ТОП 10:

Мы не поклонялись бы никому, кроме Него, — ни мы, ни наши отцы,



и не запрещали бы без Него ничего...» (Пчелы, аят 35).

Как мы указывали раньше, многобожники стали таковыми не потому, что совершили какое-то физическое действие, а потому, что они сотворили закон помимо воли Аллаха, дозволив в нем нечто, запрещенное Аллахом или запретив в нем нечто, разрешенное Аллахом, тем самым приравняв себя к Нему. Они словно хотели сказать: «Аллах сказал одно, а мы говорим другое и судим о деле не так, как установил Аллах».

В этом и состоит «суд», который превращает совершившего его человека в неверного,

независимо от того, осуществлял он его на практике или нет. Если это станет ясно, то станет ясной бесплодность попыток тех, кто хотел бы воспользоваться в качестве аргумента словами Ибн Аббаса

(мир над ним), чтобы применить их к случаям законотворчества, отличного от ниспосланного Аллахом.

От Ибн Аббаса (мир над ним) такого не могло исходить, так как оно противоречит тексту Писания:

«Или у них есть сотоварищи, которые узаконили им в религии то, чего не дозволял Аллах?...»

(Совет, аят 21).

Путаница произошла в умах некоторых мусульман, когда они были напуганы действиями Омеййадов в нарушение заветов Аллаха и подумали, что подобные действия ставят Омеййадов вне религии Ислама.

Но Ибн Аббас (мир над ним) разъяснил им, что совершенные Омеййадами действия не могут быть квалифицированы таким образом, так как они не создавали закона, противоречащего закону Аллаха, чтобы считать их неверными, совершившими деяние, ставящее их вне религиозной общины. Они всего лишь нарушили заветы Аллаха, сознательно или бессознательно, то есть, ослушались и проявили неповиновение, но они по-прежнему мусульмане. Другими словами, они не подрывали основ призыва «нет божества, кроме Аллаха» принятием законов, отличных от закона Аллаха. Поэтому их действие было ослушанием, названным Ибн Аббасом (мир над ним) «почти неверием».

Но когда было принято законодательство, отличное от ниспосланного Аллахом,

(а до наступления последнего столетия такое случилось только один раз во времена господства татар, которые правили, пользуясь ясаком вместо закона Аллаха), Ибн Касир (мир над ним), давая толкование слов Всевышнего:

«Неужели власти времен аль-джахилийи они хотят? Кто же лучше Аллаха по власти для народа, обладающего верой?» (Трапеза, аят 50),

сказал буквально следующее:

«Всевышний отвергает любого, кто отрекается от Суда Аллаха, объявшего все благое и удерживающего от всякого зла, беря взамен другие мнения и суждения, вынесенные людьми, не основываясь на законе Аллаха, подобно тому, как это делали люди времен невежества, которые судили, в заблуждении и невежестве, по своему усмотрению и желанию, и как делают татары, которые строят свою политику в соответствии с ясаком, унаследованным от своего властителя Чингисхана, ясаком, который представляет собой сборник юридических норм, заимствованных у разных народов — иудеев, христиан, мусульманской общины и других. Многие из этих норм взяты произвольно без достаточного изучения. Враги Ислама превратили эти нормы в закон для себя и ставят их выше Суда, построенного на основе Писания Аллаха и Сунны посланника Его (да благословит его Аллах и приветствует). Всякий, кто так поступает — неверный, и с ним нужно воевать, пока он не вернется к Суду Аллаха и Его посланника

(да благословит его Аллах и приветствует) и не перестанет судить ни в большом, ни в малом другим судом».

Разница между тем, что делали они и что делали Омеййады, не в размерах допущенных ослушаний, разница носит качественный характер. В одном случае — это неповиновение в практическом применении, а в другом — создание закона, отличного от того, что ниспослал Аллах.

