ТОП 10:

Жители Дамаска идут к Томасу



Дамаскцы собрались вместе с городским начальством и старейшинами и сказали: “Что нам следует делать?” Одни сказали: “Будет лучше если мы предложим для перемирия любое количество богатств мусульманам которое они хотят.” Другие поддержали это и сказали: “Да, при Ажнадайне они смогли противостоять армиям которые включали в себя патрициев и императорскую семью. Несмотря на что римская армия была больше, они размололи её как зерно. У нас нет здесь ни большего количества воинов, ни военных навыков, так как мы можем сопротивляться им?” Однако остальные придерживались мнения что зятя Ираклия, Томаса, необходимо спросить о его мнении. Чтобы он не решил, капитуляцию или сражение, они согласятся. Они пошли и нашли вооруженных солдат у ворот Томаса, которые спросили их: “Кто вы?”

 

Дамаскцы: “Мы желаем увидеть зятя Цезаря.”

 

Солдаты: “Мы попросим для вас разрешения войти.”

 

Разрешение было дано. Они вошли и поцеловали землю перед Томасом и продолжали стоять пока он не позволил им сесть. Они были явно испуганы и подавлены.

 

Томас: “Вы пришли в такую темную ночь. Почему?”

 

Жители Дамаска: “О господин, обрати должное внимание на то бедствие которое обрушилось на нас в эти дни и пожалуйста найди лекарство против него. Мы доверяем тебе и полагаемся на тебя. Либо мы согласимся на любые требования Арабов, либо ты напишешь Цезарю с просьбой о подкреплениях, либо тебе лично следует защитить нас. Если это все провалится, тогда нет способа избежать наше уничтожение.”

 

Томас (смеясь): “Позор вам. Вы те кто с самого начала вдохновили Дамаск на неповиновение. Я клянусь головой Цезаря что я даже не считаю мусульман достойными для боя. Они не могут противостоять граду стрел. Если они приблизятся ко мне, тогда я заставлю их (мертвых) предков встретить их и сполна отомщу за моих людей. Будьте спокойны в вашем городе, ведь даже если ворота будут открыты для них, у них не хватит духу войти.”

 

Дамаскцы: “О господин, мусульмане очень свирепы и сильны, и они представляют из себя больше чем ты описал. Их самый маленький и старый воин способен противостоять 100 воинам. Их командующий настолько свиреп и неистов, что ему невозможно противостоять. Если ты хочешь сохранить нас и наше богатство в безопасности, тогда либо заключи мирное соглашение, либо выйди с нами для сражения с ними.”

 

Томас: “О мои люди, во-первых, вас больше чем их; во-вторых, ваш город хорошо укреплен и крепость закрыта; в-третьих, кроме этого города у вас есть другие города; и в-четвертых, у вас достаточно оружия, доспехов и амуниции. С другой стороны, эти люди нагие и босые. Откуда у них столько вооружения?”

 

Дамаскцы: “О господин, у них наше снаряжение и многочисленное оружие которое они захватили в Палестине и Бусре и которое они забрали у нас в Байтул Лухья когда мы сражались с ними вместе с Калиусом и Уриэлем. Затем они обчистили Паулуса и его брата при Шахуре. Это кроме того что они получили при Ажнадайне. Да, они забрали много богатств и снаряжения у нас, но их не беспокоит их использование. Это потому что их Пророк сказал что тот кто убит из них попадает навечно в Рай, а каждый убитый немусульманин будет брошен в Ад, поэтому они бесстрашно нападают, с голой грудью и босыми ногами чтобы получить Рай согласно тому что он (т.е. Пророк) сказал.”

 

Томас (смеясь): “Ваше простодушие делает их еще более дерзкими. Эти идей осели в ваших головах, и теперь эти подчиненные рабские люди нацелились на вас. Если вы будете самоотверженно сражаться с ними, тогда ты устроите их массовую бойню.”

 

Дамаскцы: “О господин, устрани это бедствие любым способом ты предпочтешь, но помни что если ты не поможешь нам, тогда мы откроем им ворота для заключения мира.”

 

Томас поразмышлял некоторое время и пришел к выводу что они могут действительно сделать это, и сказал: “Не беспокойтесь. Завтра мы вместе выйдем на бой с ними. Мы выберем их вождей, убьем их, уничтожим и изгоним врагов. Однаков, в такой тяжелой битве вы должны будете сражаться и быть моей правой рукой. Если вы готовы пожертвовать вашими жизнями, тогда вы преуспеете.”

 

Дамаскцы: “Мы будем с тобой, фактически мы будем впереди тебя. Мы будем продолжать бой до тех пор пока один из нас будет жив.”

 

Томас: “Очень хорошо. Арабов постигнет полное уничтожение.”

 

Они поблагодарили его и ушли, охраняя крепость в течение всей ночи. Они разожгли огни в башнях и у ворот, ожидая приказаний Томаса.

