ТОП 10:

Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста.— М.: Медицина, 1995.



Иовгук Н. М. Аффективные психозы/ Справочник по психологии и психи­атрии детского и подросткового возраста.— СПб.: Питер, 1999.

ЛигкоА.Е. Подростковая психиатрия.— Л.: Медицина, 1985.

Мнухин С. С. К клинике маниакально-депрессивного психоза у детей/ Со­ветская психоневрология.— Т. 3.— Л., 1940.

Новгук Н. М., Северный А. А. Депрессия у детей и подростков. М.: Шко­ла-пресс. 1999.

НуллерЮ.Л., Михаленко И. Н. Аффективные психозы.—Л.: Медицина, 1988.

Сухарева Г. Б. Клинические лекции по психиатрии детского возраста.— Т. 1.- М.: Медгиз, 1955.


Глава 20 ШИЗОФРЕНИЯ (F20)

Психическая болезнь, безумие, сумасшествие — вот некоторые из прежних обозначений того психоза, который в настоящее вре­мя называется шизофренией. Это заболевание знали и древние ав­торы, но лишь Э. Крепелин (1896) нашел его общие признаки и объединил его разные психические проявления под общим назва­нием «раннее слабоумие» (dementia praecox). Однако вскоре стало ясно, что ни слабоумие, ни раннее начало не обязательны для этого психоза. Обнаружив при этом заболевании «элементарные расстройства в недостаточном единстве, в раздробленности и рас­щеплении мышления, эмоций и воли и субъективного чувства личности», Э. Блейлер (1911) назвал его шизофренией. Оно явля­ется самым загадочным заболеванием нашего времени.

Шизофрения (по МКБ-10 — F20) — хронически текущее прогредиентное психическое заболевание, характеризующееся дис-социативностью психических функций, т. е. утратой единства пси­хических процессов с быстро или медленно развивающимися из­менениями личности особого типа: аутизмом (прогрессирующей интравертированностью), эмоциональным оскудением (уплощени­ем), снижением активности (падением энергетического потенциа­ла) и разнообразными продуктивными психопатологическими рас­стройствами (галлюцинациями, бредом, аффективными нарушени­ями и т. д.).

Первый признак шизофрении заключается в том, что она, как и всякое другое заболевание, имеет начало и хроническое те­чение.

Второй признак шизофрении — развитие более или менее выраженных стойких изменений психики после периода выражен­ных и меняющихся по своей интенсивности симптомов. Для шизо­френии характерны не сами изменения психики, а их своеобразие.

Утрата единства психических процессов обнаруживается в форме разнообразных расстройств: нарушения естественно-логиче­ского строя мышления, выпадения руководящих целевых пред­ставлений в речевом потоке, оторванности высказываний от со­держания ситуации, несоответствия эмоций высказываниям и по­ведению и т. д.

Аутизм представляет отгороженность и оторванность от ре­альности, погружение в мир собственных внутренних: пережива­ний. Больной в своих переживаниях своеобразно инкапсулируется от внешнего мира. У одних больных аутизм проявляется в пассив­ности, при этом больной не проявляет участия в делах окружаю­щих, другие погружены в бредовые переживания и не могут вести себя так, чтобы это соответствовало окружающей реальности.

Эмоциональное уплощение, или оскудение, характеризуется утра­той интереса к прежним увлечениям, привязанностям, поддержа­нию приличного внешнего вида, выполнению необходимых гигие­нических процедур, в безразличии и инертности к жизненным по­буждениям.

Снижение активности — это отсутствие инициативы и побуж­дений к деятельности, снижение воли.

Третий признак шизофрении продуктивные психопатоло­гические расстройства — непостоянен. Наиболее часто все же встре­чаются галлюцинации, бредовые идеи, кататонические расстройства.

