ТОП 10:

Две противоборствующие стороны мобилизуются



Пока Абу Убайда был занят мобилизацией и построением отрядо, Халид сказал ему: Пошли за знаменосцами и вели им выслушать меня. Тогда он вызвал Даххака бин Кайса и сказал ему: “Ибн Кайс, поспеши к знаменосцам и скажи им: “Командующий, Абу Убайда, приказывает вам слушать Халида и повиноватьса ему.”

 

Даххак поскакал к знаменосцам, добравшись в последнюю очередь до Муаза бин Джабала. Муаз ответил: “Слушаюсь и повинуюсь,” и затем вернувшись к своим воинам, обратился к ним: “Вас поставили под начало человека который благословен в своих атаках. Не возражайте ему в том что он повелит вам сделать.”

 

Он сказал это желая блага для мусульман и надеясь на вознаграждение от Аллаха.

 

Даххак бин Кайс передал:

 

Я сказал Муазу: “Ты произнес очень веские слова о Халиде.”

 

“Я сказал всего лишь то что я знаю о нем,” ответил Муаз:

 

“Да будет восхвален Аллах по его поводу!”

 

Я сообщил Халиду о том как Муаз похвалил его. Он похвалил его в ответ и сказал: “Он мой брат ради Аллаха. Он и его соратники ушли вперед и Халид неспособен догнать их.”

 

Я вернулся к Муазу и передал слова похвалы Халида. Он воскликнул: “Клянусь Аллахом! Я люблю его ради Аллаха. Я надеюсь что Аллах вознаградит его за его благие намерения и доброжелательность к мусульманам.”

 

Как только Даххак ушел к знаменосцам чтобы сообщить им приказ Абу Убайды о повиновении к Халиду, сам Халид двинулся между рядами, останавливаясь перед каждым знаменосцем и говоря: “О люди Ислама, терпение - это признак твердой воли и храбрости. Слабохарактерность и трусость - причины поражения. Это ответственность Аллаха помочь терпеливому человеку против его врага, потому что Аллах с ним. Тот кто терпелив на острие меча будет возвышен Аллахом когда он встретит Его и будет возблагодарен за его поступок и усилия. Аллах любит тех кто благодарит.”

 

Он обратился с этой речью перед каждым знаменем. Затем он собрал к себе всех терпеливых, яростных воинов и тех кто участвовал с ним в бою и разделил их на 4 эскадрона. Он назначил Кайса бин Хубайру Муради во главе первого эскадрона и сказал ему: “Ты арабский всадник. Ты во главе этой кавалерии, следуй за мной чтобы я не делал.”

 

Затем он назначил и дал инструкции Майсаре бин Масруку и Амиру бин Туфайлу аналогичным образом, а сам лично возглавил элитный передовой отряд.

 

С восходом солнца все отряды были в боевом построении.

 

На противоположной стороне, Баннес приказал римлянам взять все свои украшения и снаряжение. Они сделали это, но мусульмане приготовились быстрее. Группа римлян выдвинулась к мусульманам и они увидели мусульман подобных одному твердому строению с птицами отбрасывающими на них тень. Их ряды были все взаимосвязаны их копьями образовавшими подобие ощетинившейся чащи. При виде этого Аллах бросил ужас в их сердца.

 

Баннес продолжил свои приготовления и поставил впереди христианских арабов Гассан, Лахм и Джузам. Джабала был опять назначен во главе их. Серебряный крест весом 5 Ритлов был поставлен перед ним. Он был украшен золотом и имел на каждом из четырех концов сияющий подобно звездам бриллиант.

 

Синан бин Аус Рабаи передал от Ади бин Хариса Хамдани который участвовал в покорении Сирии от начала до конца:

 

Баннес выстроил свою армию в 40 рядов каждый из которых был равен всей мусульманской армии. Он послал священников и монахов вдоль рядов солдат читать Библию и петь псалмы и велел поднять множество знамен, флагов и крестов.

