ТОП 10:

ЗАТРУДНЕНИЯ СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ САМООПРЕДЕЛЕНИИ



 

Тыкоцкая А.А., магистрант

(г. Могилев, УО «МГУ им. А.А. Кулешова»)

Научный руководитель – Дедулевич М.Н., кандидат педагогических наук, доцент

 

Важнейшая задача учреждения образования – формирование полноценных граждан своей страны, а это во многом зависит от того, чем будут заниматься повзрослевшие школьники, какую профессию они изберут и где будут работать [1, с. 12]. Учащаяся молодежь испытывает трудности при поиске необходимой информации, выборе наиболее подходящих вариантов, обосновании намеченного выбора профессии, построении образовательного маршрута и т.д.

Согласно экспериментальным исследованиям Т.В. Кудрявцева и В.Ю. Шегуровой, многие выпускники средней школы выбирают профессию случайно, затрудняясь сколько-нибудь обоснованно мотивировать свой выбор. Авторами подчёркивается, что в этом смысле выбор профессии в подростковом возрасте может быть осуществлён под непосредственным влиянием случайно возникшего интереса или внешних обстоятельств и являться актом подражания товарищам или родителям [2, с. 52-54]. Представления старших подростков о самих себе неглубоки, приблизительны, профессиональные планы и намерения динамичны.

Самостоятельно преодолевать трудности, возникающие при выборе профессии, подростку сложно в силу ряда особенностей: тревога перед будущим, чувство неопределенности, ориентация на внешний контроль, недоверие к себе и к миру, ориентация самооценки на мнение других. В связи с этим встает вопрос о необходимости выявления основных затруднений, которые испытывают старшие подростки в процессе профессионального самоопределения.

Наше исследование проходило на базе средней школы № 37 г. Могилёва, в котором приняли участие 86 учащихся девятых классов. Одним из направлений нашего исследования являлось выявление типичных затруднений при осуществлении профессионального самоопределения, изучение предпочитаемых профессий, случаев отсутствия выбора профессии, окончательность решения о выборе жизненной и профессиональной перспективы.

В качестве методов исследования мы применили анализ психолого-педагогической литературы, анкетирование, беседу. В целях определения затруднений в сфере выбора профессии мы использовали опросник «Профессиональные намерения» [3, c. 26 – 33].

Профессии, которые выбрали учащиеся, представлены в табл. 1.

Таблица 1 – Профессиональный выбор учащихся, n и % (N=86)

Профессия n %
рабочий
инженер
преподаватель
юрист
другой вариант

 

Из предложенных вариантов ответов чаще всего учащиеся выбирают профессию «инженер» (21%).

Большинство голосов (59%) было отдано за «другой вариант» и были получены следующие варианты: 9 учащихся (10%) не определились с выбором профессии, по 6 учащихся (7%) выбрали профессии «программист» и «врач», по 4 опрошенных (5%) выбрали профессии «дизайнер», «милиционер, военный, МВД», 3 человека (3%) назвали профессии «фармацевт», по 2 человека (2%) отметили профессии «ветеринар», «журналист», «стоматолог», «машинист», «флорист» и «архитектор». По одному голосу (1%) получили профессии «артист», «парикмахер или мастер по наращиванию ногтей или кулинар», «экономист», «стюардесса», «банкир», «проводница», «фотограф», «психолог», «директор», «археолог».

Учащиеся часто называли не одну, а две-три профессии, что может свидетельствовать о неустойчивости и динамичности профессиональных намерений.

Особые сложности респонденты испытывали при определении профессий, которые являются близкими или родственными выбираемой ими. Испытуемым предлагалось ответить на вопрос «Имеются ли профессии, близкие или родственные избранной Вами, которыми Вы могли бы успешно овладеть? Назовите 2-3 родственные профессии» (см. рис. 1).

