ТОП 10:

О рассказе Вениамина Каверина «Кнопка»



В сюжетном плане этот рассказ можно рассматривать как продолжение рассказа «Самое необходимое». Перед нами молоденькая девушка, сандружинница, задача которой – спасать раненых и вытаскивать их из-под обстрелов. За свой маленький рост ее прозвали «Кнопкой».

В рассказе описан эпизод, как в жаркий августовский день, когда раненые просят пить, девушка отправилась за водой на колодец, находящийся под прицелом немцев. Под градом пуль она доползла до колодца и достала ведро воды.

По дороге обратно Кнопка обнаружила раненого бойца и, оставив ведро, потащила раненого в санитарную машину, чтобы остановить кровь и перевязать его раны. Сделав все, что надо, она вернулась за ведром.

Характерно, что никто из раненых, хотя их губы пересохли от жажды, на этот раз не попросил пить. А почему?

Ответить на этот вопрос писатель предоставил читателям.

Вениамин Каверин

КНОПКА

(публикуется в сокращении)

 

Это была маленькая, толстая, румяная девушка, с короткими косичками, перевитыми лентами и торчавшими над открытыми ушами. У нее было много прозвищ – Мячик, Чижик… Но из всех многочисленных прозвищ удержалось самое простое – Кнопка. Возможно, что оно намекало на ее маленький нос, напоминающий кнопку…Кнопка так Кнопка! Главное было: всюду поспеть и все сделать самой. И она поспевала всюду.

Был жаркий августовский день. Утро прошло. Солнце стояло в зените… Вокруг ни тени. Очень хотелось пить, и первый сказал об этом маленький лейтенант с перевязанной головой, который всю дорогу подбадривал других, а теперь беспомощно раскинувшись и тяжело дыша, лежал на дне канавы.

– Нет ли воды, сестрица? – просил он.

И точно сговорившись, все раненые стали жаловаться на сильную жажду.

Воды не было. Метрах в ста от разбитой шоссейной сторожки виднелся колодезный сруб. Но была ли там вода, неизвестно. Если и была, как добраться до нее через поле, на котором ежеминутно рвутся снаряды?

– Где ведро? – спросила Кнопка у шофера.

Он посмотрел на нее и молча покачал головой.

– В машине осталось?.. Да что же ты молчишь: В машине?

– Ну, в машине, – нехотя пробормотал шофер.

– Ты за ними присмотришь, ладно?

И прежде чем шофер успел опомниться, она выскочила из канавы и ползком стала пробираться к машине.

Это было еще полбеды – доползти до машины и разыскать полотняное ведро в ящике, полном всякой рухлядью, которую шофер зачем-то возил с собой. Она достала ведро, и, сложив его, как блин, засунула за пояс. Главное было впереди – добраться до шоссейной сторожки, уже не прячась в канаве, дойти до колодца.

Впрочем, «первое главное» оказалось не таким уж трудным. Канава была глубокая, а Кнопка – маленькая…

Вот и сторожка, то есть то, что от нее осталось. За ней начиналось «второе главное».

До сих пор Кнопка не думала, есть ли в колодце вода. Эта мысль только мелькнула и пропала, когда она разглядывала сруб издалека. Но теперь она снова подумала: «А вдруг воды нет?» В первый раз ей стало действительно страшно.

Вокруг был такой ад, такой отвратительный вой свистящего и рвущегося воздуха стоял над ее головой, так трудно было дышать, так устали руки, так скрипел на зубах песок – и все это, быть может, напрасно. Но она продолжала ползти.

Сруб стоял на огороде, а огород был отделен изгородью, хотя невысокой и полуразбитой, но которую все же нужно было обойти, чтобы добраться до сруба.

Легко сказать – обойти! Это значило, что по крайней мере метров тридцать нужно было ползти под огнем. Руки очень ныли, спину ломило, и Кнопка, прижавшись лицом к земле и стараясь ровнее дышать, решила, что не поползет. Ведро было на длинной веревке, она перебросит его через изгородь, авось угодит в колодец.

Четыре раза она перебрасывала ведро, прежде чем оно попало в колодец. Наконец, удалось. Но оно упало бесшумно, и Кнопка поняла, что колодец пуст.

С минуту она лежала неподвижно. Не то, чтобы ей захотелось заплакать, но в горле защипало, и она должна была несколько раз вздохнуть, чтобы справиться с сердцем.

– «Так нет же, есть там вода! – вдруг сказала она про себя. – Не может быть! Есть, да глубоко».

Она сняла пояс и привязала его к веревке. Ведро чуть слышно шлепнуло – или это ей показалось? Приблизившись к изгороди вплотную и приподнявшись на локте, она ждала несколько секунд. Веревка все натягивалась. Кнопка слегка подергала ее и поняла, что ведро наполнилось водой.

– Ну-ка, голубушка, – сказала она не то ведру, не то самой себе и стала осторожно вытягивать ведро из колодца.

Она вытащила его – мокрое, расправившееся, полное воды, и, вскочив, быстро перехватила рукой…

И тут она впервые задумалась над тем, как вернуться обратно с ведром, полным воды, – ведь теперь его не засунешь за пояс. Эх была, не была! И, подхватив ведро, она побежала к сторожке.

Где-то близко разорвался снаряд. Земля осыпала ее с головы до ног. Она только присела на мгновение, отряхнулась и побежала дальше..

Запыхавшись, положив руку к сердцу, она остановилась у сторожки и заботливо заглянула в ведро: не очень ли много расплескалось? Не очень!

Теперь все было в порядке: от строжки до машины рукой подать и можно пройти по канаве.

– Пережду, как станет потише, – сказала она себе, – и айда!..

И вдруг она услышала чей-то голос. Сперва она подумала, что ослышалась, потому что это слабый голос назвал ее.

