ТОП 10:

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОТКЛОНЕНИЙ В ЛИЧНОСТНОМ РАЗВИТИИ



В отечественной и зарубежной психологии существует ряд концепций, каждая из которых объясняет нарушения лич­ностного развития как результат весьма разнообразных при­чин: генетических, физиологических (осложнения процес­са рождения), социальных (усвоение неадекватных форм родительского поведения) и т. д. Естественно, что в рамках учебного пособия невозможно отразить всю полноту и мно­гообразие воззрений по этому поводу, но мы надеемся, что читатели восполнят это самостоятельным изучением рекомендуемой литературы. Мы также не даем собствен­ных оценок данных теорий, полагая, что каждый практи­ческий психолог имеет право выбирать наиболее близкое ему направление и проводить коррекционную работу в рус­ле соответствующей теории.

Порядок изложения различных концепций формирова­ния личностных нарушений построен в соответствии с тем,

к какому возрастному периоду развития ребенка авторы от­носят время возникновения расстройства: считают ли они его генетически обусловленным, зависящим от внутриут­робного периода, течения родов, развития в первые меся­цы жизни, влияния родительского отношения, и т. д.

В биологически ориентированной психиатрии и психо­логии личностные и поведенческие нарушения у детей и подростков рассматриваются как результат воздействия ге­нетических факторов. Так, например, склонность к риску, агрессия, высокая делинквентная активность у мальчиков связываются с наличием добавочной «Y» хромосомы. Про­водятся также серьезные исследования, выясняющие роль генетических факторов в процессе формирования психопа­тии, нарушений, влечений.

В последние годы в отечественной и зарубежной психо­логии развивается этологический подход, в соответствии с которым формы нарушенного поведения и патологических (с точки зрения современных социальных норм) личност­ных реакций рассматриваются в контексте поведенческой активности, характерной для любых биологических существ. Склонность к бродяжничеству у подростков рассматривает­ся в этой концепции как потребность в освоении новой тер­ритории, выходе за пределы «родительского гнезда». Прово­дятся параллели между реакциями группирования у подро­стков и аналогичным поведением у детенышей других видов птиц и млекопитающих (пингвинов, волков и т. п.); реак­ции подражания, имитации также свойственны существам других видов и, возможно, диктуются одной и той же био­логической закономерностью.

В различных психотерапевтических подходах рассматри­ваются личностные нарушения как результат влияния внут­риутробного развития, родов, первого года жизни и пос­ледующих социальных влияний. Так, в «Дианетике» Р. Хаб-барда невротические реакции, нарушения поведения, мыслительные стереотипы воспринимаются как следствие восприятия плодом отношения к нему матери с момента его зачатия и закрепления им усвоенных ею речевых стерео­типов.

Станислав Гроф связывает личностное развитие ребенка по мере его взросления с особенностями течения предродо-

вого периода и родов. Он выделяет 4 «базовые перинаталь­ные матрицы», соответствующие стадиям родов и образо­вавшиеся впоследствии (на их основе) внутриличностных конфликтов и доминирующих потребностей у взрослого. Первая перинатальная матрица (безмятежного внутриматоч-ного существования) связана с возникновением чувства удовлетворения от раскачивания, купания; со стремлением к тому, чтобы окружающие немедленно удовлетворяли все возникающие потребности.

Вторая перинатальная матрица (период схваток) закла­дывает восприятие мира как источника беспрерывных и неопределенных страданий, склонности к депрессии, стрем­ление к самоубийству (но бескровными способами).

Третья перинатальная матрица (период потуг) может стать источником напряженности, полярности эмоциональных переживаний, высокой склонности к риску, к кровавым способам самоубийства. По мнению С. Грефа, такие формы нарушений влечений, как стремление к поджогам, бродяж­ничеству, агрессия, связаны с функцией третьей перина­тальной матрицы.

Четвертая перинатальная матрица (сразу после рожде­ния) связана с чувством радости, облегчения, стремления к преодолению препятствий. Формирование таких сексуаль­ных нарушений, как эксгибиционизм, женский гомосексу­ализм, по мнению С. Грофа, связано с функцией этой мат­рицы.

Возможно наличие связи между функциями перинаталь­ных матриц и уровнями базальной эмоциональной регуля­ции (см. гл. 7).

Теория О. Ранка считает первично перенесенной психо-травмирующей ситуацией сам факт рождения как переход от идеально благоприятных условий внутриутробного суще­ствования к враждебной среде. Это создает первичное чув­ство тревоги. О. Ранк считает отделение ребенка от тела ма­тери основной травмой рождения, что приводит в дальней­шем к страху одиночества, расставания и т. д.

