ТОП 10:

О рассказе Анатолия Первенцева «Валька с торпедной девятки»



В отличие от Савки Огурцова, Валька из рассказа советского писателя и драматурга Анатолия Первенцева (1905–1981), не заканчивал школу юнг. Как один из многих беспризорных мальчишек, лишившихся родителей в войну и предоставленных сами себе, он из шахтерского городка, где жил, приехал в порт на Черном море.

Гонимый поисками пищи, а скорей, зовом мальчишеского сердца неравнодушного к морю, Валька слонялся в порту возле морских кораблей, где его заметили моряки торпедного катера. Они выяснили, кто он и зачем тут. Моряков на катере было всего пятеро, каждый выполнял свою роль.

Командир катера по фамилии Балашов, у которого дома остался такого же примерно возраста сын, проявил к мальчику особое внимание. Увидев в нем деловую сноровку, шахтерскую выносливость, он взял его на катер под свое покровительство. Мальчишка оказался наблюдательным и быстро схватывал деловые обязанности каждого члена экипажа.

Полученные практические знания, Валька умело использовал во время боя, когда были ранены почти все члены экипажа, включая командира, и мальчик оказался в его роли. Он спас катер и всех членов экипажа.

Командир бригады был удивлен, когда узнал, что сделал это тот самый мальчишка, которого он посчитал сначала «фитюлькой». Мальчик был представлен к ордену и официально зачислен в команду корабля.

Обсуждая рассказ, важно показать, какими качествами должны обладать боевой командир – будущий адмирал флота.

 

Аркадий ПЕРВЕНЦЕВ

ВАЛЬКА С ТОРПЕДНОЙ ДЕВЯТКИ

(Костер, 1944, №7-8, с.2-–6)

Однажды в порт пришел на мелкий ремонт торпедный катер. В тот же день поездом из Тбилиси прибыл грязный и оборванный мальчишка в шахтерской шляпе. Мальчишка, сойдя с поезда, немедленно направился в порт, куда магически тянуло каждого, прибывающего в этот город.. Моряки торпедного катера только что закрепили швартовые и вышли на гранитные плиты–стенки. Их всего было пятеро: командир – лейтенант Балашов – механик, боцман и два моториста. Внимание лейтенанта привлекла шахтерская шляпа мальчишки.

Из Крындычевки? – спросил лейтенант, называя свой родной Красный луч по–старому, как привыкли называть его шахтеры…

– Нет, – Я с под Артемовска, – сказал мальчишка, строго смотря на лейтенанта. – Мой батя работал в МТС, в совхозе. Его немцы убили.

–Убили? – переспросил Балашов. – Вот оно что. Дело плохо…А ты чего сюда?

– Ехал, ехал и приехал…

– Как тебя звать?

– Валька, – не спуская своих черных глаз с лейтенанта, ответил мальчишка.

–Отца жалко, Валька?

–– Отца? – мальчик нахмурился, но, прочитав в лице лейтенанта подлинное участие, тихо сказал:

– Жалко. У меня хороший был батя. Ударник МТС.

–Ударник МТС? – лейтенант полуобнял мальчишку и пошел с ним по набережной.

Боцман Свиридов, рыжеватый веселый парень, посмотрел вслед командиру и сказал с сожалением:

–Дались ему эти мальчишки! Своего потерял где–то…

Лейтенант недолго шел по набережной. Вскоре он повернул обратно со своим новым знакомым. У них, очевидно, произошел дружеский разговор. Мальчишка не смотрел на лейтенанта с самолюбивой настороженностью, как несколько минут тому назад.

–Опять познакомились, товарищ командир? – спросил боцман.

– Опять, Свиридов. – Балашов повернулся к мальчишке.– Будьте знакомы: Валька, боцман нашего «океанского корабля» – старшина первой статьи Свиридов….

Подошли и остальные моряки с катера: механик Полевой, молодой парень из бывших трактористов, мотористы Сизов и Белошапка портовые рабочие из Херсона, пришедшие на флот за четыре месяца перед войной.