Клиническая картина.Шизофреническая симптоматика в целом характеризуется фундаментальными и характерными рас­стройствами мышления и восприятия, а также неадекватным и сниженным аффектом. Как правило, сохраняется ясное сознание и интеллектуальные способности, хотя с течением времени могут появиться некоторые когнитивные нарушения. Расстройства, свой­ственные шизофрении, поражают базовые функции, которые при­дают нормальному человеку чувство своей индивидуальности, не­повторимости и целенаправленности. Зачастую наиболее интим­ные мысли, чувства и действия как будто становятся известными другим или ими разделяются. В таких случаях может развиться разъяснительный бред, будто существуют естественные или сверхъестественные силы, которые воздействуют, часто причудли­вым образом, на мысли и действия человека. Восприятие также часто нарушается: цвета или звуки могут казаться необычно ярки­ми или качественно измененными, а малозначащие черты обыч­ных вещей могут казаться более значимыми, чем весь предмет в целом или общая ситуация. Растерянность также часто встречает­ся на ранних стадиях заболевания и может привести к мысли, что повседневные ситуации обладают чем-то необычным, чаще злове­щим и предназначены исключительно для данного человека. Ха­рактерным нарушением мышления при шизофрении является то, что незначительные черты общей какой-либо концепции (которые подавлены при нормальной целенаправленной психической дея­тельности) становятся преобладающими и заменяют те, которые более адекватны для данных обстоятельств. Таким образом, мыш­ление становится нечетким, прерывистым и неясным, а речь в связи с этим иногда — непонятной. Прерывание мыслей и вмеши­вающиеся мысли также представляют собой частое явление. У больных появляется ощущение отнятия мыслей. Характерно по­верхностное настроение с капризностью и неадекватностью. Не­редко наблюдающаяся амбивалентность (разнонаправленность чувств) проявляется, например, в одновременном существовании любовного порыва и агрессии, радости и печали. Волевые рас­стройства могут проявиться как инертность, негативизм или даже общая глубокая заторможенность (ступор).

Начало заболевания может быть острым с выраженными нару­шениями поведения или постепенным с нарастающим развитием странных идей и малозаметными изменениями поведения.

Течение заболевания также обнаруживает значительное много­образие и никоим образом не означает неизбежное хроническое развитие или нарастающий дефект. В некоторых случаях, частота которых варьируется в разных культурах и популяциях, выздо­ровление может быть полным или почти полным. Мужчины и женщины заболевают примерно одинаково часто, но у женщин имеется тенденция к более позднему началу заболевания. Хотя па-тогномоничных симптомов нет, для практических целей целесооб­разно разделить вышеуказанные симптомы на группы, которые являются важными для диагностики и часто сочетаются в рамках нижеследующих синдромов или форм.

Различают следующие формы шизофрении.

Простая шизофрения (F20.6) получила свое название, пото­му что, как правило, при ней клиническая картина ограничивается основной симптоматикой, характеризующей заболевание, — нара­станием эмоционально-волевого дефекта, постепенным развитием аутизма. Если же и появляется какая-то продуктивная симптома­тика в форме окликов, идей отношения, колебаний настроения, импульсивности, ступора или двигательного возбуждения, то она не сформировывается в острые синдромы с галлюцинаторно-бредовой или кататонической симптоматикой. Заболевание начинает­ся очень незаметно даже для близких и родственников. Сначала падает интерес к школьным занятиям или работе, затем перестают привлекать встречи с приятелями и друзьями, забрасываются увлечения, в конце концов перестают следить за своим внешним видом. Отмечается непродуктивное проведение времени дома или совершение бесцельных прогулок. Из-за резко сниженной собст­венной активности больные иногда не способны самостоятельно вернуться домой. Они могут стать жертвой непогоды или злонаме­ренных людей. Больные утрачивают стыдливость, возможность сопереживания, они не отзываются на боли и горести близких, а в далеко зашедших случаях не только оказываются беззащитными, но и неспособными себя обслужить. Время от времени они совер­шают странные или нелепые поступки, мотивы которых объяс­нить не могут. Завершается эта форма шизофрении либо приспо­соблением к жизни дома и освоением какой-нибудь очень неслож­ной работы под присмотром и при руководстве других лиц, либо такой степенью деградации, что жизнь даже дома из-за непра­вильного поведения может оказаться невозможной.