Влияние на процесс формирования личности негатив­ных факторов развития ребенка в раннем возрасте, в част­ности недостаточного внимания со стороны матери, про­слеживается и в работах 3. Фрейда. Психоаналитическая трак-

Зак. 367

г №'ч.а «неизгладимого следа от ухода матери в сознании ре-»' екка» является основой концепции 3. Фрейда о возникно­вении у человека комплексов неполноценности. С точки зре­ния 3. Фрейда, основой нарушений личностного развития и ряда психопатологических симптомов является конфликт между бессознательными потребностями и социальными нормами. Основным периодом формирования невротичес­ких конфликтов 3. Фрейд считает возраст от рождения до 5 лет. В этот период ребенок проходит фазы созревания сек­суальности. Первая — оральная (во время грудного вскарм­ливания), при которой рот младенца функционирует как эрогенная зона. Позднее, с приучением к туалету, основное внимание переносится на ощущения, связанные с дефека­цией (анальная фаза) и мочеиспусканием (уретральная фаза). В возрасте 4 лет начинает преобладать интерес к половым органам (фаллическая фаза).

3. Фрейд установил зависимость нарушений межличност­ного общения и поведения от подавления влечений. В част­ности, при нарушениях со стороны семейного воспитания (чрезмерной строгости, стремлении к ограничению есте­ственного поведения ребенка) начинается формирование невроза. При задержке личностного и психосексуального развития на какой-либо из ранних стадий возникают специ­фические особенности характера, поведения, полового вле­чения.

А. Фрейд,,продолжая и развивая теории своего отца, опи­сывает особенности формирования защитных механизмов личности в детском возрасте. Она считает, что ребенок об­ладает большим, по сравнению со взрослым, диапазоном реагирования на конфликт между сознанием и бессознатель­ным. Он способен достичь удовлетворения своих влечений в ходе фантазии, ролевой игры, а в случае, если эти компен­саторные механизмы недостаточны, то происходит форми­рование невроза. Возникшие в детстве навыки вытеснения или переноса, или другие способы психологической защи­ты от конфликта, по мнению А. Фрейд, переносятся во взрослую жизнь больного и продолжают там функциониро­вать как бы «автоматически».

В современных концепциях гуманистической психоло­гии большое значение уделяется детско-родительским от-

ношениям, особенно эмоциональному контакту матери с ребенком.

С самого раннего возраста, еще до того, как ребенок начинает осознавать себя, он уже чувствует отношение к нему, ощущая себя любимым или отвергнутым. Естествен­но, что эти впечатления ребенок получает прежде всего в отношениях с матерью, поскольку связь с матерью наибо­лее тесная (в первые месяцы жизни — симбиотическая) и эмоционально насыщенная. Любовь матери, ее одобрение и полное принятие ребенка, проявляющееся в постоянном контакте, нежности и заботливом уходе, являются фунда­ментом формирования гармоничной, эмоционально устой­чивой личности. Если же мать внутренне отвергает ребен­ка 1, то, несмотря на хороший уход и внешние проявления внимания (сына или дочь учат вежливости, приличиям, раз­вивают интеллект, контролируют общение, но не интере­суются их переживаниями, внутренним миром), тесный эмоциональный контакт не возникает. Отсутствие уверен­ности ребенка в постоянстве и надежности любви матери, ее неизменной поддержке и полном приятии проявляется впоследствии в искажениях личностного развития взросле­ющего сына или дочери. Дети, выросшие в ситуации эмо­ционального отвержения, оказываются неспособными к при­вязанности и любви, у них отсутствует чувство общности с другими людьми, им свойственны холодность, отвержение других и неприятие себя. Эти качества находят свое прояв­ление в агрессии, направленной либо вовне (вплоть до асо­циального поведения), либо на собственную личность (склонность к самоповреждениям). Таким образом, отсут­ствие или неразвитость положительных эмоциональных от­ношений с ближайшим семейным окружением (прежде все­го, с матерью) могут лежать в основе психопатического раз­вития личности. Не случайно поэтому среди воспитанников

1 Здесь мы имеем в виду не только явное пренебрежение родитель­скими обязанностями, а именно внутреннее, часто не осознаваемое самой матерью, отношение к ребенку, который не был желанным, либо слишком похож на мужа, с которым установились конфликт­ные отношения, либо ребенок является помехой в осуществлении про­фессиональных или личных планов и т. п.