 

С другой стороны, Сахабы обратились к Аллаху, произнося: “Аллаху Акбар!” и “Ла илаха иллалах!” и посылая приветствия Посланнику Аллаха. Халид оставил женщин и детей с трофеями у Монастыря, в то время как Рафи бин Умайра стоял в дозоре всю ночь с передовым отрядом у Восточных Ворот.

 

На рассвете, каждый генерал возглавил своих воинов в утренней молитве и после молитвы, Абу Убайда отдал приказ о штурме. “Не падайте духом в битве!” советовал Абу Убайда своим воинам, “Тот кто приложит усилия сегодня, будет избавлен от лишений и тревог завтра. Будьте осмотрительны в вашей стрельбе из лука, потому что стрелы промахиваются и попадают. Не сидите верхом на лошадях, ведь враги Аллаха находятся на высоком месте, и вы будете легкими мишенями. Продолжайте помогать друг другу и оставайтесь стойкими против врагов.”

 

Далее они пошли в атаку пешком, прикрываясь щитами, а тем временем Язид бин Аби Суфьян атаковал Малые Ворота, Кайс бин Хубайра - Ворота Кейсана, Рафи бин Умайра - Восточные Ворота, Шурахбиль - Ворота Томаса и наконец Амр бин аль-Ас Сахми осадил Ворота Фарадиса.

Рифаа бин Кайс передает:

 

Я спросил моего отца, Кайса, который участвовал в покорении Дамаска: “Мусульмане атаковали пешими или верхом в тот день когда вы завоевали Дамаск?”

 

Он ответил: Кроме 2000 конных воинов Дирара которые патрулировали границы города чтобы предотвратить внезапное вражеское нападение, все мусульмане были пешими. Когда он достигал вражеских ворот, он говорил: “Будьте терпеливы, будьте терпеливы против врагов Аллаха. Завтра в Судный День вы будете воскрешены под сенью милости Аллаха. Если они выйдут из городских ворот, тогда Аллах вполне способен наказать их сверху или снизу. Инша Аллах, вы покорите город.”

 

Рифаа продолжает: Две противоборствующие стороны ввязались в бой, лучники стали стрелять и римляне тоже выстрелили град стрел и камней из катапульт, но мусульмане оставались стойкими. Затем из ворот носящих его имя, появился Томас. Он был известен в Дамаске как выдающийся праведник, аскет, воин и мудрец. Не было человека больше поклоняющегося Богу или аскета в христианских городах, и они не считали никого более праведным чем он. Теперь он выехал во всем великолепии, неся огромный крест который он установил вверху. Все патриции и знатные христиане окружали его. Кто-то нес Библию, которая тоже была положена рядом с крестом. Христиане стали кричать, и из их криков можно было уловить некоторые слова.

 

Томас положил свою руку на страницу Библии и сказал: “О Бог, помоги тому кто стоит на истине. Даруй нам победу и не отдавай нас в руки врага. Уничтожь преступников, Ты хорошо знаешь их. О Бог, мы ищем Твоей помощи во имя Креста и через заступничество Того кто был распят, показал божественные знамения и чудеса, искал Твоей близости, всегда находится с Тобой, пришел в этот мир и затем вернулся и принес нам Евангелие от Тебя. Даруй победу идущим прямым путем.”

 

Все христиане сказали: “Амин.”

Рифаа говорит: Шурахбиль бин Хасана передал мне это. В то время он и Романус, правитель Бусры, находились у Ворот Томаса. Романус послушал его и перевел на арабский. Эти слова неверия и обвинения против Исы бин Марьяма разозлили Шурахбиля и мусульман, и они попросили защиты у Аллаха от подобных лживых слов и двинулись в атаку. Шурахбиль закричал: “О проклятый, ты солгал! Иса подобен Адаму согласно Аллаху. Он создал его из земли, сохранил его живым и затем забрал его.”

 

Затем он бросился в атаку.

Атака на Дамаск

Мусульмане сражались более ожесточенно чем когда-либо раньше и проклятый Томас тоже бился со своими солдатами выпустив град из стрел и камней. Многие мусульмане получили в результате ранения, включая Абана бин Саида бин аль-Аса которого ранили отравленной стрелой. Он вырвал стрелу и завязал рану тюрбаном, но яд уже проник в его организм и он упал лицом вниз. Его товарищи подняли его и отнесли к армии. Они хотели убрать тюрбан чтобы лечить его рану, но он запретил им сказав: “Если вы снимете его, тогда моя жизнь немедленно оборвется. Клянусь Аллахом! Я получил то о чем я просил Аллаха и надеялся.” Они не послушали его и развязали тюрбан. Они еще не успели закончить, когда он взглянул на небо, поднял свой палец и сказал: “Я свидетельствую что нет божества кроме Аллаха и Мухаммад Посланник Аллаха. Это то что обещал Милосердный и Посланники изрекли истину” и его душа немедленно покинула его тело. Да помилует его Аллах.

