Я вижу, ты сделала огромный шаг вперед.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Я вижу, ты сделала огромный шаг вперед.



Может быть. Но Ад по-прежнему никак не вписывается в мои самые смелые представления о Божьей любви. И я по-прежнему убеждена в том, что Ад не может быть творением Бога. Я могу объяснить это на одном примере из моего детства.

Однажды в детстве, когда мне было около семи лет, к нам приехал мой дядя. Он прожил с нами неделю, и за это время я его, что называется, достала. Я не знаю, почему я вела себя таким образом по отношению к нему, но я постоянно шалила. Сначала я связала между собой шнурки его ботинок крепкими узлами. Он развязывал их полчаса, наверное. На следующий день я спрятала его носки в карманы его пальто. Он обнаружил их после долгих поисков, да и то, лишь когда надел пальто и сунул руки в карманы. Я была в восторге!

Ты была не подарок.

Сначала это забавляло как меня, так и его. Он в шутку гонялся за мной по всему дому, а я с визгом убегала. Но его терпение иссякло очень быстро, как раз в тот момент, когда я только вошла во вкус. Когда дня через три я положила варенье в его ботинки — по чайной ложке в каждый, игривая улыбка сошла с его лица. Он долго ругался, показывая свои ботинки моей матери. Мать сурово отчитала меня, и шалости прекратились на целых два дня. Но постепенно я забыла о сделанном мне внушении. Дядя, вроде бы, тоже забыл. Он опять стал шутить со мной, щипать за щеки и тыкать пальцем в живот. Я кричала и визжала, испытывая неописуемое блаженство.

Однажды дядя о чем-то долго беседовал с моей матерью. Они сидели на стульях в моей комнате, а я сидела рядом на полу и ела ложкой варенье из банки. И вот, мать вышла из комнаты. Мы с дядей остались вдвоем. Внезапно он привстал со стула и потянулся за какой-то вещью на столе… Я не знаю, что меня дернуло поступить так, как я поступила: улучив момент, я положила ложку варенья на его стул. Дядя сел… Его ярости не было границ. Он поймал меня, спустил с меня штанишки и злобно отшлепал!

Я бы тоже тебя отшлепал, честное слово.

Представляешь, девочку!

Он шлепал тебя не слишком сильно.

Возможно, это ему так показалось. Возможно, в масштабе дяди это было и не слишком сильно, но в масштабе шестилетнего ребенка… да еще девочки!..

Что ты так привязалась к женской природе своего тела? Это что-то меняет?

Тело девочки нежнее, чем мальчика. Главное — ее психика… Он ударил меня раз пять. Я помню, как в этот момент мир взорвался вокруг меня. Мне было очень больно. Аж потемнело в глазах!

Я знаю.

И он бил бы меня еще неизвестно сколько, но вошла моя мать.

Не преувеличивай. Твой дядя не садист. Впрочем, как и Бог: ты что думаешь, твоя мать вошла «случайно»? Именно в тот момент?

Так или иначе, это пример НАКАЗАНИЯ.

Да, это пример наказания.

Наказание — это искусственно созданное последствие. Наказание накладывается на меня кем-то, чья система ценностей не совпадает с моей.

Дядя должен был бы поблагодарить тебя и расцеловать? А ведь ему, между прочим, пришлось покупать новые брюки… И не только брюки…

Я хочу сказать, что наказание — это НЕ ЕСТЕСТЕСТВЕННОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ.

Дядя, по-твоему, поступил не естественно?

Давай наконец перестанем шутить! Естественно — это когда мне возвращается то зло, какое я причиняю другому. Я убиваю — меня убивают. Я граблю — меня грабят. Я пачкаю кому-то штаны — мне пачкают штаны, но не более. Разве не так?

Так. Ты совершенно правильно сформулировала, что представляют из себя естественные законы. Ты всегда получаешь именно то количество страданий, которое причинила другим. Ни каплей больше.

В данном же случае дядя причинил мне гораздо большие страдания.

Он должен был тоже испачкать тебе штаны?

Я же просила Тебя перестать шутить! Ты же видишь, насколько серьезно это для меня! Ведь решается жизненный вопрос, по какому пути мне идти дальше…

Конечно, вижу! Поэтому Я и не шучу.

Здесь имела место месть! Это — месть, а не естественный закон. Дядя был оскорблен. Унижен. Он чувствовал пренебрежение со стороны маленького ребенка. Его «большое» эго было задето. С ним обошлись не слишком почтительно, да еще кто, этот маленький клоп! Именно это взбесило его. И он начал мне мстить. После порки мое тело было красным, я ревела, как полоумная. Если бы не моя мать, которая буквально вырвала меня…

Я помню. Но все же ты немного преувеличиваешь. Надо отдать должное твоему дяде, он, на самом деле, любит тебя.

В тот момент он пришел в бешенство. Он кричал моей матери, чтобы она «убрала свою ненормальную дочь».

Я этого не отрицаю. В тот момент твой дядя действительно потерял контроль над собой.

Это говорит о его несовершенстве. Мой дядя несовершенен.

Но БОГ-то совершенен! Поэтому Бог не должен поступать таким же образом, как обычно поступает примитивное существо. Во-первых, Богу невозможно причинить вред. Во-вторых, даже если допустить, что это возможно, Бог никогда не стал бы обижаться и мстить.