 

Рисунок 1 - Знания о близких или родственных профессиях, n и %

Достаточно большая часть опрошенных (43%) не имеет представления о близких или родственных профессиях. Из 37 учащихся (43%), которые дали положительный ответ, пытались назвать родственные профессии лишь 23 учащихся (27%): «врач – провизор», «архитектордизайнер интерьера», «дизайнер – модельер», «архитектор – строитель и фармацевт – врач», «инженер – инженер различных специализаций», «инженер – юрист, рабочий», «экономист – бухгалтер», «инженер – электрик, техник, программист», «ветеринар – микробиолог, врач, биолог», «журналист – переводчик-референт», «дизайнер, флорист, фотограф – художник, дизайнер», «флорист, фармацевт – бухгалтер, фармацевт», «юрист – милиционер, бухгалтер», «фармацевт – врач», «юрист – военный», «машинист – военный», «рабочий – плотник, строитель, токарь», «военный – милиционер», «директор – судебный исполнитель», «юрист – сотрудник МВД», «программист - банкир, инженер-программист», «преподаватель – экономист, медсестра, секретарь суда», «археолог – преподаватель, экскурсовод».

Однако не у всех учащихся, которые называли родственные профессии, сформировано представление о том, какие профессии можно отнести к родственным.

Учащиеся указали факторы, мешающие им в осуществлении профессионального самоопределения (см. табл. 2).

Таблица 2 - Факторы, мешающие в осуществлении профессионального самоопределения, n и % (N=86)

 

Факторы n %
отсутствие устойчивого интереса к чему-либо
плохая информированность о профессиях
неуверенность в себе, низкая самооценка
неуспех в выполнении многих дел
другие причины: ничего не мешает
другие причины: не хватает знаний
другие причины: мне не нравится эта профессия
другие причины: невостребованность творческих профессий

Чаще всего был назван такие факторы, мешающие в осуществлении профессионального самоопределения, как «отсутствие устойчивого интереса к чему-либо» (35%) и «плохая информированность о профессиях» (28%).

Окончательность решения о выборе профессии представлена на рис. 2.

 

Рисунок 2 – Окончательность решения о выборе профессии, n и %

Большинство старших подростков (58%) свое решение о выборе профессии считают неокончательным.

Некоторые учащиеся находятся в ситуации выбора между двумя и даже тремя различными профессиями, также небольшая часть девятиклассников не выбрали профессию. Значительная часть учащихся не имеет представления о близких или родственных профессиях; встречаются мнения, что родственных профессий для выбираемой старшими подростками профессии не существует. Не у всех учащихся, которые пытались назвать родственные профессии, сформировано представление о том, какие профессии можно отнести к родственным. Основные факторы, мешающие в осуществлении профессионального самоопределения - отсутствие устойчивого интереса к чему-либо (внутренний фактор) и плохая информированность о профессиях (внешний фактор). Многие учащиеся свое решение о выборе профессии считают неокончательным.

Старшие подростки не готовы взять на себя ответственности за профессиональное и личностное самоопределение, им требуется компетентный профессиональный совет, дополнительная опора в своем важном жизненном выборе. На наш взгляд, необходима организация педагогического сопровождения, в которое включаются мероприятия, направленные на повышение информированности учащихся о мире профессий, на повышение самооценки, развитие интересов, содействие в самостоятельно-поисковой деятельности в целях расширения личностной компетентности при решении вопросов, связанных с выбором профессии.

 

Список цитированных источников:

1. Иванов, С.А. «Нужно. Смогу. Хочу» - формула удачного выбора профессии / С.А. Иванов // Народная асвета. – 2009. - № 3. – С. 12-17.

2. Кудрявцев, Т.В. Психологический анализ динамики профессионального самоопределения личности / Т.В. Кудрявцев, В.Ю. Шегурова // Вопросы психологии. – 1983. - №2. – С. 51-59.

3. Практикум по психологии профессиональной школы / Под ред. Э.Ф. Зеера. Свердловск. - 1990. – С.26 – 33.

 

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ УСТОЙЧИВОСТИ К ФОРМИРОВАНИЮ

ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Филипченко Е.А.,студентка 5 курса

(г. Гомель, УО «ГГУ им. Ф. Скорины»)

Научный руководитель – Сильченко И.В., кандидат психологических наук, доцент

 