 

Он только женился на своей кузине, Умм Абан бинт Утба бин Рабиа, в Ажнадайне. Её руки и голова все еще были покрыты миртой и благовониями свадебной ночи. Она была из очень смелой семьи и сражалась сама в качестве пешего воина. Когда она услышала о шахаде своего мужа, она пришла спотыкаясь обеспокоенная и смущенная и встала у его тела. Она осталась терпеливой надеясь на награду от Аллаха и не сказала ничего кроме: “Будь благословен в том что ты получил. Ты ушел к милости Господа всех миров и большеглазых девственниц Рая. Ты ушел к тому Господу всех миров который соединил и затем разделил нас. Клянусь Аллахом! Потому что я тоскую по тебе, я буду вести Джихад до тех пор пока я не буду воссоединена с тобой. Это потому что я не смогла толком насмотреться на тебя и найти в тебе утешение и ты тоже. Аллах предрешил что мое желание не должно было исполниться. Я запретила себе что любой мужчина после тебя может коснуться меня и я посвящаю себя борьбе на пути Аллаха. Я надеюсь что мы скоро встретимся.”

 

Рассказывают что никто из женщин не была более терпеливой чем она. Были сделаны похоронные приготовления и Халид возглавил заупокойную молитву, после чего он был похоронен. Его могилу посещают до сегодняшнего дня. Умм Абан не стала ждать у могилы, а вместо этого вооружилась его оружием и присоединилась к армии не сообщая Халида. Она спросила мужчин: “У каких ворот пал шахидом мой муж?”

 

Они ответили: “У Ворот Томаса которые названы так в честь зятя Ираклия. По сути, Томас убил твоего мужа.”

 

Тогда она отправилась к войскам Шурахбиля и храбро сражалась. Она была очень хорошим стрелком из лука.

Шурахбиль передает:

 

Я был тот день у Ворот Томаса и увидел перед Томасом человека который нес крест и делал жесты его армии. Он кричал: “О Бог, помоги Кресту и помоги тому кто ищет защиты у Креста. О Бог, яви его победу и увеличь его престиж.”

 

Я все еще смотрел на него, когда Умм Абан выстрелила в него стрелу которая попала в цель. Он уронил крест с его сияющими драгоценностями. Каждый мусульманин поспешил подобрать его и нас осыпали градом камней. Но несмотря на это, мусульмане все равно бросились вперед, спотыкаясь друг о друга пытаясь первыми добраться до него. Когда враг Аллаха, Томас, увидел мусульман ринувшихся толпой на крест, он почувствовал унижение и почуял свое уничтожение. Он подумал что Ираклий обязательно узнает что он позволил Арабам захватить крест, и тогда он затянул свой пояс потуже, взял свой меч и щит и сказал своим людям: “Кто хочет пойти со мной, пусть идет, а кто хочет остаться, может остаться. Я отправляюсь на бой с ними и изгоню их, обретя таким образом покой в сердце.”

 

Затем он приказал своим людям открыть ворота и ринулся вперед. Когда его воины увидели это и осознали его храбрость, они все последовали за ним и высыпали подобно стаи саранчи. Мусульмане окружали крест, но когда они увидели атакующих римлян, они передали его Шурахбилю и разделились чтобы встретить врага в одиночных боях. Их осыпали камнями и стрелами с городских ворот и со всех сторон, и тогда Шурахбиль выкрикнул: “О мусульмане, отойдите назад чтобы защитить себя от стрел врагов Аллаха.”

 

Они отступили назад пока они не были в безопасной от стрел зоне. Томас ринулся за ними нанося удары направо и налево, ревя подобно верблюду со своими воинами вокруг него. Шурахбиль выкрикнул: “О люди, отдайте ваши жизни ради получения Рая. Угодите вашему Создателю посредством ваших дел, ведь Он недоволен бегством. Не убегайте, а нападайте на них и идите к ним навстречу. Да благословит вас Аллах.”

 

Мусульмане пошли в яростную атаку, во время которой противоборствующие стороны смешались, рубя мечами и стреляя стрелами. Когда Дамаскцы услышали что Томас выступил из своих ворот и что Великий Крест упал из рук несущего его человека, они были в полном ужасе. Томас стал искать крест, пока он не нашел его у Шурахбиля. Он не мог себя контролировать и пошел в атаку крича: “Верни Крест! О лишенный матери, тебя постигло великое несчастье.”

 

Шурахбиль отшвырнул крест и приготовился к схватке с Томасом. Когда он увидел крест валяющимся на земле, он и его спутники в ужасе завопили. Когда вдова Абана увидела врага Аллаха, Томаса, атакующего Шурахбиля, она спросила: “Кто это?”

 

Кто-то сказал: “Он зять Цезаря, убийца твоего мужа.”

