ТОП 10:

Они пребудут там вечно, пока существуют небеса и земля. “(11:106-107)



Священник был потрясен и не мог ничего ответить, пораженный тем что Абу Убайда сказал. Халид крикнул ему: “Чего ты хочешь и чей ты посланец?”

 

Священник: “Ты командующий?”

 

Халид (указывая на Абу Убайду): “Нет, он.”

 

Священник: “Я посланец правителя Кинсарина и аль-Авасима.”

 

Он вынул письмо и вручил его Абу Убайде который зачитал его мусульманам.

 

Когда Халид услышал описание города, количество их запасов и численность воинов, и их угрозы о подкреплениях от Ираклия, он покачал головой и сказал Абу Убайде: “Клянусь Тем кто помогает нам и сделал нас из Уммы Мухаммада, непорочного, это письмо от такого человека который хочет не мира, а войны.”

 

Повернувшись к священнику, он сказал: “Ваши люди хотят обмануть нас пока не прибудут армии вашего императора. Как только вы увидите их прибытие, вы разорвете соглашение и будете первыми кто нападет на нас. Потом если вы увидите нас победоносными, вы сбежите к тому деспоту, Ираклию. Если вы действительно желаете мира, тогда мы обещаем вам перемирие на один год. Если какая-нибудь армия придет к вам во время этого перемирия, мы будем воевать с ней. Однако, тот кто останется в городе и не выйдет на битву с прибывшей армией будет считаться в мире с нами и мы не будем вмешиваться в его дела.”

 

Священник: “Мы согласны. Пожалуйста напишите это для нас.”

 

После того как Абу Убайда составил этот документ, священник сказал: “О командующий, наша земля граничит с территорией принца Алеппо. Мы хотим чтобы были сделаны соответствующие разметки чтобы когда ваши люди отправляются на рейды, они не заходили на нашу территорию.”

 

Абу Убайда был доволен и сказал: “Я пошлю людей чтобы отметить для вас границы.”

 

Священник: “Нам не нужна ваша помощь. Мы изготовим колоннy со статуей Ираклия и установим еe. Когда ваши люди увидят еe, им не следует идти дальше.”

 

Абу Убайда: “Сделайте это.”

 

Он передал документ и объявил мусульманам: “Каждый кто увидит эти колонны не должен идти дальше, а должен ограничить свои рейды по территории Алеппо. Тот кто услышал это объявление, должен сообщить всем отсутствующим.”

 

Священник вернулся к Луке и рассказав ему о произошедшем, вручил ему документ с соглашением. Лука обрадовался и вознамерился изготовить огромную колонну со статуей Цезаря Ираклия восседающего на своем императорском троне.

 

Мусульманская конница совершала рейды по самым отдаленным местам Алеппо, аль-Амка и Антиохии, но воздерживалась от пересечения границ Кинсарина и Авасима.

 

Умар бин Абдиллах передает от Салима бин Кайса который передает от своего прадеда, Саада бин Убады:

 

Мусульмане согласились на перемирие с жителями Кинсарина и Авасима с условием получения 4000 имперских динаров, 100 Укий (12.2 кг) серебра, 1000 одежд из Алеппо и 1000 Васаков (192,7 тон) пищевых продуктов.

Статуя

Амир сообщает:

 

Мы были в рейде когда мы увидели колонну со статуей Цезаря Ираклия на ней. Мы стали кружить верхом на наших лошадях вокруг нее рассматривая её. Абу Джандала нес в своей руке длинное копье которым он выбил статуе глазa когда его конь неожиданно подался вперед без его команды. У статуи находились некоторые римляне. Они были рабами правителя Кинсарина отправленные им для охраны статуи. Они вернулись и сообщили ему. Он был разъярен. Он вручил одному из своих людей золотой крест, поставив его во главе 1000 христианских кавалеристов одетых в римскую парчу и пояса для мечей. Затем приказав Стачеру пойти с ними, он сказал: “Скажи командующему Арабов: Вы предали нас и не выполнили свое обязательство перед нами. Тот кто предает будет повержен на землю.”

 

Священник взял крест и отправился к Абу Убайде. Когда мусульмане увидели поднятый крест, они бросились к нему и заставили опустить его. Далее Абу Убайда вышел и спросил: “Кто вы?”

