ТОП 10:

Раздел 2. В. Дильтей: автобиография и биография в структуре истории и биографический подход в рамках методологии «наук о духе»



Вместе с Вильгельмом Дильтеем (1833-1911) биографический подход обретает свое место в методологическом арсенале гуманитарного знания («наук о духе» в дильтеевской терминологии). Усилив этот тезис, можно констатировать, что становление современной парадигмы humanities, которому мы во многом обязаны Дильтею, происходило в тесном взаимопереплетении с обоснованием биографического подхода в гуманитарном знании. Более того, обнаруживается определенная взаимодополнительность. Построение основ «наук о духе» оказалось для создателя одной из самых глубоких версий «философии жизни» невозможным без помещения автобиографии и биографии в центр данной структуры (Далее мы проанализируем, как биографический подход» в творчестве Дильтея соотносится с его «философией жизни»). В свою очередь, вне такого обоснования гуманитарного знания, биография и автобиография имели бы лишь жанровую специфику, оставаясь на периферии научного дискурса только в качестве «экземплы».

Биографический подход в противоречивом многообразии своих вариантов и конкретных методов мог сформироваться лишь в условиях «методологического переворота» в сфере «наук о духе». За обоснованием этого ключевого для нас положения мы обратимся непосредственно к работам Дильтея и к посвященным его творчеству исследованиям. Российские и украинские авторы (А.Л.Богачев, С.О.Кошарный, В.С.Малахов, А.В.Михайлов, А.П.Огурцов, Н.С.Плотников и т.д.) опираются на немецкую традицию «дильтееведения» и, прежде всего, на труды учеников и ближайших последователей Дильтея. Среди них – представители Геттингенской школы «философии жизни» - Г.Миш, Й.Кениг, О. Больнов, Р. Арон, Ф. Роди (См. об этом: [5, 28, 39]). Особое внимание в контексте биографической проблематики следует обратить на Г.Миша – одного из наиболее близких по духу учеников Дильтея. Он не только – один из ведущих интерпретаторов биографии и творчества своего учителя (См.: [55, 56]). Георг Миш, следуя основным дильтеевским интенциям, поставил в центр своих исследовательских интересов феномен автобиографии. Его перу принадлежит, пожалуй, самая фундаментальная многотомная «История автобиографии» [54], к сожалению, до сих пор не вошедшая в научный оборот в украиноязычной и русскоязычной традиции. Правда, на Г.Миша ссылаются, используя его методологические подходы, Л.М. Баткин, Э.Ю.Соловьев и т.д. [3, 45]).

Мы опираемся на российские переводы В.Дильтея. Это, прежде всего, собрание сочинений немецкого ученого, запланированное как шеститомное, где переводы осуществлены под руководством В.С.Малахова [9, 13, 14, 19]. (Пока вышли только 4 тома). Как подчеркнул А. Доброхотов, «русскому Дильтею повезло больше, чем кому бы то ни было из издаваемых постклассических мыслителей Германии» [22]. Его собрание сочинений осуществлялось на непревзойденном пока уровне благодаря научному коллективу, который сформировали Ал. В. Михайлов и Н. С. Плотников. Мы обращаемся и к более ранним переводам, в том числе В.В.Бибихина [10], А.П.Огурцова [15,17], Н.С.Плотникова [16,20] и др. Для нас основополагающими являются дильтеевские «Введение в науки о духе» (первый том вышел в 1883 г., работа так и осталась незавершенной) и “Построение исторического мира в науках о духе” (1910). В ряде переводов название последней работы сформулировано как «Структура исторического мира в науках о духе» [15, 27], такие разночтения вызвал немецкий термин Aufbau. (См. об этом [34]). Украинский исследователь А.Л.Богачев в своей «Философской герменевтике» использует украинский термин «побудова» [5, с. 64]. Однако наиболее важные собственно биографические исследования В.Дильтея, которого современники называли непревзойденным мастером биографий, в научный оборот украинской и российской гуманитаристики пока не вошли. Еще предстоят переводы классических биографических работ ученого - «Биография Шлейермахера» и «Молодой Гегель» [52, 53].

Те, кто обращается в «биографической перспективе» к текстам Дильтея, остается в определенном замешательстве. С одной стороны, почти все линии рассуждений ученого по поводу методологии гуманитарного знания сходятся в признании чрезвычайно важности биографического подхода. С другой стороны, остается загадкой, почему в дальнейшем многочисленные последовательности Дильтея (за исключением, пожалуй, Г.Миша), этот внутренний посыл и message дильтеевской концепции оставили без должного внимания. Во всяком случае, «невнимание» к биографической составляющей концепции мы фиксируем в философии. Один из вариантов ответа, но не единственный, может быть сформулирован следующим образом. В текстах Дильтея мы найдем очень яркое, мощное по импульсу, глубокое и «чреватое» многими смыслами обоснование биографического подхода и статуса биографии в рамках «наук о духе». Однако, как правило, оно детально не проработано на уровне методологии и методики, представлено фрагментарно ( в целом отметим, что многие тексты Дильтея остались незавершенными, это лишь фрагменты, «наброски», «введения» для запланированных им в дальнейшем текстов. Дильтей недаром приобрел славу «автора первых томов»). Среди огромного количества непроработанных Дильтеем до конца «пластов», «биографический» просто затерялся. В условиях современного «биографического» и «автобиографического бума» стоит переоткрыть Дильтея в этом контексте.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.55.168 (0.005 с.)