ТОП 10:

Римляне отказываются капитулировать



 

Мусульмане провели ночь охраняя друг друга до самого утра. Затем Абу Убайда послал следующее послание жителям Баълабакка:

 

“Во имя Аллаха, Всемилостивого и Милосердного.

От: Командующего мусульманских армий в Сирии и представителя Повелителя Правоверных, Абу Убайды бин Джарраха.

К: Сопротивляющимся и упрямым жителям Баълабакка.

Аллах, Который пречист от недостатков, Высочайший и к Которому принадлежит вся хвала, сделал этот Дин победоносным и помог Его верующим друзьям против армий безбожников. Он покорил города и унизил людей нечестия. Мы посылаем это послание чтобы разъяснить нашу позицию вашим знатным и простым людям, потому что мы люди чья религия не разрешает угнетение и безпричинное сражение не разузнав сначала о вашем положении. Так что если вы подчинитесь также как поступили другие города до вас, тогда мы обеспечим вам безопасность и ответственность исламского правления падет на нас. Если же вы настроены на войну с нами, тогда мы будем искать помощи Аллаха против вас и начнем против вас войну.

Поспешите с вашим ответом.

“Мир тому, кто последовал верному руководству! Мы получили откровение о том, что мучениям подвергнется всякий, кто счел истину ложью и отвернулся”. (20:47-48)

Он свернул письмо и вручил его неверующему из числа подчиненных повелев ему доставить его жителям Баълабакка и вернуться с их ответом. Когда гонец добрался до стен города, он выкрикнул: “Я гонец к вам от Арабов.” Они сбросили ему веревку которую он обвязал вокруг пояса. Они подняли его наверх и отвели его к правителю которому гонец вручил послание.

 

Хербиус собрал солдат и генералов, прочел им письмо и сказал: Выскажите ваши мнения относительно этого вопроса.

 

Патриций из числа его советников сказал: “Лично я чувствую что нам не следует воевать с ними. У нас нет сил для войны с ними и как только будет заключен мир, мы будем в безопасности, спокойствии и процветании как жители Араки, Пальмиры, Хавры, Бусры и Дамаска. Если мы будем сражаться с ними, они нанесут нам поражение, убьют наших мужчин, сделают нас рабами и заберут наших женщин. Поэтому мир лучше чем война.”

 

Хербиус: “Да не помилует тебя Христос. Я никогда не видел большего труса или менее стойкого человека чем тебя. Как ты можешь говорить о сдаче нашего города этим презренным Арабам, особенно сейчас когда вы познакомились с их военной тактикой и ведением боя и испытали их в битве? Если бы я атаковал их левый фланг, я бы разгромил их.”

 

Патриций: “Неужели? Я уверен что они и даже их центр были достаточно устрашены тобой.”

 

Двое патрициев стали в итоге спорить и проклинать друг друга, в то время как население тоже разделилось на два лагеря - одни желающие воевать и другие желающие сдаться. Правитель разорвал письмо на куски, швырнул их в гонца и приказал своим людям спустить его вниз за пределы города. Гонец вернулся назад к мусульманскому лагерю где он сообщил Абу Убайде о случившемся и сказал: “О командующий, большинство из них склонно к войне.”

 

Абу Убайда крикнул мусульманам: “Будьте суровы против них и помните что этот город находится в центре покоренных вами территорий. Если он останется непокоренным, он будет помехой для тех кто заключил с вами мир и вы не сможете передвигаться беспрепятственно.”

 

Сподвижники Посланника Аллаха приготовили свое оружие и снаряжение и двинулись к стенам города откуда защитника города взирали на них сверху. Обе стороны начали метать камни и стрелы в друг друга. Правитель города разместился в одной из крепостных башен обрашенной в сторону Намлы. Он перевязал свои раны, взял свое оружие, надел доспехи, а на его голове был крест украшенный драгоценностями. Патриции и другие окружавшие его были одеты в золотые доспехи и были очень хорошо вооружены. Вокруг их шей висели золотые кресты украшенные драгоценностями, а в руках были луки со стрелами.

 

Римляне идут в атаку

Амир бин Вахб Яшкури передает:

 

Я участвовал в сражении при Баълабакке. Когда мусульмане начали штурм городских стен, стрелы римлян налетели подобно саранче. Некоторые Арабы не имели при себе оружия и были ранены этими стрелами. Я видел римлян бросающих друг друга вниз на нас подобно тому как птицы падают вниз на зерно. Я подошел к одному из врагов сброшенному вниз чтобы обезглавить его, но он закричал на греческом: “Алгаус! Алгаус!” Из военного опыта мы поняли что это означало мольбу о пощаде от нас, и я сказал ему: “Горе тебе! Я дарую тебе пощаду, но скажи мне кто сбросил тебя вниз со стены?”