 

Священник: “Я посланник правителя Кинсарина к вам. Он говорит что вы поступили предательски и нарушили соглашение между нами.”

 

Абу Убайда: “Как мы нарушили его?”

 

Священник: “Выбив глаза статуе Цезаря.”

 

Абу Убайда: “Я клянусь что я ничего не знаю об этом. О мусульмане, тот кто проткнул глаза статуи должен сообщить нам.”

 

Мусульмане: “О командующий, Абу Джандала и Сахль бин Амр сделали это неумышленно.”

 

Абу Убайда: “Они сделали это неумышленно. Что удовлетворит вас против нас?”

 

Христиане: “Мы не будем удовлетворены пока мы не выколем глаза вашему правителю.”

 

Абу Убайда: “Я перед вами. Делайте со мной что было сделано вашей статуе.”

 

Христиане: “Нет! Мы хотим сделать это с вашим великим правителем который правит всеми Арабами.”

 

Абу Убайда: “Глаза Халифа не пострадают.”

 

Мусульмане были в ярости от того христиане посмели сказать относительно глаз Умара и убили бы их, если Абу Убайда не запретил им. Они сказали: “О командуюший! Мы под командованием нашего Халифа и охотно пожертвуем собой ради него. Мы выколем себе глаза вместо его.”

 

Священник: “Не выкалывайте ни глаза Умара, ни свои. Вместо этого мы изготовим статую командующего на колонне и сделаем с ней тоже что вы сделали со статуей Цезаря.”

 

Мусульмане: “Мы сделали это ненарочно, тогда как вы хотите сделать это намеренно.”

 

Абу Убайда: “Воздержитесь. Если они будут удовлетворены моим изображением, тогда вы уже были согласны (на большее чем это). Не давайте им повода говорить что у нас было соглашение с ними и затем предали их. Эти люди не имеют ни целостности, ни разума.”

 

Он принял их предложение и они изготовили статую Абу Убайды со стеклянными глазами. Они поместили её на колонну. Один из их всадников озлобленно подошел и пронзил её. Священник вернулся чтобы доложить Луке который в свою очередь обратился к людям: “Эти люди получают чего они хотят подобным образом.”

 

 

Письмо Умара бин Хаттаба

Абу Убайда продолжал совершать рейды во все направления от Химса ожидая истечения срока перемирия. Он откладывал с сообщениями Умару который не получал никаких писем или новостей о новых завоеваниях. Умар был недоволен и стал подозревать что он становился небрежным на Джихаде, и поэтому написал ему следующее письмо:

 

“Во имя Аллаха, Всемилостивого и Милосердного.

От: Раба Аллаха, Умара бин Хаттаба, Повелителя Правоверных

К: Хранителю этой Уммы, Абу Убайде Амиру бин Джарраху

Саламун алейка.

Я воздаю хвалу Аллаху помимо которого нет другого божества и посылаю приветствия Его Пророку Мухаммаду. Я приказываю тебе страшиться Аллаха тайно и явно. Я предостерегаю тебя против совершения грехов перед Аллахом который является Высокочтимым и Величайшим. Я предостерегаю и абсолютно запрещаю тебе быть среди тех о которых Аллах сказал:

Скажи: "Если ваши отцы, ваши сыновья, ваши братья, ваши супруги, ваши семьи, приобретенное вами имущество, торговля, застоя в которой вы опасаетесь, и жилища, которые вы облюбовали, милее вам, чем Аллах, Его Посланник и борьба на Его пути, то ждите, пока Аллах не придет со Своим велением. Аллах не наставляет на прямой путь нечестивых людей". (9:24)

Да будут приветствия над Печатью всех Пророков и Лидером всех Посланников. Вся хвала принадлежит Аллаху, Господу миров.”

Получив это послание, Абу Убайда прочитал его мусульманам которые поняли что Умар призывал их выступить и сражаться. Абу Убайда пожалел о заключении перемирия с Кинсарином и каждый мусульманин заплакал услышав содержание письма и сказал: “О командующий, что мешает тебе вести Джихад? Оставь жителей Шайзара и Кинсарина и возьми нас на Алеппо и Антиохию. Может быть Аллах покорит их нашими руками. Перемирие почти закончилось, остался только короткий отрезок времени. Ничто не останется кроме Высочайшего Царя.”

