ТОП 10:

ТРЕНИНГИ, ПРЕОДОЛЕВАЮЩИЕ ДИСГАРМОНИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ



Как следует из гл.. 7, при дисгармоническом развитии личности утрачивается естественный процесс адекватного реагирования на ситуации общения. В зависимости от типа нарушений, реакции становятся слишком бурными, или, наоборот, происходит игнорирование важных стимулов. Подросток привыкает, что его реакции «не как у людей», получая подтверждение этому — замечания родителей, учи­телей.

В этой группе тренингов нашей задачей было создание благоприятной среды для изменения ограничивающих убеж­дений, тренировка своих реакций и понимания поведения других.

Тренинг расширяет возможности достижения, снимая ограничение «этого не может быть, потому что не может быть никогда», но для личности важно иметь хотя бы что-то стабильное. Мы предпочитаем, чтобы это было стабильное будущее, так как представления о прошлом и настоящем во время семинара значительно изменяются. При создании на­шего тренинга мы исходили из простой схемы: 1) группа ставится в условия какого-либо упражнения, содержащего в открытой или метафорической форме требование к са­мым разным поведенческим реакциям; 2) если в ответ на разнообразные стимулы участник дает стереотипные реак­ции или испытывает замешательство, не имея реакций на данный стимул, то в игровой форме, в безопасных условиях семинара он может изменить свое поведение и выявить ле­жащие за ним убеждения. Если после этого подросток счи­тает, что можно попробовать действовать исходя не только

из этого убеждения, но принять и другие нормы, то он мо­жет это сделать, получив немедленную обратную связь со стороны других участников группы. Для тренера одинако­вую ценность представляет любой выбор участника: как осоз­нание и сохранение убеждения, так и его осознанное изме­нение. Задача тренера — создание игрового, метафоричес­кого контекста жизни группы, в котором бы мог легко проходить вышеописанный процесс. Мы «взяли с собой» группы в те контексты, которые для нас являются любимы­ми.и привносят интерес и разнообразие в наши взгляды на мир.

Первый контекст — тренинг-семинар «Этология (Пове­дение людей, поведение зверей)».

Задача тренинга — изучение общебиологических паттер­нов индивидуального поведения и поведения в разнообраз­ных сообществах. Мы использовали основные понятия это­логии только как метафорический контекст, позволяющий человеку узнать больше о себе и себе подобных. Источника­ми информации, которая помогла в разработке этого тре­нинга, были труды Дж. Г. Ван Лавик Гудолл (1982), К. Ло­ренца (1994), К. Прайор (1995), Дж. Хэрриота (1995) и соб­ственные наблюдения за людьми и животными. Тренинг рассчитан на 16 часов.

В течение первого дня участники знакомятся с основны­ми поведенческими паттернами: демонстрация агрессии, знакомства, доминирования, подчинения, защиты терри­тории, привлечения партнера. Каждое упражнение выпол­няется в парах, постепенно переходя от более абстрактного варианта к наиболее близкому к поведению человека в обыч­ной ситуации. В качестве иллюстрации, можно рассказать о процессе тренировки паттерна «Защита территории».

Т.: рассказывает о наличии трех основных дистанций:

• дальней, вызывающей ориентировочный рефлекс;

средней, в течение преодоления которой происходит оценка «свой—чужой»;

ближней, при пересечении которой включается оборони­тельный рефлекс.

Эти зоны отчетливо заметны, например, у собак — за забором, при пересечении границы охраняемого двора, при попытке залезть к собаке в будку.

Н.: Участники, разбившись на пары, приступают к выполнению первого упражнения: «животное — кисть руки».

Задача участника № 1 — маркировка своей территории, демонстрация различий в поведении при пересечении гра­ниц. Задача участника № 2 — вторгаться, оценивая, где и какую границу он пересекает.

У.: Совсем «моя» территория — всего 10 сантиметров. Он что, не видит, что я угрожаю? Ну что же, нападаю... Оказывается, те­перь реагирует. А какая его территория? Ого, раза в 3 больше!

Н.: После того, как это упражнение выполнено, переходим в «чет­вероногий» вариант. Три руки — «лапы» должны быть непрерывно на полу! В этой ситуации (где можно использовать положение тела, одну «лапу» и любые «животные» звуки) выполняется та же зада­ча — демонстрация охраняемых зон. Следующий этап — «двуно­гий».

