского «Баллада о маленьком человеке», ее начальные строки: «Жил, да был человек маленький. Когда постучалась в окошко война, автомат ему выдали маленький, сапоги ему выдали маленькие, каску выдали маленькую и маленькую по размерам шинель…», я вижу в лице этого маленького человека не социально забитого, как понимали классики сам термин «маленький человек», а детей войны.

Я вижу мальчика Сережу из рассказа Андрея Платонова «Маленький солдат», Вальку из торпедного катера Аркадия Первенцева, юного поэта Вову Лебедева из рассказа Валентина Каверина « «Русский мальчик».

Среди них в моих глазах во весь рост встает хитрая девчонка из одноименного рассказа Сергеева Ценского, самоотверженный Гриша из произведения Юрия Яковлева «Помните Гришу!».

Как живые проходят передо мной безымянный маленький разведчик из рассказа Льва Кассиля «Рассказ об отсутствующем» и Коля Вихров из «Большого сердца» Бориса Лавренева и многие, многие другие.

Я вижу среди них не только маленьких солдат, но и тех, кто не был на фронте, но заменял отцов и братьев, ушедших на фронт, кто стоял у станков, кующих оружие для них, кто вместе с матерями сеял и убирал хлеб на полях, чтобы солдаты были сыты, кто сиротствовал, потеряв родителей под вражеской бомбежкой, кто помогал партизанам, поддерживал раненых, находящихся в госпиталях, кто вытаскивал их с поля боя, как это делала «Кнопка» из рассказа Каверина.

Я вижу и тех, Леночек, Васей, Танюш, что жили на оккупированных немцами территориях, детей из блокадного Ленинграда: Таню Савичеву зримо воссозданную Юрием Яковлевым, Маринку Леонида Пантелеева, Мишку Юрия Германа, девочку Маришу из рассказа Каверина «Самое необходимое».

Мне не забыть имен бесстрашных перевозчиков через Неву в блокадном Ленинграде – брата Матвея и сестру его Маньку, которые сменили на этой работе погибшего отца и которых так любовно изобразил Леонид Пантелеев в рассказе «На ялике».

Я никогда их реально не видела, но если бы и видела, я бы так ярко и так впечатляюще не узнала, не поняла, не ощутила их своей душой, как ощутила и поняла их из прочитанных произведений. Они как живые предстают передо мной.

Мою собственную память о войне обострили и преумножили писатели силой своего таланта и художественного чутья. Я надеюсь, что такими зримыми, незабываемыми, живыми они пред станут и перед нашими сегодняшними читателями, когда мы, взрослые, проникнемся сами литературными героями и прочитав детям о них, вместе поговорим о их подвигах, мысленно нарисуем их в своем воображении, отдадим им частичку своего сердца.

Я хочу, чтобы память о них и сегодняшнее стремление нашей страны к миру, вера в растущее поколение стали бы продолжением подвига, совершенного и совершаемого ради жизни на Земле.

Все названные и не названные мной имена литературных героев – это не просто имена. Это олицетворенные образы войны. Каждого в отдельности и всех вместе ведут писатели дорогой мужества, нацеленной на победу. За именами детей стоят судьбы и характеры, стоят личности, подчас более решительные, и бесстрашные, чем личности взрослых.

 

Литературные герои школьного возраста показывали нам пример не только как держать винтовку в руках. Они учили выносливости, способности превозмогать физическую и душевную боль, голод и холод, не гнушаться никакого труда, преодолевать усталость и невзгоды. Они готовили нас к жизни в суровых условиях, вырабатывали умение безбоязненно переносить трудности, участвовать в общем деле приближения Победы.

Не теряю надежды, что кого-то из нынешних детей – читателей или слушателей – знакомство с мужественными и стойкими сверстниками военных лет, заставит задуматься о самом себе, поверить в свои силы, кому–то подскажет выбор жизненного идеала. Герои войны не столько нужны сегодня для исполнения долга перед ветеранами, сколько для развития в самих себе человека, ответственного не только за себя, но и за других. Величие души тех, кто пережил войну, выросло из страданий, потерь, преодолений, обнаживших лучшие качества личности.

Разговор о детях войны, более чем семидесятилетней давности, способный задеть за живое сердце ребенка и сегодня – это одновременно разговор и о Литературе. Ибо задача воспитания на примерах и образцах – это ее задача.

Алесей Толстой об этой задаче писал так: «Не показ, не отражение, а осмысление происходящего и происшедшего, творческий взгляд в будущее» вот что такое, по его мнению, Литература. Причем литература это делает не путем логических построений, а силой образов, метафор, иносказаний, которые будят воображение, воскрешают и тревожат память, соединяют чужие жизни с собственным опытом читателя и с известным ему опытом других людей, дают материал до домысливания того, чего в тексте нет.