 

(В этой передаче произошла ошибка. Перемирие было заключено с аль-Авасимом, а не с Шайзаром - прим. переводчика). Абу Убайда решил двинуться на Алеппо. Он завязал один флаг для Сахля бин Амра и другой для Мусаба бин Мухариба Яшкури и велел Ияду бин Ганиму повести передовые отряды, с Халидом следующим за ним. Абу Убайда продвинулся вперед пока он не достиг Рашина, который ему сдался. Прибыв в Хаму, он увидел что его население выходит к нему. Их вели священники, а монахи подняли вверх Библию. Он спросил их: “Чего вы хотите?” Они ответили: “Мы хотим сдаться и жить под вашим правлением и защитой потому что вы люди самые любимые для нас.”

 

Он составил соответствующий документ и оставил там своих представителей.

 

Когда он достиг Шайзара, его жители приветствовали его и капитулировали.

 

Абу Убайда: “Слышали ли вы какие-нибудь новости о этом деспоте Ираклии?”

 

Жители Шайзара: “Мы слышали только что правитель Кинсарина написал ему прося о подкреплениях. И теперь он послал Джабалу бин Айхама Гассани и христианских Арабов вместе с правителем Амориума во главе 10000 кавалерии. Они сейчас находятся у Железного Моста, поэтому будь осторожен, о командующий.”

 

Абу Убайда: “Достаточнo нам Аллахa и Он - лучший распорядитель наших дел.”

Он остановился в Шайзаре, иногда думая атаковать Алеппо и иногда Антиохию. Он собрал мусульманских генералов и обратился к ним: “О люди, мне сообщили что правитель Кинсарина нарушил соглашение запросив подкрепления от Ираклия. Ираклий отправил Джабалу бин Айхама с христианскими Арабами и правителем Амориума с 10000 кавалерией. Теперь они стоят у Железного Моста. Что вы об этом скажете?”

 

Генералы: “О командующий, оставь Кинсарин и аль-Авасим и прикажи нам двинуться на Алеппо и Антиохию.”

 

Абу Убайда: “Тогда готовьте ваше снаряжение. Да помилует вас Аллах.”

 

До истечения срока перемирия между мусульманами и Кинсарином, и Абу Убайда с нетерпением ждал этого.

Рабы и дрова для огня

Было обнаружено что рабы Арабов вырубали оливковые, гранатовые и другие фруктовые деревья. Абу Убайда пришел в ярость и спросил их: “Что это за порочность?”

 

Рабы: “О командующий, деревья для растопки далеко, а эти находятся близко.”

 

Абу Убайда: “Я намерен наказать любого кто будет вырубать фруктовые деревья, будь он свободным человеком или рабом.”

 

После этого они ходили за дровами в отдаленных местах.

Саид бин Амир сообщает:

 

У меня был превосходный раб по имени Мухжи участвовавший со мной во всех битвах. Он был храбр и когда он отправлялся на рейд или за дровами, он уходил далеко.

 

Однажды он ушел на поиски дров с другими рабами участвовавшими в битвах. Долгое время у меня не было известий о нем, и тогда я сел на моего коня чтобы отправиться на его поиски. Неожиданно я столкнулся с ним, с истекающим кровью лицом, залившей все его тело. Он едва мог сделать один шаг почти падая прямо на свое лицо. Я спешился, подошел к нему и спросил: “Что случилось с тобой?”

 

Он ответил: “Смерть и разрушение, о мой господин.”

 

Я сказал: “Скажи мне что произошло, сын черной матери?”

 

Однако, он не мог стоять на ногах и упал навзничь.

 

Я побрызгал воду на его лицо. Он успокоился и сказал: “О господин, спаси себя прежде чем они сделают с тобой тоже что и со мной.”

 

Я спросил его: “Кто сделал это с тобой?”