Т.: У человека существуют аналогичные зоны, именуемые на психологическом языке «дистанцией контакта», они также четко маркируются определенными ощущениями в теле при пересечении границ. Однако не у всех людей представлен навык отчетливой де­монстрации допустимости или недопустимости пересечения грани­цы в каждой конкретной ситуации. Задача — невербальная марки­ровка границы оптимальной дистанции контакта.

Упражнение выполняется в различных парах, так как оптимальная дистанция контакта значительно различается в зависимости от пола партнера, возраста, сложившихся ранее отношений. Участники замечают, присутствуют ли затруднения при маркировке дистанции и при понимании невербальных сообщений партнера.

У.: Он пересек черту, но я должна улыбаться, ведь иначе это бу­дет невежливо... Он должен сам видеть... Не видит! Страшно... Ну что ж, ничего не поделаешь, ведь он сильнее...

Острое, неконтролируемое чувство страха при сближе­нии часто дает реакцию парадоксального поведения: на даль­ней и средней дистанции демонстрируется «отпугивающее», агрессивное поведение, которое при сближении на рассто­янии 20—30 сантиметров сменяется жалобной улыбкой, при­глашением с «подстройкой снизу». Это часто вызывает ре­акцию замешательства у партнера — люди с хорошо разви­тым чувством дистанции и не вступают в контакт, видя первоначальную реакцию; те же, у кого работает убеждение

4Г-

«Я всегда располагаюсь как можно ближе, потому что мне так удобно», наблюдают вторую реакцию и общаются на очень близкой дистанции. У партнера № 1 возникает ощу­щение, что на него «давят», «...симпатичные люди прохо­дят мимо, а на меня «наезжают» разные нахалы». Стремле­ние «отпугнуть» нахалов вызывает усиление парадоксаль­ной реакции, и круг стереотипного поведения замыкается. Если сам человек воспринимает этот результат как нежела­тельный, то в процессе тренинга мы уделяем внимание пре­одолению сложившегося стереотипа различными способа­ми. Иногда для этого достаточно демонстрации адекватных реакций с их постепенной тренировкой, иногда страх свя­зан с какой-либо конкретной психотравмирующей ситуа­цией, и тогда используются технологии НЛП типа реимп-ринтинга. Процесс считается завершенным, если участник не испытывает страха и может спокойно, достаточно отчет­ливо и понятно для других людей продемонстрировать оп­тимальные для него дистанции контакта в каждом конкрет­ном случае.

И последнее упражнение этой группы — дистанции кон­такта в процессе реального диалогистического общения. Точно так же, по ступенькам «животное—кисть руки», «чет­вероногое», «двуногое», «говорящее», проверяются и выст­раиваются все остальные навыки. Достаточно часто сильные ограничивающие убеждения не позволяют отчетливо про­демонстрировать агрессию или подчинение, в некоторых случаях сбои происходят на этапе «привлечения партнера» или выявляются стереотипы поведения, характерные для осо­бей другого пола. Участники осознают, в какой мере эти убеждения влияют на их жизнь, к каким последствиям при­водят в ходе реального общения. В зависимости от этого в каждом конкретном случае принимается решение об изме­нении существующего убеждения, «параллельной» трени­ровке навыка другого поведения или сохранении сложив­шегося стереотипа реакций.

У. (юноша): Если я знакомлюсь с девушкой, то чувствую, что она в чем-то сильнее меня. Может обидеть, обмануть, уйти. Тогда я сам стараюсь держать слишком большую дистанцию, иногда веду себя агрессивно...

464 "\

У. (девушка): Да, с тобой в паре первое время чувствуешь себя хорошо, спокойно, а потом надоедает следовать только твоим дви­жениям, хочется сделать что-то самой...

Т.: Попробуй молча отработать танец-узор, чтобы появилось чув­ство гармонии, равновесия, а не «давления».

Т.: За время наших тренингов мы убедились в эффективности это-логической модели поведения: практически всегда, если какой-либо навык отсутствовал во время упражнений, он не был представлен и в жизни, его наработка блокировалась каким-нибудь достаточно зна­чимым и воспринятым в детстве (недостаточно критично) убежде­нием вроде: «Надо быть всегда сильным», «Если покажешь свою слабость — не будут уважать», «Нельзя показывать свою злость», «Нельзя показывать, что тебе кто-то нравится», «Родители хотят, чтобы я была мальчиком, и я буду вести себя как мальчишка!»