 

Когда она услышала это, она яростно атаковала пока она не пробилась достаточно близко к Томасу чтобы выстрелить в него стрелой. Римляне стали угрожать ей, но она не обращала на них внимания пока она не взяла его на мушку говоря: “Во имя Аллаха и через благословения Посланника Аллаха!”

 

Томас был уже близок к Шурахбилю, когда её стрела вонзилась ему прямо в правый глаз и застряла там. Он визжа пустился бежать, пока вдова Абана пыталась всадить в него еще одну стрелу. Римляне попытались остановить её и бросились к ней, и тогда группа мусульман ринулись на её защиту. Когда она была в безопасности, она опять стала стрелять из лука, поразив одного христианина стрелой в грудь который рухнул на землю.

 

Первым побежавшим в тот день был Томас, который вопил всю дорогу к городским воротам из-за сильной боли вызванной стрелой. Шурахбиль крикнул: “Сгинь! Поймайте римского пса. Атакуйте римских собак чтобы поймать врага Аллаха!”

 

И тогда они атаковали пока они не отогнали римлян назад к воротам где жители защищали их камнями и стрелами. Мусульмане вернулись к своему лагерю убив огромное количество врагов, захватив их трофеи, богатства и крест.

 

Томас вошел в город и закрыл ворота. Врачи пришли чтобы извлечь стрелу из его глаза, но безуспешно, и тогда они отрезали её, оставив острие стрелы в его глазу. Они попросили отвести его домой, но он отказался и сел у входа в ворота пока боль не утихла. Они сказали: “Иди домой на оставшуюся ночь, ведь поистине сегодня нас постигли две трагедии - трагедия с Крестом и трагедия с твоим глазом. Все это произошло из-за лучника. Этот народ неуязвим, и поэтому мы просим тебя сдаться.”

 

Томас разозлился и сказал: “Пропадите вы пропадом! Я должен забыть о захваченном Великом Кресте и моем потерянном глазе? Когда эти вести дойдут до Цезаря, он обвинит меня в слабости и беспомощности. Нет, мы будем преследовать их при любых обстоятельствах. Я верну мой Крест и отомщу за мой глаз тысячью их глаз и заберу назад все что они захватили. Тогда я отправлюсь к их господину в Хиджазе, уничтожу его следы, разрушу их дома, сравняю их жилища с землей и превращу их города в обиталища для диких зверей.”

 

Проклятый Томас поднялся на вершину городской стены со своим перевязанным глазом и стал воодушевлять людей: “Не пугайтесь и не бойтесь того что вас постигло со стороны Арабов. Я гарантирую что Крест уничтожит их.”

 

Тогда они воспряли духом и пошли в яростную атаку и Шурахбиль послал донесение Халиду чтобы сообщить ему о ситуации. Гонец сказал: “Томас, враг Аллаха, организовал массивную атаку против нас, и поэтому мы просим подкрепления, так как битва здесь более ожесточенная чем у других ворот.”

 

Халид: “Вся хвала принадлежит Аллаху! Но как вы смогли захватить крест у римлян?”

 

Гонец: “Один человек нес его перед Томасом когда вдова Абана поразила его стрелой. Он (крест) упал в нашу сторону и тогда враг Аллаха выехал вперед, но вдова Абана попала ему стрелой в правый глаз.”

 

Халид: “Цезарь очень уважает Томаса и это он кто мешает им сдаться. Да будет достаточен нам Аллах против его зла. Вернись к Шурахбилю и скажи ему: “Охраняй то что я поручил тебе, потому что каждый дивизион занят своими собственными проблемами и не может помочь тебе. Однако, помни что я рядом и что Дирар патрулирует город и поэтому тоже в твоем распоряжении.”

 

Гонец вернулся и сообщил Шурахбилю который остался терпеливым и сражался до конца дня.

 

Абу Убайда обрадовался когда он узнал о том что случилось между Шурахбилем и Томасом и захвате креста.

Ночная атака

Утром Томас созвал старейшин города и рыцарей. Когда они пришли, он сказал: “О христиане, очень бесчестный народ напал на вас. Они пришли и теперь живут на ваших землях. Так как вы можете терпеть когда обесчестили ваших женщин и пленили ваших детей? Ваши женщины - теперь их рабыни и ваши дети - их прислуга. Крест не упал кроме как из гнева перед вашим желанием мира с Арабами и он (крест) не имеет больше отношений с вами. Я вышел против них, нo я был ранен в мой глаз. Я непременно отомщу и вырву 1000 арабских глаз. Я доберусь до Креста и скоро заберу его у них.”

 

Дамаскцы: “Мы стоим здесь перед тобой и мы довольны всем чем ты доволен сам. Если ты прикажешь нам выступить к ним, мы пойдем и если ты прикажешь нам сражаться, мы будем сражаться.”

