ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГОЛОС Шаляпина как эстетический эталон



Искусство Шаляпина - это явление, ка-

кого мы никогда прежде не встречали, его

нельзя объяснить и описать словами!

Daily Telegraph (1925)1

Им начинаются и кончаются все теории

о пении и исполнительском искусстве, и до

сего времени нет другого певца, вокруг

имени которого сверкал бы подобный оре-

ол преданий и сказаний, в совокупности

создающих легенду об артисте. Нет рав-

ного ему, поскольку такое сочетание глу-

бокого художественного интеллекта, го-

рячего и искреннего чувства, бесконечной

творческой пытливости, а главное -

Божьей искры подлинного гения и удиви-

тельного личного обаяния - неповторимо!

Пражская газета «Narodni listy» (1932)'

В 2003 г. исполняется 130 лет со дня рождения величайшего из

певцов - Федора Ивановича Шаляпина. Поистине гениальная ар-

тистическая и вокальная одаренность сделала его имя бессмерт-

ным в истории русской и мировой вокальной культуры. Крупней-

ший итальянский певец, солист «Ла Скала» Джакомо Лаури-

Вольпи назвал Шаляпина «русским гигантом, заслонившим вели-

кого Карузо». «Шаляпин, - писал он, - остается одиноким гиган-

том... Он стал басом-эталоном и его имя облетело континенты»

(Лаури-Вольпи, 1972).

Выдающиеся мастера вокального искусства

О голосе и пении Ф.И. Шаляпина

Как известно, сам Шаляпин в своих печатных трудах крайне

мало и скудно говорит о собственном голосе и вокальной технике,

делая акцент прежде всего на исполнительской стороне певческого

искусства (см. фрагменты его высказываний в Приложении 1).

Между тем, голос Шаляпина был предметом восхищения всех его

современников, так же как и его гениальное актерское мастерство.

В этой связи особый интерес для нас представляет высказывания о

голосе Шаляпина выдающихся певцов, певших с ним на сцене

всемирно известного оперного театра «Ла Скала» и других круп-

1 Высказывания приводятся по ст.: Мальков, 1998.

Искусство резонансного пения 109

нейших оперных сценах. Имена этих выдающихся певцов также

известны всему миру: Тоти Даль Монте, Беньямино Джильи, Тито

Скипа, Джакомо Лаури-Вольпи, к ним относится и восхититель-

нейшая из итальянских примадонн своего времени Аделина Патти.

Но предварим их высказывания словами нашего выдающегося

мастера вокального искусства И.С. Козловского.

Иван Козловский

«Имя - Федор Шаляпин - не только не забыто, но, наоборот,

обретает как бы все новое содержание. Обретает и звучание все

более громкое и наполняется смыслом все более огромным...

Шаляпин - и в своей красоте, в стиле своего народного, поко-

ряющего таланта, и в той непоправимой драме, на которую обрек-

ла жизнь этот великий, более того, гениальный талант, - сегодня

постигается нашим выросшим за эти годы сознанием...

В самом деле: трудно представить себе фигуру более трагическую,

чем Шаляпин, при всем том, что всю жизнь он слышал и чувствовал

слова, сказанные Стасовым: «Радость безмерная!». Эти слова- бла-

годарность Шаляпину за его труд, за его талант, за его творчество -

подлинно отображают отношение к Шаляпину не только прогрессив-

ной России, но и всего мира...»(Козловский, 1992).

Тоти Даль Монте

«Я прожила довольно большую сценическую жизнь, отдав те-

атру двадцать пять лет. Моими партнерами были лучшие певцы

мира. Но самое яркое и волнующее воспоминание оставила встре-

ча с Шаляпиным.

О, это был гениальный артист, непревзойденный по дарованию

художник оперной сцены! Во всех своих ролях он был неповто-

рим, оригинален и грандиозен! Да, именно грандиозен! Такого

впечатления, которое он оставил в роли Бориса Годунова, я нико-

гда больше не переживала.