4' 99

детских домов так часто встречаются дети с психопатичес­кими чертами характера и более серьезными отклонения­ми в развитии личности (хотя здесь, естественно, следует учитывать и возможную генетическую отягощенность этих детей).

Иной вариант искаженного личностного развития фор­мируется в результате разрушения (или даже угрозы разру­шения и разрыва) ранее сформировавшегося положитель­ного эмоционального контакта. Если мать вынуждена дли­тельно разлучаться с маленьким ребенком (отъезд, необходимость госпитализации, помещение ребенка в ясли), то это оставляет неизгладимый след в развитии его психики. Причем острая негативная реакция на разлуку возникает не просто как следствие ухудшения качества ухода за ребенком, а именно как эмоциональное переживание потери совершенно определенного близкого человека. В этом случае искажения в личностном развитии формируются по невротическому типу. Эти дети не уверены в себе, тревож­ны, боязливы, зависимы, им свойственна жажда любви и навязчивый страх потерять объект привязанности. При ма­лейших затруднениях они плачут, обижаются, теряют це­левую ориентацию, что приводит к дезорганизации дея­тельности.

Необходимо подчеркнуть, что такие отклонения в лич­ностном развитии встречаются не только у детей, которые часто оказывались в ситуации разлуки с матерью, но и у тех, которые воспитывались в ситуации постоянной угро­зы разрыва положительной эмоциональной связи с ней. Это касается случаев, когда родители в качестве основного дис­циплинарного метода используют угрозу бросить ребенка («Перестань плакать, а то сейчас отдам тебя дяде!») или разлюбить его («Не ной, не приставай ко мне, я тебя тако­го не люблю!»); когда ребенка обвиняют, что из-за его по­ведения заболела мама или умерла бабушка и т. п.; когда ребенка используют как средство воздействия на супруга в ходе семейных ссор или развода; когда за непослушание или неуспехи в учебе ребенку объявляют длительный бой­кот или применяют наказания, унижающие его личность, и т. д.

Постоянная угроза разрыва положительных эмоциональ­ных связей с самыми близкими людьми, дефицит постоян­ства духовной близости с ними затрудняют идентификацию ребенка с родителями, что вынуждает его искать сочувствие, сопереживание и образцы для подражания вне семьи.

В концепции индивидуальной психологии А. Адлера та­кие личностные особенности, как стремление к превосход­ству и успеху, а также неврозы рассматриваются как реали­зация потребности в гиперкомпенсации биологической не­достаточности. Указана тесная зависимость аномалий личностного развития от условий воспитания в раннем дет­стве — слишком сильной опеке или заброшенности, или того и другого поочередно. Это порождает у ребенка страх столкновения с новыми ситуациями, чувство неполноцен­ности.

В теориях патохарактерологического развития (К. Леон-гард, А.Е. Личко) акцентуации воспринимаются как резуль­тат сочетания определенной генетической и конституцио­нальной предрасположенности и неблагоприятных условий воспитания и обучения.

Поведенческий подход в детской патопсихологии пред­ставлен в работах М. Раттера. Он рассматривает личност­ные нарушения как результат усвоения неправильных по­веденческих стереотипов и формирования вредных привы­чек. В связи с этим задачей психолога является коррекция неправильных форм поведения, независимо от их детер­минант.

Трансакционный анализ (Э. Берн) основное внимание обращает на систему межличностных и внутриличностных отношений. Внутри личности человека выделяют как бы 3 ча­сти: Родителя, Взрослого и Ребенка. Это означает, что в поведении и личностных особенностях ребенка проявляют­ся элементы как более раннего поведения, так и способ­ность к рациональной оценке действительности (маленький профессор), а также подражание родительским нормам и стереотипам. При неблагоприятных воздействиях со сторо­ны семейного окружения у ребенка могут актуализировать­ся свойственные более младшему возрасту формы поведе­ния: так, например, ребенок в 6 лет сосет палец. Возможна и такая ситуация, при которой у ребенка актуализируется

оценочная, обвиняющая часть Взрослого. Это приводит к неуверенности, чувству вины и несвободы. В дальнейшем, по мере роста и личностного развития подростка, внутри-личностный конфликт между частями Ребенка, Родителя и Взрослого может приводить к недостаточно адекватной оцен­ке окружающего, автоматическому следованию стереотипам поведения, бессознательно усвоенным от родителей. Осо­бый раздел теории трансакционного анализа составляет те­ория «сценария жизни», который усваивается в детском возрасте.