Так состоялось первое знакомство торпедного катера «093» – «девятки», как называли катер, – с тринадцатилетним мальчишкой Валькой.

И люди с первого встречного суденышка стали дороги Вальке и казались самыми лучшими моряками. Работали они всегда с песней, с шуткой, все были поголовно награждены, и это еще больше пленило мальчишку.

За пятеркой торпедной «девятки» весь день следили черные глаза, хотя моряки думали, что он приходит только к обеду... К нему относились как к равному, и никогда не попрекали куском хлеба.

Однажды механик сказал, что мальчишке следует приступить к работе. Все согласились. Через несколько минут Валька был снабжен «соляркой», ветошью, и ему сказали, что он должен подраить. Мальчишка ретиво принялся за порученную ему работу. Теперь, когда склянки пробили двенадцать, он с легким сердцем мог съесть свой обед.

Так продолжалось еще несколько дней, а потом ремонт был закончен, и катер должен был выходить в Хопи, где находилась стоянка их дивизиона. Перед отплытием вся команда посовещались, что делать с мальчишкой. Валька сидел на берегу и, подперев щеку кулаками, печально смотрел на катер. Шахтерска шляпа уже была сменена бескозыркой, подогнанной по голове самим боцманом; поверх ситцевой рубахи лежал почетный матросский воротник. Паренек окреп, загорел, очистился от дорожной грязи, подстриг свои вихры.

– Возьмем его, ребята, –решил вдруг лейтенант. Спросим начальство в Хепи. Может, позволят взять вместо воспитанника.

Свиридов перемахнул на берег, подхватил мальчишку на руки и поставил его на палубу.

– Идешь с нами. Скажи спасибо товарищу командиру.

Благодарю Вас, товарищ командир,– Валька вытянулся перед Балашовым.

Катер зарокотал, как самолет. Ничего не было слышно. Войдя в бухту, катер повернул к северу и ринулся по волнам. Валька, ухватившись за поручни, сжался в комок, его трясло, бросало… Иногда казалось, – катер ввинтится в воду и пойдет на глубине как подводная лодка, иногда думалось, – вот– вот взовьется в воздух. Вскоре волны стали меньше, рев моторов как –будто ослабел и сразу потух. Немного подпрыгивая, как– будто с кочки на кочку, катер подошел к пристани в небольшой бухте.

…Командир бригады вызвал к себе командира катера «093»

– Ну, Валька, за твоей судьбой отправился! – сказал лейтенант.– Молись, чтобы все было «ол–райт»…

– Нет таких традиций, чтобы брать воспитанников на катер.– Ну, другое дело, на крейсер, эсминец.

– Как исключение, товарищ командир.

– Мальчишка свяжет вас по рукам и по ногам. А если, к примеру, ранят его, или ногу оторвут? Тринадцать лет мальчишке!

– Постараемся его сохранить, – товарищ командир, говорил Балашов, чувствуя неубедительность своих доводов.

– Какой он? Может быть фитюлька?

– Совершенный моряк–черноморец, товарищ командир, – похвалил питомца лейтенант, – крепыш, железный парнишка. Разрешите только оставить, товарищ командир!

– Ну что с вами делать! – покачал головой командир бригады. В общем, на ваше усмотрение. Только чтобы я его не видел и никто из начальства.

Возвратившись на катер, Балашов серьезно поговорил с мальчишкой. Валька понял – он никогда не подведет своего командира.

––––––––

А потом наступили большие и трудные дни. На все боевые задания неизменно выходил вместе со всем экипажем и Валька.

Очень скоро Валька освоил пулемет, на ощупь знал каждую деталь, прекрасно изучил все его капризы. Он проводил много времени в моторном отсеке – и сложное моторное хозяйство было познано им. Иногда, в открытом море, командир глазами приглашал мальчишку положить руки на штурвал, указывая ему, что нужно делать, чтобы катер слушал его, и детские руки постепенно привыкли к механизму управления.