Романус и патриций

 

Как только римские ряды выстроились, появился патриций на сером коне. Он был тяжело сложен и был одет в золотые доспехи и украшенную верхнюю кольчугу. На его шее висел украшенный драгоценностями золотой крест. Он был высокого ранга и являлся придворным Ираклия. Он стал кричать громовым голосом на греческом. Мусульмане поняли что он вызывает на поединок, однако заколебались. Халид выкрикнул: “О Сподвижники Посланника Аллахa, этот необрезанный христианин вызывает вас на поединок, но вы колеблетесь. Если вы не пойдете, тогда пойдет сам Халид.”

 

Он уже собирался выехать на дуэль, когда мусульманский наездник верхом на огромном сером турецком скакуне подобным христианскому, выехал навстречу к патрицию. Он был одет в хорошие доспехи и имел великолепное снаряжение. Никто из воинов Халида не узнал его, и тогда Халид велел Хаммаму (своему слуге): “Иди и узнай кто это из мусульман и к какому народу и племени он принадлежит.”

 

Хаммам выехал к нему и когда незнакомец уже приближался к христианину, он выкрикнул: “О мужчина, кто ты из мусульман? Да помилует тебя Аллах.”

 

“Я Романус, правитель Бусры”, ответил он. Когда Халиду сообщили, он сказал: “О Аллах, благослови его и укрепи его намерение.”

 

Патриций узнал Романуса и они стали говорить на греческом.

 

Патриций: “Романус, как так что ты оставил свою религию и переметнулся к этим людям?”

 

Романус: “Религия которую я принял - благородная и славная.Тот кто принимает её, преуспеет. Тот кто противится ей, заблудший.”

 

Затем двое начали длинную дуэль которая изумила обе стороны. Патриций сумел улучить момент когда Романус потерял бдительность и нанес ему ранение которое вызвало кровопролитие.

 

Удар сильно поразил Романуса, и он повернул назад к мусульманам. Патриций бросился за ним в погоню, не ослабевая. Он почти уже нагнал Романуса когда мусульманские воины с левого и правого флангов стали ободрять своего воина. Это придало Романусу храбрости и встревожило патриция. Римлянин затем повернул назад и прервал погоню.

 

Романус въехал в ряды мусульман с кровью хлещущей из своего лица. Группа мусульман отнесли его и перевязали его раны. Они поблагодарили его за его поступок, пообещали ему прощение Аллаха и поздравили его с благополучным возвращением.

 

Поражение Романуса придало патрицию еще больше высокомерия. Он стал грубо орать и вызвал мусульман на поединок. Майсара бин Масрук намеревался ответить ему но Халид остановил его, говоря: “Майсара, я предпочитаю чтобы ты остался. Ты старый человек, а он хорошо сложенный смелый молодой солдат. Я не хочу чтобы ты шел, потому что юноша обычно побеждает старика. Один волос мусульманина дороже для Аллаха чем жизни всех тех кто не верует.”

 

Майсара затем вернулся на свой пост.

 

Амир бин Туфайл затем хотел пойти и сказал: “О командующий, ты преувеличил цену этого низкого христианина и бросил страх в сердца мусульман.”

 

Халид: “Всадники узнают своих ровней в бою чья смелость и сила не может быть скрыта от них. Ты не сможешь одолеть его, потому что храбрость которую он показал выдает в нем отличного всадника из них. Иди назад на свой пост.”

 

Амир вернулся без возражений.

 

Кайс и патриций

Патриций продолжил выкрикивать свой вызов, и тогда Харис бин Абдиллах Азди пошел к Халиду и сказал: “О командующий, я выйду к нему.”

 

“Я клянусь,” ответил Халид, “что ты достаточно бесстрашен, силен и свиреп (в бою). Я знаю что ты очень смел. Если ты хочешь пойти, тогда иди с именем Аллаха и будь решителен.”

 

Харис взял свое снаряжение и уже собирался выехать когда Халид выкрикнул: “Будь осторожен, о раб Аллаха, я хочу спросить тебя кое о чем.”

 

Харис: “Спрашивай.”

 

Халид: “Участвовал ли ты уже в поединке до этого?”

 

Харис: “Нет.”

 

Халид: “Тогда возвращайся назад, потому что ты неопытен, а он опытен. Он испробовал войну и война испробовала его. Я хочу воина который равен ему в интуиции чтобы выйти против него.”

 

Халид посмотрел на Кайса бин Хубайру который сказал: “Абу Сулайман, если ты намекаешь на меня, тогда я с удовольствием выйду на дуэль с ним.”