 

Он стал лепетать на греческом, которого я не понимал.

 

Я отвел его к палатке Абу Убайды где я сказал ему: “О командующий, достань кого-нибудь понимающего его христианский язык, потому что я видел их сбрасывающих друг друга вниз со стен города.”

 

Абу Убайда сказал переводчику находящемуся с ним: “Узнай историю этого христианина и почему они сбрасывают друг друга вниз.”

 

Переводчик: “Горе тебе! Мы пощадили тебя, поэтому отвечай нам честно. Почему вы сбрасываете друг друга вниз?”

 

Римлянин: “Мы не сбрасываем вниз наших собственных людей. Мы из деревень и сельские жители которые услышав о вашем прибытии из Кинсарина убежали из всех окрестностей в город для защиты потому что мы знали что здесь в Баълабакке расположена огромная армия. Город был переполнен и дороги были заблокированы. Некоторые из нас пошли к городским стенам. Когда нам было некуда идти, мы взошли на стены города и внутрь башен. Затем когда вы начали штурм, солдаты пришли к нам и стали топтать нас. Когда сражение против них достигло своего накала, они стали сбрасывать нас из башен и со стен.”

 

Абу Убайда был обрадован и сказал: “Я надеюсь что Аллах дарует их нам в качестве трофеев.” Битва усилилась и люди гибли подобно тому как мельница перемалывает муку.

Поднялись вопли и крики пока римляне защищали свои стены и никто из мусульман не мог приблизиться к ним из-за ливня стрел и камней летящих на них сверху.

 

Гияз бин Ади Тай передает:

Во время первого дня атаки на Баълабакк, 12 мусульман пали шахидами, в то время как было убито множество римлян, солдат и мирных жителей. Мы вернулись назад в лагерь не имея желания ни есть ни пить, желая только согреться у костра из-за сильного холода. Так мы и провели ночь разжигая огни и поочередно неся дозорную службу лагеря.

 

После того как мы совершили утреннюю молитву, глашатай объявил слова Абу Убайды: “Это мое твердое решение что никто из вас не должен воевать с этими людьми пока он не пошел к своему багажу и не приготовил себе горячей пищи. Вам следует есть чтобы быть сильными против врагов.”

 

Мы отправились чтобы сделать необходимые приготовления, что привело к откладыванию битвы заставившее римлян подумать что мы не пришли из-за трусости и слабости. В результате Хербиус выкрикнул: “Выйдите и уничтожьте их. Да благословит вас Христос.”

 

Гияз бин Ади Тай передает:

Мусульмане даже не поняли что ворота города распахнулись и римская кавалерия и пехота надвигалась на нас подобно стае саранчи. Некоторые из нас протягивали руки к пище, а другие все еще пекли свой хлеб когда глашатай крикнул: “О кавалерия Аллаха, садитесь на ваших коней и готовьтесь к Джихаду. Атакуйте врагов прежде чем они уничтожат вас.”

Хамдан бин Усайд Хадрами передает:

 

У меня с собой немного хлеба и я взял оливкого масла чтобы смазать им хлеб когда глашатай воскликнул: “К оружию! К оружию!”

 

Клянусь Аллахом! Я быстро схватил кусок хлеба, обмакнул его в масло и сунул его себе в рот. Я быстро встал и прыгнул на неоседланного коня. В моей спешке откликнуться на призыв, я в замешательстве схватил один из колышков палатки и ринулся на римлян. Клянусь Аллахом! Я не осознавaл что я делаю и даже не успел опомниться когда я уже был в гуще римлян рубя их на части моим мечом. Я видел как враги разошлись, пока Абу Убайда громко кричал: “Сегодня этот день, не потом.” Он поднял знамя, к которому ринулись люди. Видя вражескую свирепость в битве и упорство в атаке против мусульман, он возглавил контратаку окружая их со всех сторон. Среди тех кто был с ним, были Амр бин Маадиякриб, Ибн Аби Бакр, Рабиа бин Амир, Малик бин Аштар, Дирар и Зул Кала Химьяри. Хвала Аллаху, они сражались самым отважным образом и доказали свою храбрость.

 

В результате их атаки, римляне стали убегать назад к городским стенам и захлопнули за собой городские врата. Мусульмане вернулись к своему лагерю чтобы разжечь огни и похоронить шахидов. Вожди мусульман пришли к Абу Убайде и сказали: “О командующий, да помилует тебя Аллах. Что ты решил делать?”

 

Абу Убайда: “Нам следует отойти на половину Фарсаха (2.7 км) от города чтобы дать лошадям место пастись и не допустить повторения подобной атаки. Помощь приходит только от Аллаха, Высочайшего.”

