ТОП 10:

СОМАТОГЕННЫЕ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА



В этиологии нервно-психических расстройств большое значе­ние имеют экзогенные (соматогенные) вредности: соматические, инфекционные заболевания и интоксикации. Их распространен­ность составляет от 4% до 7,8% больных, поступающих в психи­атрические больницы. Соматогенным нервно-психическим рас­стройствам у детей посвящены монографии и статьи Т. П. Симеон и М. М. Моделя (1956), В. А. Гиляровского и А. И. Винокуро­вой (1922), М. О.Гуревича (1924), Н. Н. Боднянской (1973), В.Я.Деянова (1962), Г.Е.Сухаревой (1955), М. И.Лапидеса (196*0), В. В. Ковалева (1974), С. С. Мнухина (1935) и др.

В развитии учения об экзогенных (соматогенных) психозах отразилась борьба нозологического и синдромологического на­правлений. В процессе разработки этого учения оказалось невоз­можным понять эти психозы без учета целостности организма, взаимосвязи психопатологии и соматических нарушений.

К. Bonhoeffer (1908) считал, что при острых экзогенных пси­хозах вне зависимости от вредности, их вызывающей, наблюдает­ся ограниченная и однородная группа синдромов: делирий, галлю­циноз, эпилептиформное возбуждение, сумеречное состояние, сту­пор, аменция с кататонией или с бессвязностью.

В противоположность этому Е. Kraepelin (1896) утверждал, что для каждой инфекции или яда имеются только им присущие фор­мы психического реагирования. По его мнению, важен темп дей­ствия вредности, а не ее внешнее или внутреннее происхождение.

М. Specht не делал принципиальных различий между экзоген­ной и эндогенной симптоматикой. Он полагал, что все дело в большей или меньшей силе вредности.

По мнению же A. Hoche (1912), внутренние или внешние этиологические моменты являются лишь толчками, от которых приходят в действие преформированные механизмы, заложенные в психике индивида, реагирующего на вредность.

Работами современных психиатров было доказано, что для развития психопатологической симптоматики имеет значение со­вокупность факторов: качество вредности, ее доза, состояние моз­га в момент действия вредности и конституция индивида (О. И. Вольфовский, М. А. Гольденберг (1941), Б. Н. Серафимов (1937) и др.). Оказалось, что при симптоматических психозах

истречаются все возможные синдромы. Однако наиболее характер­ными считаются расстройства сознания и астенический симптомо-

комплекс.

Традиционно изучение соматогенных нервно-психических рас­стройств у детей проводилось в психиатрических клиниках. В свя­зи с этим анализу подвергались, как правило, выраженные психи­ческие расстройства с затяжным или периодическим течением. Значительно реже описывались случаи кратковременных рас­стройств, не требовавшие госпитализации в психиатрический ста­ционар. В последние Десятилетия выраженные и особенно тяже­лые формы соматогенных психических нарушений у детей стали редкостью. В то же время участились случаи неразвернутых, суб­психотических, неврозоподобных, эндоформных расстройств. Не­обходимость предупреждения и лечения психических нарушений и связанных с ними осложнений требует изменить подходы к изуче­нию достаточно распространенной соматогенной психопатологии.

Мы исследовали проблему нервно-психических нарушений при соматических заболеваниях у детей. Работа проводилась, как пра­вило, с больными, обратившимися в детскую поликлинику или находившимися на лечении в детских соматических стационарах и санаториях. Это позволило выявить весь спектр нервно-психиче­ской симптоматики: от начальных проявлений до выраженных психотических нарушений.

Изучалась наследственная отягощенность, перенесенные био­логические вредности, преморбидное состояние, изменение лично­сти в ходе болезни и ее реакция на соматическое состояние, влия­ние микросоциальных (в семье) условий.

В результате изучения неглубоких психических нарушении удалось показать, что симптомы нервно-психических расстройств в подавляющем большинстве случаев сочетаются с личностными реакциями на соматическое заболевание. Эти реакции зависят от особенностей личности, возраста, пола, и тем явственнее, чем ме­нее выражена и тяжела психопатологическая симптоматика.

С целью изучения личностного реагирования проводился ана­лиз внутренней картины болезни (ВКБ), позволивший оценить роль в ее формировании интеллектуального уровня, знаний о здо­ровье и болезни, опыта перенесенных страданий, преобладающих эмоциональных отношений родителей к болезни ребенка и вос­приятия ее пациентом.