Параноидная форма (F20.0) наиболее часто встречаемый тип шизофрении. Она характеризуется преобладанием в клиниче­ской картине стойкого бреда преследования, отношения и значе­ния, высокого происхождения, особого предназначения, телесных изменений или ревности. Реже отмечаются идеи воздействия, отравления, величия, «чужих родителей», одержимости, физиче­ского недостатка, самоуничижения, виновности, недостаточного контакта, ипохондрические идеи и др. Из галлюцинаций, возника­ющих на фоне ясного сознания, наиболее часто встречаются угро­жающие'или приказывающие голоса, а также элементарные слухо­вые галлюцинации: свист, смех, гудение. Могут быть обонятель­ные или вкусовые галлюцинации, сексуальные или другие телесные ощущения. Обычно эта форма болезни развивается по­степенно. Все начинается с подозрительности, которая направлена на кого-либо из тех, с кем общается больной. Напряжение посте­пенно нарастает, кажется, что вокруг шепчутся, нагнетают враж­дебную атмосферу вокруг больного. Пища представляется сомнительного неприятного вкуса, отравленной, слышатся подозритель­ные звуки, голоса, угрозы, по радио, телевидению делают непонятные намеки. Бред все больше усложняется, охватывая все большее число лиц и явлений и, таким образом, составляя систе­му, которая то усложняется, то распадается, не сохраняя все время одну и ту же фабулу. В одних случаях нелепость бреда очевидна (родители — «марсиане»), в других — абсурдность суждений боль­ного оказывается не столь явной (убежденность в наличии тяже­лого заболевания). Однако, как правило, постепенно даже види­мая аргументированность бреда утрачивается, все заметнее стано­вится нарушение мыслительного процесса, нарастание эмоцио­нально-волевого дефекта и интеллектуального оскудения.

Гебефреническая форма (F20.1) возникает в период взрос­ления. Наиболее типично для нее почти постоянное состояние возбуждения, сочетающееся с необычной, пустой, незаражающей веселостью, нелепой дурашливостью, манерностью. Она также проявляется в утрированном, неуместном кокетстве, гримасах, подмигиваниях, акробатических ужимках, а то и в непрерывных «танцах и гимнастических упражнениях». Одновременно соверша­ются неожиданные, нелепые, неуместные поступки (использование взрослым самоката для передвижения по улице). Характерна так­же непоследовательная речь с бессмысленным словосочетанием, неологизмами, вербигерацией или даже выраженной «разорванно­стью» (нарушениями логических связей в предложениях). Воз­можно появление отрывочных бредовых идей, более выраженных одиночных кататонических симптомов (нелепого, бурного, хаоти­ческого двигательного или речевого возбуждения, стереотипии). Начинается обычно эта форма относительно остро и протекает

быстро, приводя к глубокой деградации, выражающейся в слабо­умии с дурашливостью.

Кататоническая форма (F20.2) проявляется обычно соче­танием состояний кататонического возбуждения и ступора. Карти­ны возбуждения разнообразны: одни по своей элементарности на­поминают эпилептический припадок, другие — это стереотипно повторяющиеся элементарные движения (подпрыгивания, разма­хивания руками, как крыльями, непрекращающиеся крики и т. д.). Поведение нелепо, импульсивно, опасно из-за неожиданной агрес­сии и попыток самоубийства. Явления двигательной заторможен­ности также разнообразны. Они проявляются либо полной обез-движенностью с отказом от приема пищи и неспособностью регу­лировать свои естественные отправления в течение недель и месяцев, либо относительно кратковременными застываниями в тех или иных позах. Кататония начинается обычно остро, ее тече­ние чаще ремитирующее с улучшениями и ухудшениями. Исходом может быть аффективная опустошенность и нарастающее слабо­умие.

ШИЗОАФФЕКТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА (F25). Это приступооб­разные расстройства, при которых выражены как аффективные, так и шизофренические симптомы, чаще одновременно, по край­ней мере в течение нескольких дней. Больные, страдающие рекур­рентными (повторяющимися) шизоаффективными эпизодами, осо­бенно с преобладающими маниакальными расстройствами, а не депрессивными, обычно выздоравливают полностью, и в редких случаях развивается дефектное состояние.

Распространенность.Заболеваемость — 0,5—0,8% популяции. У подростков мужского пола шизоаффективный психоз встречает­ся в 3 раза реже, чем другие формы шизофрении. Девочки заболе­вают чаще.