 

Далее он вызвал Саида бин Зайда бин Амра бин Нуфайла, завязал для него знамя, отдал под его командование 500 кавалеристов и 300 пехотинцев и приказал ему отправиться к долине и сражаться с врагами у ворот чтобы занять и отвлечь их от нападения на мусульман. Аналогичным образом, Дирар получил под свое командование 500 конных и 100 пеших воинов для штурма Сирийских Ворот. Абу Убайда дал инструкции следующим образом: “О Дирар, продемонстрируй свою отвагу против римлян. Отправляйся и сражайся с ними.”

 

Дирар: “Благородно и с любовью (я повинуюсь).”

 

Оба войска ушло на свои отдельные места назначения.

 

 

Вторая атака римлян

 

Утром римляне открыли ворота и вышли огромной толпой окружая правителя, который сказал: “Остерегайтесь о христиане, потому что приверженцы этой религии до вас были слишком трусливы для сражения с Арабами и были неспособны сразиться с ними в битве!”

 

Христиане: “О господин, мы будем драться охотно и с довольными сердцами, ведь несмотря на то что мы боялись их раньше, наконец получив опыт сражения с ними, теперь мы знаем что они не могут быть более стойкими в битве чем мы, потому что они одеты в грубые, старые одежды или оборванные меха в то время как мы одеты в доспехи и кольчугу и мы отдали свои жизни ради Христа.”

 

Когда Абу Убайда увидел это огромное скопление, он выкрикнул: “О мусульмане, не падайте духом, ведь тогда ваша сила рассеется. Будьте терпеливы, ведь Аллах с терпеливыми.”

 

В дейтствительности же, римляне были напуганы из-за того что произошло в предыдущий день. Затем они пошли в атаку всеми силами.

 

Сахль бин Саббах аль-Абси передал:

 

Я был свидетелем атаки жителей Баълабакка. На второй день они вышли против нас пытаясь добиться того что они попытались в первый день и организовали против нас свирепую атаку. Я был ранен в верхнее правое предплечье и не мог поднять меч или даже двигать мою руку, поэтому я спешился с моего коня и смешался в толпе моих друзей, думая: “Если кто-то нацелится на меня, я не буду способен защитить себя.”

 

Я взобрался на вершину горы и наблюдал за обеими армиями. Римляне жаждали уничтожить мусульман, которые звали на помощь. Абу Убайда делал дуа. Каждое племя и семья старались превзойти остальных в битве.

 

Я находился за камнем на горе наблюдая как мечи ударяют по шлемам и щитам высекая искры. Противоборствующие армии смешались на поле боя и было невозможно различить их. Я сказал себе: “Горе мне! Абу Убайда находится в опасной ситуации в этом месте, в то время как Дирар и Саид бин Зайд находятся в других местах. Возможно они помогут ему избавиться от этого ужасного положения.”

 

И я поспешил срубить несколько деревьев и сложил дрова в кучу. Используя кусок кремня который у меня был, я разжег костер и дрова загорелись - зеленые ветки как и сухие - что привело к возникновению густого дума вздымающегося вверх. По сути это был наш сигнал для сбора ночью в Сирии, т.е. разжечь дымный огонь. Когда дым поднялся вверх, Дирар и Саид и их воины увидели его и крикнули друг другу: “Да момилует Аллах. Давай поспешим к Абу Убайде, ведь этот дым указывает о тяжелом положении. Самым правильным будет собрать наших коней в одном месте.”

 

Они быстро поскакали вперед пока они не увидели мусульман в горячке битвы и самом тяжелом и ужасающем положении. Неожиданно раздался голос: “О носители Корана, вам пришла помощь от Всемилостивого против служителей креста.” Они увидели Саида бин Зайда и Дирара скачущих во главе кавалерии с нацеленными копьями. Два воина атаковали римлян которые до этого момента были уверены в своей победе.

 

Когда появились знамена мусульман, римляне обернулись назад чтобы посмотреть что происходит и обнаружили что мусульмане прискакали с тыла и отрезали их от города. Они завопили: “О гибель! О уничтожение!” думая что прибыли подкрепления мусульман и правитель обманул их.

 

Когда правитель города увидел их уныние, он выкрикнул: “Горе вам! Не возвращайтесь назад в город. Вы отрезаны от него благодаря хитрости Арабов.” Они послушались и образовали кольцо вокруг него, защищая друг друга.

