ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Великий Дракон как прародитель однополой любви



Вероятно, все виды гомосексуализма имеют в своей природе те же причины — это результат внутриличностного конфликта между эротическими энергиями и силами внутреннего Дракона. Потребность реализовать либидо при наличии огромной и влиятельной фигуры Дракона гиперМатери, запрещающей контакты мужского и женского начал во внутреннем мире, кажется неосуществимой. Это рождает инфантильное желание "обмануть" Дракона (вид пассивной агрессии) и реализовать сексуальное напряжение без разрешения Великого Змея, то есть — т а й н о. При этом главный инфантильный мотив, который здесь удовлетворяется, — во что бы то ни стало избегать битв с Драконом, как избегают наказания или смерти. Другими словами, гомосексуалист стремится удовлетворять свои сексуальные потребности, не отделяясь от родителей, не преодолевая эмоциональной зависимости как от внешних, так и от внутренних родительских фигур, то есть — не сражаясь с Драконом.

Из-за избытка страха перед внутренним Драконом (гиперМатерью) в бессознательном создается определенная "слепая область". Это отчуждение, отсечение гиперматеринской структуры от основной структуры личности, которое возникает исключительно в защитных целях. Вытеснение области гиперМатери за пределы Я встречается в случаях, когда ее содержание настолько перенапряжено, настолько избыточно переполнено страхами и сопутствующей им чрезмерной агрессией, что Я изо всех сил противостоит этой взрывоопасной начинке, не принимая Дракона в свою структуру. С одной стороны, Дракон здесь настолько огромен, что закрывает собой для мужского — женское, а для женского — мужское начало (см. рис. 7). Поэтому, находясь в области подавленного мужского, Я как бы "не видит" женского. И наоборот, — находясь в области подавленного женского, Я "не видит" мужского начала.

Давящая "туша" внутреннего Дракона порождает защитную тактику страуса или детской игры в "жмурки". Чтобы "избавиться" от Дракона, можно сделать, чтобы его не было видно, то есть — нужно спрятаться от него или зажмуриться. Если Дракона не видно, то его нет, и сражаться не с кем. Гомосексуалист любого пола, "зажмурившись", как бы "проскакивает" под ручку с представителем своего же пола мимо собственного внутреннего Дракона, не допускающего мужско-женских союзов. Такая "политика" инфантильного Я дает ложное ощущение избавления от напряжения. Поскольку чрезмерно активный гиперматеринский феномен вытесняется в бессознательное — он попадает в "слепую область", становясь "невидимым" для Я. Создается иллюзия, что онперестает быть препятствием на пути к свободной реализации растущего либидо.

Но, с другой стороны, если Дракона больше не видно, если он вытеснен, если на него "закрыли глаза", то не видно и всего остального пространства личности, которую Дракон (гиперМать) "загораживает" своей символической тушей. Это остальное пространство остается неведомо, зазеркально. Ведь классически мужское открывает для себя мир женского только после победы над сакральным Змеем. Следовательно, вместе с отрицанием собственного Дракона отрицается и вся область внутреннего космоса, которую Дракон усердно собой закрывает, — то есть отрицается область Я противоположного пола.

Таким образом, между мужским и женским аспектами личности возникает тотальноерасщепление:мужское начало больше не обнаруживает женского во внутреннем мире, и женское реагирует на мужское как на нечто инородное. Более того, внутренняя область другого пола, становясь, как и область самого Дракона, запретной и пугающей, попадает вместе с ним в отчужденную от основного ядра личности область "слепого пятна".

"Мужское? Не знаю, и ничего не хочу знать об этом!" — как бы говорит бессознательное лесбиянки, так как ее собственное мужскоенаходится в невидимой области "слепого пятна". Поэтому контакты с гетеросексуальными мужчинами вызывают у нее напряжение, а отношения с женщинами или геями воспринимаются как гораздо более безопасные. "Я не знаю и боюсь женского, поэтому в упор не вижу женщин", — такова неосознанная позиция гомосексуалиста-мужчины. Внутренняя область его истинного женского начала также скрылась в тумане "слепого пятна".

Важно отметить, что стремление к противоположному полу при этом никуда не исчезает, а только уходит в "подполье". Оно проявляется в незапрещенных Драконом отношениях с представителями своего пола по простому принципу: женское начало в мужчине-гомосексуалисте стремится к мужскому в другом мужчине, или — его мужское тяготеет к женскому в другом мужчине. Женское лесбиянки тянется к мужскому началу в другой женщине, а ее мужское — к женскому в другой женщине.

В то же время, мерцание активной позиции зависит у гомосексуалистов от того, насколько травмировано или сохранно мужское или женское начало личности. Я невольностремится отождествлять себя с внутренней инстанцией того пола, которая меньше всего подверглась давлению и травматизации со стороны Дракона гиперМатери. Активные гомосексуалисты и активные лесбиянки неосознанно отождествляют свое Я с пассивно сопротивляющимся Дракону подавленным мужским началом (рис. 7), так как мужское в их внутреннем мире подавлено меньше, чем женское. Позиция активных гомосексуалистов является пассивно-агрессивной по отношению к их партнерам потому, что женскому началу, к которому их влечет в личности партнеров (и своей Внутренней Женщине), они предлагают не расцвет и плодоносное развитие под надежной мужской защитой, а вечное томление в плену и вечное использование для гашения своих сексуальных импульсов "исподтишка".