Клиническая картина.При шизоаффективном психозе на­блюдаются разной степени длительности аффективные состояния, очень похожие на депрессии или маниакальные фазы, и светлые промежутки с полным или почти полным выздоровлением. По ме­ре повторения фаз в этих промежутках все больше и больше вы­ступают изменения личности (обычно наиболее явные после 3—5-го приступа), присущие шизофрении: нарастающая бездея­тельность и апатия, эмоциональное оскудение, замкнутость и даже нарушения мышления в виде резонерства, расплывчатости, витие­ватости и т. п. Во время самих маниакальных и депрессивных фаз возникают симптомы, не характерные для маниакально-депрес­сивного психоза: бредовые (воздействия и др.), галлюцинаторные (слуховые и обонятельные), псевдогаллюцинаторные, онейроидно-кататонические, проявления психического автоматизма.

У детей и подростков острые приступы шизоаффективного психоза часто повторяются в течение относительно небольшого периода времени, поэтому стойкие изменения психики могут воз­никнуть уже спустя год-полтора после начала заболевания. В дет-ско-подростковом возрасте симптоматика психоза в форме отдель­ных проявлений психического автоматизма, отрывочных бредо­вых переживаний, иллюзорно-галлюцинаторных страхов, бредопо-добных идей может быть не явной, скрытой и возникать на фоне атипичных, главным образом субдепрессивных, нередко соматизи-рованных фаз.

Этиология неизвестна.Предполагается, что это один из ва­риантов шизофрении.

Шизотипигеское расстройство (F21). Это расстройство ха­рактеризуется чудаковатым поведением, аномалиями мышления и эмоций, которые напоминают наблюдаемые при шизофрении, хо­тя ни на одной стадии развития характерные для шизофрении на­рушения не наблюдаются. Какой-либо превалирующей или типич­ной для шизофрении симптоматики нет. При этом расстройстве встречаются следующие симптомы:

1) неадекватный или сдержанный аффект, в связи с чем боль­ные выглядят эмоционально холодными и отрешенными;

2) поведение или внешний вид — чудаковатые, эксцентричные или странные;

3) плохой контакт с другими, с тенденцией к социальной от­гороженности;

4) странные убеждения или магическое мышление, влияющие на поведение и несовместимые с субкультуральными нормами;

5) подозрительность или параноидные идеи;

6) навязчивые размышления без внутреннего сопротивления, часто с дисморфофобическим, сексуальным или агрессивным со­держанием;

7) необычные феномены восприятия, включая соматосенсор-ные (телесные) или другие иллюзии, деперсонализация или дереа­лизация;

8) аморфное, обстоятельное, метафорическое, гипердетали­зованное или стереотипное мышление, проявляющееся странной, вычурной речью или другим образом без разорванности;

9) эпизодические транзиторные квазипсихотические эпизоды с иллюзиями, слуховыми или другими галлюцинациями, бредопо-добными идеями, возникающие, как правило, без внешней прово­кации.

Расстройство носит хронический характер с колебаниями в ин­тенсивности. Точное время начала трудно определить, а течение такое же, как и при личностных расстройствах. Чаще шизотипиче-ское расстройство встречается у родственников больных шизофре­нией. Для диагностики это расстройство представляет определен­ные трудности, так как имеет много сходного с простой формой шизофрении, с шизоидным или параноидным личностным рас­стройством. В связи с невыраженностью симптомов эту форму на­зывают латентной шизофренией. Многие чудаки и отчужденные личности — это латентные шизофреники. Они выделяются в своей среде упрямством, необычным образом жизни и малой приспособ­ленностью. О латентной шизофрении приходится думать тогда, когда без видимых причин падает витальность и динамичность, и личность опускается в своем развитии. Это может случиться в по­дростковом и юношеском возрасте. Правильность распознавания шизотипического расстройства определяется наличием не менее трех-четырех описанных признаков, наблюдающихся в продолже­ние не менее 2 лет. В прошлом у больного не должно быть ника­ких признаков шизофренического процесса.

ДЕТСКАЯ ШИЗОФРЕНИЯ

10% из больных шизофренией заболевают ею в детском воз­расте.

Шизофрения раннего и дошкольного возраста.Начинает­ся у 69% детей до 3 лет, у 26% в 3-5 лет, у 5% между 5 и 8 года­ми. Чаще встречается у мальчиков, чем у девочек,— 2,9:1. На­следственная отягощенность у детей, заболевших в этом возрасте, выше, чем в целом у всех больных' шизофренией. У 26,1% де­тей — отягощенность шизоидной психопатией, у 11,5% — шизо­френией, у 2,1% — другими психозами, у 1,8% — алкоголизмом. Доболезненное состояние детей неблагополучно у 62% из-за пато­логии беременности, у 44% из-за родовых травм.