 

Римляне окружены в руинах

Правитель повел их к горе с левой стороны, а Саид и Дирар двигались с правой стороны крепости, атакуя и преследуя их. Римляне подошли к горе и нашли убежище в пустом укрепленном строении. Саид продолжал преследовать их со своей кавалерией из 500 всадников, не слыша возглас Абу Убайды: “О люди, никому не следует откалываться от нас чтобы преследовать их, потому что их бегство может оказаться уловкой против вас, чтобы атаковать вас когда вы разделитесь.” Если бы Саид услышал его, он бы не ушел вперед.

 

Увидев римлян в горе, Саид сказал: “Это люди которых Аллах намеревается уничтожить. Окружайте их со всех сторон и не оставляйте в живых ни одного из них который высунет свою голову пока мусульмане не присоединятся к нам и мы не получим дальнейшие инструкции от командующего.”

 

Повернувшись к одному из пожилых мусульман, он сказал: “Командуй вместо меня, пока я пойду и узнаю что думают Абу Убайда и воины находящиеся с ним.”

 

Затем он взял с собой 20 людей и ушел пока они не встретились с мусульманами.

 

Когда Абу Убайда увидел его, он сказал: “О Саид, где твои воины? Что ты сделал с ними?”

 

Саид: “Радостные вести! Мусульмане в здравии и безопасности. Они осадили врагов Аллаха находящихся в горе.”

 

Далее он рассказал ему весь инцидент.

 

Абу Убайд: “Хвала Аллаху который разгромил их на собственных землях и рассеял их. Однако что это за непослушание вас двоих (Саида и Дирара)? Разве я не велел вам оставаться у ворот задержав врагов там? Что привело тебя обратно ко мне? Мусульмане и я беспокоились о вашем положении, опасаясь что римляне уничтожили вас и поэтому мы не пошли за убегающими врагами.”

 

Саид: “Клянусь Аллахом! Я не нарушал твоих приказов, и я не возражал твоим словам. Я находился там где ты велел мне быть. Мы увидели черный дым поднимающийся к небу, и тогда мы сказали: “Клянемся Аллахом! Должно быть какая-то беда постигла их от римлян или это сигнал от мусульман зовущий нас, и мы бросились к вам.”

 

Абу Убайда велел объявить: “Тот кто разжег костер и и устроил дымовой сигнал на горе, должен предстать перед командующим, Абу Убайдой.”

 

Сахль бин Саббах передает:

 

Когда я услышал объявление, я отозвался и предстал перед Абу Убайдой который спросил меня: “Что сделало тебя таким дерзким чтобы поступить так?”

 

Я пересказал ему весь случай. Он сказал: “Аллах направил тебя к Раю, но остерегайся предпринимать любое действие после этого без разрешения твоего командира.”

Мусульмане в западне

Пока Абу Убайда и Сахль вели разговор, когда Мунхадир бин Джабал закричал: “К оружию! К оружию! О Умма Носителя благих вестей и увещеваний, идите и присоединитесь к вашим братьям которые окружены римлянами и находятся в серьезном положении.”

 

Правитель выступил против мусульман и крикнул христианам: “О служители Христа, уничтожьте это ничтожное количество презренных людей которые окружают вас. Убейте их и войдите в город, ведь если вы убьете их, вы разобьете силу Арабов и они оставят вас в покое.”

 

Мусаб бин Ади передал:

 

Я был среди воинов Саида бин Зайда у Баълабакка. Мы взяли в кольцо правителя и его солдат у горы, когда прежде чем мы поняли что произошло, римляне ринулись на нас со всех направлений. Мы крикнули друг другу и собрались вместе. Клянусь Аллахом! Их кавалерия нахлынула на нас и окружила нас после того как мы окружили их. Наш девиз в тот день был прост: “Терпение! Терпение!”

 

Мы были в плохом положении и нас одолело ужасное беспокойство когда мы вдруг услышали громкий голос покрывший всю гору: Неужели нет мужчины который пожертвует свою жизнь на пути Аллаха пойдя чтобы позвать мусульман к оружию? Поистине они недалеко от нас, но не знают что постигло нас.

 

Услышав этот призыв, я пришпорил пяткой моего коня. Это был великолепный скакун который мог скакать подобно дующему ветру или воде бьющей из узкой и тесной трубы. Конь был подобен большой скале. Клянусь Аллахом! Он помчался подо мной подобно молнии и римляне не могли поймать ничего кроме пыли после того как я прикончил двоих из них. Мой конь поскакал поверх камней и помчался через пересеченную местность пока я не увидел армию мусульман и не закричал: “К оружию! К оружию! О Умма Носителя благих вестей и увещеваний!”

 

Когда Абу Убайда услышал мой крик, он немедленно созвал лучников. Когда 500 воинов несущих Арабские луки отозвались, он поставил их под начало Саида бин Зайда и сказал ему: “Да помилует вас Аллах. Спешите и присоединитесь к вашим людям прежде чем враги уничтожат их.”

