Право доверительного управления (п. 1459-1466)




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Право доверительного управления (п. 1459-1466)



 

1459. Из п. 665-667 мы знаем, что доверительное управление имуществом возникает на основании его передачи учредителем управления доверительному управляющему, либо с момента государственной регистрации такой передачи (для недвижимости). Доверительный управляющий является субъектом ограниченного вещного права на переданные ему в управление вещи. По содержанию оно представляет собой нечто среднее между правом хозяйственного ведения и правом оперативного управления казенного предприятия.

1460. Такой вывод нам позволяют сделать положения действующего законодательства. Именно, п. 4 ст. 209 и абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК, устанавливая, что «передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему», указывают тем самым на признание за управляющим иного вещного права, нежели право собственности. Если бы это было не так и законодатель вовсе не стремился бы признавать за доверительным управляющим вещного права на переданные в его управление вещи, подобной нормы вовсе не было бы помещено в закон: либо это была бы иная норма*, либо ее не было бы вовсе.

Например: «не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, а также возникновения у него какого-либо иного вещного права на это имущество».

 

1461. Далее, на вещи, переданные в доверительное управление, за доверительным управляющим признаются правомочия собственника (п. 1 ст. 1020 ГК). Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества любые юридические и фактические действия (абз. 1 п. 2 ст. 1012). Правда, возможность эта не безгранична, но пребывает в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления (абз. 2 п. 2 ст. 1012, п. 1 ст. 1020). Именно: распоряжение недвижимым имуществом и ценными бумагами доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления (п. 1 ст. 1020, ч. 2 ст. 1025).

1462. Сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего* (п. 3 ст. 1012 ГК). Это правило начисто опровергает господствующее мнение о том, что управляющий лишь осуществляет чужое право — право собственника, но не приобретает своих прав на вещи, коими он управляет. Будь это так, законодательство не позволило бы управляющему действовать в обороте от имени иного, чем имя собственника. ГК жене просто позволяет доверительному управляющему выступать в обороте от своего имени, но и считает такое поведение единственно возможным. Но приобретать права и принимать обязанности на свое имя и за счет определенных вещей, не обладая при этом правами на эти вещи, невозможно.

* Это условие считается соблюденным, если при совершении действии, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после имени или наименования доверительного Управляющего сделана пометка «Д. У.».

 

1463. В п. 1455 и 1456 Учебника отмечалось, что с закреплением вещи в хозяйственном ведении или оперативном управлении собственник лишается возможности распорядиться ею посредством передачи в доверительное управление (п. 3 ст. 1013 ГК). Почему? Что этому мешает, если доверительный управляющий не приобретает на вещи никаких прав? С этой позиции вопрос не имеет ответа. Но ответ становится очевидным, если встать на нашу позицию: препятствующим фактором станут права доверительного управляющего, которые, по крайней мере, в части реализации возможности владения, неизбежно придут в коллизию с правами хозяйственного ведения и оперативного управления.

1464. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество, причем, под угрозой недействительности договора доверительного управления (п. 2 и 3 ст. 1017 ГК). Зачем устанавливать такое требование, да еще и поражать договор доверительного управления недействительностью при его несоблюдении, если доверительный управляющий это всего-навсего лицо, у которого имущество просто находится и который лишь осуществляет чужое право, но не имеет своих? Если вспомнить, что передача вещи — есть абстрактный договор об установлении права собственности; что передача вещи —это условие создания возможности фактического владения вещами, присутствие коей в составе субъективного права всегда свидетельствует о его вещной природе, то у нас должны отпасть всякие сомнения. «Регистрация передачи» — это лишь термин, за которым скрывается регистрация особенного вещного права — права доверительного управления на недвижимые вещи, переданные в доверительное управление.

1465. Имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего, отражается у последнего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет (п. 1 ст. 1018 ГК). Недопустимость смешения вещей, находящихся в доверительном управлении, с вещами управляющего понятна: он —не собственник этих вещей. Но зачем нужно обособлять эти вещи от иных вещей учредителя управления, если управляющий не имеет на него никаких прав? Наконец, весьма сложно истолковать п. 3 ст. 1020, о том, что «для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав (ст. 301, 302, 304, 305)» в смысле ином, чем то, что за доверительным управляющим признается самостоятельное вещное право на переданные в его управление вещи.