Уже подросток может осознать все последствия подоб­ных убеждений и начать изменять свое поведение, сначала в самой безобидной ситуации, в отрыве от социального окру­жения, когда ты — «четвероногое животное», а для живот­ных совершенно естественно открыто и точно, понятно для существ своего вида выражать свои чувства и потребности. А потом, когда это новое поведение проявляется и закрепля­ется в человеческом варианте и получает поддержку со сто­роны других участников группы, становится значительно легче перенести его и в другие контексты, в обыденную жизнь.

Н.: Второй день посвящен работе с навыками вхождения в раз­личные сообщества и начинается с обсуждения вопроса: «Для чего животные создают стада и стаи? В чем преимущества жизни в со­обществе?» А дальше (также по ступенькам) начинается трениров­ка жизни в различных сообществах.

Т.: Самое простое, примитивное сообщество — колония, харак­терная для птиц, летучих мышей; там нет специализации, каждая особь стремится достичь своей цели, но особи сходны и цели у них сходны, и поэтому их поведение не отличается разнообразием. В колонии легко начинается паника, сигнал тревоги, поданный любой особью, мгновенно «поднимает на крыло» всех обитателей скалы или пещеры. Человеческий аналог — толпа на стадионе, «зеваки» на площади... Можно оценить, насколько удается комфортно чув­ствовать себя в толпе, принимать ее ритм, настроение, безопасно передвигаться, выходить из ситуаций паники или давки.

Н/. Участники группы постепенно учатся двигаться в толпе и сквозь нее, ощущать ритм якобы хаотического движения и рабо­тать как со страхом оказаться в толпе, так и с навязчивым стремле­нием «ощутить чувство локтя».

У.: Я неожиданно обнаружила, что все время нахожусь на пери­ферии «колонии» и даже угроза «быть съеденной» не может заста­вить войти внутрь. Когда вошла, появился сильный страх, воспоми­нание примерно 6-летнего возраста: «Жарко, душно, толпа в уни­вермаге. Я с бабушкой, и у меня сильно кружится голова».

Т.: Хочешь пройти этот страх индивидуально?

У.: Да. (Отрабатывает с помощью визуально-кинестетической диссоциации.)

Т.: На следующем этапе организации биологических сообществ возникает вожак (наиболее крупная, умная, «авторитетная» особь), который ведет за собой стадо. В некоторых группах вожак возника­ет почти сразу и он один на группу, иногда на это место претендуют сразу несколько участников, но через некоторое время видно, кому удается захватить своим ритмом, стилем движения все «четвероно­гое» и «двуногое» стадо.

Н.: Во время обсуждения обращают внимание на то, чем стал привлекателен «вожак» для стада, как используются эти приемы в рекламе, политике, шоу-бизнесе; кому и у какой группы удается стать «наиболее успешной особью своего вида». Часто обнаружи­ваются ограничивающие убеждения: «Нельзя показывать, что ты успешен», «Хвастаться нехорошо», «Никто меня все равно не пой­мет, нет существ моего вида...». И дальше в тренинг: расскажи о том, что умеешь, что тебе нравится. Вызови интерес, понимание, жела­ние заняться общим делом у одного... двух.... всех участников груп­пы. У какой группы в жизни хочется вызвать желание следовать за тобой? Удается ли это?

Т.: Более сложный этап организации биологического сообще­ства — стая. В ней не только есть вожак, но и все члены стаи нахо­дятся в иерархических взаимоотношениях друг с другом. Такой иерархии помогает сложиться демонстрация доминирования и под­чинения. После «боев» устанавливаются иерархии у «ручных жи­вотных», «четвероногих», «двуногих».

Н.: В каждой группе по-своему: иногда иерархия сохраняется, а иногда на каждом этапе свой лидер и свои «особи омега». И вновь проверяем — как чувствуем себя на вершине иерархии, в роли «за­местителя», «народа», «обиженного»? Какие убеждения мешают

занять желаемое место в человеческой иерархии? Во время обсуж­дения вспоминаем человеческие сообщества, в которых представ­лена строгая, самостоятельно возникающая иерархическая струк­тура. Приходилось ли участникам группы сталкиваться с такими со­обществами, какие возможны оптимальные для каждого варианты поведения в группе такого типа?