 

Затем он позвал Дирара и его воинов и сказал ему: “Иди и присоединись к твоему брату, Саиду бин Зайду.”

 

Мусульмане вылетели подобно стае саранчи и устремились вверх на гору. Там они увидели римлян окружающих Сподвижников Посланника Аллаха.

 

Абу Зайд бин Варака бин Амир сообщил:

 

Я был среди людей Саида бин Зайда которые сражались у горы. Римляне окружили нас, но мы были терпеливы как подобает благородным людям. 70 человек из нас были настолько серьезно ранены что они были близки к смерти. Мы были изнурены битвой и ранениями когда неожиданно мы услышали крики: “Ла илаха иллалах!” и “Аллаху Акбар!” Когда римляне увидели знамена мусульман, они пустились бежать назад к строению. Мы догнали убегающих, убивая их и нанося им раны. Враги укрылись в руинах которые мы взяли в кольцо. Абу Убайде сообщили о потерях среди мусульман и христиан и что враги осаждены не имеющих никаких запасов пищи и воды. Он сказал: “Хвала Аллаху! О люди вернитесь к вашим вещам и установите ваши палатки вокруг города, поистине Аллах исполняет Свое обещание о помощи.”

 

Мусульмане переместились к своему первоначальному месту дислокации за пределами города. Были разосланы разведчики, овцы и верблюды были отпущены на пастбища и рабы были отправлены для сбора дров. Были разожжены огни, страх миновал и они все почувствовали облегчение.

 

В лагере противника с другой стороны, жители Баълабакка бродили по городским стенам вопя и причитая на греческом. Абу Убайда спросил одного из переводчиков: “Что они говорят?”

 

“О командующий,” ответил переводчик, “Oни говорят: “Горе нам! Как велика наша беда. Разрушение наших домов! Гибель наших мужчин! Арабы завоевали наши земли.”

Римляне ищут выход

Тем вечером Абу Убайда послал гонца к Саиду бин Зайду со следующим посланием: “О Ибн Зайд, да помилует тебя Аллах. Будь очень осторожен вместе с мусульманами с тобой. Прилагай особые усилия чтобы ни один римлянин не ускользнул от тебя. Не давай им ни малейшего пространства, потому что если один из них сможет убежать, тогда самый последний из них убежит подобно первому. Тогда ты будешь подобен человеку который что-то держал в своей руке и затем сам и уничтожил это.”

 

Когда Саид получил послание, он велел своим воинам осадить их со всех сторон и разрешил только 100 людям собирать дрова. Они повиновались, разожгли костры и провели ночь вышагивая вокруг осажденного строения декламируя: “Ла илаха иллалах” и “Аллаху Акбар!”

 

Видя это, римский правитель сказал своим людям: “Горе вам! Мы потеряли надежду на какой-нибудь план и наш рассудок повредился. У нас нет надежды ни на подкрепления, ни союзников. Даже если мы приложим великие усилия, Арабы без труда будут держать нас заключенными в этом здании. Фактически мы загнали себя в эту тюрьму где нет ни пищи ни воды. Если это продолжится на второй или третий день, тогда сильные из нас станут слабыми и слабые среди нас умрут. Мы будем вынуждены сдаться и тогда они убьют нас всех. Любые наши ухищрения будут напрасны.”

 

Патриции: “О господин, как нам следует поступить?”

 

Правитель: “Мы обманем их. Мы попросим их о мирном соглашении для нас и жителей города - как они уже ранее просили, затем я дам им гарантии что я покорю город для них и буду под их подчинением. Как только мы окажемся внутри города, мы нападем на них с стен города сверху. Мы можем отправить послание правителям Айн аль-Джауза и Джусийи. Будем надеяться что они пошлют нам подкрепления и будут сражаться с Арабами за пределами города, пока мы будем атаковать их с городских стен. Христос будет достаточен нам в этот раз.”

 

Один из генералов: “О господин, знай что правитель Джусийи никогда не придет нам на помощь, потому что он слишком занят собой и может быть осажден подобно нам. По сути, прямо перед вторжением Арабов нам сообщили что они капитулировали не имея сил воевать с Арабами. Что касается людей Айн аль-Джауза, они рассеялись по самым отдаленным концам Сирии, занятые своей торговлей и вероятнее всего, подчинились Арабскому правлению. Теперь прими во внимание что лучше всего для тебя и твоих сограждан.”