1466. Специфика права доверительного управления, помимо пределов распоряжения, описанных в п. 1461 Учебника, состоит в следующем:

1) будучи, по общему правилу, устанавливаемо собственником (п. 4 ст. 209 ГК), право доверительного управляющего может быть установлено и лицом, не являющимся таковым — органом опеки и попечительства или душеприказчиком (см. также ст. 38, п. 1 и 2 ст. 43, п. 1 ст. 1026, п. 5 и 6 ст. 1171, ст. 1173, 1174);

2) оно является строго личным (ст. 1021);

3) оно является срочным (п. 2 ст. 1016);

4) оно может быть отменено учредителем управления в одностороннем порядке с предупреждением управляющего за три месяца (п. 1 и 2 ст. 1024);

5) его осуществление должно быть подчинено интересам выгодоприобретателя (п. 4 ст. 209, п. 1 и 2 ст. 1012 и др. нормы);

6) его осуществление составляет обязанность управляющего перед учредителем управления (там же);

7) его доходное осуществление дает управляющему право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления, а также на возмещение необходимых расходов по управлению (ст. 1023).

Ни один из этих факторов не отменяет действия тех причин, по которым мы сделали вывод о признании за управляющим вещного права на имущество, переданное в его управление.

 

Закладное право (п. 1467-1471)

 

1467. Залог — это комплекс гражданских правоотношений, ключевым из которых является право одного лица (залогодержателя) — кредитора по обеспеченному обязательству — в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст. 334 ГК). Данное определение можно считать общепризнанным не только в российском законодательстве и практике его применения, но и в гражданско-правовой науке. Аналогичное право — преимущественного получения удовлетворения — принадлежит залогодержателю в отношении страхового возмещения, уплаченного в случае гибели или повреждения предмета залога.

1468. Заклад—-это разновидность залога, возникающая при условии и с момента передачи залогодателем имущества, составляющего предмет залога, в фактическое владение залогодержателя (см. ст. 338, п. 1 ст. 341 ГК). Залогодержатель — фактический владелец заложенного имущества (предмета заклада), обладает двумя субъективными правами, одно из которых является абсолютным, другое —относительным. Абсолютное право залогодержателя — закладное право — слагается из его возможностей владения предметом заклада (ст. 338), пользования* (п. 3 ст. 343) и распоряжения им в случае неисполнения обеспеченного обязательства, или в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 351, либо — обращения его в свою собственность (п. 4 ст. 350). Абсолютная природа данных возможностей может быть обоснована нормами Кодекса об абсолютной защите данных возможностей залогодержателя (ст. 347), а также —о следовании права за предметом залога (ст. 353).

* По общему правилу, оно отсутствует, но может быть предусмотрено Договором.

 

1469. Таким образом, закладное субъективное право, как соединенное с владением залогодержателя предметом залога (чужой вещью) в собственных интересах, предполагает его вещную природу. Объектом закладного права может быть только индивидуально-определенная движимая вещь. Основанием возникновения закладного права является передача предмета залога залогодателем во владение залогодержателю, совершаемая в целях заключения договора о залоге (см. § 7 гл. XVI Учебника), который подлежит письменному оформлению под угрозой его недействительности (п. 671 Учебника).

1470. Закладное право обладает рядом особенностей, выделяющих его из общего ряда вещных прав:

1) существование закладного права невозможно без его сопровождения несколькими относительными (обязательственными) правами залогодержателя к залогодателю;

2) закладное право существует только в виде, обремененном относительными правами залогодателя, как-то: требованиями производительного и подотчетного использования заложенного имущества (п. 3 ст. 343 ГК), его страхования (подпункт 1 п. 1 ст. 343), принятия мер, необходимых для обеспечения сохранности заложенного имущества (подпункт 2 п. 1 ст. 343), проверки наличия, количества, состояния и условий его хранения (п. 2 ст. 343) и др.;

3) закладное право может быть установлено не только собственником закладываемой вещи, но и лицом, владеющим таковой по праву хозяйственного ведения (п. 2 ст. 335) или праву доверительного управляющего (п. 2 ст. 1012), т.е. может быть ограниченным по условиям своего возникновения усмотрением не только собственника, но и обладателя более широкого вещного права;