Т.: Следующая ступень организации — клан (в природе представ­лен у гиен), когда перед охотой или в экстремальных обстоятель­ствах происходит объединение всех членов клана, стирание обыч­ной иерархии, и весь клан начинает жить в едином ритме, как еди­ный организм.

У.: Я был членом секты, там именно это ощущение — одного орга­низма, преданности не столько вере, сколько клану. Когда ушел — было очень больно, думал, что я не такой, грешник, не выдержал искушения. Спасибо! Сейчас я понял, как это было построено!

Т.: Дальше — стадо обезьян с ситуативным лидерством, где при­влекает внимание и вызывает подражание со стороны других чле­нов стада наиболее умелая особь, демонстрирующая варианты но­вого поведения. И вновь — тренинг на демонстрацию нового пове­дения и подражание. И в группе возникает новый «обезьяний» лидер, чаще всего не совпадающий с лидером стаи и клана.

Н.: Если после этого тренинга остается время (и силы у участни­ков и тренера), то в качестве экзамена участники могут попробо­вать себя в различных социальных ролях человеческого сообщества: «шеф», «заместитель», «антилидер», «народ», «козел отпущения», «человек со стороны» (его задача — стать своим в группе и замоти-вировать ее на выполнение своей цели). Каждый участник может испытать себя во всех ролях. «Шеф» выбирает контекст игры: «Пи­ратский корабль», «Божий монастырь», «Фирма», «Тюрьма»... Тре­нер следит за точным соответствием избранной роли в процессе проживания игровой ситуации и общения с «человеком со сторо-' ны». Это дает возможность еще раз в игровой, метафорической, но все же уже человеческой форме закрепить новые варианты пове­дения, возникшие на тренинге, проверить свою поведенческую гиб­кость, способность достигать поставленных целей и адаптировать­ся к любым условиям.

У.: Я раньше очень завидовал тем «крутым» ребятам, которые собираются у нас во дворе, чувствовал, что я не смогу быть таким. А после этого тренинга подумал — хочу ли я становиться членом этой стаи? Больше всего мне понравилось быть заместителем в фирме.

Теперь я смогу иначе воспринимать отношения в классе, во дворе. Спасибо.

В тренинге «Этология» мы обращали внимание на уже существующие у участников убеждения, не уделяя особого внимания истории их возникновения. Но любое убеждение возникло когда-то в течение жизни, и в тот момент оно было связано с реальными внешними обстоятельствами, позволив человеку адаптироваться к ним, сохранить целост­ность своей личности.

Согласно концепции Э. Эриксона, структура сложившей­ся личности — синхронная организация всех пройденных личностных фаз и этапов развития, приобретенных ранее убеждений в их неизменном виде. На каждой из восьми вы­деленных Э. Эриксоном стадий развития личности человек делает выбор между двумя противоположными отношения­ми к миру и к себе. Этот выбор определяет ход развития личности на данной стадии, при переходе же на последую­щую стадию развития ранее сделанные выборы остаются без изменений (табл. 4).

На основе данной концепции был создан тренинг-семи­нар «Возрасты жизни». Его задача — повторное (в игре, пси­ходраме) прохождение этапов возрастного развития с об­наружением сделанных ранее выборов, принятых решений. Это дает возможность осознанно относиться к этим реше­ниям, а в случае необходимости — повторно переживать аналогичные стимулы, чтобы принять другие решения, из­менить структуру личности. Участники тренинга — старшие подростки. Задача тренера — создание контекста, максималь­но способствующего проявлениям возрастного регресса, сти­муляции игровой деятельности участников, открытого и спонтанного эмоционального выражения. Для этого исполь­зуются некоторые приемы возрастного регресса, характер­ные для трансактного анализа и телесно-ориентированной терапии.

После сбора информации о целях участников группы тре­нер рассказывает о задачах семинара и отчетливо маркирует два различных рабочих пространства: «пространство игры» и «пространство обсуждения». В «пространстве игры» посте­лены маты, лежат игрушки, кубики, пластилин, воздуш­ные шарики и т. д.; в «пространстве обсуждения» — столы,







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.129 с.)