В концепции нейролингвистического программирования причиной личностных нарушений является искажение ком­муникации членов семьи, рассогласование между их сло­весными и несловесными «высказываниями», что приводит к чувству замешательства у ребенка и формированию у него нарушенных форм общения и неадекватного представления о себе. Так, например, если мать говорит ребенку: «Ты луч­ше всех!» с гневной интонацией и отталкивающими движе­ниями рук, то ребенок не знает, на какое из этих сообще­ний ему ориентироваться, и при многократных повторени­ях подобных ситуаций начинает реагировать либо только на речь, либо на движения и интонацию. В дальнейшем он сам усваивает подобные формы коммуникации.

В работах В. Франкла и В. Беттельгейма проявления внут-риличностного конфликта у детей и подростков, невроти­ческие реакции рассматриваются как следствие психотрав-мирующего воздействия со стороны родителей либо обще­ства в целом (в условиях гетто, концлагеря и т. п.). В качестве механизма компенсации предлагается работа, направленная на понимание ребенка, помощь подростку в осознании им смысла жизни, опора на творческую и познавательную ак­тивность личности.

Более синтетическим подходом к проблеме возникнове­ния личностных расстройств и их терапии является точка зрения Дж. Грэхема, который воспринимает невротические расстройства у взрослых как результат психотравмирующих воздействий, пережитых в момент родов, периода грудного детства, в ходе конфликтных отношений с родителями в дальнейшем, что приводит к искаженному восприятию сво­его «Я», окружения, чувству неполноценности, подавлен-

ности, страха. Он предлагает способ психогенетической кор­рекции этих нарушений у детей и взрослых путем повтор­ного, более осознанного проживания и «проигрывания» психотравмирующих моментов. Понимание многообразия и часто взаимодополнительности причин личностных рас­стройств позволяет строить более гибкую систему психоте­рапии.

Существует также ряд исследований, посвященных от­дельным феноменам личностных нарушений в детском и подростковом возрасте. Это работы Ф. Зимбардо, Д. и К. Бай-ярдов, ориентированные на ознакомление родителей и пе­дагогов с особенностями коррекции нежелательных лично­стных реакций.

В отечественной психологии, к сожалению, до последнего времени уделялось мало внимания причинам и динамике формирования нарушений личностного развития. Имеются чисто психиатрические подходы к нарушениям личностно­го развития (неврозам, психопатиям, адаптационным реак­циям и т. д.), отраженные в трудах В.И. Гарбузова, В.В. Ко­валева, М.И. Буянова, А.Е. Личко и др. В возрастной психо­логии встречаются описания отклонений в формировании, например, морально-этических норм (П.Я. Якобсон) либо когнитивных функций (Л .А. Венгер). Целостным подходом к проблеме неврозов и невротических реакций в детском возрасте отличаются исследования А.И. Захарова, Д.И. Иса­ева и др. Они рассматривают динамику формирования этих расстройств на уровне нарушений со стороны нейродина-мики (истощаемости, лабильности функций ЦНС), особен­ностей внутриличностного конфликта, самооценки ребен­ка, его реакции на свои достижения и неудачи.

Значительная роль в формировании личностных наруше­ний традиционно отводится ошибкам семейного воспита­ния (Э.Г. Эйдемиллер, В.Д. Москаленко, М.И. Буянов и др.).

Известно, что ребенок, который родился вполне здоро­вым, может иметь серьезные отклонения в личностном раз­витии в результате неблагоприятного семейного окружения. Формированию психопатических черт личности и невро­тических проявлений способствуют внутрисемейные кон­фликты, отсутствие одного из родителей, неправильные

воспитательные воздействия, ранняя изоляция ребенка от семьи и др.

Нарушения в поведении у детей наблюдаются уже в до­школьном возрасте. Исследования А.И. Захарова показыва­ют, что в пятилетнем возрасте 37% мальчиков и 29% дево­чек имеют отклонения в поведении. У мальчиков несколько чаще, чем у девочек, отмечаются повышенная возбудимость, неуправляемость, расторможенность в сочетании с агрес­сивностью (драчливостью), конфликтность и неуживчивость. У девочек чаще преобладают пугливость, боязливость, по­вышенное эмоциональное реагирование, склонность оби­жаться, плакать и расстраиваться.