Злокачественно текущая форма. Примерно у 25—32,3% детей этого возраста, заболевших шизофренией, наблюдается эта форма течения. Она обычно начинается в 1,5—2 года с угасания психиче­ской активности, побуждений, приостановки психического разви­тия. Уже за несколько месяцев до этого можно заметить уменьше­ние интереса к играм, пассивную реакцию на ласку родителей, не­достаточное стремление к общению. Раннее психомоторное развитие может быть своевременным. Заболевание проявляется прекращением использования известных слов, произнесением своеобразных фраз. Исчезают эмоциональные привязанности, что, в частности, проявляется отсутствием положительного реагирова­ния на приход и уход матери. Нарастающая пассивность приводит к исчезновению желания играть с детьми, развлекать себя игруш­ками. Сначала появляются однообразные игры, затем они сменя­ются стереотипиями: непрекращающимся размахиванием, верче­нием, постукиванием. При этом преимущественно используются неигровые предметы: веревочки, палочки, бумажки, железки и т. д.

периода времени, поэтому стойкие изменения психики могут воз­никнуть уже спустя год-полтора после начала заболевания. В дет-ско-подростковом возрасте симптоматика психоза в форме отдель­ных проявлений психического автоматизма, отрывочных бредо­вых переживаний, иллюзорно-галлюцинаторных страхов, бредопо-добных идей может быть не явной, скрытой и возникать на фоне атипичных, главным образом субдепрессивных, нередко соматизи-рованных фаз.

Этиология неизвестна.Предполагается, что это один из ва­риантов шизофрении.

Шизотипигеское расстройство (F21). Это расстройство ха­рактеризуется чудаковатым поведением, аномалиями мышления и эмоций, которые напоминают наблюдаемые при шизофрении, хо­тя ни на одной стадии развития характерные для шизофрении на­рушения не наблюдаются. Какой-либо превалирующей или типич­ной для шизофрении симптоматики нет. При этом расстройстве встречаются следующие симптомы:

1) неадекватный или сдержанный аффект, в связи с чем боль­ные выглядят эмоционально холодными и отрешенными;

2) поведение или внешний вид - чудаковатые, эксцентричные или странные;

3) плохой контакт с другими, с тенденцией к социальной от­гороженности;

4) странные убеждения или магическое мышление, влияющие на поведение и несовместимые с субкультуральными нормами;

5) подозрительность или параноидные идеи;

6) навязчивые размышления без внутреннего сопротивления, часто с дисморфофобическим, сексуальным или агрессивным со­держанием;

7) необычные феномены восприятия, включая соматосенсор-ные (телесные) или другие иллюзии, деперсонализация или дереа­лизация;

8) аморфное, обстоятельное, метафорическое, гипердетали­зованное или стереотипное мышление, проявляющееся странной, вычурной речью или другим образом без разорванности;

9) эпизодические транзиторные квазипсихотические эпизоды с иллюзиями, слуховыми или другими галлюцинациями, бредопо-добными идеями, возникающие, как правило, без внешней прово­кации.

Расстройство носит хронический характер с колебаниями в ин­тенсивности. Точное время начала трудно определить, а течение такое же, как и при личностных расстройствах. Чаще шизотипиче-ское расстройство встречается у родственников больных шизофре­нией. Для диагностики это расстройство представляет определен­ные трудности, так как имеет много сходного с простой формой

шизофрении, с шизоидным или параноидным личностным рас­стройством. В связи с невыраженностью симптомов эту форму на­зывают латентной шизофренией. Многие чудаки и отчужденные личности — это латентные шизофреники. Они выделяются в своей среде упрямством, необычным образом жизни и малой приспособ­ленностью. О латентной шизофрении приходится думать тогда, когда без видимых причин падает витальность и динамичность, и личность опускается в своем развитии. Это может случиться в по­дростковом и юношеском возрасте. Правильность распознавания шизотипического расстройства определяется наличием не менее трех-четырех описанных признаков, наблюдающихся в продолже­ние не менее 2 лет. В прошлом у больного не должно быть ника­ких признаков шизофренического процесса.

ДЕТСКАЯ ШИЗОФРЕНИЯ

10% из больных шизофренией заболевают ею в детском воз­расте.