4) закладное право является акцессорным (дополнительным, зависимым) по отношению к иному праву залогодержателя—требованию, исполнение которого и обеспечивается залогом*;

* В этой связи обычно указывается на то, что залоговое право носит срочный характер. В действительности имеется в виду лишь то, что существование залогового права во времени не может продолжаться дольше, чем существование обеспеченного им требования. Но это —проявление свойства акцессорности (зависимости) залогового права, а не его срочности. Существовать залоговое право может сколь угодно долго, а именно — столько, сколько существует обеспеченное им обязательство.

 

5) возможность распоряжения предметом заклада присутствует в составе закладного права не всегда, а только с момента нарушения должником обеспеченного залогом обязательства, за которое он отвечает (п. 1 ст. 348).

1471. Кроме того, залогодержатель связан законодательством в вопросе об условиях и способах распоряжения предметом заклада. Предписания Гражданского кодекса об условиях распоряжения залогодержателем предметом залога (в том числе и заклада) образуют институт порядка обращения взыскания, а о способе распоряжения — институт порядка реализации заложенного имущества. Порядок обращения взыскания бывает судебным и договорный, в зависимости от ситуации. На предмет заклада взыскание обращается в порядке, установленном договором о залоге, если законом не установлено специального порядка (п. 2 ст. 349), как, например, в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 349. Порядок же реализации всегда один — продажа предмета залога с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если законом не установлен иной порядок проведения торгов (ч. 1 п. 1 ст. 334, п. 1 ст. 348, ст. 349-350). Такие законодательные ограничения могут быть квалифицированы в качестве еще одной особенности закладного права как права относящегося к категории ограниченных вещных.

Право удержания (п. 1472-1475)

 

1472. Правом удержания (в дефензивном смысле) называется право кредитора, законно владеющего вещью, подлежащей передаче должнику или указанному им лицу, в случае неисполнения должником в срок определенного обязательства удерживать эту вещь у себя до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено должником (п. 1 ст. 359 ГК). Как правило, удержанием вещи обеспечивается исполнение обязательств по оплате этой вещи или возмещению связанных с нею издержек и других убытков, а также требования, возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

1473. Объектом права удержания является вещь, чужая для удерживающего ее в том смысле, что таковая обременена его обязанностью передать вещь должнику. Природа этой обязанности может быть различной, т. е. не только вещной, но и обязательственной. Поэтому право удержания не всегда можно считать ограниченным вещным правом в смысле права на чужую вещь, т. е. на вещь, собственником которой является должник. Так, право удержания кредитором вещи Должника, находящейся у него на хранении, будет ограниченным вещным правом. Но право кредитора удерживать вещь, которую он обязан передать должнику как продавец по договору купли-продажи, не будет собственно правом удержания. Данную возможность следовало бы именовать правом задержать исполнение обязательства (правом задержания).

1474. Право удержания возникает у кредитора, владеющего вещью должника, в силу самого факта нарушения им, какого-либо обязательства. Для того, чтобы у кредитора возникла способность удерживать вещь, не нужно специального Договора с должником. Но законодательство предоставляет сторонам возможность отменить применение данного способа обеспечения исполнения обязательства в договорном порядке (п. 3 ст. 359 ГК). Право удержания не может быть создано договором, но может быть уничтожено им.

1475. Наряду с правом удержания вещи, которое, несомненно имеет вещный характер, кредитору предоставляется право экзекуции предмета удержания, т. е. право удовлетворить свои требования из стоимости вещи, полученной в ходе обращения взыскания на нее-. Порядок удовлетворения требований кредитора, удерживающего вещь, совпадает с залоговым (ст. 360 ГК). Неясным остается только одно: в течение какого времени кредитор должен удерживать вещь, чтобы у него возникло право экзекуции? Действующее законодательство не содержит на этот счет ограничений, что позволяет признать возникновение права экзекуции одновременным с возникновением права удержания. Данное обстоятельство позволяет рассматривать удержание и экзекуцию как составляющие (субправомочия) единого субъективного гражданского права — права удержания в экзекутивном смысле.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.234.247.75 (0.012 с.)