Архетипические признаки истинной женственности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Архетипические признаки истинной женственности



О созревании женственности рассказывают многие сказочные и мифологические сюжеты. Если в архетипическом сюжете, обретая суженного, красавица теряет его, оказываясь в плену у злодея, как, например,в сказке А. С. Пушкина "О Руслане и Людмиле", это символизирует тот момент отношений мужчины и женщины, когда женское начало женщины попадает во власть негативного аспекта ее Анимуса — во власть Внутреннего Злодея.

Как известно, негативный Анимус отражает негармоничную сторону отношений дочери с отцом. В реальных отношениях мужчины и женщины наличие фигуры Злодея в структуре Анимуса женщины проявляется в ее недоверии к избраннику, а также — в ее повышенной обидчивости, ранимости, в претензиях и разочарованиях в мужчинах. Возникновение отношений с реальным мужчиной пробуждает в личности реальной женщины не только идеальный (искомый, желаемый) аспект ее Анимуса, который она проецирует на избранника, влюбляясь в него. Появление мужчины в жизни женщины приводит в активное состояние всю внутреннюю область ее мужского начала: Анимус пробуждается и постепенно выходит на уровень сознания во всей своей полноте. Мужское же многослойно, оно содержит как героические, так и злодейские, теневые внутренние фигуры. Последние представляют собой те области мужского, которые пребывают в архаичном, неинициированном состоянии. Для них свойственна деструктивная, захватывающая активность, что на символическом уровне сознания отражается в образах различных Злодеев. Внутренний Злодей благодаря действию защитных механизмов личности женщины отчуждается и выдворяется на задворки личности. Однако, при появлении внешнего мужчины Злодей пробуждается и активизируется, стремясь захватить женственность как свое основное сокровище. Одновременно Злодей проецируется на реального мужчину, который как две капли воды похож теневой областью своей личности на внутреннего Злодея избранницы.

Похищенная своим собственным Внутренним Злодеем, реальная женщина томится в плену у негативных чувств, ожидая избавителя.

Если во внутреннем мире женщины не сформирована и не функционирует достаточно потентная защищающая мужская фигура, другими словами, если Злодея победить некому, то период пленения женского начала может затянуться, вплоть до преклонного возраста. В таком случае потребность в освобождении женского растет и становится столь велика, что женщина, не находя опоры и защиты в своем внутреннем мире, ищет защиты снаружи и может принимать за избавителя то "первого встречного", то собственного ребенка и т. д. Избавления от гнета со стороны своих внутренних злодеев женщина может невольно ожидать и от медицинских, правовых и других социальных структур, бесконечно обращаясь к ним за помощью.

"…Пока Анима не освобождена и остается в плену, жизненный поток останавливается, а это направляет запертую энергию на алчные и злые замыслы", — считает М. — Л. фон Франц. Так феномен плененной Анимы может стать для реальной женщины источником разрушительных событий внутри и снаружи.

В сказках и мифах прекрасная героиня освобождается из плена только после решающей битвы Освободителя со Злодеем. Только после победы над Злодеем возможен долгожданный союз с возлюбленным. Лишь после прямого столкновения полярных сил Анимуса, а именно — героического и злодейсткого его полюсов, возможна постепенная интеграция этих сил. Интеграция позитивного и негативного полюсов Анимуса ведет к его целостности, к переплавке энергий побежденного Злодея в сокровище цельной защищающей мужской функции. Зрелый же Анимус создает благоприятное и безопасное жизненное пространство для женского (и детского) начала личности, в котором женственность неизбежно расцветает и благоденствует.

Внутренний Злодейдля реальной женщины — это синтез тех же, что и у мужчины, негативных комплексов — страхов, агрессии, вины и т. п., содержащихся в мужской области ее личности. Эти комплексы успешно преодолеваются в ходе инициаций на темы "битв" с внутренними Злодеями, Драконами и Кощеями. Эти битвы представляют проверенную стратегию в инициационной терапии. Как мы уже выяснили, победить может лишь достаточно зрелый, достаточно инициированный мужской защищающий аспект.

В сказках для того, чтобы одолеть Злодея, герой совершает большую мужскую работу. Он отправляется в бессознательное ("за тридевять земель"), не боится встретиться там с теневыми сторонами личности (Баба Яга, леший и др.). Он проводит разведку, чтобы найти место, где живет Злодей. Побеждая его и освобождая героиню, мужское обретает долгожданный контакт с женским, получая в лице освобожденной женственности бесценное сокровище, дающее энергии жизни.

В обыденной жизни женщины результатом победы ее Внутреннего Мужчины надее внутренними драконами может стать не только создание гармоничного союза с реальным мужчиной, но и проявление у нее более женских черт, то есть рождение новых чувств и новых, более конструктивных, более целебных для окружающих форм поведения. Но главное, что приобретает женщина, Внутренний Мужчина которой уже победил Злодея, — это осознание своей женской все возрождающей силы, к которой и она сама, и другие могут обращаться как неиссякающему животворному источнику. Происходит обретение женского самосознания как счастья обладания некой уникальной волшебной энергией, сотворящей мужскому и пульсирующей в ритме самой природы.