Шизофрения раннего и дошкольного возраста.Начинает­ся у 69% детей до 3 лет, у 26% в 3—5 лет, у 5% между 5 и 8 года­ми. Чаще встречается у мальчиков, чем у девочек,— 2,9:1. На­следственная отягощенность у детей, заболевших в этом возрасте, выше, чем в целом у всех больных' шизофренией. У 26,1% де­тей — отягощенность шизоидной психопатией, у 11,5% — шизо­френией, у 2,1% — другими психозами, у 1,8% — алкоголизмом. Доболезненное состояние детей неблагополучно у 62% из-за пато­логии беременности, у 44% из-за родовых травм.

Злокагественно текущая форма. Примерно у 25—32,3% детей этого возраста, заболевших шизофренией, наблюдается эта форма течения. Она обычно начинается в 1,5—2 года с угасания психиче­ской активности, побуждений, приостановки психического разви­тия. Уже за несколько месяцев до этого можно заметить уменьше­ние интереса к играм, пассивную реакцию на ласку родителей, не­достаточное стремление к общению. Раннее психомоторное развитие может быть своевременным. Заболевание проявляется прекращением использования известных слов, произнесением своеобразных фраз. Исчезают эмоциональные привязанности, что, в частности, проявляется отсутствием положительного реагирова­ния на приход и уход матери. Нарастающая пассивность приводит к исчезновению желания играть с детьми, развлекать себя игруш­ками. Сначала появляются однообразные игры, затем они сменя­ются стереотипиями: непрекращающимся размахиванием, верче­нием, постукиванием. При этом преимущественно используются неигровые предметы: веревочки, палочки, бумажки, железки и т. д.

Нередко болезненно реагируют на такие события, как помещение в детское учреждение, передача на воспитание другим родным. В период возрастного криза 2,5—3 лет злокачественность течения становится явственнее. В это время контакт нарушается резко, ре­бенок не отвечает на вопросы, совсем не реагирует на разлуку, еще больше обедняются игры. Появляются страхи, нарушения зрительного восприятия.

У одних детей возникают преимущественно кататонические расстройства. В этом случае ребенок отказывается от речи, появ­ляются эхолалии, вербигирации, двигательная заторможенность, кратковременные застывания, манерное поведение, вычурные дви­жения, импульсивность, стреотипии (бег по кругу), неадекватный смех. Все же двигательное возбуждение преобладает. Ребенок все­гда в стороне от людей. Его внимание привлечь не удается или же только на самое короткое время. Ребенок не научается проситься на горшок, его приходится кормить с рук, не развиваются навыки самообслуживания. Если речь еще сохраняется, то она не служит для общения.

У других детей (значительно реже) развиваются преимущест­венно гебефренные симптомы. Сначала преобладает пассивность, затем появляются неадекватные поступки. Возникают двигатель­ное беспокойство, эйфория, дурашливость, необычные позы, ма­нерность, импульсивность (неожиданные ужимки, прыжки, агрес­сия). Речь становится разорванной.

При обоих вариантах через 2-3 года может наступить некото­рое улучшение. Уменьшается выраженность кататонических и гебефренных симптомов, улучшается сон, исчезают страхи, возбуж­дение. При втором возрастном кризе (7—8 лет) обычно возникает обострение заболевания. Констатируется отставание психического развития сложной структуры. На этом фоне некоторые дети овла­девают элементарными навыками самообслуживания, усваивают правила несложных игр.

Непрерывно-прогредиентная форма. Начинается не ранее 5— 9-летнего возраста постепенно с эмоциональных расстройств, аутизации. Вначале преобладают подозрительность, недоверчи­вость, бредовая настроенность без законченного словесного офор­мления. «Ни с кем дружить нельзя, возьмут игрушки, книжки». Может быть бредовая настроенность в отношении родителей. Уси­ливается враждебность. В сферу враждебного отношения вовлека­ются все новые и новые лица. Появляются отдельные слуховые галлюцинации, элементы психического автоматизма.

При другом варианте преобладают галлюцинации, образное фантазирование. Постепенно фантазии начинают возникать непро­извольно, присоединяются зрительные псевдогаллюцинации, сновидные переживания, отрывочные идеи воздействия, деперсонализация. Формируется синдром психического автоматизма чувствен­но-образного характера.