 

Томас: “Знайте что тот кто энергично сражается на войне, ничего не боится. Я решил атаковать сегодня вечером и настигну их на своих местах, ведь ночь пугает и вы лучше знаете местность чем они. Вы все должны подготовиться к битве сегодня ночью и выйти за ворота. Я не вернусь назад пока я не выполню эти задачи. Когда я прикончу их, я отвезу их командующего в качестве пленника к Цезарю чтобы он смог сделать с ним все что он пожелает.”

 

Дамаскцы: “Из любви и чести (мы подчиняемся).”

 

Затем когда они разделились на группы у каждых ворот, Томас сказал: “Не бойтесь, ведь их лидер далеко от вас. Там нет никого кроме их низших сословий и вольноотпущенных рабов, поэтому размолите их как вы перемалываете пшеницу.”

 

Он велел одной группе выйти из Ворот Фарадиса против Амра бин аль-Аса, а сам выступил из Ворот Томаса со всеми признанными воинами. Повесив на стену гонг, он сказал: “Удар гонга будет вам сигналом выскочить за ворота и убивать спящих врагов. Если вы сделаете это, вы разобьете их чтобы они никогда не смогли восстановиться.”

 

Они обрадовались и отправились к своим назначенным местам, ожидая сигнала для атаки против мусульман. Томас позвал одного римлянина и сказал ему: “Возьми гонг и поднимись с ним на стену. Когда ты увидишь нас открывающих ворота, легко ударь в него чтобы только наши люди могли услышать его.” Далее он повел за собой свою группу, полностью вооруженную и с мечами в руках. Сам он держал Индийский клинок, а на его голове был Персидский шлем подаренный ему Ираклием. Римляне держали свои мечи наготове пока они не дошли до ворот, где Томас ждал пока они все не соберутся. Когда он увидел что они все собрались, он сказал: “О люди! Когда мы откроем ворота, выскакивайте на полной скорости навстречу врагам. Атакуйте их и вонзите в них ваши мечи. Не оставляйте в живых никого кто просит о пощаде кроме их командующего. Если кто-нибудь увидит Крест, ему следует забрать его.”

 

Они ответили: “Ради любви и чести!”

 

Томас велел одному из людей пойти к человеку с гонгом и приказать ему легко ударить в него. Он открыл ворота и они вылетели наружу к ничего не ожидающим Сахабам. Однако, некоторые Сахабы не спали. Услышав шум, они разбудили остальных. Мусульмане вскочили подобно нападающим питонам чтобы быть начеку когда враги прибудут. Они атаковали неорганизованных врагов под покровом ночи пока не услышал Халид. Он встал обеспокоенный воплями и закричал: “Идите вперед на помощь Исламу! Клянусь Господом Каабы, моих людей обманули - О Аллах, наблюдай за ними Глазом который никогда не спит. О Самый Милостивый из тех оказывает милость.”

 

Халид поехал вперед без доспехов и шлема, одетый только в льняную Сирийскую одежду. Он и 400 всадников ринулись подобно разъяренным львам пока они не достигли Восточных Ворот где они обнаружили группу сражающуюся с Рафи бин Умайрой и его людьми. Мусульмане кричали: “Ла илаха иллалаху!” и “Аллаху Акбар!”, а враги тем временем смотрели вниз с городских стен и вопили так как мусульмане проснулись. Халид атаковал римлян восклицая: “Радуйтесь о мусульмане! Пришла помощь от Господа всех миров. Я доблестный всадник. Я Халид бин Валид.” Он набросился на них, швыряя их рыцарей наземь и убивая их солдат, все это время волнуясь о Абу Убайде и мусульманах у других ворот чьи крики были слышны. Все римляне, евреи и христиане вопили.

 

Синан бин Ауф передает: Я спросил моего двоюродного брата, Кайса: “Евреи сражались с вами?” Он рассказал:

 

Да, они стреляли в нас стрелами с городских стен. В тот момент Халид опасался что враги могли сделать с Шурахбилем который находился в тяжелой ситуации, равной которой не было ни у кого. Первым кто достиг мусульман был Томас. Они стойко сражались с ним пока он орал: “Где ваш презренный генерал который потревожил меня? Я зашитник Креста.”

 

Он ранил нескольких мусульман. Когда Шурахбиль услышал его, он повернулся к нему и сказал: “Я тот кого ты ищешь, я твой соперник, я уничтожитель вас всех, захвативший ваш крест и писец Посланника Аллаха.”

 

Томас ринулся к нему подобно льву, но обнаружил что Шурахбиль оказался сильным противником и таким образом, двое оппонентов стали биться пока не миновала половина ночи.

