ТОП 10:

Глобальные и общественные неблагоприятные факторы.



Среди глобальных психосоциальных факторов страхи у детей пе­ред возникновением войны появляются отчасти как отражение тревог родителей и прародителей, отчасти как собственные впе­чатления, полученные через средства массовой информации об уже идущих вооруженных столкновениях. При этом дети, в отли­чие от взрослых, неправильно оценивая степень реальной опасно­сти, считают, что война уже на пороге их дома. В связи с загряз­нением почвы, воды и воздуха ожидание экологической катастро­фы становится новым глобальным страхом, поражающим не только взрослых, но и детей. К числу вредоносных этнических факторов могут быть отнесены межнациональные противостояния, столь обострившиеся за последнее время. При воздействии таких региональных психосоциальных факторов, как стихийные бедст­вия — землетрясения, наводнения или промышленные катастрофы, наряду с физическими факторами, приводящими к травмам, ожо­гам и лучевой болезни, возникает паника, охватывающая не толь­ко взрослых, но и детей. При этом психогенный эффект может быть отсроченным во времени и проявиться после исчезновения непосредственной опасности для жизни.

В отдельных населенных пунктах наблюдаются жизненные местные трудности. Например, добровольный или вынужденный отъезд из привычных мест обитания. При этрм дети-беженцы как под влиянием собственных трудностей, так и под воздействием тревог близких оказываются тяжело психически травмированны­ми. Эти трудности значительно усугубляются, когда миграция осу­ществляется в местности, где иные взаимоотношения людей, иначе воспитывают детей или говорят на другом языке. Большой риск психического расстройства возникает, если переезд семьи влечет за собой утрату социального статуса ребенка. Такое случается в новой школе, где он может быть непринятым и оказывается от­вергнутым.

В районе, в котором живет ребенок, он вне дома может под­вергаться нападениям, издевательствам или сексуальным злоупо­треблениям. Не меньшую, а большую опасность для ребенка пред­ставляют эпизодические или постоянные угрозы, которые прихо­дится терпеть от сверстников или более старших детей из того же учебного заведения или близлежащего района. Тяжелый след в душе ребенка оставляют преследования или дискриминация в дет­ском коллективе за принадлежность к определенной этнической, языковой, религиозной или какой-то другой группе.

Неблагоприятные факторы, связанные с детскими уч­реждениями.Школа, составляющая социальную среду, в которой дети находятся в течение значительной части времени, нередко оказывается причиной четырех комплексов проблем. Первый из них связан с поступлением в школу, из-за перехода от игры к тру­ду, от семьи к коллективу, от нестесненной активности к дисцип­лине. При этом степень трудности приспособления зависит от то­го, как ребенка готовили к учебе.

Во-вторых, ученику приходится приспосабливаться к давле­нию, оказываемому на него требованиями учебного процесса. На­жим родителей, учителей, одноклассников тем сильнее, чем более развито общество и сознание необходимости образования.

В-третьих, «технизация» общества, требующая усложнения учебных программ, ее компьютеризация резко увеличивает труд­ности освоения школьных знаний. Положение ученика еще боль­ше осложняется, если он страдает задержкой развития, дислек­сией, нарушением перцепторно-двигательных функций или воспи­тывался в условиях социальной депривации, в неблагоприятной социально-культурной среде. Ухудшает положение ребенка «на­клеивание на него ярлыка больного», так как отношение к нему в соответствии с диагнозом меняется, а ответственность за его успешную учебу перекладывается с педагогов на медиков.

В-четвертых, из-за присутствия в школе элемента соревнова­ния, связанного с ориентацией на высокие показатели, отстающих учеников неизбежно осуждают, в дальнейшем к ним относятся враждебно. У таких детей легко развивается самопораженческая реакция и негативное представление о собственной личности: они смиряются с ролью неудачников, неуспевающих и даже нелюби­мых, что препятствует их дальнейшему развитию и увеличивает риск возникновения психических расстройств.