Надо сказать, что итальянские зрители, пожалуй, самые требо-

вательные в мире. <...> От [их] критики не уходили даже самые

прославленные певцы. Но я не помню ни единого слова упрека,

высказанного кем-нибудь в адрес Шаляпина, - все, что он делал,

было так совершенно, так ярко и убедительно, что никогда не вы-

зывало сомнений или возражений. <...> Несомненно, что искусст-

во Шаляпина сыграло большую роль в повышении требовательно-

сти итальянской публики к оперным артистам.

Шаляпин обладал не только превосходным голосом и гениальным

сценическим талантом. У Шаляпина еще был глубокий ум. Он был

110_____________________ В.П. Морозов______________________

мыслитель в искусстве, и это поднимало его даже над уровнем всего

самого лучшего, что было в его время на оперной сцене.

Если говорить о манере пения Шаляпина, то надо признать бли-

зость ее к итальянской школе, во всяком случае в области эмиссии

(звукообразования). Его голос прекрасно звучал в любых по раз-

мерам помещениях. Я помню, что в Цинциннати (Америка) мы с

ним пели спектакль в театре, вмещавшем девять тысяч зрителей, и

нас повсюду было превосходно слышно.

Когда голос хорошо поставлен, он везде и всегда хорошо зву-

чит. Вокальное звукообразование не переносит какого-либо нажи-

ма, насилия - оно должно быть совершенно легким и свободным,

тогда голос льется, естественно вибрируя, что и сохраняет красоту

тембра. При неверной постановке звук получается напряженный,

насильственный, тембр исчезает, стирается, и голос плохо доходит

до слушателя.

У Шаляпина был, видимо, от природы верно поставленный

голос. Его же удивительная интуиция и вкус помогли сохранить

и закрепить эту природную манеру пения, что и приближало ее

к итальянской школе, зиждящейся на принципах естественного,

природного звукообразования. Правда, в пении Шаляпина слы-

шалось и что-то своеобразное, что, вероятно, шло от русского

языка. Ведь он был настоящим русским человеком и хранил

свой родной колорит и в пении. Это не только не портило его,

но придавало особую выразительность, красоту и своеобразие

его искусству. Конечно, лучше всего этот колорит проявился в

партиях русского репертуара.

Но если вокальная школа Шаляпина была близка итальянской,

то выразительность у него была особенная, прежде всего в области

подачи слова, вокальной декламации. Здесь Шаляпин не превзой-

ден еще никем» (Даль Монте, 1958).

Бенъямино Джильи о Шаляпине

«...Сенсацией дня был Шаляпин. Нарушив свою старую клятву

не приезжать никогда в Нью-Йорк, великий русский певец все-

таки вернулся и выступил в партии Мефистофеля, той самой, в ко-

торой он дебютировал в «Метрополитен» пятнадцать лет назад-

20 ноября 1907 года.

Пение Шаляпина было столь же великолепно, как и его произ-

ношение и речитатив. Его прекрасный, отлично поставленный го-

лос был необычайно красив, особенно когда звучал во всю силу. К

тому же он поражал своей мощью и широтой диапазона. Шаляпин

великолепно подавал его. Вокализация его была поразительным

Искусство резонансного пения 111

примером того, как нужно контролировать дыхание, менять инто-

нации и строить музыкальные фразы. Овация, которой наградил

его зал после спектакля, убедительно говорила о том, что Нью-

Йорк простил певцу его странности.

Шаляпин был великим Мефистофелем и великим Борисом Году-

новым не только потому, что прекрасно пел - это само собой разуме-

ется - но и потому также, что прекрасно играл» (Джильи, 1964).

Джакомо Лаури-Вольпи

«К славным легендам о Таманьо, Карузо и Титта Руффо приба-

вилась еще одна легенда, когда появился русский гигант, друг

Максима Горького - Федор Шаляпин. Этот певец заставил гово-

рить о себе столько, сколько не говорили ни об одном басе.

В Италии этот гигант впервые появился в «Мефистофеле» в

«Ла Скала». Публика была загипнотизирована пластичностью

движений этого скульптурного тела и поистине сатанинским

взглядом артиста до такой степени, что и Карелли, и Карузо и тос-

каниниевский оркестр словно исчезли, заслоненные этим чудо-

вищным певцом. Все это уже история. С того момента перед ним

открылись все двери.