 

Вдова Абана находилась в войске Шурахбиля и показала огромное терпение стреляя из лука. Каждая её стрела находила свою мишень пока она не убила многих римлян. Они стали избегать её пока не появился один римлянин, которого она поразила в горло. Он закричал своим товарищам которые напали на нее и взяли её в плен, в то время как (раненный) враг Аллаха испустил дух. Шурахбиль нанес Томасу невероятно сильный удар, от которого тот защитился своим кожаным щитом, разбив меч. Томас вознамерился взять его в плен, когда двое римских всадников преследуемые мусульманской кавалерией схватили её. Когда эти мусульмане атаковали римлян, Умм Абан освободилась. Она напала на них и закричала. Абдурахман бин Аби Бакр и Абан бин Усман бин Аффан повели мусульман к ней и убили двух римских всадников. Томас вернулся в Дамаск без успеха.

 

Тамим бин Ади который был свидетелем покорения Сирии передает:

 

Я был в палатке Абу Убайды который совершал молитву когда он услышал крик. Он сказал: “Нет силы совершить благое и нет возможности избежать зло кроме как с помощью Аллаха, Высочайшего, Всемогущего.” Он надел свои доспехи и велел своим людям приготовиться. Он увидел мусульман в волнении и бою, и тогда он настиг (римские) правый и левый фланг, продвигаясь на ворота с криком: “Аллах Акбар!” Мусульмане тоже стали восклицать: “Аллаху Акбар!” Когда христиане услышали, они подумали что мусульмане напали сзади и отступили, а Абу Убайда уничтожил их.

 

Мне (аль-Вакиди) сообщили что ни один римлянин не выжил после атаки Абу Убайды той ночью. Ночью прибыл Дирар пропитанный кровью. Халид спросил: “Что произошло позади тебя?”

 

Дирар: “Хорошие новости, о командующий, я не пришел к тебе пока я не зарезал 150 солдат этой ночью и мои люди убили такое количество вражеских солдат которое не поддается исчислению. Я избавил тебя от опасности исходящей от Малых Ворот для Язида бин Аби Суфьяна. Затем я отправился к другим воротам и убил многих солдат.”

 

Халид был доволен этим. Далее они все отправились к Шурахбилю и поблагодарили его за то чего он добился. В ту лунную ночь, произошли такие события невиданные раньше и тысячи римлян были убиты.

Капитуляция

Старейшины города пошли к Томасу и сказали: “Господин, мы советовали тебе, но ты не послушал нас. Многие из нас убиты и у них есть такой командир, Халид бин Валид, которого невозможно одолеть, но даже он более склонен к миру чем ты. Итак, если ты не заключишь мирное соглашение, мы сделаем это сами, а ты можешь поступать как ты пожелаешь.” Томас попросил: “О мои люди, дайте мне шанс пока я не напишу Цезарю чтобы сообщить ему о том что постигло нас.” Он немедленно написал следующее письмо:

“К: Милостивому Цезарю

От: Твоего зятя, Томаса

Арабы налетели на нас подобно тому как белая оболочка глаза окружает зрачок. Они устроили бойню армии Ажнадайна и затем вернулись к нам и убили многих из нас. Я вышел против них, но потерял мой глаз, и теперь я решил сдаться и платить Арабам Джизью. Тебе следует либо прийти сюда самому или послать подкрепления или же приказать нам заключить с ними мир, ведь поистине наши трудности увеличились.”

 

Далее он свернул письмо, запечатал и отправил его.

 

Утром мусульмане стали готовиться к битве. Халид послал приказ каждому генералу веля ему идти в атаку с своего места дислокации. Тогда Абу Убайда сел на своего коня и организовал атаку. Дела настолько ухудшились для Дамаска что жители умоляли Халида о передышке. Он отказался и настоял на битве. Ситуация оставалась неизменной пока осада стала сильно сказываться на жителях Дамаска которые ожидали повеления Цезаря. Они собрались и сказали друг другу: “Мы не можем больше вынести это. Если мы выйдем для битвы, Арабы одолеют нас, а если мы оставим их, тогда осада еще сильнее ухудшится.

Поэтому, давайте заключим мир на их условиях.”

 

Один старец который читал древние рукописи сказал: “О мои люди, я клянусь Богом что даже если Цезарь придет со всей своей армией, он не сможет защитить вас от них. Я прочел в Книге что Мухаммад есть Печать Пророков и что его религия покорит все остальные религии. Так что будет лучше если вы покоритесь и дадите им все что они хотят.” Они склонились к его мнению благодаря его великой учености и знанию о предсказаниях будущих войн и сказали: “Каково твое мнение, ведь тот человек у Восточных Ворот (т.е. Халид) - величайший кровопролитчик.”

 

Старец: “Если вы хотите этого, тогда идите к старому человеку у Ворот Джабийи (т.е. Абу Убайде), где тот кто знает Арабский должен громко выкрикнуть: О Арабы, пощадите! пока мы не спустимся к ним и не поговорим с их генералом.”