Этиология и патогенез.К соматогенной психической пато­логии в широком смысле относятся нервно-психические расстрой­ства, связанные с экзогенными факторами: внутренними и инфек­ционными болезнями, мозговыми заболеваниями, интоксикация­ми, травматическими поражениями мозга. Предполагается, что экзогенные расстройства возникают вследствие действия внешних причин, а эндогенные — благодаря развертыванию внутренних механизмов, реализации наследственного предрасположения. На са­мом деле между «чистыми» эндогенными и экзогенными рас­стройствами существуют переходы. При одних психических за­болеваниях имеется очень выраженное наследственное предрас­положение, легко спровоцированное незначительным внешним воздействием, при других заметного (при наших возможностях ис­следования) предрасположения отметить не удается, а этиологиче­ским фактором оказывается мощная внешняя вредность.

О распространенностиэкзогенных психических расстройств у детей можно судить по данным В. И. Горохова (1982). Среди на­блюдавшихся им больных, заболевших в детстве, 10% составляли экзогенно-органические заболевания. Причиной их в 24% случаев послужили травмы головы, в 11% — менингиты, энцефалиты, в 8% — соматические и инфекционные заболевания, в 45% — соче­тания перечисленных факторов.

Среди этиологических факторов инфекционных психозов наи­более часто отмечаются такие заболевания, как грипп, пневмония, корь, скарлатина, кишечные инфекции, малярия, гепатит, ангина, тонзиллит, ветряная оспа, отит, ОРЗ, краснуха, герпес, полиомие­лит, коклюш. Менингококковая, паротитная, туберкулезная, энтеро-вирусная и другие нейроинфекции вызывают психические рас­стройства в ходе развития менингитов и энцефалитов. Возможны также вторичные энцефалиты при общих инфекционных заболева­ниях: гриппе, пневмонии, кори, сыпном тифе, дизентерии, малярии, ветряной оспе и после вакцинации. Острые психозы могут возни­кать при хронических инфекционных болезнях: туберкулезе, ревма­тизме, красной волчанке, склеродермии, узелковом пери- или панар-териите. Встречаются нервно-психические расстройства, осложняю­щие заболевания почек, эндокринных желез, крови, пороки сердца. Описываются нарушения психики, обусловленные отравлением три-циклическими антидепрессантами, барбитуратами, антихолинергиче-скими препаратами, бензином, растворителями, алкоголем, ацетилса­лициловой кислотой, гормональными препаратами (кортикостерои-дами, АКТГ), марганцем и др. Травматические поражения мозга (сотрясения, ушибы и реже открытые травмы) также могут оказать­ся причиной острых психических нарушений.

Связать возникновение обсуждаемых расстройств с одной-единственной причиной, действующей на организм, очень трудно. «Нельзя выделять один главный фактор, и тем более единствен­ный, и свести к нему этиологию явления» [Давыдовский И. В., 1962]. Экзогенному психическому расстройству обычно предшест­вуют факторы, ослабляющие организм, ухудшающие его реактив­ность. К их числу относят особенности конституции, иммунной реактивности, повышенную ранимость определенных, например диэнцефальных, отделов мозга, эндокринно-вегетативные, сердеч­но-сосудистые расстройства, перенесенные воспалительные или

травматические повреждения мозга, многочисленные соматические заболевания, тяжелые моральные потрясения, перенапряжения, интоксикации, хирургические операции. Особенности воздействия экзогенного «причинного фактора» определяются его силой, тем­пом воздействия, качеством и особенностями взаимодействия предрасполагающих и производящих причин.

Для понимания патогенеза экзогенных нервно-психических расстройств учитывают значение развивающихся церебральной ги­поксии, ацидоза, аллергии, нарушения мозгового метаболизма, из­менение водно-электролитного баланса, гипопротеинемию, нару­шение кислотно-щелочного состава спинномозговой жидкости и крови, повышение проницаемости гематоэнцефалического барьера, нарушение ликворообращения, сосудистые и дисциркуляторные изменения, отек мозга, дистрофические процессы в нервных клет­ках. Острые психозы с помрачением сознания возникают при воз­действии интенсивных, но непродолжительно действующих вред­ностей, в то время как затяжные психозы, приближающиеся по клиническим проявлениям к эндогенным, развиваются при дли­тельном влиянии вредностей более слабой интенсивности [Тиганов А. С., 1978].

В связи со сходством в общих чертах патогенеза всех экзоген­ных психических расстройств, а также из-за недостаточности на­ших знаний деталей этих особенностей для понимания патогенеза можно использовать имеющиеся данные по инфекционным психи­ческим нарушениям.

Клиническая картина.Наряду со знанием выраженной кли­нической симптоматики врачу необходимо разбираться и в на­чальных или стертых проявлениях психических расстройств экзо­генной природы, которые чаще всего встречаются при соматиче­ских заболеваниях. Умение распознать самые начальные признаки психических нарушений позволяет в большинстве случаев преду­предить развертывание оформленных и тяжелых картин психиче­ских расстройств, а также уменьшить вероятность развития свя­занных с ними резидуальных (остаточных) органических наруше­ний.