 

Халид: “Иди вперед с именем Аллаха, потому что Он - достаточен. Высочайший Аллах поможет тебе против него.”

 

Кайс поехал на своем коне пока тот не успокоился и он пустил его рысью к патрицию. Он крикнул: Во имя Аллаха и через благословения Посланника Аллаха. Когда патриций увидел его поведение, он понял что это сильный всадник из мусульман и направился к нему. Двое противников атаковали друг друга. Кайс ударил мечом по голове христианина, но тот быстро защитился щитом. Меч Кайса прорезал щит и застрял в шлеме римлянина. Кайс попытался извлечь его, но меч намертво застрял. После этих двух ударов они схватились и римский великан бросился на Кайса намереваясь пленить его. Кайс же в свою очередь держал пост и стоял в молитве всю ночь после того как он вернулся с войн против мурдадов, что сделало его очень худым. Он понял что он потерпит поражение и стал искать хитрость против врага. Однако, учитывая что его меч был потерян, он ускакал прочь намереваясь взять другой меч у мусульман и вернуться назад, хотя он уже потерял надежду. Римляне стали вопить и улюлюкать ему вслед. Кайс тогда замедлил ход и сказал себе: “Шахада является твоим желанием, так почему ты убегаешь от этого христианина?”

 

Когда он повернул назад, Халид крикнул ему: “Кайс, возвращайся и предоставь это мне. Я молю тебя именем Аллаха и Его Посланника.”

 

Кайс: “Халид, ты попросил меня именем двух великих существ, но можешь ли ты гарантировать мне что если я вернусь, ты сможешь продлить мою жизнь?”

 

Халид: “Нет.”

 

Кайс: “Тогда я не могу убегать и стать обитателем Ада. Вместо этого я буду терпелив и получу прощение Аллаха.”

 

Далее он вернулся назад к своему противнику без меча, но у него был кинжал который он носил на поясе. Халид крикнул: “Кто отнесет этот меч Кайсу чтобы получить божественную награду?”

 

“Я, Абу Сулайман”, вызвался Абдурахман бин Аби Бакр.

 

“Клянусь Аллахом! О Ибн Аби Бакр”, воскликнул Халид. “Ты тот самый человек”, и вручил ему меч.

Абдурахман и патриций

Абдурахман взял меч и повез к Кайсу. Когда римляне увидели его с Кайсом, они подумали что он пришел помочь Кайсу против их воина, и тогда вышел другой патриций и присоединился к первому чтобы помочь ему против мусульман. Абдурахман отдал Кайсу меч и остался там вместе с ним. Второй патриций стал говорить с ним на языке который он не понимал, и Абдурахман сказал: “Горе тебе! Что ты бормочешь? Мы не понимаем твоих слов.” Затем прибыл переводчик и сказал: “О Арабы! Разве вы не заявляете что вы справедливые и правильные.”

 

Абдурахман: “Безусловно.”

 

Переводчик: “Мы не видим никакой справедливости когда двое из вас вышли против одного из нас.”

 

Абдурахман: “Я лишь пришел чтобы вручить моему товарищу и затем вернуться. Даже если сотня из вас вышла против одного из нас, мы бы не волновались. Вас теперь трое. Я один справлюсь с вами всеми.”

 

Когда переводчик перевел это патрицию, он с недоверием посмотрел на Абдурахмана.

 

Абдурахман: “Кайс, ты устал. Отдохни и смотри что произойдет между мной и ними.”

 

Затем он бросился на патриция который говорил с ним и пронзил его копьем в верхнюю часть корпуса пока острие копья не вышло наружу со спины и тот не свалился замертво. Двое оставшихся христиан атаковали его и Кайс пришел ему на выручку. Абдурахман сказал: “Нет, я заклинаю тебя именем Посланника Аллаха и Абу Бакра позволить мне сразиться с этими двумя лично. Если я буду убит, тогда ты будешь моим товарищем в награде и передай мой салам Аише и скажи ей: “Твой брат присоединился к твоему мужу и отцу.”

 

Тогда Кайс отошел в сторону, изумленный его поступком.