К школьным стрессовым ситуациям можно добавить неприя­тие детским коллективом, проявляющееся в оскорблениях, издева­тельствах, угрозах, или принуждение к той или иной непригляд­ной деятельности. Следствием неспособности ребенка соответство­вать желаниям и деятельности сверстников становится почти непрекращающееся напряжение в отношениях. Серьезной психи­ческой травмой может стать смена школьного коллектива. Причи­на этого кроется, с одной стороны, в потере старых друзей, а с другой — в необходимости подлаживаться к новому коллективу и новым педагогам.

Большой проблемой для ученика может стать негативное (враждебное, пренебрежительное, скептическое) отношение учите­ля или несдержанное, грубое, излишне аффективное поведение не­воспитанного или невротичного воспитателя, пытающегося спра­виться с детьми только с позиции силы.

Пребывание в закрытых детских учреждениях — яслях, домах ребенка, детских домах, интернатах, больницах или санатори­ях — представляет для психики ребенка и его тела большое испыта­ние. В этих учреждениях воспитывает постоянно сменяющаяся груп­па людей, а не один-два родственника. К такому калейдоскопу лиц маленький ребенок не может привязаться, почувствовать себя защи­щенным, что приводит к постоянной тревоге, страху, беспокойству.

Семейные неблагоприятные факторы.Родительское воспи­тание может быть неблагоприятным, когда ребенок воспитывается

приемными родителями, отчимом или мачехой, чужими людьми, а также родителями при непостоянном с ними проживании. Вос­питание в неполной семье, в частности, становится неблагоприят­ным в том случае, когда родитель чувствует себя несчастным и, замыкаясь в семье, не способен создать своему сыну или дочери необходимые условия для формирования позитивных чувств и удовлетворения от жизни.

Сами дети получают много от общения за пределами семьи. В то же время социальная изоляция семьи может стать фактором риска для ребенка, так как она противодействует его контактам с окружением. Обособление семьи обычно возникает как следствие изменений личности родителей или их ригидных предпочтений, резко отличающихся от принятых в окружении. Чрезмерно опека­ющий родитель принимает решения за ребенка, защищает его да­же от незначительных или воображаемых трудностей вместо того, чтобы помочь преодолеть их. Это приводит к зависимости ребен­ка и мешает формированию у него ответственности, приобретению социального опыта за пределами семьи, изолирует от других ис­точников социальных влияний. У таких детей возникают трудно­сти в общении с окружающими, у них высока в связи с этим опас­ность невротических срывов и психических расстройств.

Семья обеспечивает ребенка жизненным опытом. Недостаточ­ное же общение ребенка с родителями, отсутствие совместных игр и занятий не только ограничивает возможности его развития, но и ставит его на грань психологического риска.

Постоянное родительское давление, не соответствующее нуж­дам и потребностям ребенка, обычно направлено на то, чтобы он стал не тем, кто он есть на самом деле или кем он может быть. Требования могут не соответствовать полу, возрасту или особен­ностям личности. Такое насилие над ребенком, попытки переде­лать его натуру или заставить сделать невозможное, крайне опас­ны для его психики. Искаженные взаимоотношения в семье из-за недостаточной откровенности, бесплодных споров, неспособности договориться между собой для решения семейных проблем, со­крытие семейных тайн от ребенка — все это крайне затрудняет ему возможность приспособления к жизни. Такая неопределенная и, как правило, напряженная обстановка, в которой воспитывается ребенок, чревата риском для его психического здоровья.

Психические нарушения, личностные отклонения или инва­лидность одного из членов семьи представляют для ребенка по­тенциальный риск психического расстройства. Это может быть связано, во-первых, с генетической передачей ребенку повышен­ной ранимости и, во-вторых, с влиянием психических расстройств у родителей на жизнь в семье. Их раздражительность лишает ре­бенка покоя, чувства уверенности. Их страхи могут стать причи­ной ограничения детской активности. Их бредовые и галлюцинаторные переживания могут пугать детей и даже стать причиной посягательства больных родителей на здоровье и жизнь детей. Нервно-психические расстройства могут лишить родителей спо­собности заботиться о ребенке. В-третьих, из-за идентификации с родителями ребенок, так же как и они, может переживать тревогу или страхи. В-четвертых, может нарушаться гармония семейных отношений.