Уяснив сказанное и поняв, что создание закона, отличного от ниспосланного Аллахом, является действием, подрывающим призыв «нет божества, кроме Аллаха», что молчаливое согласие по поводу законотворчества, противоречащего ниспосланному Аллахом, — также является подрывом идей призыва «нет божества, кроме Аллаха».

«Разве ты не видел тех, которые утверждают, что они уверовали в то, что ниспослано тебе и что ниспослано до тебя, и они желают обращаться за судом к тагуту, в то время как им приказано не веровать в него, и шайтан хочет сбить их с пути в далекое заблуждение?»(Женщины, аят 60).

«Но нет — клянусь твоим Господом! — не уверуют они, пока не сделают тебя судьей в том, что запутано между ними. Пока они будут находить в самих себе затруднения по отношению к тому, что ты решил, и пока они полностью не покорятся» (Женщины, аят 65).

Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) говорил:

«Всякий пророк, посылаемый Аллахом людям до меня, имел среди них учеников и сторонников, принявших его образ жизни и следовавших его примеру. Но те, кто пришли после них, стали говорить одно, а делать другое, стали делать не то, что им завещалось. Поэтому всякий, кто выступил против них рукой — правоверный, кто выступил против них языком — правоверный, и кто противился им в сердце своем — тоже правоверный. А после этого не остается и крупицы веры!

Он ставит над вами повелителей. Иногда они поступают по шариату, и вы признаете, они нарушают, а вы отрицаете. Кто отвратился, тот непричастен к ним. Кто отрицал, тот уцелел. Но не тот, кто молчаливо соглашался и следовал». (Из сборника хадисов Муслима).

В основе всего этого стоит один и тот же вопрос, хотя он имеет две стороны. Если те, которые творили закон, отличный от ниспосланного Аллахом, тем самым отрицали идеи призыва «нет божества, кроме Аллаха», так как они ставили себя в равное положение с Аллахом (Аллах говорит одно, а они утверждают другое, Аллах выносят одно суждение, запрещая или разрешая, а они выносят другое суждение, разрешая запрещенное Аллахом и запрещая разрешенное Им), и если этим своим поступком они совершили отрицание идей призыва «нет божества, кроме Аллаха», то те, кто молча одобрял этот поступок и повторял его, сделали их равными Аллаху, и тем самым тоже совершили отрицание идей призыва «нет божества, кроме Аллаха», провозглашающих, что нет ни равных Ему (хвала Ему), ни сотоварищей. Они как бы говорят: «Аллах говорил одно, а эти сказали другое. Мы не возражаем против того, что сказали они отличного от сказанного Аллахом. Аллах вынес суждение, запретив или разрешив. Эти люди вынесли суждение, запретив разрешенное Аллахом и разрешив запрещенное Им. Мы согласны с их суждением и следуем ему!»

Естественно, не все заявляют об этом. Некоторые говорят: «Мы считали, что правитель вправе отменить действие шариата, если того требуют обстоятельства!» Другие говорят: «Мы думали, что правитель вправе изменять юридические нормы в зависимости от обстоятельств, что это и есть иджтихад, дозволенный ему!» Третьи скажут: «Правитель вынужден так поступать, так как не располагает силой, чтобы выступить против врагов Ислама». И еще есть много других, которые могут сказать что-то в этом роде

 

[637] Итак, по оп­ре­де­ле­нию Ибн Ка­си­ра, "Ясак" пред­став­ля­ет со­бой кни­гу, где со­б­ра­ны "раз­лич­ные за­им­ст­во­ван­ные им у иу­де­ев, хри­сти­ан, му­суль­ман и дру­гих лю­дей за­ко­ны. И мно­гие из имею­щих­ся там ус­та­нов­ле­ний яв­ля­ют­ся не бо­лее чем вы­ра­же­ни­ем его соб­ст­вен­ных воз­зре­ний и стра­стей". Ина­че го­во­ря, "Ясак", ес­ли ис­хо­дить из это­го оп­ре­де­ле­ния, и пред­став­ля­ет со­бой при­мер та­ко­го за­ко­на, ко­то­рый ус­та­нов­лен са­мим людь­ми. Ибн Касир в своей книге по истории пишет: «Тот, кто оставил правление по шариату, ниспосланному Мухаммаду ибн Абдулле (да благословит его Аллах и приветствует) – печати всех пророков, или обратился за судом к отменённым шариатом законам, считается неверным. А что говорить о том, кто обратился за судом к Ясаку и предпочёл его шариату?! Кто поступил так, считается неверным по единогласному мнению мусульман».