Незрелая женщина обычно преодолевает свою ранимость, комплексы и страхи в отношениях с целым рядом мужчин, возникающих в ее жизни последовательно. Таким образом, ее Внутренний Мужчина последовательно сражается за освобождение ее женского достоинства с целым стадом драконов и армией кощеев, каждый раз получая бесценный опыт героических побед. Внутренний Мужчина каждый раз учится откликаться на призвыв женственности, притесняемой в очередных реальных отношениях с очередным мужчиной. Внутренний Мужчина жещины учится "приходить" из глубин внутреннего мира на ее зов, сражаться и побеждать внутренние (и внешние) негативные силы, каждый раз вбирая их потенциал в свою структуру как ценные трофеи. И только после того, как заряд неинициированной, деструктивной агрессии, содержащийся в негативной области Анимуса реальной женщины, исчерпается, когда мужская агрессия приобретет точный вектор в направлении защиты - женское избавляется от подавления, и получает, наконец, в лице Внутреннего Мужчины долгожданную стабильную опору. Это соответствует переходу женского в стадию зрелости — вечного расцвета. Вечного, потому что когда мы говорим об уже сформировавшейся духовной функции, речь не идет о дальнейшем ее угасании, как это бывает в связи с циклами расцвета-увядания в природе. Даже будучи глубоко пожилой, зрелая женщина светится изнутри, притягивает к себе людей необъяснимым излучением женственности, которое создает вокруг нее инициирующую и исцеляющую среду. Причем сама женщина может нисколько не задумываться об этом.

Поскольку зрелость женщины наступает в момент появления у нее надежной опоры в лице зрелого, защищающего Внутреннего Мужчины, вовне это проявляется в обретении женщиной высокой степени эмоциональной независимости от мужчин. При этом женщина испытывает глубокое уважение к мужчинам, понимает и почитает их мир. Зрелая женщина гармонично заботится и о себе, и о мужчине, и о детях, о других людях и о природе. Она обладает способностью сострадать, интуитивно выбирая для этого целебную форму. Отметим здесь, что жалость и сострадание в духовном смысле не являются синонимами. Сострадание в отличие от жалости, представляет соббой умение быть, находиться рядом с тем, кто страдает. Сострадать — это не просто быть рядом, а находиться рядом именно таким образом, чтобы это присутствие помогало неизбежному страданию преобразовываться в духовную силу и бесценный опыт. Сострадание как совместное бытие в момент страдания представляет собой высшее принятие происходящего, доверие к миру и его гармоничному устройству. Трансформация, преобразование страдания во внутреннюю силу и полезный опыт, являясь со-страданием, представляет собой величайшую функцию высшей женственности.

Что касается подробно описанного в сказках пути обретения подлинной женственности, то следует еще отметить, что он богат удивительными превращениями.

Кощей превратил Василису Прекрасную в Царевну-лягушку. Наряду с другими значениями образ лягушки символизирует состояние отчужденияженщины от собственного телаи, тем самым, отчуждение от одного из важнейших проявлений ее природы — женских эротизма и сексуальности. Это состояние заколдованности соответствует этапу наиболее глубокого подавления (замораживание развития) женской природы негативным аспектом Анимуса.

Например, Кощей и карлик Черномор, ради обладания ею, неизменно лишают свою пленницу контакта с ее собственным телом: один (Кощей) превращает прекрасную деву в ее физическую противоположность — жабу, другой (карлик Черномор) — наводит на Людмилу сонные чары, делая ее невидимой.

В таком заколдованном состоянии нередко находится женская часть личности как у реальных женщин, так и у реальных мужчин. Вот что пишет Мария-Луиза фон Франц о древних традициях европейской культуры: "…Когда у женщин были проблемы с деторождением или какое-то заболевание матки, они… подвешивали в церкви восковую жабу… Аналогия между образами жабы и матки еще раз указывает на то, что жаба является олицетворением материнской утробы, женского начала". Можно предположить, что в сказках классическое превращение прекрасной девы в жабу означает низведение, сужение, "высушивание" женской природы до аспекта ее материнского назначения, что является прямым ограничением женского, формой его пленения.

На субъектном (внутреннем) уровне Кощей, Черномор и подобные им персонажи являются продолжателями дела чрезмерно контролирующей гиперматеринской структуры. Они представляют неинициированную, разрушительную мужскую агрессию, негативный полюс Анимуса женщины. На внешнем же (объектном) уровне — они являются отражением реальных отвергающих отцов, имеющих и в структуре своей личности подавленную, плененную Аниму (женское в личности мужчины). Именно поэтому их потребность во всё возрождающей магической женской силе гипертрофирована, чрезмерна. Становится понятным, почему они стремятся во что бы то ни стало овладеть не любой, а самой прекрасной из женщин.