 

Он ответил: “О господин, я ушел с группой рабов чтобы собрать дрова. Мы ушли далеко вглубь страны когда мы столкнулись с кавалерией из 1000 всадников, все из них будучи Арабами с золотыми и серебряными крестами на шеях и копьями в руках. Когда они заметили нас, они бросились на нас и окружили намереваясь убить нас. Я сказал: Атакуйте их! Остальные рабы сказали мне: Горе тебе! Как сражаться с ними когда у нас нет сил против этих воинов и лошадей. У нас нет другого выбора кроме как сдаться, ведь это легче чем сражение. Я сказал: Клянусь Аллахом, никогда! Я никогда не сдамся без боя. Когда они увидели мою решительность, они последовали за мной и мы вступили в бой с кавалеристами. Они убили десятерых из нас. Что касается меня, я был весь покрыт ранами пока я не упал навзничь. Они оставили меня в этом состоянии котором ты меня сейчас видишь.”

Диалог с Джабалой

Саид бин Амир аль-Ансари передает:

 

Клянусь Аллахом! То что случилось с рабами сильно опечалило меня. Я посадил позади себя на коня раба и вернулся по своим следам когда неожиданно позади меня появились кони подобно дующему ветру или воды вырывающейся из сжатой трубы. Они были конными воинами племени Гассан, с длинными копьйми в руках и произносящие: “Мы христианские воины-монахи из Гассана.”

 

Я выкрикнул: “Я из Сподвижников Мухаммада, Избранного.”

 

Некоторые из них бросились на меня чтобы убить меня своими мечами, и я крикнул: “Горе вам! Вы убьете человека из вашего собственного народа?” Они ответили: “Из какого ты народа?”

 

“Из благородного племени Хазрадж”, ответил я.

 

Они воскликнули: “Клянемся Христом! Тебя разыскивает наш король, Джабала бин Айхам”, и убрали свои мечи.

 

Я спросил: “Откуда Джабала знает меня что он теперь ищет меня?”

 

Один из них сказал: “Он ищет любого Йеменца из Ансаров Мухаммада бин Абдиллаха. Поехали с нами по-доброму или мы заставим тебя.”

 

(Аус и Хазрадж по происхождению из Йемена - прим. переводчика).

 

Я поехал с ними пока мы не прибыли к огромной армии с поднятыми знаменами и крестами. Они отвели меня к шатру Джабалы. Он был одет в римскую парчовую одежду и сидел на красновато-золотистом троне. На его голове были нанизанные жемчуга, а вокруг его шеи висел крест украшенный сапфирами.

 

Когда я предстал перед ним, он поднял голову и спросил: “Из какого ты Арабского народа?”

 

Саид: “Я из народа Йемена.”

 

Джабала: “К какому племени ты принадлежишь?”

 

Саид: “Я из потомков Харисы бин Саълабы бин Амра бин Амира бин Харисы бин Саълабы бин Имра-ил Кайса бин Абдиллаха бин Азвара бин Ауфа бин Малика бин Кахлана бин Сабы.”

 

Джабала: “К какой ветви ты принадлежишь?”

 

Саид: “Я из Хазраджа бин Харисы и я из Ансаров Мухаммада бин Абдиллаха, да будут над ним мир и благословения.”

 

Джабала: “Я Джабала бин Айхам который оставил Ислам потому что Умар бин Хаттаб не хотел иметь такого как я в качестве помощника этой религии. Он хотел наказать меня ради низкого раба, в то время как я Йеменский король и вождь Гассана!”

 

Саид: “О Джабала, поистине право Аллаха имеет предпочтение перед твоим правом. Наша религия стоит на истине и справедливости. Когда Умар действует повинуясь Аллаху, он не боится слов тех кто обвиняет и порицает.”

 

Джабала: “Как твое имя?”

 

Саид: “Саид бин Амир аль-Ансари.”

 

Джабала: “Сядь, о Саид.”

 

И я сел.

 

Джабала: “Знаешь ли ты что-нибудь о Хассане бин Сабите?”

 

Саид: “Он поэт Посланника Аллаха который сказал ему: “Ты Хассан и твой язык - меч.” Это было не так давно когда он пригласил меня к себе где он велел своей рабыне продекламировать поэму о тебе. Затем мы выступили на Сирию и это было в последний раз когда я слышал его.”

 

Джабала: “Научишь ли ты меня этой поэме?”

 

Саид: “Конечно.”