Поэтому шейх Аль-Ислам ибн Таймия, да смилуется над ним Аллах, выдал фатву о неверии приверженцев Ясака, также как выдал фатву о неверии их сторонников, их войска, вместе с тем, что среди них многие молились, смотреть 28 том из его «Фатвы».

 

[638] Аль-Муснад (5/159)

[639] Аль-Муснад (11494)

[640] Автор упоминает, что этот хадис в сахихе, но его там нет. Его передал имам Ахмад в «аль-муснаде» 5/405, ат-Тирмизи (3/243), ибн Маджах (4016).

[641] Более того, всё это выдумки шиитов, которые забавляются толкованием Корана, дабы причислить Али (да почтит Аллах его лик) достоинства, которые не имеют оснований. И удивительнее всего, что они приводят это как довод на обязательность лидерства Али.

[642] Аль-Бухари (608), Муслим (1/114)

[643] Сахих Муслим (4815)

[644] Передал Абу Дауд (3776), ибн Маджах (3999), Достоверный хадис по мнению аль-Албани (5749)

[645] Достоверный хадис, рассказал Ахмад в Муснаде (2/313, 500)

[646] Сахих аль-Бухари (4316), Муслим (1659)

[647] Сахих аль-Бухари (2672), Муслим (4427)

[648] Ат-Тирмизи в «аль-Джами» (3046)

[649] - Иначе говоря привёл их к вражде друг с другом.

[650] - То есть: за то, что они ослушались Аллаха и нарушали установленные Им законы

[651] - “Трапеза”, 78 - 81.

[652] Мольба

[653] Сахих Муслим (70)

[654] Достоверный хадис. Рассказал Абу Дауд (4347)

[655] Достоверный на основе подобных хадисов ибн Маджах (4007), Абу Дауд (4344)

[656] Автор упоминает, что этот хадис в сахихе, но его там нет. Его передал имам Ахмад в «аль-муснаде» 5/405, ат-Тирмизи (3/243), ибн Маджах (4016).

[657] Сахих аль-Бухари (4675), Муслим (2487)

[658] Этот ха­дис приводит, Мус­лим, 4/1770.

[659] Этот ха­дис при­во­дит имам Ах­мад, 4/394.

[660] Хадис со слабым иснадом. Рассказал Ахмад в Муснаде (5\51)

[661] Сунан Абу Дауд 3201

[662] Аль-Бухари (4253)

[663] Аль-Бухари (4250)

[664] Муслим (1579)

[665] Аль-Бухари (5154), Муслим (3667)

[666] Аль-Бухари (2284), Муслим (3662)

[667] Аль-Бухари (2284), Муслим (3662)

[668] Достоверный хадис. Рассказал Ахмад в Муснаде (2/25).

[669] Муслим (1784)

[670] Аль-Бухари (5147), Муслим (3733)

[671] Рассказал ан-Насаи в «аль-Мутжтаба» (5666), аль-Байхаки в «аль-Кубра» (8/287)

[672] Здесь подразумевается, что вера такого человека уменьшается.

[673] Сахих аль-Бухари (2295), Муслим (86).

[674] Рассказал Ахмад в Муснаде (2/201)

[675] Аль-Бухари (3067), Муслим (2070)

[676] Слабый хадис ат-Тирмизи (142), Абу Дауд (400), ибн Маджах (660)

[677] Аль-Бухари (2303), Муслим (3580)

[678] “‘Анбар” - кашалот.