Это искажение можно представить в виде символической ситуации, когда Иван-царевич регулярно обходит огородами пасущегося перед замком Дракона и тайно проникает в башню к плененной Василисе Прекрасной. Он не спасает, а использует ее, злоупотребляя вдвойне беззащитным ее положением. Женское оказывается дважды угнетено, так как не только Василиса томится в плену у Дракона, но еще и потенциальный освободитель пользуется ее несвободой в свое удовольствие. Такая "Василиса" оказывается в этом двусмысленном положении только в том случае, если околдована гиперматеринскими настроениями, и поэтому боится за "Ивана-царевича", не верит в его победоносную силу. Соблазняя Ивана, она отвлекает его от битвы с Драконом, так как боится, что в битве победит не Иван, а Дракон. Поэтому женская часть личности остается в положении дважды заложницы — пленницей Дракона (гиперматеринской структуры) и Ивана-"освободителя" (застрявшего, неразвивающегося мужского начала).

 

Что касается пассивных участников гомосексуальных отношений, то они отождествляют свое Я с вдвойне подавленным незащищенным истинным женским и действительно оказываются наиболее уязвимы в своих парах, так как их активные партнеры — не настоящие, а суррогатные, то есть не защищающие "мужчины". "Мужская" защита со стороны активных гомосексуалистов всегда неполноценна, так как "псевдомужчины" избегают процедуры настоящего отделения от внутренней фигуры гиперродителя — сепарационной битвы с Драконом. Иначе говоря, хаотическая природная агрессия, многочисленные страхи и ощущение вины у активных участников гомопары не преодолеваются, а вытесняются ими за пределы Я — в бессознательное. Поэтому они склонны к инфантильным реакциям: избеганию и перекладыванию на чужие плечи ответственности, к проецированию своего внутреннего напряжения вовне, к поддержанию мифа о враждебности мира и главное — к вечно детской позиции беспомощной жертвы.

Рис. 7. Происхождение гомосексуального поведения с точки зрения архетипического анализа.

 

И в самом деле, в лесбийской паре "мужская" сторона — это женщина, чей Внутренний Мужчина скрыт от глаз окружающих, на которых проецируется разлучающая функция Дракона. Внутренний Мужчина активной лесбиянки действует инкогнито и неосознанно полагает, что от Дракона гиперМатери он хорошо спрятался, так как дружба двух женщин — невинна. Мужское в активном гомосексуалисте тоже "прячет" от гиперматеринской инстанции свой интерес к женскому, так как женское, которое желанно для него, это всего-навсего внутреннее женское другого мужчины. Снаружи этот интерес выглядит как отношения двух мужчин. Отщепленный от основной структуры Я, внутренний Дракон проецируется у гомосексуалистов обоих полов на общество, подавляющее и притесняющее их.

Феномен вытеснения внутриличностной области Дракона за пределы личности объясняет, почему гомосексуалисты обоих полов чаще всего воспринимают мир как нападающий на них и отрицают возможность изменений, а также — избегают практик, способствующих внутриличностным изменениям. Такого рода мощное сопротивление понятно — работа с вытесненной областью не может стать задачей личности, которая не признает существование этой области как таковой.

У лесбиянок наблюдается более или менее явно выраженные типы: буч, фэм и дайк. Девушка буч - мужеподобная, фэм — очень женственная (подтипом фэм является клава, гипертрофированная женственность которой доходит до гротескной), дайк имеет внешний и внутренний стиль травести — девочка-мальчик. На наш взгляд, типы выделяются вследствие миграции центрального ядра Я из области подавленного мужского в область подавленного женского. Таким образом, имеют место некие колебания Я, когда центр самоосознания перемещается то в мужское, то в женское пространство, подобно маятнику. Например, когда маятник Я "прыгает" в область женского, дайк тянет к мужскому началу в ее партнерше. Когда же маятник Я "заносит" в область мужского, дайк влечет к женскому в ее партнерше. В таком режиме та область личности, которую покидает маятник самоосознания, временно погружается в бессознательное и становится "невидимой". Скорость этого перемещения у дайк очень высока. Таким образом, тип дайк (девочка-мальчик), образуется в результате высокой частоты перемещений внутреннего Я-маятника. Иначе говоря, у женщин дайк Я-маятник с большой скоростью "мечется" из мужской в женскую части личности туда-обратно, с поразительной ловкостью проскакивая "слепую" драконью область гиперМатери. Поэтому дайк легко ладят и с мужеподобными буч, и с по-женски трогательными фэм, обладая некой ложной "свободой". Дайк отличаются легкостью и видимой независимостью, в то же время непобежденный внутренний Дракон подавляет их личность не меньше, чем у буч и фэм.

У буч маятник как бы "застрял" в области ее внутреннего мужского, поэтому женщина-буч высматривает свое "отсутствующее" женское в томных фэм, реже — в дайк. У фэм маятник Я зачарованно замер в области внутреннего женского, и свое мнимо отсутствующее мужское они стремятся восхищенно разглядывать в буч и дайк. Такое застревание Я-маятника в мужской или женской областях личности связано с тем, что игнорируемые области травмированы настолько, что Я ни за что не желает отождествляться с ними.

Подход с этих позиций позволяет, на наш взгляд, влиять на структуру личности гомосексуалистов, желающих обрести стойкую гетеросексуальность. Успех может быть достигнут за счет необходимого числа инициаций, стимулирующих созревание мужского и женского начал, что постепенно ликвидирует драконову пропасть между ними. Уменьшение области Дракона (гиперМатери) позволяет мужской части личности, окрепнув, победить Великого Змея, что, в свою очередь, делает возможным гармоничный контакт между мужским и женским началами личности.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.247.17 (0.011 с.)