Особое значение литература имеет для эмоционального развития читателя, его способности переживать за других. Замечательно сказал об этой способности писатель Григорий Бакланов. Он считал, что литература и искусство «нащупывают в душах людей то, что должно болеть, не дает успокаиваться. И пока мы способны сопереживать, страдать за других, как за себя, мы остаемся людьми, мы – человечество».

Литература, адресованная детям, воскресила сюжеты войны, воссоздала войну через судьбы детей, через их участие в общем деле Победы. Она запечатлела и осмыслила все этапы войны, начиная с раннего утра 22 июня 1941 года и заканчивая 9 мая 1945 года, возвращением солдат с фронта. Она передала красоту и величие милосердия, проявленные нашими бойцами и санитарками.

Литература показала, как бесчинствовали фашисты на захваченных ими территориях нашей страны, как росло сопротивление, в котором участвовали и дети. Как подростки ходили в разведку, вместе с партизанами крушили немецкие поезда с боеприпасами, как провожали на фронт и встречали братьев и отцов с фронта. Как теряли многих из них безвозвратно. Как дети жили в эвакуации, в детских домах, как сиротствовали и блуждали в поисках приюта. Как становились сынами полков или морских команд. Как выживали, умирали, трудились и учились в блокадном Ленинграде.

Все эти глубоко человеческие черты и штрихи к портрету поколения военных лет, «осердечены» писателями классиками. Вера в победу, которой они заражали детей, основывалась у писателей на ощущении морального превосходства нашего народа, на правоте и справедливости возмездия. Литература становилась голосом народа.

Многие обретали свой опыт непосредственным участием в боях. В жестокие дни войны, писатели не забыли поведать и о проявлениях гуманизма наших людей по отношению к поверженному врагу. Не забыт ими и счет потерям детей, повешенных фашистами Феничках, Васеньках, Санечках, застреленных, как Гриша, или безымянный мальчик из «Рассказа об отсутствующем» Льва Кассиля.

Вместе с портретом поколения прошла перед нами плеяда самих писателей. Все, о чем они писали, пронизано их сакральными чувствами. Каждый их рассказ – это история и самих писателей, всего того, что видели их глаза, что слышали их уши, что переживало их сердце.

Годы жизни этих писателей, какие я установила, говорят о том, что все они уже покинули этот мир. Но осталась их душа, их боль, страдания за погибших на фронтах боевых действий детей, за изуродованные фашистами их судьбы.

Вместе с тем, в каждом их рассказе торжествует жизнь, а не смерть. Все они проникнуты патриотизмом, воспитанным (по собственному опыту знаю) школой той поры, учебниками по истории, портретами героев, песнями о Варяге и Порт-Артуре, о Великой Отечественной войне.

Их произведения не просто ушедшее в небытие прошлое. Это настоящее, присвоенное нами из прошлого – это тот духовный опыт, что прочно заложен в нас и чем мы можем гордиться сегодня.

В своем пособии я рассказала и дала краткую справку о 34 писателях, авторов почти 50 произведений о детях войны. Все произведения, за редким исключением, принадлежат к жанру рассказа, рассчитанного на 15-20 минут чтения вслух. Исключения составляют такого же объема отрывки из повестей В. Закруткина, Н. Чуковского, В. Голявкина, Е.Носова, В. Пикуля, А. Фадеева, Е. Рысс.

К каждой из 17 отраженных в пособии тем, дано мной краткое введение, сделаны комментарии к текстам самих рассказов или отрывков произведений, предложены вопросы для обсуждения. В конце каждой темы дан краткий список дополнительной литературы, какую удалось разыскать.

Тем взрослым, кто возьмется прочитать детям тот или иной рассказ, будь это родитель, учитель или библиотекарь, я предоставила возможность выбора, дав по каждой теме несколько литературных текстов.

Не является жестким и перечень вопросов для обсуждения произведений. Они тоже могут варьироваться по желанию ведущего обсуждение, дополняться, по его усмотрению, другими более простыми или более сложными вопросами.

Моя задача была увести детей от простого пересказа текста, побудить их к осмыслению прочитанного, к высказыванию собственного мнения о поступках героев.

Трудности составления пособия состояли, главным образом, в поисках текстов рассказов по намеченным темам. Основной костяк добротной литературы я получила из журналов «Костер» и «Мурзилка» военных лет издания.

Надо заметить, что существующие справочники, библиографические указатели, отразившие детскую литературу военной тематики, в большинстве случаев обошли вниманием жанр рассказа и чаще всего предложили читателям повести, очерки, романы.

В сборниках, монографиях, обзорах, отразивших литературу о Великой Отечественной войне, адресованную детям и о детях, и созданную в период войны, рассказы упоминаются крайне редко. Единственной книгой, которая назвала и раскрыла несколько рассказов Вениамина Каверина о детях войны, стала для меня монография исследователя и методиста Т.И. Михалевой «Литература о Великой Отечественной войне в гражданском становлении личности», изданная в 2005 году издательством «Школьная библиотека».