 

Абу Хурайра передает:

 

Абу Убайда поставил людей рядом с воротами опасаясь рейда подобного рейду предыдущей ночью. Той ночью была очередь племени Бану Даус под командованием Амира бин Туфайла Дауси. Когда мы сидели неподалеку от ворот, мы услышали кричащего римлянина, и тогда я бросился к Абу Убайде и сказал ему. Он был доволен и сказал: “Иди и скажи им что им дарована гарантия безопасности.”

 

Когда я сказал им, они спросили: “Кто ты?”

 

Я сказал: “Я Абу Хурайра, Сподвижник Посланника Аллаха, но даже если раб дал бы вам гарантию безопасности от нас в доисламские времена, мы бы не предали вас, так что (подумайте сами) каково наше положение сейчас когда Аллах привел нас к Исламу.”

 

Тогда они открыли ворота и 100 человек из их священников и старейшин вышли, направляясь к армии Абу Убайды. Мусульмане подошли к ним и убрали их кресты. Когда они добрались до палатки Абу Убайды, он привествовал их и усадив их, сказал: “Наш Пророк Мухаммад сказал: “Когда уважаемые люди какого-то народа приходят к вам, вам следует чтить их.”

 

Они начали говорить о мире и сказали: “Мы хотим чтобы вы покинули наши церкви и не разрушали их.”

 

Среди церквей того времени был кафедральный собор Джона Баптиста, который сегодня является Мечетью Джами Умави; Церковь Марии; Церковь Ханны; Церковь Ночного Рынка и Церковь Предостережения.

 

Абу Убайда сказал: “Ни одна не будет разрушена” и написал мирное соглашение о сдаче и гарантии безопасности не подписывая его и не свидетельствуя потому что он не был главнокомандующим. Они взяли его и сказали: “Идем с нами в город.”

 

Тогда он встал и следующие люди поехали вместе с ним: Абу Хурайра, Муаз бин Джабал, Нуайм бин Амр, Абдуллах бин Амр Дауси, Зул Кала Химьяри, Хассан бин Нуман, Джарир бин Науфал Химьяри, Сайф бин Салама, Мамар бин Халифа, Рабиа бин Малик, Мугира бин Шубан, Абу Лубаба бин Мунзир, Ауф бин Саида, Амир бин Кайс, Убада бин Атиба, Бишр бин Амир и Абдуллах бин Курт Асади, всего 35 известных Сподвижников, а также 65 обычных людей. Когда они приблизиль к воротам, Абу Убайда сказал: “Мне нужны заложники пока я не войду с вами”, и тогда они передали заложников.

 

Говорят что Абу Убайда увидел Посланника Аллаха во сне. Посланник Аллаха сказал ему: “Инша Аллах, ты покоришь город сегодня ночью.”

 

Он спросил: “О Посланник Аллаха, я вижу что ты спешишь?”

 

Посланник Аллаха ответил: “Мне надо присутствовать на заупокойной молитве Джаназа над Абу Бакром.”

 

Затем он проснулся.

 

Мне (Аль-Вакиди) сообщили что когда Абу Убайда вошел в Дамаск через Ворота Джабийи со своими товарищами, монахи и священники шли впереди их, подняв Библию и зажженным деревом алоэ, амброй, мускусом и ладаном. Халид не знал об этом, потому что он был занят атакой.

 

Римский священник по имени Джона, сын Марсиуса, жил в доме примыкающем к городской стене у Восточных Ворот где находился Халид. Джона знал о Пророчествах Даниэля где было написано: “Всевышний Аллах покорит земли через Сподвижников и их религия восторжествует над каждой другой религией.”

 

Той ночью он вырыл туннель от своего дома (за пределы города) и без ведома своей семьи, пошел к лагерю мусульман. Он сказал Халиду: “Я вышел из моего дома и вырыл туннель (под городской стеной). Я хочу гарантию безопасности для себя, моей семьи и детей.”

 

Халид согласился и послал с ним 100 воинов, в большинстве из племени Химьяр, и сказал:

“Когда вы войдете в город, идите к воротам, сломайте засовы и уберите цепи чтобы мы могли войти если пожелает Аллах.” Тогда они последовали за Джоной и вошли в его дом через дыру где они надели свои доспехи и приготовились. Далее они вышли и пошли к воротам где они стали кричать: “Аллаху Акбар!” Когда римляне услышали это, они переполошились. Сподвижники разбили засовы и разрезали цепи. Халид и мусульмане ворвались в город и стали убивать и захватывать римлян пока они не достигли Церкви Марии.

 

 

Сдача и завоевание

Армия Халида встретила войско Абу Убайды у Церкви. Воины Абу Убайды шли, со священниками вышагивающими перед ними. Когда Абу Убайда увидел изумление Халида видя их с мечами вложенными в ножны, он сказал: “О Абу Сулайман, Аллах мирно покорил город через меня. Аллах избавил мусульман от битвы. Заключен мирный договор.”