Психическая иди физическая инвалидность, сенсорный дефект (глухота, слепота), тяжелая эпилепсия, хроническое соматическое заболевание, угрожающая жизни болезнь родителя делают его не­способным обслуживать и воспитывать ребенка. Он также не мо­жет вести хозяйство, что, безусловно, нарушает благополучие ре­бенка и создает риск для его психического здоровья.

Эти состояния психической или физической неполноценности родителей оказывают влияние на ребенка из-за явной социальной стигматизации; из-за недостаточной заботы и надзора за ребен­ком; из-за изменений родительских чувств привязанности и снижения ответственности, вызванных неспособностью понять дет­ские потребности и трудности; из-за семейных разногласий и на­пряжений; из-за социально неприемлемого поведения; из-за ограничений ребенка в активности и контактах. Антагонистиче­ские взаимодействия и взаимоотношения между членами семьи также приводят к неблагоприятным последствиям для социально­го и эмоционального развития ребенка.

Ребенок может оказаться под воздействием одного, нескольких или всех этих факторов в одно и то же время. Все двусторонние взаимоотношения людей зависят от поведения каждого из них. Соответственно, варьируя по степеням, нарушенные внутрисемей­ные отношения могут возникать отчасти как результат реакций, отношений или действий самого ребенка. В каждом отдельном случае трудно бывает судить о его действительном участии во внутрисемейных процессах. К частым случаям нарушенных семей­ных отношений относят недостаток теплоты в отношениях между родителями и ребенком, дисгармоничные отношения между роди­телями, враждебность к ребенку или жестокое обращение с ним.

Дисгармоничные отношения между взрослыми членами семьи, проявляющиеся ссорами или атмосферой эмоционального напря­жения, приводят к неуправляемому и враждебному поведению от­дельных членов семьи, что упорно сохраняет жестокие отношения друг к другу. После серьезных конфликтов члены семьи подолгу не общаются друг с другом или стремятся покинуть дом.

Враждебность некоторых родителей проявляется в постоянном возложении ответственности на ребенка за чужие проступки, что фактически превращается в психическое истязание. Другие под­вергают ребенка систематическим унижениям и оскорблениям, по­давляющим его личность. Они награждают ребенка негативными

характеристиками, провоцируют на конфликты, агрессию, незаслу­женно наказывают.

Жестокое обращение с ребенком или физическое истязание его родителями опасно не только для соматического, но и для психи­ческого здоровья. Сочетание боли, соматических страданий с пе­реживаниями обиды, страха, отчаяния и беспомощности из-за то­го, что самый близкий человек несправедлив и жесток, может привести к психическим расстройствам.

Принуждение к половой жизни, развратные действия, совра­щающее поведение родителей, отчима, других родственников, как правило, сочетаются с серьезным неблагополучием в семейных от­ношениях. В этой ситуации ребенок оказывается беззащитным пе­ред сексуальными злоупотреблениями, его переживания страха и обиды усугубляются неотвратимостью происходящего, безнаказанно­стью обидчика и противоречивыми чувствами обиженного к нему.

ИНДИВИД

Способность события вызвать дистресс определяется его вос­приятием индивидом. При оценке переживаемых трудностей по степени адаптации или по уровню дистресса оказалось, что субъ­ективное и объективное значение событий для взрослого и ребен­ка различно. Для детей младшего возраста наиболее существен­ным переживанием может стать даже временный отрыв от родите­лей. Старшие дети тяжело переживают свою неспособность удовлетворить родительские чаяния о высокой успеваемости или примерном поведении. У подростка нередко развитие стресса свя­зывается с неприятием или отвержением той группой сверстников, к которой он хочет принадлежать.

То, что не все подвергающиеся стрессовым воздействиям забо­левают, объясняется устойчивостью некоторых личностей. В то же время часть людей обладает повышенной чувствительностью к

стрессам.

Среди индивидуальных особенностей личности, способствую­щих возникновению заболеваний в результате внешних воз­действий, выделяется темперамент. Такие его стороны, как низкий порог чувствительности к раздражителям, интенсивность реакций, трудности адаптации к новым впечатлениям с преоблада­нием отрицательных эмоций и другие, делают ребенка очень чув­ствительным к стрессам. В то же время активность ребенка, рит­мичность физиологических функций, доступность и хорошая при­способляемость к новому наряду с преобладающим ровным настроением и небольшой интенсивностью реакций на изменения в окружающей среде препятствуют развитию заболеваний при на­личии потенциально стрессорных событий.