Правитель был вынужден признать и согласиться со всеми этими доводами. Утром он взобрался наверх на стену строения и крикнул: “О Арабы, есть ли среди вас понимающий греческий? Я правитель Хербиус.” Переводчик который услышал его пошел к Саиду бин Зайду и сказал: “О господин, тот христианин их правитель, похоже что он хочет поговорить с тобой.”

 

Саид: “Скажи ему послать кого хочет. Скажи ему что его гонец будет в безопасности пока он не вернется к нему.”

Римский посланец

Когда переводчик сообщил ему об этом, Хербиус повернулся к одному из своих высокопоставленных офицеров и сказал: “Ты видишь наше положение и как Арабы отрезали нам пути бегства. Христос позволил разрушить Сирию. Арабы одолели нас и мы в тяжелейшем положении. Если мы не будем добиваться их гарантий безопасности, они уничтожат нас и наших всадников и тогда они будут править над нашими женщинами и детьми и разделят наше имущество и детей между собой. У нас нет надежд на внешнюю помощь, потому что каждый город слишком занят самообороной. Теперь ступай вниз и получи их гарантию безопасности. Это даст мне возможность обмануть их как только мы вернемся в город. Я возможно смогу соблазнить их лидера некоторым богатством чтобы он оставил нас и ушел в другое место, тогда мы увидим что сложится дальше между ним и Ираклием.”

 

 

Добравшись до Саида, посланник хотел пасть перед ним ниц, но ему не дали это делать. Мусульмане бросились к нему и физически остановили его. Озадаченный, он спросил: “Почему вы мешаете мне оказать ему честь?”

 

Переводчик перевел его вопрос Саиду который ответил: “Он и я оба рабы Высочайшего Аллаха. Этот вид чести и земного поклона принадлежит единолично Аллаху, Вечному, Которому поклоняются, Царю.”

 

Посланник: “Так это таким образом вы смогли одержать победу над нами и другими народами.”

 

Саид: “Почему ты пришел сюда?”

 

Посланник: “Я пришел чтобы получить гарантию безопасности для нашего правителя и гарантию что вы не нарушите свое слово данное нам.”

 

Саид: “Не подобает лидерам и генералам армий нарушать свои гарантии безопасности. Мы, хвала Аллаху, не нарушаем наше слово. Я дам амнистию вашему правителю и всем тем кто находится с ним кто сложит оружие, сдастся и попросит пощады.”

 

Посланник: “Мы хотим эту гарантию от ваших вышестоящих и нижестоящих.”

 

Саид: “Даровано.”

 

Посланник вернулся назад чтобы сообщить правителю и затем сказал: “Идите, но остерегайтесь совершить обман, ведь обманывающий всегда гибнет. Эти Арабы не предают свои обязательства и данное слово.”

Римляне выходят

Мне (Аль-Вакиди) сообщили что Хербиус снял с себя все что он носил, включая парчу и сложил свое оружие. Он был одет в щерстяную одежду и появился с обнаженной головой, босыми ногами и униженным. Его воины сопровождали его. Они пришли к Саиду который упал в земной поклон перед Аллахом говоря: “Хвала Аллаху Который устранил тиранов от нас и сделал нас господами над их принцами и королями.” Затем он повернулся к Хербиусу и сказал: Подойди ближе. Когда он подошел чтобы сесть рядом с ним, Саид спросил его: “Ты всегда носишь это или что-то другое?”

 

Правитель: “Клянусь Христом и Причастием, никогда! Я никогда ранее не носил шерсть, только шелк и парчу. Я ношу это сейчас потому что я не пришел воевать с тобой. Дашь ли ты амнистию мне и моим людям?”

 

Саид: “Что касается этих людей здесь, они получат безопасность если они примут Ислам и тогда они будут наслаждаться всеми теми правами как и мы. Если они желают остаться на своей прежней религии, они должны пообещать никогда не брать оружие против нас. Что касается города, Абу Убайда, мой командир, атакует его сейчас и я ожидаю что Аллах уже даровал ему победу над ним. Я хочу отвести тебя к нему чтобы он мог выслушать тебя и заключить мир с твоими людьми. Пойдем со мной под моей защитой. Если мирное соглашение не будет достигнуто, я приведу тебя и тех из твоих людей которые захотят назад к этому месту и тогда Аллах рассудит нами. Поистине Он - самый лучший из судей.”

 

Правитель: “Я сделаю это.”

 

Затем Саид позвал Саида бин Зайда бин Аби Ваккаса бин Ауфа Адави и сказал ему: “О ибн Аби Ваккас, передай радостные вести которые ты слышал Абу Убайде и поспеши назад с ответом.”