– Что? – невольно откликнулась она и в ту же минуту увидела руку, торчащую из-под разваленных досок.

– Сейчас, голубушка! – сказала Кнопка, осторожно снимая с него разбитые доски. – Подожди, милый!

Она заставила бойца обнять себя руками за шею и проползла вместе с ним метров двадцать. О воде она вспомнила, уже когда была рядом с санитарной машиной.

– Ладно, скоро вернусь, – быстро пробормотала она.– Жаль только, что согреется. Эх, не прикрыла!.

Шофер, заметив, что она возвращается не одна, выскочил из канавы и пополз к ней на четвереньках. Вдвоем они доставили раненого в укрытие, осторожно сняли с него гимнастерку, и, быстро, приговаривая, Кнопка стала останавливать кровь и перевязывать раны.

Никто больше не просил пить. Никто даже не спросил у Кнопки, была ли в колодце вода. Жара стала еще удушливее, и маленький лейтенант лежал, закинув голову и полуоткрыв пересохшие губы. Но он только взглянул на Кнопку и не сказал ни слова.

– Ты что, Кнопка? – спросил шофер, заметив, что она время от времени нетерпеливо поглядывает на сторожку.

– Ничего, – отвечала кнопка. – Кажется, потише становится, а?

Становилось как раз не «потише», а «погромче», и шофер только сомнительно покачал головой.

– Нет, потише, – упрямо пробормотала Кнопка и вдруг, выскочив из канавы, опрометью побежала к сторожке.

Через несколько минут она вернулась, таща ведро с водой. Правда, назад она летела так быстро, что с добрых полведра выплеснулось, но еще оставалось много великолепной, не успевшей согреться, чистой, вкусной воды.

– Голубушки, принесла! Честное слово, принесла! – закричала Кнопка, подтанцовывая и сама глядя на воду с искренним удивлением. – Вот так штука! Принесла!

Через полчаса, когда обстрел прекратился, раненые, которых она напоила и умыла, были уложены в машину, Кнопка с дороги в последний раз взглянула на мертвый, взрытый снарядами кусок земли между колодцем и канавой. Песок вдруг скрипнул у нее на зубах, напомнив о том, как она ползла, подтягиваясь на руках, и как справа и слева рвались снаряды.

«Должно быть, я храбрая, что ли?» – неясно подумала она и поправила развязавшуюся ленточку на тугой короткой косичке.

Впрочем, спустя несколько минут она уже не думала об этом.

Машина по-прежнему ныряла по рытвинам, и нужно было следить, чтобы кто-нибудь из раненых не ударился головой о раму.

1942 г.

Вопросы для обсуждения:

 

1.О чем говорит описанный в рассказе эпизод из жизни девушки-санитарки, прозванной Кнопкой? О чем заставил задуматься?

2. Почему так важно было добыть воду для раненых? Как ей удалось достать воду из колодца?

3. Какие черты характера проявила Кнопка, чтобы принести под градом пуль ведро воды для раненых? Только ли одну храбрость?

4. Как, возвращаясь с ведром воды, девушка сумела спасти раненого бойца?

5. Как вы думаете, почему никто из раненых, губы которых пересохли от жажды, не попросил пить у Кнопки, когда она доставила в санитарную машину раненого бойца и перевязывала ему раны?

 

Дополнительная литература:

Б.Васильев «А зори здесь тихие»

С. Алексиевич «У войны не женское лицо»

К.Симонов «Малышка

 

 

Раздел 11.

 

В ГОСТИ К РАНЕНЫМ БОЙЦАМ

 

В военные годы было распространено культурное шефство школ над госпиталями, где лечились и восстанавливали силы раненые бойцы.

Где бы ни находился госпиталь – в прифронтовой полосе или в глубоком тылу, если в тех местах была школа, то она договаривалась с дирекцией госпиталя о шефских концертах детей, читке книг, театральной самодеятельности или просто о посещении раненых для ухода за ними.

Это было общественной работой школьников, которую они с удовольствие выполняли. Девочки дарили раненым сшитые их собственными руками кисеты, штопали их белье.

Характерен в этом отношении фрагмент из дневника пионерской дружины 105 школы Ленинграда («Был город – фронт, была блокада». Л.Детлит. 1984 С.43):

«23 яеваря1942 год. …Девочки третьих классов ходили выступать в госпиталь.

26 января…Девочки десятых классов выступали с концертом в госпитале.

28 января…7–10 классы выступали с концертом.

3 февраля 1943 год. …Девочки десятого класса ходили в госпиталь. Починили 50 штук белья.

4 февраля. …1943… Девочки 10 класса ездили в госпиталь на 17-ую линию Васильевского острова к раненым разведчикам.

5…Девочки восьмого класса дежурили во 2-й хирургии, читали и рассказывали в палатах…»

При неоднократном посещении одних и тех же больничных палат устанавливались дружеские взаимоотношения детей и взрослых. Те и другие этих встреч ждали, готовились к ним.

Дети своим участием поддерживали дух раненых, вызывали в памяти образы собственных детей, а раненые пробуждали детские сердца к милосердию и сопереживанию. Ведь у многих из них отцы сражались на фронте и тоже могли быть ранеными.

Писатели – военные корреспонденты – посещали госпитали, и им не раз приходилось бывать свидетелями шефских встреч детей с ранеными фронтовиками.

Тема опеки школьниками раненых бойцов, находящихся в госпиталях во время войны, нашла отражение на страницах литературных произведений тех лет.

 

Предлагаем обсудить:

С.Полякова. «В гостях у раненых бойцов»

Л.Кассиль. «Отметки Риммы Лебедевой»

Л.Кассиль. «Держись, капитан»

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.012 с.)