 

Затем он подарил мне римское льняное одеяние и сказал: “Я даю тебе это льняное одеяние чтобы ты носил его и не запрещал его себе. Во имя Арабской солидарности, что ты делал в том месте когда тебя поймали?”

 

Саид: “Честность - лучшее средство. Я из воинов Абу Убайды. Мы намереваемся идти на Алеппо и Антиохию.”

 

Джабала: “Знай что Цезарь послал меня и патриция который является правителем Амориума на помощь наместнику Кинсарина. Он обманул вас с этим перемирием. Мы ждем его чтобы встретиться с ним здесь. Возвращайся к Абу Убайде и предостереги его о наших мечах. Ему следует вернуться туда откуда он пришел и не вмешиваться во владения Ираклия, ведь скоро то что вы контролируете из Сирии будет отобрано у вас.”

Халид выходит против Луки

Я сел на моего коня посадив моего слугу позади себя и вернулся назад в лагерь. Мусульмане поспешили ко мне и спросили: “Где ты был, Ибн Амир?”

 

Я пошел к палатке командующего где я сообщил ему о Джабале.

 

Абу Убайда: “Аллах спас тебя благодаря твоему упоминанию Хассана бин Сабита аль-Ансари.”

 

Затем он собрал Сахабов для совещания.

 

Абу Убайда: “О люди, каково ваше мнение относительно этого патриция по отношению к которому мы были честны, а он обманул нас?”

 

Халид: “Тиран будет уничтожен. Если он обманывает, тогда Аллах устроит ему ловушку. Скоро мы устроим ему западню большую чем его собственную. Я возьму 10 Сподвижников Посланника Аллаха и отправлюсь на встречу с ним.”

 

Абу Убайда: “О Абу Сулайман, ты самый подходящий человек для этого и любой другой тяжелой задачи. Возьми любых Сахабов как ты пожелаешь.”

 

Халид: “Где Ияд бин Ганам Ашъари, Амр бин Саид, Мусаб бин Мухариб Яшкури, Абу Джандала бин Саид Махзуми, Сахль бин Амр Амири, Рафи бин Умайра Тай, Мусайиб бин Наджийя, Саид бин Амир Ансари, Амр бин Маадиякриб Зубайди, Асим бин Амр Кайси и Абдурахман бин Аби Бакр?”

 

Они все ответили: “Мы к твоим услугам.”

 

Дирар отсутствовал из-за болезни глаза.

 

Халид выкрикнул: “Вперед”, и он был уже в доспехах Мусайлимы Каззаба которые он забрал у него в битве при Ямаме. Он надел свое оружие, сел на коня и крикнул своему слуге Хаммаму: “Пойдем со мной чтобы увидеть удивительные вещи.”

 

Как только они тронулись, Халид спросил: “О Саид, сказал ли тебе Джабала откуда правитель Кинсарина должен прибыть?”

 

Саид: “Да, Абу Сулайман, он сказал мне.”

 

Халид: “Поведи нас по дороге Джабалы. Когда прибудет патриций, мы обманем его точно также как он обманул нас и уничтожим его и всех тех кто с ним.”

 

Саид двинулся впереди них указывая им дорогу. Они быстро двигались той ночью в направлении христианской армии. Когда они приблизились к их огням и услышали их голоса, Саид повернул в сторону дороги патриция и спрятался там со своими товарищами. На рассвете никто не появился, и Халид возглавил их в утренней молитве на месте их засады. Пока они находились там, они увидели войска Джабалы и правителя Амориума направляющихся в сторону аль-Авасима и Кинсарина.

 

Тогда мусульмане обратились к Халиду: “О Абу Сулайман, разве ты не видишь что эта армия равна количеству колючек и деревьев (т.е. имея ввиду их несметную численность)?”

 

Он ответил: “Их численность не поможет им ничем когда Аллах с нами. Идите и смешайтесь с ними как будто вы часть их войск пока мы не доберемся до правителя Кинсарина и тогда Аллах поступит и выберет как Он пожелает.”

 

И таким образом, они смешались с христианами, однако оставались вместе.

Лука пленен

Рафи бин Умайра передает:

 

Мы пересекли размеченную линию вглубь аль-Авасима и Кинсарина и увидели патриция (Луку) вышедшего чтобы поприветствовать нас (христианскую армию). Он вышел с крестом впереди него и священниками и монахами вышагивающими впереди него, все рядом с друг другом, декламируя Библию и повысив свои голоса со словами Неверия.