Начальные признаки нервно-психических расстройств и препсихотические (неразвернутые) клинические картины расстройств экзогенного происхождения. Нарушения ночного сна: затруднение засыпания, беспокойный сон; снохождение (под­нимается, садится в кровати, встает, ходит, двигает руками во сне); сноговорение (что-то бормочет, произносит нечленораздель­ные слова или фразы во сне); кошмарные сновидения; ночные страхи (просыпается, кричит, с испуганным лицом пытается бе­жать); бессонница; сонливость.

Астенические явления: головная боль; чувство разбитости; не­переносимость внешних раздражителей (громких звуков, яркого освещения; плаксивость; капризность; повышенная эмоциональная возбудимость; легкая истощаемость аффекта; быстрые переходы от слез к радости и наоборот; чувство внутреннего беспокойства; повышенная утомляемость при физической и психической нагруз­ке; ослабление памяти; расстройство внимания (затруднение со­средоточения, легкость отвлечения, сужение объема внимания).

Эмоциональные расстройства: пугливость; страхи (темноты, остаться одному в комнате, животных, чужих людей); тревож­ность (переживание неопределенной опасности, душевного дис­комфорта); дистимии (недовольное, гневливое или раздраженное состояние); мрачное, угрюмое настроение; благодушие; эйфория (чувство довольства, немотивированной радости); экзальтация (чрезмерная восторженность); субдепрессия или депримирован-ность (стойкое сниженное настроение); апатия (безразличие).

Расстройства произвольной деятельности: снижение активно­сти (двигательной, игровой) до ее полного исчезновения («ничего не хочу делать», «буду лежать»); разные степени двигательной рас-торможенности (от суетливости до двигательного беспокойства).

Идеаторные нарушения: мнительность, подозрительность, ипо-хондричность (преувеличение имеющихся страданий), легкость возникновения навязчивых и сверхценных идей («вредят, пугают, обижают; бросают родители, нарочно держат в больнице»).

Расстройства восприятия: иллюзорное восприятие окружаю­щих людей, неодушевленных предметов и явлений, в том числе опознавание в лицах, фантастическое усложнение реальных узоров (обоев, ковров и т. д.); галлюцинации — при засыпании, пробуж­дении, в бодрствующем состоянии (устрашающие видения, пугаю­щие звуки и шепот, неприятные прикосновения); психосенсорные расстройства — искаженное восприятие величины, формы, количе­ства реальных предметов или их частей («удвоение игрушки», «мама маленькая», «стенки шкафа перекосило»); расстройства схе­мы тела («язык не помещается во рту»; «голова распухла», «нож­ки длинные»); оптико-вестибулярные расстройства («пол качает­ся», «стены рушатся», «потолок падает»); деперсонализация («все вижу как в тумане, как во сне, иначе», «исчезли чувства, потеряли остроту, притупились», «как будто совсем не сплю»); сенестопа-тии — мурашки, покалывания, онемения и др.

Расстройства сознания: легкие степени оглушенности (затруд­нения понимания обращенной речи и формулирования собствен­ных переживаний, затрудненность и односложность ответов после продолжительной паузы, неточность ориентировки); субделириоз-ные состояния (кратковременные эпизоды страхов, тревожности, сочетающиеся с расстройствами восприятия и двигательным бес­покойством).

Пароксизмальные проявления: приступы тонических мышечных сокращений и клонических судорог с потерей сознания; приступы

вздрагивания конечностей или всего тела с изменением или без изменения сознания.

Перечисленные нервно-психические нарушения завершаются обычно легкими астеническими явлениями и затем выздоровлени­ем, совпадающим или следующим за исчезновением соматических симптомов основного заболевания. Они могут быть мимолетными и ликвидироваться без перехода в другие нервно-психические проявления. Наконец, возможен менее благоприятный исход, ког­да вслед за описанными начальными проявлениями развертыва­ются симптомы более или менее выраженных психических рас­стройств. Последние могут быть оформлены в виде нижеследую­щих синдромов.

Синдромы экзогенных (соматогенных) нервно-психиге-ских расстройств. Оглушение характеризуется затрудненным вос­приятием внешних раздражителей, отсутствием реакций на тихую речь, появлением лишь ориентировочной реакции на нормальную по интенсивности речь при возможности ответов лишь на громко заданные вопросы. На другие раздражители — звук, свет, запахи, прикосновения — больной реагирует также в зависимости от их силы. Мыслительный процесс затруднен, что обнаруживается при оценке как настоящих, так и прошлых событий, а также своего со­стояния. Ориентировка в месте и времени расстроена. Продолжи­тельность оглушения различна — от нескольких секунд (например, при отравлении, травматическом повреждении головного мозга) до нескольких месяцев (при длительной интоксикации, хрониче­ском заболевании).