Я понимаю, что ты имеешь в виду. Верно, что твой дядя далек от совершенства, тем более, от святости. Верно и то, что он причинил тебе гораздо большие страдания, чем в данном случае ты ему. Однако это не выходит за рамки естественных законов и их последствий. Ибо совершенен Я.

Я совершенен и поэтому точно знаю, сколько именно боли ты должна была получить. Это «количество» определяется не только испачканными штанами, но и некоторыми другими твоими поступками, совершенными намного раньше.

Я прекрасно знаю характер твоего дяди. Я прекрасно знаю, как он поступит в ответ на определенные действия с твоей стороны. Поэтому Я устроил вашу встречу и вдохновил тебя плеснуть варенье на его стул. Дитя Мое, ты не получила ни на один шлепок больше, чем их должно было быть, поверь Мне! На самом деле, Я ощутимо облегчил твою участь. Ведь, если уж быть «по-аптечному» точным, твоя мать должна была войти значительно позже.

Кроме того, Я удачно использовал твой юный возраст. В этом возрасте ребенок воспринимает как трагедию даже очень незначительное болевое воздействие. Если бы это произошло с тобою, скажем, лет в двадцать, то чтобы вызвать у тебя аналогичные переживания, боль должна была бы быть во много раз больше…

Говорю тебе: любое «наказание», если уж тебе так нравится это слово, любая боль — является естественным последствием, исполнением естественного «Закона компенсации». Это относится и к Аду.

Конечно же, я понимаю, что мы не случайно встретились с моим дядей. И я понимаю, что я тогда получила «компенсацию» не только за ту ложку варенья. Это легко понять, когда речь идет о моем родном дяде, но Ад…

Ямадуты — не твои родственники.

Да перестанешь Ты, наконец, шутить!

Я не шучу. Я констатирую факт. И Ямарадж — не твой дядя, но что от этого меняется?

Эти жуткие пытки в Аду — что, тоже естественные последствия?

Конечно.

Ну уж нет! Это именно МЕСТЬ! И я Тебе сейчас это докажу. Ни один человек не сможет так сильно и так долго мучить какого-либо другого человека, как это происходит в Аду. Человеку этого мира не хватит ни жизни, ни сил, ни жестокости, даже если допустить, что он этого очень захочет. Это явно не равная компенсация, а именно месть.

Просто, я бы сказала, дикая вакханалия мести! Поэтому я никогда не поверю, что подобное может исходить от Бога. И я никогда не приму учение, которое утверждает, что это так.

Теперь наберись терпения, чтобы выслушать Мой ответ.

Итак, в «Беседах» говорится, что души принимают на себя иллюзию и погружаются в забвение ради некой высшей цели. Это действительно так. Правда, в зависимости от реальности, которую ты выбираешь, причина погружения души в майу может быть описана по-разному. Но об этом чуть позже.

Видя желание души погрузиться в забвение, Я создал механизм, посредством которого это стало возможным. Что это за механизм и как он работает, тебе хорошо известно. Об этом ты не раз читала в «Бхагавад Гите». Об этом же говорится и в «Беседах».

Я сотворил материю — вещество, по качествам противоположное чистому духу. Из материи Я сотворил искусственные чувства, способные воспринимать только различные ее проявления. Когда душа соединяется с материальными чувствами, она перестает воспринимать себя и начинает воспринимать только материю.

Путь вниз — это путь в мир чувств, прикованных к внешнему. Путь вверх — это путь внутрь себя. Примечательно, что ты можешь двигаться в один и тот же момент лишь в одном направлении: либо туда, либо сюда. Либо вверх, либо вниз.

«Если ты не движешься внутрь, ты движешься наружу». Найди это место.

Начни с собственной неподвижности. Успокой внешний мир, чтобы мир внутренний мог дать тебе видение.

Именно это внутреннее видение — то, что ты ищешь. Но ты не сможешь обрести его до тех пор, пока озабочен своей внешней реальностью. Итак, стремись погрузиться вовнутрь настолько, насколько это возможно… Всегда помни эту аксиому:

Если ты не движешься внутрь, ты движешься наружу…

Ты двигался наружу всю свою жизнь. Но ты не обязан делать это, и никогда не был обязан.

(Книга I, стр. 82)

Прекрасно. Итак, все начинается с того, что материальные чувства привлекаются объектами внешнего мира. Затем возникает привязанность. Затем — вожделение, гнев и потеря разума. Когда разум потерян, человек превращается в животное, которое не способно на что-либо более высшее, чем удовлетворение любой ценой потребностей тела.

Чувства, влекущие твое сознание во внешний мир материи, действуют безотказно. Они постоянно, ежесекундно, автоматически толкают тебя вниз. Не нужно прилагать специальные усилия, чтобы опускаться, — достаточно просто расслабиться. Деградация тебе всегда «гарантирована».

Коль скоро Я создал путь вниз, Я должен был создать и путь вверх, иначе — наша разлука превратилась бы в вечность. Чтобы прекратить падение и наконец-то начать подниматься, тебе необходимо задействовать свой разум. Включить его, разбудить.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.234.247.75 (0.011 с.)