Остальные рассказы приходилось отыскивать, полагаясь или на собственную память военного детства или память моих сверстников. Много дали мне, как автору пособия, собрания сочинений писателей, где среди других жанров литературы, не были забыты и рассказы.

Определенную помощь оказали библиографы – сотрудники детских библиотек Санкт-Петербурга. Открытием было для меня участие «взрослых» писателей военной поры в написании рассказов для детей. В пособии отражен опыт в этом деле таких писателей, как Константин Федин, Борис Лавренев, Сергей Сергеев-Ценский, Аркадий Первенцев, Петр Проскурин. Юрий Герман и другие. Всего 11 «взрослых» советских писателей. Рассказы этих классиков – глубокое и серьезное дополнение к детской литературе военного времени, написанные о детях и адресованных им.

Выбор жанра рассказа в созданном пособии был обусловлен следующими педагогическими соображениями:

краткостью текста, ведь для нынешнего мало читающего молодого поколения, игнорирующего объемные книги, жанр рассказа не столь обременителен по времени, отданному на чтение и потому более предпочтительный;

удобством для чтения вслух, возможностью в «один присест» прочитать произведение целиком, не дробя его на части и не разрывая во времени;

возможностью по свежим впечатлениям обсуждать прочитанное, когда яркость образов еще не успела угаснуть и возникшие мысли в ходе чтения живы и вызывают желание поделиться ими;

качеством литературного материала: краткость рассказа у большого писателя обычно сочетается с емкостью содержания и смысла, с особой силой образного слова.

В силу указанных причин я выбирала рассказы, вышедшие из-под пера писателей-классиков. Подлинность изображенных ими событий войны была проверена временем, подтверждена нашим собственным опытом и рассказами фронтовиков.

Каждый рассказ это единичный факт в цепочке тысячи фактов на фронте и в тылу, в оккупации и в детских домах, на заводах и в семье, на море и на суше, в труде и в бою, составляющих единое целое, называемое «война». Они написаны так, чтобы читатели полюбили героев рассказов так, как любили их сами писатели.

 

Раскрывая прошлое в рассказах о войне, я все время думала о настоящем, о том, как воспримут нынешние дети произведения, любимые нами. Еще и еще раз перечитывала, порой, обливаясь слезами.

Мне было важно, чтобы наши дети испытали не только гордость подвигами своих сверстников, но и глубокую печаль от того, что тем приходилось это делать – сменить радость детства на преждевременную взрослую жизнь, полную опасностей, горя и слез и требующих от них недетской заботы жить в условиях, подчас противоречащих жизни.

Прежде чем я предлагаю прочитать тот или иной рассказ ребенку, я веду о нем разговор со взрослым человеком, с тем, кто будет чтецом, пытаясь дать для него самое главное, на мой взгляд, что может быть вынесено на обсуждение, на общий разговор с детьми, отталкиваясь от текста произведения и возможностью соединить его с сегодняшним днем и с опытом представлений нынешних детей о войне и мире.

Я не знаю, передалось ли мое волнение, счастье и слезы от воспоминания собственного военного детства, когда я работала над данным пособием, читала и перечитывала выбранные мной рассказы.

Мне казалось, что я вновь окунулась в то время, и заново пережила те четыре военных года, когда, идя из школы, падала в обморок от голода.

Я вспоминала, как, живя в то время в Горьковской области, мы принимали эвакуированных женщин и детей из Ленинграда, как жили одной семьей с теми, кого поселили в наш дом. Это была мать с двумя детьми – девочки дошкольного возраста и моего сверстника мальчика школьного возраста.

Для меня и нашей провинциальной семьи они были своего рода декабристами в Сибири. Они оставили нам культуру поведения, речи, быта и обращения с людьми. Они оставили рассказы о Ленинграде, заронили мечту побывать в нем.

Заразившись идеей книги, связанной с собственно пережитым временем войны, мне хотелось на материале литературы 1941–1945 годов, создать достоверный образ военного детства, чтобы нынешние дети наглядно представили его себе, пережили как свое, и вышли бы из этого чтения с новым ощущением счастья мирной жизни и стремлением охранять ее.

Чтобы читая, они проверили себя на прочность собственного характера и задались вопросом: «Смог ли бы я так?».

Чтобы поняли, что такое настоящая литература и чтобы им захотелось ее читать.

Чтобы разговор о литературе им воспринимался как разговор о жизни и о них самих, которого им, живущим нынче преимущественно интересами потребления, очень не хватает.

Чтобы в результате чтения предложенных рассказов они безошибочно могли ответить, кто с кем воевал в той войне, когда она началась и завершилась, кто победил, что такое фашизм и что такое человечность.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.168.57 (0.03 с.)