[679] Муслим (3577, 3576)

[680] Достоверный хадис, рассказал Малик в «аль-Муватта» (41)

[681] Абва − город, расположенный к юго-западу от Медины на пути в Мекку; Ваддан − название местности неподалёку от Абвы.

[682] Ас-Са‘б, да будет доволен им Аллах, ранил животное и доставил его пророку (да благословит его Аллах и приветствует) живым.

[683] Аль-Бухари (1696), Муслим (2059)

[684] Аль-Бухари (1695), Муслим (2062)

[685] Ибн Касир упомянул лишь толкование части к 96-му аяту из этих аятов (96-99), но он не упомянул толкование к трём остальным аятам (97:99). Так приводится во всех существующих копиях тафсира ибн Кассира. Скорее всего он забыл сделать это, т.к. это более вероятно, чем то, что все переписчики копий забили написать эти аяты.

 

[686] Аль-Бухари (4255), Муслим (4351)

[687] Аль-Бухари (5885), Муслим (4354)

[688] Слабый хадис. Ат-Тирмизи (814), ибн Маджах (2884), Ахмад в Муснаде (1\113).

[689] Аль-Бухари (6745).

[690] Сахих Муслим (2380)

[691] Слабый хадис. «Даиф аль-Джами» аль-Албани (1596)

[692] Имеется в виду, что он давал обеты идолам отпускать на волю верблюдиц в случае выздоровления или удачного завершения путешествия.

[693] Аль-Бухари (3260)

[694] Иначе говоря, прародителем.

[695] Достоверный хадис, рассказал Ахмад в Муснаде (2\1)

[696] Неверные или обладатели писания, живущие под покровительством мусульман.

[697] Аль-Бухари (6876)

[698] Аль-Бухари (799), Муслим (725).

[699] Муслим (2564)

[700] Аль-Бухари (2955), Муслим (4939)

[701] То есть от арабов.

[702] В комментариях нет ясных указаний на то, какая ‘Акаба имеется в виду. Здесь скорее всего речь идёт не о той ‘Акабе, которая находится рядом с Меккой, а о месте с таким же названием, расположенном рядом с Таифом, куда пророк (да благословит его Аллах и приветствует) отправился в 620 году с целью призыва людей к исламу и в поисках поддержки.

[703] Ибн ‘Абд Йаляйль бин ‘Абд Куляль − один из вождей племени сакиф, обитавшего в Таифе и его окрестностях.

[704] Ответ Ибн ‘Абд Йаляйля был не только отрицательным, но и издевательским.

[705] Карн ас-Са‘алиб − гора, находящаяся между Меккой и Таифом на расстоянии суток пути от Мекки. Это место, именуемое также Карн аль-Маназиль, является микатом для жителей Неджда.

[706] “Ахшабейн” − двойственное число от “ахшаб” (большая гора). Речь идёт о находящихся в Мекке горах Абу Кубайс и Ку‘айка‘ан.

[707] Аль-Бухари (2992), Муслим (3352)

[708] Достоверный хадис (Сахих аль-Джами’ 1967)

[709] Аль-Бухари (4262)

[710] Муслим (2890), Ахмад (1/175, 181)

[711] Ат-Тирмизи (2175), Ахмад в «муснаде» 5/108, 247).

[712] Достоверный хадис (Серия достоверных хадисов 204, 1492), ибн Маджах (3226)

[713] Достоверный хадис. Сахих ибн Маджах (1662) Мишкат аль-Албани (6284)

[714] Достоверный хадис, рассказал Ахмад в Муснаде (2/162), ат-Тирмизи (2430), ан-Насаи в «аль-Кубра» (6/392)

[715] Ибрахим (да благословит его Аллах и приветствует) имеет в виду, что наихудшим позором для него станет удаление его отца от милости Аллаха, иначе говоря, проклятие и осуждение на вечные муки.

[716] Таким образом, отец Ибрахима (да благословит его Аллах и приветствует) будет превращён в гиену и ввергнут в ад за своё неверие. Заступничества его сына-пророка окажется недостаточно, чтобы Аллах простил его, и Ибрахим, мир ему, отречётся от него.

