Гуссерлевское понятие аппрезентации



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Гуссерлевское понятие аппрезентации



Если попытаться отыскать общий знаменатель для разных те­орий знаковых и символических отношений, изученных в пре­дыдущем параграфе, то можно сказать, что объект, факт или событие, называемые знаком или символом, относятся к чему-то отличному от них самих. Дым – физическая вещь, данная нашему чувственному восприятию. Мы можем его увидеть, ощутить его запах, подвергнуть его химическому анализу. Но если мы берем дым не просто как физический объект, а как индикацию огня, мы принимаем его как проявление чего-то другого, нежели он сам. Назвав дым знаком, а огонь, на кото-


 


462


463


рый он указывает, означаемым, как поступают некоторые из рассмотренных нами авторов, мы можем сказать, что они об­разуют пару.

На склоне лет Гуссерль изучил общий феномен образова­ния пар (pairing), или спаривания (coupling), который, по его мнению, является общей особенностью нашего сознания16. Это та форма пассивного синтеза, которую обычно называют ассоциацией. Подробное изложение феноменологического истолкования ассоциации выходит за рамки данной статьи. Мы ограничимся обсуждением той особой формы образования пар, или спаривания, которую Гуссерль называет «аппрезента-цией», или «аналоговой апперцепцией». Простейший случай образования пар, или спаривающей ассоциации, характери­зуется тем, что две или более данности интуитивно даются в единстве сознания, которое, по этой самой причине, конститу­ирует два отличных друг от друга феномена как единство, не­зависимо от того, направлено ли на них внимание.

Возьмем в качестве иллюстрации наше восприятие объекта внешнего мира. Можно сказать, что в непосредственной аппер­цепции вещь воспринимается как этот или другой объект, умень­шенный перспективой, прорисованный в общих чертах и т.д. Вот он здесь, в соприсутствии с нами, и мы посредством актов непосредственной интуиции схватываем объект как «самость». Между тем, если мы, строго говоря, схватываем в апперцепции объект внешнего мира, тем, что мы в нашей зрительной пер­цепции реально видим, является лишь фронтальная сторона объекта. Однако эта перцепция видимой фронтальной сторо­ны объекта заключает в себе апперцепцию по аналогии его невидимой тыльной стороны – апперцепцию, которая, разу­меется, есть более или менее пустое предвосхищение того, что мы могли бы воспринять, если бы повернули объект тыльной стороной к себе или если бы сами обошли вокруг объекта. Это предвосхищение базируется на наших прошлых переживани­ях нормальных объектов этого типа. Исходя из апперцепции фронтальной стороны мы приходим к мнению, что перед нами деревянный куб красного цвета, и ожидаем, что невидимая задняя сторона будет той же формы, того же цвета и из того же материала. Однако вполне возможно, что наше предвосхище­ние не сбудется. Может оказаться, что невидимая задняя сто­рона деформирована, сделана из железа и синего цвета. Тем не менее, невидимая сторона будет какой-то формы, какого-то цвета и из какого-то материала. Во всяком случае, мы можем


сказать, что передняя сторона, непосредственно схватываемая в апперцепции, или данная нам в презентации, аппрезентиру-ет невидимую заднюю сторону аналогически, что не значит, однако, будто это делается посредством умозаключения по ана­логии. Аппрезентирующий член, присутствующий в непосред­ственной апперцепции, спаривается, или соединяется в пару, с аппрезентируемым.

Это всего лишь пример, приведенный с целью прояснить проблему аппрезентации. В шестом Логическом исследовании (§§ 14 и сл. и 26)17, а также первом томе Идей (§ 43)18 Гуссерль уже показал, что все знаковые отношения представляют собой осо­бые случаи этой формы аналоговой апперцепции, или аппре-зентации, которая базируется на общем феномене удвоения, или образования пар. Разумеется, в этих ранних работах Гус­серль пользовался несколько иной терминологией. Однако он совершенно ясно утверждает, что если мы воспринимаем объект внешнего мира как самость, на основе этого схватывающего акта интуиции не выстраивается никакого схватывания более высокого уровня, т.е. никаких аппрезентативных соотнесений. С другой стороны, в случае сигнификативного отношения мы име­ем аппрезентирующий объект, воспринятый в сфере интуиции, но при этом мы не направлены на него иначе, кроме как через посредство вторичного схватывания, или fundiertes Auffassen*, направленных на что-то другое, индицируемое первым объек­том, или, согласно позднейшей терминологии Гуссерля, ап-презентируемое им. Таким образом, посредством аппрезента-ции мы интуитивно переживаем нечто как значимым образом индицирующее или изображающее что-то другое.

Переживание посредством аппрезентации обладает своим особым стилем подтверждения: каждая аппрезентация несет с собой свои особые аппрезентируемые горизонты, отсыла­ющие к последующим наполняющим и подтверждающим переживаниям, а также к системам хорошо упорядоченных индикаций, в том числе новым потенциально могущим быть подтвержденными синтезам и новым неинтуитивным пред­восхищениям.

Однако это еще не все. До сих пор мы молчаливо предпо­лагали, что аппрезентация требует соприсутствия аппрезентиру-ющего члена пары с аппрезентируемым. Между тем, это всего лишь частный случай более общей ситуации. В исследовании

* Фундированных схватываний (нем.). – Прим. перев.


 


464


465


«Опыт и суждение» (§§ 34–43)19 Гуссерль показал, что пассивный синтез спаривания возможен между актуальным восприятием и воспоминанием, между восприятием и фантазмом (fictum) и, стало быть, между актуальными и потенциальными пережива­ниями, между схватыванием фактов и возможностей. Предпо­лагаемый здесь пассивный синтез ассоциации ведет к тому, что схватывание присутствующего элемента ранее конституи­рованной пары «будит», или «вызывает» аппрезентируемый элемент, и при этом несущественно, является ли тот или дру­гой восприятием, воспоминанием или фантазмом, fictum. Все это, в сущности, происходит в чистой пассивности, без како­го бы то ни было активного вмешательства разума. Приведем пример: присутствующий перцепт «будит» затаенные в глуби­не воспоминания, которые «начинают подниматься на поверх­ность» независимо от того, хотим мы этого или нет. И даже более того. Согласно Гуссерлю, любая активность воспомина­ния базируется на ассоциативном пробуждении, которое перед этим произошло. В общем и целом, благодаря функциониро­ванию пассивного синтеза конституируется единство интуи­ции не только между восприятиями и воспоминаниями, но и между восприятиями и фантазмами.

Так полагал Гуссерль. На наш взгляд, теория аппрезента-ции Гуссерля охватывает все случаи знаковых и символических референций, с которыми работали разные авторы, рассмот­ренные выше. Во всех этих случаях объект, факт или событие переживаются не «сами по себе», а как стоящие вместо друго­го объекта, который не дан в непосредственности переживаю­щему субъекту. Аппрезентирующий член «будит», «вызывает», или «пробуждает» аппрезентируемый. Последний может быть физическим событием, фактом или объектом, которые субъект не может воспринять в непосредственности, или чем-то духов­ным, нематериальным; он может быть реальным в смысле обыденной реальности или может быть фантазмом; он может быть одновременным аппрезентирующему члену, предшество­вать ему, следовать за ним и даже быть вневременным. Эти аппрезентативные отношения могут проявляться на разных уровнях: аппрезентируемый объект, в свою очередь, может ап-презентировать другой объект, существуют знаки знаков, сим­волы символов и т.д. Более того, аппрезентирующим непос­редственным опытом не обязательно должно быть восприятие физического объекта: это может быть воспоминание, фантазм, сновидение и т.д.




Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.017 с.)