 

Саид Адави сел на своего великолепного боевого коня и поскакал к Абу Убайде. Доехав, он остановился перед ним, спешился, поздоровался и сказал: “Да сохранит Аллах командующего в здравии. Я привез хорошую новость что правитель Хербиус попросил Саида бин Зайда о амнистии который хочет привезти его к тебе для получения гарантий мира и безопасности для него и города.” Абу Убайда упал в земной поклон из благодарности к Аллаху. Подняв голову, он крикнул: “О люди, выступайте для штурма города немедленно. Обнажите все ваше вооружение и кричите “Аллаху Акбар”, чтобы вселить в них страх.” Мусульмане поступили соответственно и стали сотрясать город криками “Аллаху Акбар!” и напугали жителей Баълабакка. Противоборствующие стороны бросили друг другу вызов. Мусульмане взяли город в кольцо.

 

Миркал бин Утба пошел чтобы сообщить им о капитуляции правителя и сказал: “Сдайтесь и спасите ваши жизни, детей и богатство. Если вы откажетесь, тогда Благословенный и Высочайший Аллах обещал нам через Своего Пророка Мухаммада что Он покорит ваши земли, города и все остальное. Поистине Аллах исполняет это теперь.” Жители Баълабакка были напуганы до потери рассудка, и их сердца затрепещали от страха. Бросая пыль на свои лица, они стали вопить: “Правитель уничтожил нас и себя. Если бы мы сдались до этой осады, это было бы лучше для нас.”

 

Мусульмане усилили атаку.

Абу Убайда и наместник

 

Когда Абу Убайда узнал что жернова войны пылали у города, он послал следующее послание Саиду: “Быстро приведи к нам правителя. Ему гарантировали безопасность которую ты дал ему, потому что мы не отрекаемся от наших обещаний.”

 

Когда гонец прибыл к строению, Саид назначил вместо себя заместителя и взял правителя к Абу Убайде. Хербиус встал перед Абу Убайдой, увидел его одежду и одежды тех кто был с ним и интенсивность штурма города и стал трясти головой и кусать пальцы от досады.

 

Абу Убайда сказал переводчику: “Почему он трясет головой и кусает свои пальцы как будто он горюет о чем-то потерянном?” Когда переводчик спросил его, Хербиус ответил: “Клянусь Христом и тем что oн помазал! Клянусь Церковью! Клянусь Алтарем! Я думал что вас было больше числом чем камней и лучше вооружением. Во время битвы и накала сражения нам показалось что вас было так много как камней и песочных песчинок. Мы видели серых скакунов оседланных воинами одетых в зеленые одеяния и несущих желтые знамена. Теперь когда я пришел сюда я не вижу никаких признаков их присутствия. Я вижу что в действительности вас очень мало. Что же случилось с вашей огромной армией? Вы отослали её к Айн аль-Джаузу, Джусийи или какое-то другое место?”

 

Услышав это, Абу Убайда сказал переводчику: “Скажи ему: “Горе вам! Мы - Мусульмане чью численность Аллах увеличивает в глазах врагов и укрепляет ангелами также как Он сделал при Бадре. Этим образом, Аллах покорил ваши земли и крепости и унизил ваших королей.”

 

Это было переведено правителю, на что он ответил: “Вы разгромили Сирию когда короли Персии, Турки и народ Джарамики не смогли этого добиться. Мы не могли даже представить что подобное когда-либо может случиться. Что касается нашего укрепленного города, его беспокоит никакая осада, потому что во всей Сирии нет подобного города. Соломон, сын Давида, построил его для себя и сделал его своей столицей и сокровищницей. Если бы мы не вышли из города против вас, мы бы никогда не сдались и не были бы ничуть напуганы вашим штурмом даже если бы вы осаждали нас 100 лет. Теперь когда все это потеряно, не предложите ли вы нам справедливые условия сдачи, ведь в этом есть польза для вас и для нас. Если мы откроем ворота для вас, тогда клянусь Христом и Правдивой Библией, вы не найдете никакой другой город во всей Сирии трудным для покорения.”

 

Когда это было переведено Абу Убайде, он сказал ему: “Скажи: “Хвала Высочайшему Аллаху Который сделал нас господами ваших стран и поселений. Теперь вы должны будете платить Джизью. Вы ввели себя в заблуждение ошибочным чувством безопасности пока Аллах не показал вам позор и унижение после чести и власти. Мы несомненно будем править вашим городом, убьем ваших мужчин и арестуем ваших богатырей. Тот кто будет воевать с нами, не включен в соглашение. Нет возможности избежать зло и мощи совершить благое кроме как с помощью Аллаха, Высочайшего и Всемогущего.”