Тайна этого волшебного актера-певца состояла в умении доби-

ваться тонких оттенков. Он добивался их с помощью голосовых

«эхо». Очень немногие певцы постигли секрет вокального эха. Ко-

гда раздается удар колокола, его звук производит эхо там, где ока-

зывается наилучший резонанс. <...> Шаляпин знал этот

драгоценнейший секрет. <...> В оттенках его пения чувство-

валась внутренняя сущность его личности, которую многие стара-

лись и стараются воссоздать в себе, добиваясь, однако, лишь

внешнего, сходства, которое оказывается скорее карикатурным.

Эти плагиаторы и не пытаются добиться «слияния с персонажем»,

того поразительного уподобления, которым объяснялась неподра-

жаемость Федора Шаляпина. Шаляпин остается одиноким ги-

гантом. Он создал басам такое реноме, такой авторитет, о кото-

рых они не могли даже мечтать. Подобно Карузо среди теноров и

Титта Руффо среди баритонов, Шаляпин стал басом-эталоном,

и его имя облетело континенты» (Лаури-Вольпи, 1972).

Тито Скипа

«Спектакли шли на итальянском языке. Но, несмотря на это,

Шаляпин и на чуждом ему языке блистал своим великолепным

словом, замечательным даром декламации, всеми ее тончайшими

оттенками. Только очень придирчивое ухо в отдельных случаях

112 _____________________ В.П. Морозов_____________________

могло заметить, что это поет не итальянец1. В равной мере он вла-

дел и кантиленой, удивляя красотой тембра своего голоса. Если вы

спросите меня, какая была школа у Шаляпина, я вряд ли смогу от-

ветить. У него была своя особая, одному ему присущая школа. Бы-

ла ли это русская школа - я не знаю: эти вопросы тогда меня не

занимали. Но главное, что запомнилось, это безукоризненность его

вокального мастерства, его яркая оригинальность и глубокое соот-

ветствие пения его сценическим образам.

Изумительный артистический дар Шаляпина с особой силой про-

явился в «Борисе Годунове»- опере, которая благодаря русскому

певцу прочно утвердилась на итальянской сцене» (Скапа, 1958).

Анджело Мазини (письмо в редакцию газеты «Новое время»)

«Пишу вам под свежим впечатлением спектакля с участием ва-

шего Шаляпина. Московский артист, как вы знаете, выступил

здесь в опере Ар. Бойто «Мефистофель». Публика театра «Скала»

нелегко приходит в восторг и особенно взыскательна к молодым и

неизвестным ей певцам, но этот вечер был настоящим триумфом

для русского артиста, вызвавшего горячий энтузиазм слушателей и

бурные овации. Глубокое впечатление, произведенное Шаляпиным,

вполне понятно: это и прекрасный певец и превосходный актер, и

вдобавок у него прямо дантовское произношение, удивительное яв-

ление в артисте, для которого итальянский язык не родной. Слушая

его, я испытывал двойное наслаждение: от того, что это такой чудный

певец, и от того, что это русский певец, певец из той России, с кото-

рою я сроднился и которую так люблю» (Мазини, 1989).

Аделина Патти

«Россия - рассадник выдающихся голосов и артистов. Чего

стоит один Шаляпин, которого я имела удовольствие слышать в

1 Шаляпин обладал изумительным даром звукоподражания, что, несомненно, и способ-

ствовало овладению им интонационно-фонетическими (невербальными) особенностями

чужого языка. Об этом свидетельствует забавный случай, рассказанный В. Римским-

Корсаковым: «Не зная также и английского языка, Федор Иванович тем не менее однажды

обратился к англичанам — соседям по столику в ресторане с небольшим «спичем», подражая

интонациям английского языка. Конечно, этот «спич» не имел ни малейшего смысла и со-

держания. Однако это так походило на английский язык, а импозантная фигура Шаляпина в

цилиндре производила такое солидное впечатление, что англичане, бывшие, возможно, не-

сколько навеселе, «поняли» его и, едва ли не приняв за соотечественника, чокнулись с ним

и ответили, судя по выражению их лиц, столь же любезным тостом, который для Федора

Ивановича остался так же непонятным, как и его собственная «английская» речь» (Рим-ский-

Корсаков, 1958).