Вялая форма. Начинается во время 3-4-летнего кризиса, встречается у 11,7—50% детей, заболевающих шизофренией, про­воцируется инфекционными заболеваниями или психогенными факторами (разлука с родителями, смена обстановки). Развитие процесса медленное, постепенно меняется личность. Снижается потребность в контакте, общительность становится избирательной, утрачивается эмоциональная живость, но еще может оставаться чрезмерная сенситивность. Отмечается диссоциация в психическом развитии. Ускоряется формирование интеллекта, склонность к от­влеченным интересам, однако продуктивность не высока, снижены познавательные интересы. При этом задерживается моторное раз­витие, овладение навыками самообслуживания, появляется ско­ванность, неловкость. Обычно у этих ребят слабый инстинкт са­мосохранения, плохой аппетит. Происходит аутизация — ребенок одинок, вне группы сверстников, никак не играет. Эмоциональный контакт ухудшается, но аффективное снижение не очень грубое. С родителями расстается легко, а если даже и не отпускает, то лишь в связи с переживаемыми страхами. Имеют место свойственные для раннего и дошкольного возраста соматовегетативные нарушения (снижение аппетита, расстройства сна), двигательные и речевые рас­стройства (нарушения темпа речи, манерность, вычурность интона­ций). Нередко наблюдаются неврозоподобные симптомы: колебания настроения, аморфные немотивированные бессодержательные стра­хи. Могут быть также страхи космического характера («упадет солн­це»), страхи, связанные с сюжетом сказок. Даже страхи, в прошлом возникшие в реальной ситуации, становятся причудливыми, теряют связь с бывшими событиями. Встречаются навязчивые страхи (зара­жения, загрязнения). Возможны переходы навязчивых симптомов в бредовые переживания. По сюжету это могут быть вначале ипохонд­рические, а затем идеи отношения, преследования. Могут быть психопатоподобные расстройства: нарушения влечений (злобность, жестокость, агрессия, садизм) и поведения.

Шизофрения детей школьного возраста.Чаще всего начи­нается медленно, незаметно. Постепенно меняется личность ре­бенка. Он становится отгороженным, у него ослабевают привязан­ности и интересы к играм и учебе. Иногда извращаются чувства к родителям, появляется враждебность или безразличие. Возникают расстройства мышления. Оно становится непродуктивным, появ­ляются наплывы мыслей и обрывы их течения. На этом фоне воз­никает боязнь за собственную жизнь, здоровье или за благополу­чие и здоровье родителей. Помимо страхов заражения и других ипохондрических переживаний, возможно появление боязни шко­лы, прогулок, чужих людей. Эти страхи могут быть навязчивыми или сверхценными. Вначале они могут быть обоснованными, но вскоре оказываются оторванными от ситуации, распространяются на другие сферы жизни, становятся нелепыми. Могут присоеди­ниться мысли о постороннем влиянии, воздействии, порче и т. д. Нередки навязчивое мудрствование, навязчивые сомнения и вле­чения. Появляются защитные ритуалы в форме словесных отгово­рок или рассуждений, а также различных действий. Обычно вско­ре они становятся независимыми от страхов и потому оказывают­ся непонятным поведением. Другое частое проявление шизофре­нии — образное патологическое фантазирование с рудиментарны­ми псевдогаллюцинациями. Обычно оно является отражением аутизма или измененных влечений (агрессии, садизма). Эти влече­ния проявляются словесно, и тогда ребенок постоянно угрожает, оскорбляет окружающих. Если он выражает их в рисунках, то основной тематикой оказываются убийства, стрельба, взрывы, бандиты, бомбы и т. д. В своем фантастическом мире ребенок не допускает окружающих в то, чем он живет. Требует называть себя вымышленным именем. Играет в одиночку выдуманными игруш-кам,и, персонажами, рисует фантастические миры, в которых оби­тает! строит взаимоотношения с теми, кто существует лишь в во­ображении. При этом о чем-то задумывается, шепчет, гримаснича­ет, совершает какие-то действия. В фантазиях у мальчика, напри­мер, появляется агрессивность, он перевоплощается в объект сво­их выдумок — в дикого кота, гладиатора, разбойника. У девочки может проявиться сексуальность, она становится «возлюбленной принца», невестой воображаемого мальчика Володи. Фантазии приобретают бредоподобный характер. Они проявляются охвачен­ностью и одержимостью «мечтами», полной «погруженностью в мир своих фантазий», трудной переключаемостью на реальные со­бытия и попытками систематизировать фантастические идеи, а также в появлении веры в то, что их выдумки существуют на са­мом деле. К ним присоединяются «грезы наяву» с образными представлениями, в которых ребенок «переносится на другую пла­нету», «раскачивается на качелях, сооруженных в облаках». У не­которых детей — отвлеченные сверхценные интересы к календар­ным датам, цифрам, картам, планам и т. п. Описываемые рас­стройства превращаются в более или менее выраженные бредовые идеи или постепенно затухают.