 

Он подошел чтобы поприветствовать Джабалу и столкнулся с Сахабами впереди него. Халид стоял напротив него вместе с остальными Сахабами вокруг него. Не зная кто они, Лука сказал: “Пусть Христос дарует вам мир. Пусть Крест дарует вам долгую жизнь!”

 

Халид резко возразил: “Горе тебе, мы не поклоняемся кресту. Мы Сподвижники Посланника Аллаха Мухаммада, любимца Аллаха.” Затем он выхватил свой меч воскликнув: “Нет божества кроме одного Аллаха. Я Халид бин Валид. Я Махзуми Сахаби Посланника Аллаха.”

 

Затем он ударил патриция и вышвырнул его из седла. Сподвижники ринулись вперед обнажив свои мечи против его людей. Поднялась суматоха. Христиане выкрикивали свои слова Неверия, а мусульмане громко объявляли Единство Аллаха. Джабала и патриций Амориума услышали крики мусульман: “Ла илаха иллалах! Аллаху Акбар!” и встревожились. Христиане увидели обнаженные мечи и нацеленные копья и бросились окружать мусульман со всех сторон. Халид оценил ситуацию произошедшую с ним и его воинами. Лука все еще был пленным, и Халид опасался что он может сбежать или снова ввяжется в бой прежде чем он сможет убить его. Поэтому он поднял меч чтобы прикончить его, но увидел его улыбающимся.

 

Халид: “Горе тебе! Что заставляет тебя смеяться?”

 

Лука: “Ты и твои воины уже мертвецы но ты все еще думаешь убить меня. Если ты пощадишь меня, это будет лучше для вас.”

 

Тогда Халид оставил его в живых и крикнул: “О Сподвижники Посланника Аллаха, окружите меня чтобы защитить меня. Будьте терпеливы перед тем что постигло нас. Не смущайтесь вражеской численностью окружающей вас, потому что худшее что они могут сделать с вами - это убить вас. Смерть на пути Аллаха - по сути желание Халида. Клянусь Аллахом! Я подставлял свою жизнь снова и снова надеясь получить благословение шахады. Да помилует вас Аллах. Знайте что наше доказательство ясно и ведет к Аллаху как будто мы уже пришли к Господу и живем в обители чьи обитатели не умирают.”

 

“Там их не коснется усталость, и их не изгонят оттуда.” (15:48)

 

Сахабы окружили его. Абдурахман бин Аби Бакр стоял справа от него, а Рафи бин Умайра слева, его раб, Хаммам находился позади и остальные стояли сформировав круг. Он отдал Луку Хаммаму и сказал ему: “Держи его у себя и не покидай своего места. Получи радостные вести о Помощи от Аллаха, Высокочтимого и Величайшего.”

 

Христианские арабы затем пошли в атаку против мусульман. Джабала, с крестом вокруг шеи, возглавлял их. Крест был сделан из золота и был прикреплен к украшенной драгоценностями цепи. Он был одет в кольчугу поверх вышитой парчовой одежды, а на его голове был золотой шлем с украшенным драгоценными камнями крестом. Он держал в руке длинное копье, острие которого сверкало подобно свече. Правитель Амориума прибыл подобно твердой башне в окружении христиан Мудлижы и они далее взяли мусульман в кольцо. Когда он увидел что Халид пленил Луку, он испугался что Халид может убить и его, и сказал Джабале: “Клянусь Христом! Все эти Арабы дьяволы. Разве ты не видишь что тот Араб имеет только около 10 воинов и полностью окружен нашей армией, но все же они ничуть не обеспокоены. Они пленили нашего человека и он не может спастись. Я опасаюсь что они убьют его, тогда как Ираклий высоко чтит его. Поэтому пойди к нему и скажи ему что ему следует отпустить Луку и отдать его нам в обмен на свои жизни. Однако, как только они передадут его нам, мы нападем на них и убьем их всех до последнего.”