Девиантное поведение подростков в последнее десятилетие стало причиной пристального внимания со стороны ученых различных специальностей: медиков, педагогов, психологов и т.д. Это внимание продиктовано главным образом тем, что в подростковом возрасте увеличивается рост жестокости, агрессивности, преступности, злоупотребления спиртными напитками. Подростковый возраст с его бурными нейроэндокринными сдвигами с давних пор считается фактором, способствующим развитию девиантного поведения (А.Е. Личко, В.С. Бартенский). Это один из кризисных этапов в становлении личности человека (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.С. Мухина, В.Н. Мясищев, Г. Олпорт, С.Л. Рубинштейн и др.). Во-первых, сказываются внутренние трудности переходного возраста, начиная с психогормональных процессов и кончая перестройкой «Я-концепции». Во-вторых, пограничность и неопределенность социального положения. В-третьих, противоречия, обусловленные перестройкой механизмов социального контроля: детские формы контроля, основанные на соблюдении внешних норм и послушании взрослым, уже не действуют, а взрослые способы, предполагающие сознательную дисциплину и самоконтроль, еще не сложились или не окрепли. В-четвертых, подростковый период характеризуется следующими особенностями развития: реакциями эмансипации, группирования со сверстниками, увлечения (хобби), имитации, формирующимся сексуальным влечением; ярким проявлением акцентуаций характера. Именно эти факторы могут оказаться, способствующими проявлению девиантного поведения (А.Е. Личко, В.С. Бартенский).

В психологической литературе отклоняющееся (девиантное) поведение рассматривается как устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией [1, с.15].

В исследованиях отклоняющегося поведения значительное место отводится изучению мотивов, причин, условий и факторов способствующих его развитию, возможностей его предупреждения и преодоления. В ряде работ отечественных ученых выделяются общие социально-психологические факторы девиантного поведения, затрудняющие либо облегчающие процесс его реализации (С.А. Беличева, И.Б. Громова, И.С. Кон, Ю.А. Клейберг, И.С. Полонский, И.Ю. Сундиев, Д.И. Фельдштейн и др.) Так, Д. И. Фельдштейн считает, что подростки-девианты инертны, агрессивны, вспыльчивы, отличаются грубостью, необычайной для данного возраста, склонностью к слезам, у подавляющего большинства отмечается лживость и безответственность [2]. С.А. Кулаков отмечает, что подросткам с девиантным поведением свойственны определенные искажения в различных сферах. В поведенческой сфере – это избегания решения проблем, нестабильность отношений с окружающими, однотипный способ реагирования на фрустрацию и трудности, отсутствие критической оценки своих действий; в аффективной сфере – это эмоциональная лабильность, быстрое возникновение тревоги и депрессии; в мотивационно-потребностной сфере: блокировка потребности в защищенности, свободе, принадлежности к референтной группе, в когнитивной сфере наблюдается нарушение построения заключений, наличие «глобальных» выводов, формирование выводов при отсутствии доводов в его поддержку и перфекционизм [3]. Выявленные в исследованиях особенности способствуют возникновению девиатных форм поведения.

В нашем исследовании, мы попытались выявить социально-психологические особенности подростков, препятствующие формированию девиантного поведения.

Всего были обследованы 94 подростка, в возрасте от 16 до 18 лет, обучавшихся в профессионально-техническом училище г. Гомеля. Предстовители этой возрастной группы нас интерисовали по следующим причинам: подростки воспитывались, учились практически в одинаковых условиях, но одни успешно адаптировались в обществе, а у других формировалось отклоняющее поведение.

По данным проведенной анкеты на выявление подростков, употребляющих психоактивные вещества и анализа личных дел подростков, состоящих на учете в Инспекции по делам несовершеннолетних и наркологическом диспансере, выборка была разделена на две группы:

1) подростки с проявлением девиантных форм поведения;

2) подростки не склонные к проявлению девиантных форм поведения.

В последующем статистическая обработка данных с помощью φ* - критерия углового преобразования Фишера проводилась с учетом выделенных групп [4].

В качестве метода исследования использована психодиагностическая методика «Опросник социально-психологической адаптации» Р. Даймонда и К. Роджерса(1954), адаптированный Т.В.Снегиревой [5].

По шкале «лживость» в двух группах подростков были получены статистически незначимые показатели (б ≥ 0,05), что говорит о высоком уровне искренности испытуемых в ситуации обследования.