– Из него будет толк, – говорил Балашов. – Вырастим черноморца.

Катера обычно несли ночную дозорную службу, охраняя важную коммуникацию. Сюда, в засады, приходили с наступлением сумерек немецкие торпедные катера и располагались у берегов в кильватерной колонне, приглушив моторы. Немцы всегда приходили группами от четырех до двенадцати катеров.

Выйдя однажды в дозор, в составе двух катеров, при ведущей «девятке», Валька заметил на темном горизонте силуэты неприятельских катеров…

Это был для Вальки первый бой. Ему казалось безумным идти в атаку двумя катерами на двенадцать немецких. Море было большое и хмурое. Всегда можно было уйти от противника и спрятаться в его просторах. Но Балашов мчался вперед, туда, где оживали и увеличивались в размерах корабли противника. Надо было выгнать немцев из засады.

Глухой и непрерывный стук пулеметов, рев моторов и шипение бурунов, вздымающихся по обоим бортам катера, совершенно ошеломили мальчишку. Но на катере каждый занимался своим делом.

По катеру немцы вели огонь; Валька разобрал даже резкий взрыв снарядов, видел столбы воды, узкие и быстрые, моментально пропадавшие за ними, разобрал свист осколков. Потом катер развернулся левым бортом и полетел к берегу. Командир поднял руку и долго махал ею

Валька был только свидетелем боя. Потом раздумывая над поведением экипажа, он понял, что ему тоже могло найтись место. Но когда? Только тогда, если… кто–нибудь погиб. Но он сразу же отогнал от себя такие страшные мысли, от которых защемило сердце.

Валька затаенно ожидал какого–то дела, подвига. Что он делает? Пока ничего.

Свой подвиг Валька совершил неожиданно для себя.

Десантная операция была решена с присущими черноморцам храбростью и дерзостью. «Черная туча», как называли морскую пехоту немцы, нагрянула на занятые противником берега, низкие, утопающие в сером прибое. Торпедные катера обеспечивали левый фланг морского десанта, чтобы отсюда не пришли корабли противника, базировавшиеся на Феодосию и Ялту.

Но противник пришел, и с ним вступили в бой «балашовцы»

На дозорную двойку катеров во главе с балашовской «девяткой» бросились четыре немецких килевых катера шестидесятитонного водоизмещения.

Морской бой в этот раз проходил в неравных условиях. Опасность обострилась тем, что вместо легких катеров пришлось иметь дело с тяжелыми катерами.

Балашов решил отходить под прикрытием своей береговой артиллерии. Вызвав по радио поддержку и пользуясь превосходством в скорости, он оторвался от противника.

В это время из–за бурунов выпрыгнули еще четыре торпедных катера, маскировавшиеся у скал. Балашов принял бой. Поддержка должна была быть вот–вот.

– Сейчас начнется настоящая работенка, – прокричал Балашов на ухо Вальке. Держись! Маневр и огонь! Может, отмотаемся.

Это были последние слова, которые услышал на борту корабля Валька от своего командира.

Немца атаковали с двух стороне. Они проносились мимо, повернув в сторону двух советских катеров все свои пушки и пулеметы. Балашов решил торпедировать немцев. Один катер врага сразу пошел ко дну, как бы провалившись в пучину, второй загорелся. Оставалось еще шесть катеров. Злой огонь снова налетел на «девятку», и когда оглушенный падением мальчишка вскочил на ноги, ни командира, ни боцмана, ни механика не было у своих мест. Они тоже упали, но подняться не могли. Катер, лишенный управления, как ореховая скорлупа, прыгал на волнах. Моторы работали, но управлять ими было некому. Валька подполз к командиру, и ему показалось, что рука командира отделена от туловища; липкая, черная кровь разлилась вокруг. Боцман повис у пулемета и его бросало из стороны в сторону.

– Товарищ командир! – Валька склонился к лейтенанту. – Товарищ командир.

– Валька, выручай! – хрипел лейтенант. – К штурвалу, Валька! Катер выбрасывай на берег у Синей бухты…

– Есть, товарищ командир!