Предрасположение к возникновению стресса связывается так­же с наличием несоответствия между требованиями среды и спо­собностями индивида к адекватному реагированию на них. Стрес­совая реакция понимается как нарушение равновесия во взаимоот­ношениях личности с окружением и как проявление несоответ­ствия его ожиданий и возможностей их реализации. Однако конеч­ный результат этой реализации зависит от деятельности других лиц, способных усилить стресс или уменьшить его патогенное дей­ствие посредством поддержки переживающего. Это объясняет, на­пример, почему один ребенок, попадая в одинаково трудные усло­вия учебного заведения, благополучно адаптируется, а другой, не об­ладающий поддержкой родителей или друзей, не может разрешить свои трудности иначе как через нервно-психическое расстройство.

Среди заболевших после перенесенных стрессов преобладают те личности, которые отличаются большим нигилизмом, чувством бессилия, отчужденностью, непредприимчивостью. Уменьшают па­тогенное воздействие стрессоров наличие высокой самооценки, энергичная позиция в отношении окружения, способность прини­мать на себя обязательства, уверенность в возможности контроли­ровать события. Активность увеличивает шанс благоприятного ис­хода перенесения стресса, отказ же от поиска выхода из ситуации делает организм уязвимым к возникновению заболеваний.

За катастрофическими событиями у пережившего их человека часто следует состояние «отказа», «капитуляции», реже — пред­чувствие этого состояния. Индивид реагирует аффектом беспо­мощности или безнадежности, понимая свою неспособность дейст­вовать, преодолевать возникшие трудности без помощи других или иногда даже с помощью. Такие люди становятся озабоченны­ми пережитыми печальными событиями. Они воспринимают эти воспоминания так, как если бы все неприятное из прошлого воз­вратилось, переполняя их и угрожая. Им в это время трудно пред­ставить будущее или пытаться искать пути выхода. Они отворачи­ваются от окружающего, погружаются в свои прошлые пережива­ния. Это состояние ставит индивидов на грань риска заболевания, делает их крайне ранимыми.

Появление психических нарушений связывается также с содер­жанием переживаний личности. Таким переживанием может быть фактическая, угрожающая или воображаемая «потеря объекта». При этом под «объектом» понимают как одушевленные существа, так и неодушевленные предметы, от которых в силу своей привя­занности индивид не может отказаться. Примером может быть кратковременная или — особенно — длительная утрата контактов с родственниками или с привычной деятельностью (игрой со свер­стниками).

Отмечают значение определенной жизненной ситуации и соот­ветствующего культурного влияния. Более того, социальное разви-

тие и техническая революция в последние годы меняют все нормы в обществе. В связи с этим возникает напряжение между индиви­дом и средой, что является одним из основных факторов развития нервно-психических заболеваний.

В процессе действия стрессора на лигностъ происходит пер­вичная его оценка, на основании которой определяется угрожающий или благоприятный тип создавшейся ситуации. С это­го момента формируются механизмы личностной защиты («процес­сы совладания»), т. е. средства личности, осуществляющей контроль над ситуациями, угрожающими или расстраивающими ее. Процессы совладания, являясь частью аффективной реакции, направлены на уменьшение или устранение действующего стрессора.

Результатом вторичной оценки становится один из трех возможных типов стратегии совладания:

1) непосредственные активные поступки индивида с целью уменьшения или устранения опасности (нападение или бегство);

2) мыслительная форма — вытеснение («это меня не касает­ся»), переоценка («это не так уж и опасно»), подавление, пере­ключение на другую форму активности;

3) совладание без аффекта, когда реальная угроза личности не предполагается (соприкосновение со средствами транспорта, быто­вой техникой).

Третья оценка возникает в процессе изменения суждения как результат полученной обратной информации или своих собст­венных реакций. Однако происхождение эмоциональных реакций не может быть понято без учета физиологических механизмов. Психические и физиологические процессы следует рассматривать в их взаимной зависимости.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.13.39 (0.008 с.)