 

После того как это было передано Хербиусу, он сказал: “Я был уверен что Христос был рассержен когда он послал вас к нашему городу и дал вам власть. Я приложил все усилия воюя с вами и хитрил против вас, но мои усилия и уловки не принесли пользы, потому что вы - покоряющая нация. Я сдался и отдал себя вам только после огромных стараний с моей стороны. Я не прошу пожалеть меня и я не прошу вернуть мне мою власть над этой территорией, я лишь желаю того что лучше для этой страны, потому что Бог не любит хаос. Дадите ли вы пожалуйста безопасность городу, всему что находится в нем и тем людям со мной?”

 

Абу Убайда: “Что вы предлагаете взамен?”

 

Правитель: “Скажите что вы хотите.”

 

Абу Убайда: “Даже если Аллах даровал нам этот город мирным путем полный золота и серебра, он бы не стоил крови даже одного мусульманина для меня. Однако, Аллах дарует шахидам больше чем это в Будущей Жизни.”

 

Правитель: “Я предлагаю 1000 Укий (122.5 кг) белого серебра и 1000 парчовых одеяний.”

Соглашение

Абу Убайда улыбнулся и пошел к мусульманам говоря: “Вы слышали что говорит этот патриций?”

 

Мусульмане: “Да.”

 

Абу Убайда: “Каково ваше мнение о условиях которые он предложил?”

 

Мусульмане: “Мы принимаем их, но увеличь его штраф.”

 

Абу Убайда вернулся к нему и сказал: “Я дарую вам мир при условии выплаты 2000 Укий (244,9 кг) красного золота, 2000 Укий белого серебра, 2000 парчовых одеяний, 5000 мечей из вашего города и все оружие тех людей осажденных в том здании. Вы также должны будете платить ежегодный земельный налог начиная со следующего года также как ежегодную Джизью. Вы никогда не поднимете оружие против нас. Вы не будете иметь никаких отношений с иностранными государствами. Вы не будете устраивать никаких новых мятежей и бунтов. Вы не будете возводить новые церкви. Вы всегда будете действовать доброжелательно по отношению к мусульманам.”

 

Правитель: “Я принимаю все это, но я хотел поставить мое условие к тебе и твоим людям.”

 

Абу Убайда: “Каково же твое условие?”

 

Правитель: “Никто из твоих людей не может войти в город. Ваш представитель должен находится за пределами города для получения Джизьи и земельного налога. Вы позволить мне войти в город чтобы утихомирить людей и выполнить их нужды. Мы также устроим рынок за пределами нашего города для выгоды вашего представителя. Этот рынок будет содержать всевозможные виды товары которые могут быть найдены в нашем городе. Твои люди не могут войти в город потому что мы боимся что они будут грубыми по отношению к нашим старейшинам испортив таким образом наши отношения, что в свою очередь может привести к предательству и нарушению договора.”

 

Абу Убайда: “Очень хорошо, и после соглашения мы будем тоже воевать против ваших врагов потому мы будем ответственны за вас. Представитель которого мы оставим будет посредником и послом между нами.”

 

Правитель: “Но он должен оставаться за пределами города где он может делать все что пожелает.”

 

Абу Убайда: “Хорошо потому что у нас нет нужды входить в ваш город.”

 

Правитель: “Тогда на этих условиях достигнуто соглашение.”

 

Правитель и Абу Убайда направились к городу. Когда они достигли городских ворот, правитель обнажил свою голову и заговорил с ними на греческом. Они узнали его и спросили: “Где твои воины?”

 

Он рассказал им что произошло ранее с его людьми и сказал им о соглашении. Они зарыдали и сказали: “Потеряны жизни и разрушено богатство.”

 

Правитель выкрикнул: “О люди, клянусь Христом! Я не заключил мир на самом деле. У меня другие намерения.”

 

Они возразили: “Ты иди и заключай мир для самого себя. Что касается нас, мы не оставим ни одного Араба жить и править над нами. Никто не войдет на наши земли или в наш город который самый укрепленный город в всей Сирии.”

 

 

Тем временем Абу Убайда сообщил мусульманам о соглашении и велел им прекратить все атаки на город. Переводчик услышал что сказали жители Баълабакка и пошел чтобы сообщить об этом Абу Убайде. Правитель повернулся к Абу Убайде и тот сказал ему: “Теперь делай что ты намерен делать. Говори или мы снова вернемся к битве как было ранее.”

 

Правитель: “Клянусь Истинной Библией и Иисусом Христом! Если они не сдадутся, тогда я войду в город с большими силами и приставлю меч к их шеям. Я убью их мужчин, брошу в тюрьму их женщин и заберу их богатство. Я могу сделать это потому что я знаю все слабые места и секретные тропы в городе.”

 

Абу Убайда: “Произойдет то что пожелает Аллах.”







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.056 с.)