[717] Аль-Бухари (1270), Муслим (2658)

[718] Муслим (2865)

[719] “Скот”, 82.

[720] “Лукман”, 13.

[721] Конкретно имеется в виду 24-й аят суры “Сад”, где сказано: «И Дауд убедился, что Мы только испытывали его, и попросил прощения у своего Господа, и склонился в земном поклоне и обратился (к Аллаху с покаянием)».

[722] Имеется в виду Ибрахим, мир ему.

[723] Имеются в виду мекканские многобожники и другие.

[724] Здесь подразумеваются мухаджиры, ансары и все те, кто будет следовать за ними до самого Дня воскресения.

[725] “Скот”, 84 - 90.

[726] Аль-Бухари (2505)

[727] Аль-Бухари (333), Муслим (521)

[728] Сахих Муслим (2958)

[729] Таким образом, запретным является не только поношение собственных родителей как таковое, но и любые действия, которые могут привести к тому, что бранить их станет кто-нибудь другой.

[730] Достоверный хадис «Сахих аль-Джами» аль-Албани (2880)

[731] На этот довод толкователи Корана среди которых и Ибн ‘Аббас ответили тем,

что в аяте речь идет о том, что заколото не ради Аллаха.

Забывчивость упоминания имени Аллаха при закалывании животного не делает мясо запретным, и это мнение Али ибн Абу Талиба, Ибн ‘Аббаса, Са’ид ибн аль-Мусайиба, ‘Ата, Таууса, Хасана аль-Басри и др.

Ибн ‘Аббас говорил: “Поистине, в каждом мусульманине есть имя Аллаха, и если он зарезал животное и забыл упомянуть имя Аллаха, то пусть ест. А если животное зарезал огнепоклонник, даже если он упомянул имя Аллаха, то все равно не ешьте это!»

Имам Ибн Джарир ат-Табари сказал: “Слова тех, кто говорит, что мясо животного, которое мусульманин заколол, забыв произнести имя Аллаха, недозволенно, далеко от истины, поскольку это отклонение от того, на чем аль-джама’а”.

[732] Сахих аль-Бухари (5053), Муслим (1929)

[733] Сахих аль-Бухари (5053), Муслим (1929)

[734] Муслим (450)

[735] Аль-Мухтар ибн Абу Убейд ас-Сакафи. Он овладел Куфой в начале правления халифа Ибн аз-Зубейра, демонстрируя свою любовь к Ахль аль-Бейт [близким родственникам Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. — Ред.] и призвав людей отомстить убийцам аль-Хусайна [внука Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. — Ред]. Он преследовал их и убил многих, кто участвовал в этом и помогал этому,

и люди полюбили его. Затем он провозгласил себя пророком и объявил, что к нему приходит Джибриль.

[736] Аль-Бухари сообщает со слов ‘Абдуллаха бин ‘Аббаса, да будет доволен им Аллах,

что Абу Суфйан бин Харб, да будет доволен им Аллах, сообщил ему о том, что Ираклий послал за ним, когда он сопровождал караван курайшитов. Они занимались торговыми делами в Шаме, и это было в то время, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, заключил перемирие с Абу Суфйаном и (другими) неверными курайшитами. (Абу Суфйан вместе со своими товарищами) прибыл к императору в Илийу, где Ираклий, находившийся в окружении знатных людей Рума, призвал их ко двору. Подозвав к себе их и своего толмача, он спросил:

«Кто из вас приходится самым близким родственником человеку, утверждающему, что он − пророк?»