 

Абдурахман метнул свое копье в первого патриция. Острие копья сломалось, застряв в доспехах римлянина. Тогда Абдурахман отшвырнул копье в сторону и обнажил свой меч. Он встал в седле и нанес римлянину такой страшный удар который разрубил его на две части. Переводчик остолбенел пораженный и смущенный, уставившись на Абдурахмана потрясенный его доблестью. Кайс тоже встал в изумлении, и Абдурахман сказал ему: “Что заставило тебя встать, Кайс?” и затем прикончил оставшегося римлянина одним ударом. Когда римляне увидели что произошло с их людьми, они сказали: “Эти Арабы сущие дьяволы.”

Сон патриция

Когда Баннесу сообщили, он сказал своим людям: “Цезарь действительно знал этих людей лучше всех. Я теперь знаю какое тяжелое положение постигнет вас. Если вы не пойдете на них в атаку всеми силами, у вас не будет никакого шанса.” Затем к нему подошел патриций и долго шептал что-то ему в ухо. Лицо Баннеса пожелтело и затем патриций ушел. Баннес замолк как будто он онемел. Они спросили его о том что ему прошептал патриций, но он не желал ничего говорить.

 

Кто-то кто был свидетелем этой сцены пошел спросить Джабалу об этом. Он объяснил: “Когда Баннесу рассказали о троих римских воинах, включая первого патриция, он сказал: “Им (т.е. мусульманам) помогают против вас.” Затем пришел пришел патриций и прошептал ему на ухо: “О король, то что ты говоришь - правда. Прошлой ночью я видел сон что люди верхом на серых и пегих конях спустились с небес. Они были полностью вооружены и окружили Арабов которые противостояли нам. Никто из нас не мог выйти против них кроме как они убивали его, пока наконец они не уничтожили большинство из нас. Я думаю что они те самые люди. Я теперь понимаю как один из них убил троих из нас. Им безусловно оказывается поддержка с небес против нас.”

 

Это разбило Баннесу сердце и он не желал никому отвечать. Люди собрались чтобы спросить его о том что ему рассказал патриций, но он не желал сообщать им. После упорных вопросов он ответил как будто он делал обращение: “О последователи этой религии, если вы не будете сражаться, вы будете потерпевшими убыток и гнев Христа падет на вас. Бог остается Помощником и Защитником этой веры. У Бога есть достаточно доказательств что Он послал вам Посланника и Писание. Этот Посланник не желал этого мира и он велел вам не гнаться за ним. В Своем Писании Он приказал вам не чинить зло, потому что Он не любит зло и чинящих зло. Теперь вы гонитесь за этим миром, угнетая и сопротивляясь Ему, и Он помогает вашим врагам против вас. Какую отговорку вы сможете представить вашему Создателю за оставление повелений вашего Пророка и того что было ниспослано в Книге вашего Господа? Эти Арабы которые противостоят вам желают уничтожить ваших рыцарей и захватить ваших детей и женщин. Однако, вы всеравно утопаете в неповиновении и грехе, не страшась Знающего незримое. Если Бог отнимет у вас вашу империю и дарует победу вашему врагу, тогда это будет только честно и справедливо с Его стороны, потому что вы не повелеваете добро и не запрещаете зло.”

 

Баннес велел патрицию видевшему сон держать его в секрете. Что касается Кайса и Абдурахмана, они забрали трофеи у трех убитых римлян и вернулись в мусульманский лагерь, где они отдали трофеи Абу Убайде. Он сказал им: “Каждый кто убьет всадника, может оставит его трофеи себе - таков наш приказ от Умара.”

 

Они забрали эти трофеи обратно.

 

Кайс оставался на своем посту куда Халид назначил его, а Абдурахман выехал на поле боя между двумя армиями. Он был верхом на сером турецком скакуне убитого им патриция, но скоро обнаружил что эта лошадь вела себя по-другому чем арабские скакуны, и тогда он вернулся и поменял его. Сначала он ринулся на правый фланг римлян где он вызвал большой переполох и убил двоих конных рыцарей. Затем он вернулся для атаки на центр и затем на левый фланг где его осыпали стрелами.