Наряду с непрерывным развитием психических расстройств часто встречается и приступообразное течение. В этом случае в период улучшения помимо симптомов шизофренического дефекта обнаруживаются признаки замедления психического развития.

Шизофрения подросткового возраста.Клиническая картина шизофрении у подростков не очень сильно отличается от психопа­тологии этого заболевания у взрослых. Но так как возрастные от­личия все же существуют (разнообразие симптоматики, острота

возникновения, частая смена настроения), то об их осооенностях будет сказано ниже.

Примерно в трети случаев заболеванию за несколько лет или месяцев до его начала предшествуют предвестники («зарни­цы»). Это нелепые, неожиданные, необъяснимые поступки, «бес­причинные» галлюцинаторные или бредовые эпизоды, маниакаль­ные или депрессивные приступы, дереализационные состояния, продолжающиеся несколько дней или недель. Начало заболевания провоцируется серьезными конфликтами со сверстниками, несло­жившимися отношениями в семье, попытками насилия, неблаго­приятно протекающим пубертатным кризом и т. д. Все многообра­зие клинических проявлений шизофрении у подростков подразде­ляется на ряд форм.

Вялотекущая форма встречается у трети подростков, заболев­ших шизофренией. У половины больных, страдающих этой фор­мой, наблюдается неврозоподобная симптоматика, напоминающая таковую же при неврозах. Чаще всего это различные навязчивые симптомы (мысли, страхи, воспоминания, действия, влечения) или астеноипохондрические переживания. Примерно с такой же часто­той встречаются дисморфоманические расстройства, выражающие­ся в мыслях о собственном уродстве, неприятном для окружаю­щих. Реже отмечаются синдром анорексии (отказа от приема пи­щи) или синдром «философической интоксикации» (бесплодного неотвязного мудрствования, главным образом, на отвлеченные те­мы). Другую половину больных этой формой составляют подрост­ки с психопатоподобной симптоматикой, т. е. с изме­нениями личности различного типа: шизоидными, неустойчивыми, эпилептоидными или истереоидными.

Прогредиентная форма (с заметным развитием стойких психи­ческих нарушений) наблюдается чаще, примерно у 70% больных подростков. Она обычно начинается с неврозоподобной или пси­хопатоподобной симптоматики, реже с паранойяльной, а затем в клинической картине преобладают лишь основные шизофрениче­ские проявления — нарастание эмоционально-волевых расстройств, снижение активности и интересов.

Реже наблюдаются остро или подостро развивающиеся пара­ноидный или кататоно-гебефренный синдром.

Редко встречается острый полиморфный синдром, продолжающийся в течение нескольких недель. На фоне бессон­ницы, тревоги, растерянности, недопонимания происходящего страх чередуется с эйфорическим экстазом, плач с агрессией. Воз­никают галлюцинаторные эпизоды (голоса, запахи), явления пси­хического автоматизма (звучание собственных мыслей в голове), отрывочные бредовые высказывания, сменяющие друг друга (пси­хиатрическую больницу принимают за родильный дом, тюрьму и т. д.). Этот синдром заканчивается выздоровлением или сменяет­ся параноидной, простой или гебефренной формой.

Тегение шизофрении у подростков, как правило, непрерыв-но-прогредиентное или чаще приступообразно-прогредиентное (волнообразное). Однако у 30% подростков встречается злокачест­венное течение, приводящее к тяжелой деградации в течение не­скольких лет. В процессе заболевания во время улучшений (ре­миссий) преобладает психопатоподобная, апатоабулическая, асте­ническая, бредовая или аутистическая симптоматика.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.38.146 (0.016 с.)