 

Халид: “Какой мирный договор? Да не исправит Аллах никогда их положение. Как они могут заключить мирное соглашение когда я покорил их мечом и с мечей мусульман капает их кровь и я сделал их детей рабами и захватил их богатство?”

 

Абу Убайда: “О командующий, я вошел в город через мирную капитуляцию.”

 

Халид: “Ты всегда был так неосведомлен. Я вошел с мечом через покорение и у них не осталось защиты.”

 

Абу Убайда: “Бойся Аллаха, о командующий. Клянусь Аллахом! Я принял их капитуляцию и привел её в исполнение. Я дал им письменное соглашение.”

 

Халид: “Ты заключаешь с ними мир без моих инструкций когда я являюсь твоим главнокомандующим? Я не уберу с них моего меча пока я не прикончу их всех до единого.”

 

Абу Убайда: “Клянусь Аллахом! Я не думал что ты будешь возражать мне когда я заключил мирное соглашение. Я придерживался мнения и Аллах контролирует мои дела. Я сохранил их жизни и даровал им безопасность Аллаха и Посланника Аллаха. Все мусульмане со мной были удовлетворены этим и предательство нам не к лицу.”

 

Спор усилился на глазах у всех. Абу Убайда увидел что Халид не уступает и те Сподвижники с ним были Арабскими бедуинами, твердо намеренные убить римлян и захватить их богатства. Он выкрикнул: “Увы, клянусь Аллахом! Я дал их защиту и она была нарушена. Он указал на бедуинов, сначала налево и затем направо и сказал: О мусульмане, я приношу клятву от имени Посланника Аллаха что вы не будете делать то что вы делаете пока Халид и я не придем к согласию.”

 

Убийство и грабеж прекратились и всадники, знаменосцы и генералы отправились на встречу у церкви. Среди них были Муаз бин Джабал, Язид бин Аби Суфьян, Амр бин аль-Ас, Шурахбиль бин Хасана, Рабиа бин Амир, Абдуллах бин Умар бин Хаттаб и другие. Группа в которой были Муаз и Язид сказала: “Мы чувствуем что соглашение Абу Убайды должно быть исполнено и убийство должно быть остановлено. Не все города еще покорены и Ираклий все еще находится в Антиохии. Если они узнают о капитуляции и её нарушении, тогда ни один город не сдастся, а их капитуляция лучше для вас чем их уничтожение. (О Халид), ты сохрани все что ты покорил мечом, а Абу Убайда будет управлять для тебя этой территорией. Тем временем, вы двое можете написать Халифу для разбирательства и мы сделаем все что он скажет.”

 

Халид: “Я согласен и даю им всем временную безопасность кроме Томаса и Хербиуса.”

 

(Томас назначил Хербиуса своим заместителем над половиной города с того времени как он пришел к власти).

 

Абу Убайда: “Те двое были первыми кто пришел к соглашению, поэтому не нарушай мое слово, да будет милостив над тобой Аллах.”

 

Халид: “Не будь твоего слова, я бы казнил их, но они должны будут покинуть город. Да будет над ними проклятие Аллаха куда бы они не отправились.”

 

Абу Убайда: “Тогда на этих условиях будет их капитуляция.”

 

Томас и Хербиус наблюдали за спором и опасались своей казни, поэтому они пошли с переводчиком к Абу Убайде и спросили: “Что говорит тот другой?”

 

Переводчик: “Что ты и твой друг говорите? Твой друг намерен совершить предательство, в то время как мы и жители города подписали с тобой мирный пакт и он нарушает его, что тебе не к лицу. Поэтому позволь мне и моему товарищу уйти и уехать куда мы хотим.”

 

Абу Убайда: “В настоящий момент вы находитесь под моей защитой.”

 

Переводчик (от имени Томаса и Хербиуса): “Мы будем под твоей ответственностью 3 дня, в каком бы направлении мы не уехали. После трех дней твоя ответственность снимается. Тогда, любой из вас кто встретит нас после 3 дней и победит нас, может убить нас или взять в плен как он пожелает.”

 

Халид: “Мы принимаем это, но вы не должны уносить с собой ничего кроме еды.”

 

Абу Убайда: “Это условие противоречит соглашению потому что оно разрешает им уйти со всеми их людьми и имуществом.”

 

Халид: “Тогда я позволю это, за исключением оружия из которого я не разрешаю им ничего взять.”

 

Томас: “Нам необходимо оружие в пути для самозащиты пока мы не достигнем наших земель. В противном случае, мы теперь в ваших руках, решайте что хотите.”

 

Абу Убайда: “Пусть каждый возьмет только одно оружие - либо меч, либо копье, либо кинжал или лук.”

 

Томас: “Мы довольны этим. Мы не хотим больше оружия чем по одному на каждого. Но я боюсь того мужчину, Халида, и потому я хочу это соглашение в письменном виде.”

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.054 с.)