В 1-й группе показатели по шкалам «адаптивность» (φ*= 5, 369, α ≤ 0,01) и «принятия себя» (φ*= 6, 254, α ≤ 0,01) имеют достоверно более низкие значения, чем во 2-й группе. Это свидетельствует о том, что уровень приспособления у подростков с проявлением девиантных форм поведения к существованию в обществе не соответствует требованиям этого общества и не согласуется с собственными потребностями, мотивами и интересами. Так же у них прослеживается низкаястепень удовлетворенности своими характеристиками.

В 1-й группе достоверно более выражены, чем во 2-й группе, показатели по шкалам «дезадаптации» (φ*= 2,881; α <0,01),«непринятие себя» (φ*= 2,927, α ≤ 0,01), «эмоциональный дискомфорт» (φ*= 2,476, α ≤ 0,01), «эскапизм» (φ*= 3, 806, α ≥ 0,01).

Высокие показатели по шкале «дезадаптации» свидетельствуют о том, что личность подростов с проявлением девиантных форм поведения является незрелой. У таких подростков возможны невротические отклонения, дисгармонии в сфере принятия решения. Все это может быть результатом постоянных неуспешных попыток реализовать цель или наличия двух и более равнозначных целей. Так же высокие показатели по шкале «неприятия себя»указывает на высокую степень неудовлетворенности своими личностными чертами.

Высокие показатели по шкале «эмоциональный дискомфорт»указывают на высокий уровень неопределенность в эмоциональном отношении (неуверенность, подавленность, вялость и т.п.) к окружающей социальной действительности с проявлением девиантных форм поведения. По шкале «эскапизм (уход от проблем)» выявленные высокие показатели свидетельствует о высоком уровне избегания проблемных ситуаций, уход от них.

Во 2-й группе показатели по шкалам «адаптивность» (φ*= 3,542, α ≤ 0,01) и «принятия себя» (φ*= 2,927, α ≤ 0,01), «эмоциональный комфорт» (φ*= 2,476, α ≤ 0,01) достоверно более выражены, чем в 1-й группе.

Высокие показатели по шкале «адаптации» у подростков не склонных к проявлению девиантных форм поведения, указывают на высокий уровень приспособления к существованию в обществе, а так же соответствие собственных потребностей, мотивов и интересов потребностям, мотивам и интересам данного общества.

По шкале «эмоциональный комфорт»высокие показателиу подростов 2-й группы указывают на высокую степень определенности в своем эмоциональном отношении к происходящей действительности, окружающим предметам и явлениям. Высокие показатели по шкале «приятия себя»указывают на высокую степень удовлетворенности личности своими характеристиками.

В тоже время у подростков 2-й группы показатели по шкалам «дезадаптации» (φ*= 7,098; α <0,01),«непринятие себя» (φ*= 3,120, α ≤ 0,01) имеют достоверно более низкие значения, чем в 1-й группе. Это свидетельствует о том, что подростки, не склонные к проявлению девиантных форм поведения, являются более зрелыми личностями, у них не наблюдается дисгармоний в сфере принятия решения, и они успешно реализовывают поставленные перед собой цели.

На основании полученных данных, можно сделать вывод о том, что социально-психологическими особенностями, способствующими устойчивости к формированию девиантных форм поведения, являются способность контролировать своё поведение, социальная адаптация, умение контролировать свои эмоции, склонность самостоятельно принимать решения, реализовывать поставленные цели, удовлетворенность своими личностными характеристиками и качествами.

Полученные результаты позволят построить профилактическую программу, с помощью которой возможно целенаправленно воздействовать на личность подростков и сформировать устойчивость к девиантному поведению.

 

Список цитированных источников:

1. Змановская, Е.В. Девиантология. Психология отклоняющегося поведения: учеб. пособие для студ. высш. Учеб. заведений / Е.В. Змановская. – М.: Академия, 2003. – 288 с.

2. Фельдштейн, Д.И. Психология взросления: структурно - содержательные характеристики процесса развития личности / Д.И. Фельдштейн. – М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1999. – 672с.

3. Кулаков, С.А. На приеме у психолога – подросток / С.А. Кулаков. – СПб.: Союз, 2001. – 350 с.

4. Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В. Сидоренко. – СПб.: Речь, 2001. – 350 с.

5. Райгородский, Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учеб. Пособие / ред.- сост. Д.Я. Райгородский. – Самара: «Бахрах», 2001. – 672 с.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.209.47 (0.01 с.)