 

Против него вышел римлянин и был убит после боя длившегося один час. Когда вышел другой рыцарь, Абдурахман уничтожил и его тоже. Халид увидел это и воскликнул: “О Аллах! Наблюдай за ним и защити его, ведь Абдурахман начал целое сражение в одиночку.”

 

Затем он выкрикнул: “Абдурахман, заклинаю клятвой, вернись сейчас же.” И тогда он вернулся из-за клятвы Халида

 

 

Первые шахиды

Хизам бин Ганам передал:

 

Я сказал кому-то кто участвовал в Ярмуке: “Принимали ли женщины участие в бою вместе с вами?” “Да,” ответил он, “Среди них были Асма бинт Аби Бакр - жена Зубайра бин Аввама, Хавла бинт Азвар, Насиба бинт Кааб, Умм Абан - жена Икримы бин Аби Джахля, Изза бинт Амир бин Асим Думари - которая сражалась вместе со своим мужем, Масламой бин Ауфом Думари, Рамла бинт Тулайха Зубайри, Рула, Умама, Зайнаб, Хинд, Ямур, Лубна и другие подобные им - да будет доволен ими всеми Аллах, ведь они сражались в манере которая непременно была угодна Аллаху и Его Посланнику.”

 

Абдул Малик бин Абдил Хамид, участник Ярмука, передал:

 

Мы участвовали в легком сражении в первый день, потому что Баннес велел атаковать нас лишь десяти рядам после того как Абдурахман убил тех кого он убил. Мусульмане ответили контратакой и бой начался всерьез. Абу Убайда стоял, наблюдал и думал что даже если Баннес не атаковал лично, дела обстояли достаточно плохо. Он сказал: “Нет возможности избежать зла и нет мощи сделать благо кроме как с помощью Аллаха, Высочайшего и Всемогущего.” Затем он прочитал айт:

 

“Люди сказали им: “Народ собрался против вас. Побойтесь же их”. Однако это лишь приумножило их веру, и они сказали: “Нам достаточно Аллаха, и как прекрасен этот Попечитель и Хранитель!” (3:173)

Битва продолжилась от полудня до заката. Две противоборствующие стороны разошлись лишь с наступлением ночи. Они не узнавали друг друга кроме как выкрикивай пароли и каждое арабское племя выкрикивало свой племенной клич. Таким образом, каждый отряд вернулся в свой лагерь. Мусульманские женщины встретили возвращающихся мужчин. Они вытерли им лица своими волосами говоря: “Радуйся новостью о Рае, о друг Аллаха.” Мусульмане провели ночь в счастливом и хорошем состоянии, потому что было мало погибших с обеих сторон.

 

Была убита маленькая группа римлян, в то время как среди мусульман пало шахидами 10 воинов. 2 шахидов были из Хадрамаута: Мазин и Сарим; 3 шахида были из Усфана: Рафи, Мужли и Али; один шахид был из Ансаров: Абдуллах бин Ахзам; 3 шахидов были из Бужайлы; и наконец последним был из племени Мурад: Сувайд, племянник Кайса бин Хубайры.

 

Женщины Рая зовут меня

 

Кайс был обеспокоен когда пропал его племянник. Предпологая что он среди убитых, он пошел со своими соплеменниками на его поиски, но они не могли нигде найти его. Когда они намеревались вернуться, они увидели огонь идущий со стороны римлян. Они искали труп патриция. Кайс сказал своим людям: “Потушите свои огни, потому что клянусь Аллахом я отомщу этим людям за моего племянника.”

 

Они потушили свои огни и присели среди трупов готовясь к бою. 100 хорошо вооруженных римлян наконец прибыли. Кайс же имел в своем распоряжении лишь 7 воинов. Его соплеменники сказали: “Их 100 воинов, а нас лишь семеро и мы сильно устали.”

 

“Тогда вы возвращайтесь обратно”, отпарировал Кайс, “Я буду искать смерти и ничего больше. Я совершу Джихад на пути Аллаха должным образом.”

 

Они были изумлены его словами и остались с ним как делают только благородные люди.