Делирий проявляется в относительно кратковременном (от не­скольких минут до нескольких дней) галлюцинаторном помраче­нии сознания, в котором преобладают истинные, яркие зритель­ные, а иногда тактильные и слуховые галлюцинации и иллюзии, образный бред, двигательное возбуждение, дезориентировка в окружающем и во времени.

Аментивная спутанность, или чаще встречающаяся у детей и подростков астеническая спутанность, отличаются бессвязностью мышления и речи, растерянностью, аффектом недоумения, край­ней отвлекаемостью внимания. При нередко возникающем рече­вом возбуждении — выкрики из отдельных слов или фраз. Вос­приятие и реакции замедленны. Отмечается нарушение ориенти­ровки не только в месте, времени, но и нередко в собственной личности. Может быть психомоторное возбуждение, иногда сме­няющееся заторможенностью, достигающей в некоторых случаях ступора. Разница между аментивной и астенической спутанностью в том, что последняя характеризуется менее глубокой дезориенти­ровкой и временами сменяется более или менее выраженным про­яснением сознания, во время которого больной способен сосредо­точиться и ответить на некоторые вопросы с тем, чтобы, истощившись в беседе, опять вернуться в прежнее состояние. Продол­жительность спутанности значительна, она составляет несколько недель или даже многие месяцы.

Эпилептиформное возбуждение — остро развивающееся и крат­ковременно продолжающееся (десятки секунд—десятки минут) расстройство сознания с резким возбуждением и страхом. Больной мечется, убегает от мнимых преследователей, выкрикивает одно и то же, переживает страх, который отражается в его мимике. Воз­буждение может внезапно смениться сопорозным сном или спу­танностью.

Острый галлюциноз — состояние, характеризующееся преобла­данием в клинической картине вербальных (словесных) галлюци­наций и сопровождающееся растерянностью, страхом, тревогой. Галлюцинаторные переживания, как правило, усиливаются в ноч­ное время. Обычно продолжается в течение нескольких дней, реже недель.

Онейроид проявляется полной отрешенностью больных от окр,рсающего, впечатляющим содержанием возникающих в вооб­ражении сценических переживаний, сказочных, фантастических событий. Эти переживания возникают на фоне резкой затормо­женности или растерянно-суетливого возбуждения, причем преоб­ладающий аффект может сменяться — от страха, тревоги до экста­за (напряженно переживаемого восторга, блаженства). Онейроид длится несколько дней или недель, но может быть и более про­должительное время.

Депрессия, т. е. глубоко сниженное настроение, может соче­таться с заторможенностью течения мыслей, моторных проявлений, с постоянной, усиливающейся к вечеру астеничностью, либо с воз­бужденностью, тревожностью, многоречивостью и слезливостью.

Депрессивно-параноидное состояние выражается сочетанием де­прессии с вербальными галлюцинациями, бредовыми идеями (ипохондрическими, малоценности, виновности, преследования, воздействия и др.), астенией.

Таллюцинаторно-параноидное состояние характеризуется бре­дом преследования, вербальными галлюцинациями, иллюзиями, ложными узнаваниями, астенией.

Апатигеский ступор проявляется обездвиженностью, аспонтан-ностью (падением активности), чувством апатии (безразличия), безучастности к происходящему вокруг и к своему собственному состоянию.

Маниакальное состояние — необычно веселое настроение, с многоречивостью, чрезмерной активностью, отвлекаемостью, ино­гда с бредовыми переживаниями своей исключительности, нару­шениями сознания.

Преходящий корсаковский синдром — тяжелое расстройство па­мяти на события настоящего времени, сочетающееся с обманами

памяти: конфабуляциями (вымыслами) и псевдореминисценциями (перенесениями пережитых событий во времени), дезориентиров­кой при относительно лучшей сохранности воспоминаний на со­бытия отдаленного прошлого.

Состояние эмоционально-гиперестетигеской слабости отличает­ся астенией (психической и физической слабостью), выраженной лабильностью аффекта, непереносимостью даже незначительного эмоционального напряжения, громких звуков, яркого света, утом­ляемостью, истощаемостью, крайне неустойчивым вниманием, ослабленной памятью. В таком состоянии больные кажутся поте­рявшими свои знания и навыки, они плохо и с большим трудом соображают, раздражительны, вялы, апатичны или подавлены, от­мечаются слабость, нарушение аппетита и сна.

Каждый из представленных здесь синдромов может встретить­ся при любом из острых экзогенных психических расстройств. Од­нако необходимо отметить имеющееся своеобразие при некоторых заболеваниях.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.203.142 (0.012 с.)