Абу Cуфйан сказал: «Самым близким из них к нему являюсь я». Тогда он сказал: «Подведите его поближе ко мне, а его товарищей поставьте у него за спиной», и велел своему толмачу: «Скажи им, что я буду спрашивать его о том человеке, и, если он солжёт мне, пусть они уличат его во лжи». И, клянусь Аллахом, если бы я не стыдился того, что потом они станут рассказывать о моей лжи, то обязательно сказал бы о нём неправду! Затем (Ираклий) задал мне о нём первый вопрос: «Каково его происхождение (и место) среди вас?» Я ответил: «Он благородного происхождения». Он спросил: «Заявлял ли кто-нибудь из вас нечто подобное раньше?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «Был ли кто-нибудь из его предков правителем?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «А кто следует за ним, знатные люди или простые?» Я ответил: «Скорее простые». Он спросил: «Число их увеличивается или уменьшается?» Я ответил: «Увеличивается». Он спросил: «А отступает ли кто-нибудь из принявших его религию из-за недовольства ею?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «Приходилось ли вам обвинять его во лжи до того, как он заявил об этом?» Я ответил: «Нет». Он спросил: «Не свойственно ли ему вероломство?» Я ответил: «Нет, но у нас с ним сейчас перемирие, и мы не знаем, что он будет делать», и больше ничего не смог добавить к сказанному.[736] Он спросил: «Приходилось ли вам сражаться с ним?» Я ответил: «Да». Он спросил: «И чем же заканчивались ваши сражения?» Я ответил: «Война между нами шла с переменным успехом: он побеждал, нас и мы побеждали его». Он спросил: «Что он велит вам делать?» Я ответил: «Он говорит: “Поклоняйтесь одному лишь Аллаху, не поклоняйтесь больше никому наряду с Ним и отрекитесь от того, что говорили ваши предки”, и ещё он велит нам молиться, говорить правду, быть добродетельными и поддерживать связи с родственниками». Тогда он велел толмачу сказать мне: «Я спросил тебя о его происхождении, и ты ответил, что он принадлежит к знатному роду, но и все (прежние) посланники принадлежали к знатным родам своих народов. И я спросил тебя, не говорил ли кто-нибудь из вас подобного до него, ты же ответил, что нет, и я подумал, что если бы кто-нибудь уже заявлял об этом до него, то я решил бы, что этот человек просто повторяет сказанное до него кем-то. Ещё я спросил тебя, был ли кто-нибудь из его предков правителем. Ты ответил, что нет, и я подумал, что если бы он являлся потомком владык, то я решил бы, что этот человек стремится вернуть себе свои родовые владения. Ещё я спросил тебя, не приходилось ли вам обвинять его во лжи, прежде чем он стал говорить то, что говорит, а ты ответил, что нет, и мне стало ясно, что если он не клеветал на людей, то не станет возводить ложь и на Аллаха. Ещё я спросил тебя, знатные люди последовали за ним или простые, и ты сказал, что простые, но именно они и становятся последователями посланников. Ещё я спросил тебя, увеличивается их число или уменьшается, и ты сказал, что увеличивается, но именно таким и должно быть положение веры, пока оно не достигнет совершенства. Ещё я спросил тебя, отступается ли от его религии кто-нибудь из принявших её из-за недовольства ею, и ты ответил, что нет, но (так и бывает), когда (истинная) вера проникает в сердца. Ещё я спросил тебя, не свойственно ли ему вероломство, и ты ответил, что нет, но и посланники никогда не поступают вероломно. Ещё я спросил тебя

о том, что он велит вам делать, и ты ответил, что он велит вам поклоняться Аллаху и не поклоняться никому больше наряду с Ним, и запрещает вам поклоняться идолам, и велит вам молиться, говорить правду и быть добродетельными, и если ты говоришь правду, это значит, что он обязательно овладеет тем, что ныне принадлежит мне. Я знал, что он должен появиться, но не предполагал, что он окажется одним из вас. Если бы я был уверен, что сумею добраться до него, то обязательно постарался бы встретиться с ним, а если бы встретился, то непременно омыл бы ему ноги!»

А потом он потребовал подать себе послание посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, с которым Дихйа был направлен к наместнику Бусры, и тот подал его Ираклию, который прочитал там следующее:

− C именем Аллаха Милостивого, Милосердного.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.244.18 (0.017 с.)