 

Римляне искали свои трупы и задержались у тела патриция которого убил Абдурахман бин Аби Бакр в первой дуэли. Пока они понесли тело и повернули к своему лагерю, Кайс, сопровождаемый своими людьми, крикнул. Сбитые с толку, римляне бросили труп, во время как мусульмане стали прокладывать дорогу своими мечами и разгромили их. Нанося удар, Кайс каждый раз восклицал: “Это за моего племянника!” Кайс лично убил 16 римлян, а его воины убили большую часть других римлян, остальные выжившие бежали.

 

Выполнив это, Кайс стал искать своего племянника в направлении римского лагеря. Услышав стон и приблизившись к его источнику, он обнаружил своего племянника, Сувайда бин Бахрама Муради. Узнав Кайса, он зарыдал.

 

Кайс: “Что заставляет тебя плакать, мой племянник?”

 

Сувайд: “О мой дядя, я преследовал римлян когда один из них повернулся и пронзил меня копьем в грудь. Теперь я испытываю благодаря этому что-то изумительное. Девственницы Рая стоят напротив меня ожидая исхода моей души.”

 

Кайс (плача): “У каждого есть свое назначенное время. Возможно у тебя еще осталось время, о мой племянник.”

 

Сувайд: “Клянусь Аллахом! Спеши дядя, если ты можешь, тогда отнеси меня в лагерь мусульман, чтобы я мог умереть там, а не здесь.”

 

Кайс: “Конечно.”

 

Кайс бин Хубайра передал:

 

Я понес Сувайда на моей спине к лагерю мусульман и направился к его палатке.

 

Абу Убайда услышал о прибытии Кайса, и придя к нему, увидел что юноша умирает. Он сел у его головы и заплакал, и все остальные мусульмане заплакали вместе с ним.

 

Абу Убайда: “В каком состоянии ты пребываешь, мой племянник?”

 

Сувайд: “Клянусь Аллахом! В состоянии блага и прощения. Да наградит Аллах Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, с нашей стороны. Он был правдив с нами говоря: “Эти женщины Рая зовут меня и смотрят на меня.”

 

Затем он умер. Мы не пошли спать пока не похоронили его.

 

Когда Кайс сообщил Абу Убайде о убитых той ночью римлянах, он был очень доволен и посчитал это предзнаменованием победы. Мусульмане провели ночь читая Коран, совершая молитвы и моля Аллаха о помощи и победе.

Хороший нрав римлян

Когда Баннес вернулся в свой лагерь, к нему пришли патриции, священники и монахи и принесли ему угощение. Однако сон патриция так сильно его беспокоил, что он не смог ничего поесть. По сути, он был готов отказаться от всей битвы и платить Джизью, но понимал что это было вне его сил. Принцы, священники, патриции и монахи пришли к нему и сказали: “Что беспокоит короля что он не прикасается к пище? Если это его печаль о убитых и ситуации сражения, тогда это все лишь военная фортуна - сегодня она против тебя, завтра за тебя. О король, до сих пор они имели преимущество и мы не будем править ими, но мы пойдем на них в наступление и уничтожим их всех до последнего.”

 

Баннес: “Вы сможете победить лишь тогда когда вы не будете менять вашу религию и продолжать тираннию в вашей империи. Таковы причины почему Арабы одолели вас.”

 

Один из римлян: “Я прожил годы следуя той же религии что и вы. Я владел 100 овцами которых мой сын пас для меня. Один из ваших высших чинов приехал и поставил свой шатер рядом. Он забрал все что он хотел из моих овец, а остальных забрали его люди. Моя жена пошла к нему с жалобой. Увидев её, он позвал её к себе где она оставалась долгое время. Её сын пошел за ней в шатер и увидел что он насилует его мать. Когда он закричал, этот патриций велел его казнить. Тогда пришел я за моим сыном и женой. Он отдал приказ о моем убийстве, но меч ударил лишь по моей руке, отрубив её.”

 

Затем он выташил свою отрубленную руку. Баннес закипел от гнева и спросил: “Ты узнаешь этого патриция?” “Да”, ответил этот человек и указал на того патриция. Баннес с гневом посмотрел на него. Этот патриций и остальные вместе с ним пришли в ярость от подобного оскорбления и бросились с мечами на жалобщика пока они не убили его.