Способ удержать прекрасное женское в своем мире для негативных мужских фигур всегда один — лишить женственность ее волшебной силы, ее природного могущества. Для этого применяется простой прием — возвращение ее на более раннюю, инфантильную стадию развития, когда женственность, как бутон, еще только готовится к своему расцвету, только собирается народиться — выйти на свет осознания. Чтобы вернуть женское в более беспомощное состояние, внутренние Злодеи стремятся запереть ее в ограниченном пространстве, держать в некой символической утробе — башне, пещере, облике жабы и пр. Таким образом, Царевна-лягушка — символ инфантильной женственности (это не означает возрастной, онтогенетической инфантильности). Плененная женственность силой вытесняется негативными аспектами Анимуса на стадию, где у женщины еще нет отождествления с женским телом и, следовательно, женской сексуальностью. Такая стратегия негативного Анимуса очень напоминает те строгие запреты на свободный доступ женственности к своему природному эротическому источнику, которые распространены в патриархальном мире. Общественное сознание запрещает женственности пользоваться своим природным могуществом самостоятельно. Женская сила и женское эротическое начало, по негласному общественному закону, используются на уровне западного сознания так же, как и полезные ископаемые. Оно продаваемо, эксплуатируемо, словом, узурпировано негативными общественными институтами — некими социальными Кощеями: сексуальным, рекламным и другими видами бизнеса.

В определенных слоях восточной культуры тоже всегда "дозировалось" излучение женственности. Его контролировали (и контролируют), скрывая то чадрой, то — с помощью жестоких традиций или социальных законов. Это положение является причиной расщепленияженского — отчужденные эротизм и сексуальность (элементы женского) выделяются внутри личности в изолированные комплексы, которые вытесняются в "подвал" личности, в область бессознательного, и затем торпедируют Я неконтролируемыми импульсами. Не случайно Злодей(Черномор) похищает Красавицу (Людмилу) именно с брачного ложа — так действует и ее собственный внутренний запрет. И не случайно так тревожна в западном мире статистика заболеваний половой сферы.

Юнгианский аналитик Мэрион Вудман говорит, что тело, будучи отчужденным от целостной структуры личности, "становится тираном" — бесконтрольно полнеет либо страдает от других дисфункций. Для многих женщин в этом состоянии характерно не только недовольство весом и фигурой (не говоря уже об отдельных частях тела), но и — конфликты со своим имиджем: они испытывают трудности с выбором косметики и одежды, либо явно пренебрегают и тем, и другим.

Хронологический возраст женщины нередко заметно отличается от психологического возраста ее женственности. Другими словами, взрослая женщина может в структуре своей личности иметь женственность в детском состоянии — в возрасте девочки. Поэтому, женщину, недовольную своей внешностью, может привлекать одежда более молодежного стиля, чем приемлемо для ее возраста, или одежда меньшего размера, в то время как вещи своего размера и соответствующего возрасту стиля вызывают у нее раздражение и неприятие. Женщина, во внутреннем мире которой доминирует негативный полюс Ведьмы, вытесняет процессы, связанные с заботой о своем теле, включая искусство одевания, создания гардероба и макияжа. Она подолгу не может решиться сделать что-либо для совершенствования своей внешности, будто на действия по украшению себя наложены некие запретные чары. Если в личности женщины доминирует Амазонка, она легко приобретает элегантные туалеты, чаще молодежного и спортивного стиля, но может жаловаться на неожиданные агрессивные события, связанные с этим. Например, на повреждения новой одежды: обновка может полинять, порваться или быть повреждена ребенком и т. д. Такая ситуация также отражает плененность высших женских энергий. В этих случаях внутриличностный миф женщины находится еще на этапе до"битвы с Драконом".

Некоторые женщины переживают смущение и стыд по поводу своей внешности, когда видят свое отражение в зеркале или витрине, а также — при рассматривании своих фотографий, вплоть до желания их уничтожить. Впервые увидев себя на видео, ряд женщин испытывают стресс и остаются эмоционально травмированными, спасаясь только за счет вытеснения этих переживаний. Можно предположить, что степень пленения и изоляции женского начала от основной структуры Я в этих случаях велика.

Итак, пребывание женственностив плену или состояние ее заколдованности — результат подавления женского начала личности женщины со стороны негативного полюса ее Анимуса. Вовне это проявляется у женщин и в чувстве неудовлетворенности женской судьбой, и в виде различного рода депрессий, психосоматических и других заболеваний.

Можно сказать, что созревающая женственность всей западной культуры как бы стучится изнутри, "пробивается из яйца", нуждаясь в своевременном освобождении и восхождении на все более высокие ступени осознанности и развития.

Очевидно, что явление отчужденности женщины от ее истинной женской природы (не материнской, а именно женской) чрезвычайно распространено в современном западном мире и представляет для всего общества культурную и социально-психологическую проблему. Преодолеть ее можно, не только активно инициируя мужское на всех уровнях его Великой защищающей функции, но и развивая женское, а также — гармоничные отношения между двумя великими стихиями нашего внутреннего космоса: мужским и женским его началами.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.116 (0.006 с.)