Эта удивительная на редкость способность Шаляпина к звукоподражанию скорее всего

и лежала в основе его способности передачи голосом тонких психологических особенно-

стей изображаемых им на сцене персонажей.

Искусство резонансного пения 113

Лондоне. Он окончательно покорил мое сердце. Это величайший

вокалист и величайший артист. Я даже познакомилась с ним лич-

но. Он произвел на меня чарующее впечатление. Между прочим,

вы, русские певцы, владеете итальянским bel canto. Я убедилась в

этом, когда слушала того же Шаляпина. Он в этом отношении пре-

взошел даже итальянцев» (Патти, 1958).

Из истории исследований

Об изумительном актерском мастерстве, пении и голосе Шаля-

пина как непревзойденном эстетическом феномене написаны ты-

сячи книг, статей, воспоминаний современников и последующих

исследователей. У Шаляпина учились, учатся и будут учиться

многие поколения певцов. Этому, к счастью, способствует не

только богатейшая библиография о творчестве Шаляпина, но и

многочисленные грамзаписи голоса великого певца. Как справед-

ливо писал Лаури-Вольпи, голос Шаляпина с его совершеннейшей

вокальной техникой, восхитительным разнообразием психологи-

чески тонких тембровых красок и интонаций, безупречной дикци-

ей и орфоэпией- давно стал эстетическим эталоном. Одна-

ко, несмотря на множество его восторженных описаний, практиче-

ски нет сколько-нибудь обстоятельных научных исследований го-

лоса Шаляпина как акустического феномена.

Именно поэтому, начиная еще с 60-х годов и по настоящее вре-

мя, сначала в Лаборатории Института им. Сеченова Академии наук

СССР и в специально созданной нами Лаборатории по изучению

певческого голоса при Ленинградской консерватории (1960), а с

1987 г. - в Институте психологии РАН и Московской консервато-

рии по программе Центра «Искусство и Наука» автором этих строк

проводятся исследования акустических особенностей го-

л о с а Ш а л я п и н а и е г о э м о ц и о н а л ь н о - э с т е т и ч е с к о г о

воздействия на слушателей в сопоставлении с голосами других

мастеров вокального искусства и рядовых певцов разных катего-

рий. Результаты этих исследований были опубликованы в ряде

монографий и статей (Морозов, 1965, 1967, 1977, 1988; Morozov,

1996; Морозов, 1998).

В частности, впервые были проведены обстоятельные иссле-

дования формантной структуры голоса Шаляпина, статистические

количественные измерения относительного уровня высокой

певческой форманты в сравнении с аналогичными показате-

лями голосов других певцов.

114 В. П. Морозов

Рис. 32. Ф.И. Шаляпин напевает граммофонные пластинки (по: Шаляпин, 1957).

Механическая система звукозаписи того времени (фото 1913 г.) не позволяла получить необходи-

мое качество звука, отражающее все достоинства шаляпинского голоса. Тем не менее и по таким

записям можно судить о высочайшем совершенстве вокальной техники великого певца. Более

поздние записи, сделанные уже с применением микрофонов, давали более удовлетворительное

качество звучания (хотя все же не сравнимое с современным уровнем). К этому времени относятся

также слова Шаляпина: «Люблю граммофонные записи. Я пою перед микрофоном студии, ад-

ресуясь не к конкретным собравшимся лицам, а к самому себе и к той публике, какую себе вооб-

ражаю. Меня волнует и творчески возбуждает мысль, что микрофон этот знаменует собой при-

сутствие миллионов слушателей - нынешних и будущих» (Цит. по: Мальков, 1998).

_________________Искусство резонансного пения____________ 115

Напомним, что высокая певческая форманта (ВПФ) представ-

ляет собой группу усиленных обертонов в области примерно rе4-

sol4 и придает хорошему певческому голосу не только присущую

ему звонкость («серебристый» тембр), но и такое весьма важное

профессиональное качество, как полётность, т.е. свойство не-

стись вдаль, озвучивать большие концертные залы, выделяться

на фоне оркестра. Всеми этими качествами голос Шаляпина об-

ладал в наивысшей степени: относительный уровень ВПФ в его

голосе достигает 40-50% и более, у малоквалифицированных же

певцов - 10-15%.





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.024 с.)