 

Гнев Баннес увеличился и он заорал: “Вы побеждены! Вы побеждены! Клянусь Христом! И вы надеетесь на победу когда вы совершаете подобные преступления? Разве вы не страшитесь возмездия завтра и что Бог отомстит вам и лишит вас всякого блага которое Он даровал вам и отдаст его другим которые повелевают добро и запрещают зло? Клянусь Богом! Теперь я считаю вас собаками. Очень скоро вы узрите результат этого и как вы в итоге кончите.”

 

Затем он встал и велел им уйти. Все ушли кроме одного патриция который сказал: “О король, клянусь Богом! Эти люди безусловно таковы как ты описал их и у меня нет сомнения что они будут побеждены. Мне приснилось что с небес спускались люди. Они были верхом на серых скакунах и были полностью вооружены. Они пришли и окружив Арабов, повернули на нас. Я видел что они убивали каждого из нас кто выходил против них пока большинство из нас не было убито.”

 

Он продолжил рассказывать в точности тоже что сказал предыдущий патриций. Баннес затем провел всю ночь беспокоясь о том как поступить с мусульманами.

Баннес пишет Ираклию

Утром мусульмане выстроились в боевом порядке и стали смотреть в сторону римского лагеря откуда был слышен шум и движение. Они поняли что что-то произошло. Абу Убайда сказал: “Оставьте их, ведь преступник всегда терпит поражение.”

 

Четверо римских генералов пошли к Баннесу чтобы испросить его разрешение начать битву.

 

Баннес: “Как я могу сражаться на стороне такого тиранического народа. Если вы свободные люди, тогда идите и защищайте вашу империю и женщин.”

 

Генералы: “Мы хотим сражаться сейчас. Клянемся Христом! Мы не оставим их пока мы не изгоним их из Сирии назад на их земли. Либо они уничтожат нас, или мы уничтожим их. Доверься нашему слову, встань и пойдем с нами против них. Как только ты решишь начать битву, ты можешь назначать каждый день одного из нас чтобы возглавить битву и состязаться с другими пока ты не увидишь кто более сильный и лучший воин и кто унизит Арабов. Мы соберем всех наших детей, женщин и имущество и если мы победим, тогда мы вернем назад на свое место. Если победят они, тогда наши семьи смогут вернуться назад в свои земли. Таким образом, все решится между нами в течение одного или двух дней.”

 

Проклятый Баннес: “Дайте мне время пока я не напишу Ираклию об этом.”

 

Затем он написал следующее послание Ираклию:

 

“О Цезарь, я молю Бога даровать тебе и твоей армии победу, даровать твоим подчиненным честь и победу. Ты отправил меня с неисчислимым войском.

Когда я пришел к ним (т.е. Арабам), я сделал им предложения которые они отвергли. Я предложил им мир который они тоже отвергли. Я предложил им награду если они уйдут, но они не ушли. Армия Цезаря напугана ими. Я опасаюсь что между ними растет трусость и страх проник в их сердца. Это из-за огромного количества существующего притеснения.

Мои советники собрались и решили пойти на них все вместе и что мы не оставим их пока Бог не рассудит между нами. Если Бог дарует победу нашему врагу против нас, но ведь Земля движется согласно Его решению. Знай что этот мир покинет тебя рано или поздно, поэтому не отчаивайся о той части его который был потерян. Не желай чтобы больше этого мира попало в твои руки. Возьми свою семью и двор и переезжай в Константинополь. Делай добро твоим подчиненным и Бог будет добр к тебе. Проявляй милосердие и тебе будет проявлено милосердие. Будь смирен Богу и Он возвысит тебя, ведь Он не любит высокомерных.

Я предпринял уловку чтобы привести их генерала, Халида, ко мне. Я испытал его и предложил ему взятку, но он не согласился. Я увидел его твердо стоящим на Истине. Я планировал убить его, но тогда побоялся последствий предательства, потому что эти люди (т.е. Арабы) были победоносны благодаря следованию справедливости и правде.

Мои приветствия!”

Далее он свернул письмо и отправил его.

 

Баннес оставался в бездействии в течение семи дней после первого сражения. Он не атаковал мусульман, а мусульмане в свою очередь тоже не атаковали римлян. Абу Убайда поэтому послал шпиона чтобы разузнать что сдерживает римлян от битвы. Лазутчик отсутствовал одни сутки. Вернувшись к Абу Убайде, он сообщил что Баннес написал Ираклию и ожидает его ответа.