Поступление ребенка в школу предъявляет новые требо- ' вания к нему, что нередко становится дополнительным фак­тором возникновения отклонений в личностном развитии. Существует даже специальное определение для психичес­ких расстройств такого рода — дидактогения '. Педагогичес­ки неграмотные воспитательные воздействия учителя могут стать причиной таких особенностей интеллектуальной дея­тельности ученика, которые часто воспринимают как ум­ственную отсталость. Бывает, что дети, которые не выпол­няют мгновенно и беспрекословно требование учителя, вызывают у него нетерпение, раздражение, неприязнь. Ок­рики, угрозы, а подчас и оскорбления вызывают у ребенка состояние заторможенности. Заторможенное состояние ре­бенка — это непроизвольно включенное защитное тормо­жение, необходимое для того, чтобы не допустить продол­жения воздействия, разрушительного для психики. Повто­рение таких стрессовых для ребенка ситуаций закрепляет «тормозную реакцию» на замечания и резкое обращение учителя, она становится привычной. Затем такой способ реагирования распространяется и на другие ситуации за­трудненности в осуществлении интеллектуальной дея­тельности. Параллельно с «тормозной реакцией» на резкий тон учителя у ученика закрепляется привычка к отказу от мыслительного усилия. Так создается впечатление, что ре-

1 Дидактогения (от греч. didaktikos — поучительный, genos — проис­хождение) — нарушение психической деятельности ученика, вызван­ное неправильными воспитательными воздействиями учителя.

бенок умственно отсталый, поскольку знания он почти не усваивает.

При высоком уровне интеллекта, несмотря на указан­ные негативные факторы, ребенок часто все же справляется с учебной программой, однако у него могут наблюдаться отклонения в развитии личности по невротическому типу. Не случайно среди младших школьников процент детей с невротическими отклонениями больше, чем среди дошколь­ников, а к 10 годам количество нервных детей достигает 56% (среди мальчиков)1.

Таким образом, специфическими отклонениями в лич­ностном развитии детей младшего школьного возраста яв­ляются различного рода психогении: школьная тревожность, психогенная школьная дезадаптация и др.2

В подростковом возрасте количество невротических про­явлений снижается. Заболеваемость неврозами в подростко­вом возрасте значительно ниже и относительно большое количество (около 15%) подростков, состоящих на учете в психоневрологических диспансерах, создается за счет тех, кто страдает неврозами с более раннего детства. На первый взгляд может показаться странным, что «кризисный» под­ростковый возраст, несмотря на всю его сложность и про­тиворечивость, не дает резкого увеличения заболеваемости неврозами. Однако, как справедливо замечает А.Е. Личко, здесь «дело в том, что в этом возрасте обнаруживается склон­ность к «замене» невротических вегетативных и моторных симптомов нарушениями поведения. Те же самые психоген­ные факторы, что у детей и взрослых, вызывают невроз (хотя и различный по картине проявлений) у подростков в период становления характера, ведут к девиантному пове­дению».

Итак, мы рассмотрели причины возникновения откло­нений в психическом и личностном развитии у детей. Под­черкнем, что речь шла не только о тех детях, которые име­ют дефекты, но и о тех, которые родились здоровыми и не подвергались вредоносным воздействиям экзогенного про-

1 Данные приводятся из исследования А.И.Захарова.

2 Более подробно эти отклонения в развитии личности ребенка бу­
дут рассмотрены в соответствующих главах.

нахождения (различного рода интоксикации, нейроинфек-ции, травмы головы и другие повреждения мозга и т. п.). Безусловно, если развитие ребенка уже изначально ослож­нено врожденными либо прижизненными нарушениями психической деятельности физиологического порядка, то роль негативных социальных воздействий становится фаталь­ной. В этом случае социально дезадаптированное поведение может трансформироваться в криминальное, а также при­обретать болезненные формы.

Именно поэтому необходимо вмешательство психолога и психотерапевта с целью предупреждения или уже коррек­ции нежелательных форм личностного развития: неврозов, психопатий, устойчивых неадекватных поведенческих реак­ций и т. д.

В последнее время усилиями психологов, психиатров, психотерапевтов создается наиболее синтезированный, мно­гоплановый подход к диагностике и коррекции нарушений психического и личностного развития детей. Это отражает необходимость многоуровневого анализа проблем каждого конкретного ребенка: изучение его генетической отягощен­ное™, особенностей течения беременности и родов у его матери, ее эмоционального состояния в этот период, пере­несенных вредных воздействий в первые дни и месяцы жиз­ни ребенка; особенности его семейного воспитания и мик­росоциальной среды. При патопсихологическом обследова­нии психолог выявляет особенности нарушений психических процессов и функций, структуру дефекта, специфику лич­ностного реагирования и развития компенсаторных меха­низмов. Наряду с этим необходимо изучение личностных особенностей ребенка, его способов взаимодействия в се­мье и других группах. Такой подход позволяет определить наиболее оптимальные направления и формы дальнейшей работы.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.250.80 (0.012 с.)