 

Халид и Джабала

Рафи бин Умайра передает:

 

Мы стояли вокруг Халида и были в свою очередь окружены римлянами и христианскими арабами. Их численность нас не беспокоила потому что мы положились на Аллаха. Появился Джабала, и выкрикнул громким голосом: “Кто из вас из числа известных Сподвижников Мухаммада и кто из вас из подчиненных Арабов? Говорите прежде чем мы уничтожим вас.”

 

Халид (выйдя вперед): “Мы Сподвижники Избранного Мухаммада, известные как народ Киблы, Ислама, благородства и щедрости. Что касается твоего вопроса относительно нашего происхождения, тогда мы из разных племен. Аллах обьединил нас на единственной декларации и это: “Нет божества кроме Аллаха и Мухаммад - Посланник Аллаха.” Да возвысит Аллах его статус.”

 

Джабала (злобно): “Ты юноша! Ты командующий этих Арабов?”

 

Халид: “Я не их командующий, а их брат в Исламе и они мои верующие братья.”

 

Джабала: “Кто из вас Сподвижники Мухаммада бин Абдиллаха?”

 

Халид: “Я известен как таран племени Махзум. Я Халид бин Валид, Сподвижник Посланника Аллаха и этот человек справа от меня Абдурахман сын Абу Бакра Сиддика, да будет доволен им Аллах. Слева от меня - благородный человек из племени Тай из Йемена, Рафи бин Умайра, мой зять и соратник. Это потому что я выбрал из каждого племени их самых знаменитых и храбрых героев, так что не думай что убьешь нас и не будь высокомерен из-за вашей численности, ведь в битве мы расцениваем вас всего лишь маленькими птичками прячущимися в своих гнездах. Охотник настигает их и набрасывает на них свою сеть и никто кроме избранного может спастись.”

 

Джабала (становясь все более сердитым): “Скоро ты узнаешь что твои слова против нас всего лишь простой лепет когда острия наших копий вращаются вокруг вас и ты и твои воины будете пищей для зверей этих джунглей которые будут разрывать вас на части утром и вечером.”

 

Халид: “Для нас это всего лишь пустяк, ничего особенного. Но кто ты, о Араб, который поклоняется Кресту?”

 

Джабала: “Я вождь Бану Гассан, король Хамдана, король Гассана и носитель их короны. Я Джабала бин Айхам.”

 

Халид: “Ты тот кто оставил Ислам и избрал заблудший путь над прямым руководством и пошел ошибочной тропой и таким образом стал заблудшим и сбившимся с пути.”

 

Джабала: “Я не такой. Напротив, я тот кто избрал достоинство над позором и унижением.”

 

Халид: “Ты похоже очень хочешь унизить себя, ведь истинное достоинство находится в Будущей Обители, очень далеко от этой проклятой обители.”

 

Джабала: “О брат Бану Махзума, не слишком толкай меня своими словами. Единственная причина почему я не трогаю тебя и твоих людей - это этот пленник которого вы держите. Он близок к Цезарю который чтит его. Я боюсь что если я атакую вас, вы убьете его прежде чем я смогу убить вас. Так что отпустите его и я отпущу вас.”

 

Халид: “Что касается моего пленника, я не отпущу его пока я не прикончу его и меня не волнует что случится со мной после этого. Что же до твоих угроз вашим огромным количеством, то это очень несправедливо. Вас очень много, а нас всего 13.

 

Вы окружили нас вашими конями, остриями копий и длинными мечами. Если вы хотите быть справедливыми, тогда пусть один всадник сразится с другим всадником пока ваш патриций находится здесь. Если вы убьете нас всех, тогда он естественно будет свободен и если Аллах дарует нам победу над вами - ведь поистине победа приходит только от Аллаха - тогда вам будет безразлична смерть патриция, ведь вы будете убиты раньше него.”

 

Джабала склонил свою голову и отправился передать ответ Халида правителю Амориума который пришел в ярость и обнажил свой меч. Халид понял что он собирается напасть, но Джабала остановил правителя и заставил его встать под свой крест.

 

Затем Джабала вернулся к Халиду и сказал: “О брат из Бану Махзум, твое предложение справедливо. Эти римляне - овцы не понимающие справедливость поединка. Я сказал им то что ты сказал и они теперь согласились на дуэль, так что пусть желающий из вас выйдет на поединок.”

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.042 с.)