Валька поднялся к штурвалу, забрызганному кровью, и в точности выполнил все, что кричал ему Балашов. Внизу почувствовали управление. Сильнее забурчали моторы. Значит Балашов и Сизов живы, он не один на израненном корабле.

Валька направлял катер по курсу, указанному ему командиром. Он видел перед собой острую скалу, похожую на парус, вставшую торчком из глубины. Вправо от скалы «Синяя бухта» там отлогий берег и мелкая галька.

Мальчишка почти лежал на штурвале и ловил каждое слово командира. Слух его обострился до предела.

Берег быстро приближался. Валька сбавил обороты моторов… Подполз израненный Свиридов.

Из моторного отсека высунулись головы Белошапки и Сизова. Они махали руками, как птицы, но командир кричал: «Так… так держать, Валька!» Белошапка и Сизов нырнули снова вниз.

Валька отдал команду и выключил моторы. Стало тихо, только гудела вода. Потом послышался треск, удар, и катер, выпрыгнув на берег, продрал днище камнями и свалился набок.

Подошли запыхавшиеся люди, а вскоре причалил санитарный катер, чтобы принять раненых на борт. Валька как бы вырастал в собственных глаза: его команды выполнялись. Вслед за санитарным катером прибыл катер с техпомощью. Матросы наложили временные заплаты на пробитые бока, откачали воду проверили моторы и, поставив катер на плав, попросили довести до базы. Валька развернулся и повел катер к базе. Это было недалеко.

Торпедный катер «093» вошел в бухту и по всем правилам отшвартовался у пирса, где находилось начальство.

– Кто командир? – спросил изумленный командир бригады: он не мог поверить, каким образом, ничуть не «хромая», мог подкатить этот странный мальчишка.

– Товарищ, командир бригады! Вольнонаемный Валентин Галин прибыл на торпедном катере из боевой операции. Из экипажа трое раненых.– отрапортовал Валька.

– Трое раненых и все герои, – сказал командир бригады, прижимая к себе мальчишку.

––––––––––

Валька шел позади командира бригады. Когда раскрылись двери палаты, мальчишку подтолкнули вперед: Иди!

Валька обошел койку и, увидев лейтенанта, сразу осознал то ужасное, несправедливое, что произошло с этим хорошим человеком. Тяжелые крупные слезы покатились сквозь пальцы по огрубевшим рукам Вальки.

– Валька, что ты! – Балашов обнимал его здоровой своей рукой. Не выпуская мальчика из своих объятий, он обратился к командиру бригады:– жизни наши спас! Мало того, боевой корабль спас, товарищ командир…

– Балашов, все знаем, успокойся, – сказал командир бригады. – Представим Вальку к боевому ордену наряду со всем экипажем и зачислим краснофлотцем в дивизион.

Так началась морская жизнь Вальки с торпедной «девятки», может быть, – будущего русского адмирала.

 

Вопросы для обсуждения:

1.Как Валька – шахтерский мальчишка – оказался на военном катере? Тронула ли вас его судьба?

2. Почему так активно хлопотал командир торпедного катера, чтобы начальство разрешило взять мальчика в команду?

3. Как приняла его команда катера?

4.Как Валька познавал азы морского дела? Как эти знания он применил во время боя?

5. Как ему удалось спасти корабль и раненых членов команды?

6.Какие черты характера проявил Валька, взяв на себя командование катером и его спасением?

7. Были ли основания у автора рассказа предполагать, что Валька может стать в будущем адмиралом?

 

Дополнительная литература:

Арутюнов С. «Гвардии рядовой»

Вишнев П. «Юнги».

Капица П.И. «Черноморцы»

Рудный В. Дети капитана Гранина.

Саксанов В. «Повесть о юнгах»

Соболев Л. «Морские рассказы».

Соболев Л.»Зеленый луч».

Рысс Е.»Воспитание капитанов».

 

Раздел 13







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.012 с.)