 

Тогда Халид сказал: “Единственная причина по которой он колеблется - это страх который проник в его сердце. Поэтому давайте атакуем их.”

 

Абу Убайда: “Не спеши, ведь поспешность от дьявола.”

 

Шпион в лагере мусульмане

 

Абу Убайда был мягким человеком в бою предпочитавшим снисходительность. С другой стороны, Баннес решил сражаться на 8 день. Он увидел нетерпение своих воинов к битве и был доволен их рвением. Он вызвал к себе христианского араба Лахми и сказал: “Иди и пошпионь за Арабами для меня.”

 

Лахми внедрился в мусульманский лагерь и бродил в нем в течение дня и ночи. Ни один мусульманин не потревожил и все пребывали в мирном расположении духа. Они ничего не делали кроме как исполнение личных нужд, чтение Корана, совершение молитвы и поминание Аллаха. Среди них не было ни притеснения, ни преступлений. Никто не причинял вред другому. Он пошел к стоянке Абу Убайды и нашел его самым деликатным из всех Арабов. Иногда он сидел на земле, и иногда он спал на ней. Во время молитвы он вставал, совершал омовение самым тщательным образом. После Азана, он вел мусульман в молитве. Лахми увидел что они молились точно также как и Абу Убайда, и сказал: “Это полное повиновение. Скоро они одержат победу.”

 

Затем он вернулся к Баннесу и сообщил ему увиденное.

 

Лахми: “О король, я пришел к тебе от такого народа который днем постится, а ночью совершает молитвы. Если кто-то нибудь из них украл, тогда они отсекли ему руку даже если он высокого ранга и забили бы его камнями, если он совершил прелюбодеяние. Они не дают предпочтение личным желаниям перед Истиной, Истина всегда получает предпочтение. Их командующий может быть самым слабым среди них, но все же они повинуются ему. Когда он встает, они тоже встают. Когда он сидит, они тоже сидят. Их желание - это война. Их страсть - это атака. Их намерение - это умереть шахидами сражаясь с вами. Единственная причина по которой они откладывают наступление - это чтобы агрессия была бы с вашей стороны когда вы начнете, а не с их стороны.”

 

Баннес: “Они будут победоносны, но у меня теперь есть план чтобы предотвратить это.”

 

Лахми: “И какой это план, о король?”

 

Баннес: “Разве ты не заявил что они не будут атаковать нас первыми пока не атакуем мы и станем агрессорами?”

 

Лахми: “Да.”

 

Баннес: “Тогда мы не будем атаковать их пока они не станут беспечными. Затем мы нападем на них на рассвете когда у них не будет с собой своего вооружения. Быть может мы одержим победу.”

 

Далее Баннес созвал всех принцев и завязал для них знамена и кресты. Крестов было 160, под каждым из них стояло 10000 солдат. Он вручил первое знамя Кантеру кто был равным ему по рангу и велел ему возглавить правый фланг. Затем он поставил Тражана во главе армян, жителей долин, европейцев, нубийцев и рабов. Под начало Теодора, сына сестры Цезаря, были отданы франки, херкаланианцы, кесарийцы, жители Ярфала и Дугаса. Джабале вручили знамя и командование над авангардом состоящим из христианских арабов Лахма, Джузама, Гассана и Даббы. Затем Баннес сказал: “Вы - Арабы и наши враги тоже Арабы. Железо режут железом.” Далее он распределил знамена для дивизий.

 

На рассвете все приготовления были закончены. Далее он приказал установить его шатер на песчаном холме на стороне реки Ярмук, чтобы он мог наблюдать за обеими армиями.На правом фланге он поставил 1000 сильных и свирепых конных рыцарей которые были хорошо вооружены. Слева он поставил аналогичное количество знатных рыцарей из императорского двора. Он велел им быть начеку и затем сказал: “Какое беспокойство может быть для Арабов большим чем тот факт что мы приготовились, а они нет. Когда встанет солнце и вы увидите мусульман неготовыми, тогда нападайте на них с каждого направления. В сравнении с нами они всего лишь белое пятнышко на черном верблюде.”

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.168 (0.049 с.)