ТОП 10:

Кейс» для обработки будущего



(Перев. А. Поданев)

Обычно человек воспринимает прошлое неизменным, но познаваемым, а будущее как изменчивое, но не познаваемое. Однако непосредственное ближайшее будущее через очень короткое время станет прошлым. И настоящее время вчера было будущим. Будущее постоянно изменяется в настоящее, а из него – в прошлое.

Как для читателя, воспринимающего слова внутри этого параграфа, оставшаяся часть чтения этого текста будет в ближайшем будущем. К концу чтения этого параграфа чтение первого предложения – уже в прошлом.

 

Поэтому для непосредственной обработки будущего имеется существенный повод. Фактически, в некотором смысле, это имеет гораздо большее значение, чем обработка прошлого или настоящего времени. Но текущие процессинги, за немногими исключениями, адресуются к прошлому, и только иногда – и часто довольно косвенно – к настоящему времени.

Теоретически каждое состояние, которое было обработано, должно предотвратить повторение подобного в будущем, и поэтому парадигма «копания» в прошлом с целью решения проблемы настоящего времени кажется достаточно обоснованной.

Однако есть несколько проблем с этой парадигмой, и, может быть, подошло время, чтобы пересмотреть ее в базисной предпосылке:

изначально Существо делает свой первый выбор при некоторых обстоятельствах. Неудача или успех могут затем инициировать цепь подобных событий в последующие времена.

Успешное стирание такой цепи и ее начального звена (часто называемого «бэйсиком» на цепи) подразумевает, что нет никакого заряда в этой оставленной области.

Если фактическое создание выбора, типа решения на будущее или установленной оценки, не раскрывается, то нет ничего, что удерживало бы Существо от повторения его прошлой ошибки. С другой стороны: теперь, когда нет никакого оставленного заряда, у Существа не остаётся никакого механизма напоминания о случившемся, чтобы привести себя в готовность, как только подобное условие (состояние) возникнет снова.

Признание установленных оценок и твердых решений, однако, является явно связанным с пределами текущего уровня кейса во время процесса. Другими словами, любой обзор этих оценок и решений не может быть исчерпывающим.

-Большинство Существ (по крайней мере, время от времени) помещают вещи в будущее. Многие делают это даже в форме хронического образца поведения. Например, всякий любитель откладывать на будущее попал бы под это определение.

-Начиная с некоторого уровня, можно видеть изменение времени как иллюзию и можно чувствовать прошлое, настоящее и будущее происходящими одновременно. Исключение из рассмотрения будущей стороны трака времени дает буквально лишь «половину картины» происходящего.

-Процессинг (обработка) исключительно прошлого – бесконечный процесс, потому что прошлое имеет чрезвычайно обширное количество инцидентов. К моменту, когда одно состояние обработано, другое новое может быть уже здесь, и процессинг превращается в постоянную «гонку» по событиям и состояниям.

-Любое состояние настоящего времени и любое состояние прошлого автоматически включает «ранние подобия» по отношению к будущему состоянию. Поэтому обработка будущего будет включать «обычную» обработку. Особенно тяжелые проблемы настоящего времени, являющиеся весьма трудными для обработки, могут перерасти в событие/случай из прошлого, и как к таковым к ним можно будет обращаться с заметно большей легкостью (с применением «обработки будущего» – прим. перев.).

-Временной трак большинства людей запутан сложнее, чем груда спагетти. Они имеют серьезную проблему разделения между настоящим, прошлым и будущим.

-С некоторой точки зрения, текущая Вселенная – это переигровка более ранних игр. И с этой точки зрения «будущее» – это действительно «будущее в отдаленном прошлом», которое затем стало «прошлым прошлого» весьма приличное время тому назад.

-Некоторые условия (состояния) настоящего времени могут казаться настолько подавляющими или неизменными, что обработка прошлого, возможно, не сможет изменять ни настоящее время, ни даже ближайшее будущее. Поэтому данные состояния могут не разрешиться в будущем, или они могут повторяться без необходимости снова и снова, если к будущим состояниям не обращаются непосредственно.

Это лишь некоторые причины из многих и, должно быть, достаточно веские, чтобы заново обдумать процесс обработки прошлого. Сейчас для большинства людей кажется «невероятным», чтобы сначала получить доступ к потенциальному будущему инциденту.

В этом случае помогает, если утвердиться в мысли, что для цели духовного продвижения (прогресса) действительноне имеет значения, случилось ли что-то «действительно» и, аналогично, случится ли что-что «действительно» в будущем.

Если человеку представляется в мыслях такая картинка, которая содержит материал, который побудил бы его реагировать неблагоприятным образом, то такая картинка в мышлении есть. Это – все, что необходимо.

Короче говоря, не имеет значения, действительно человек «имел прошлую жизнь» или нет: пока есть картинка в мышлении человека, которая предопределяет способ, которым человек думает, есть вполне достаточная причина кое-что с этим сделать. Точно так же, если в мышлении человека есть картинка будущего инцидента, вероятно, желательно адресоваться к этой картинке именно сейчас, прежде чем обстоятельства в будущем смогут вызывать то же самое.

Возможно, любой известный процесс может быть запущен, исходя из точки зрения в будущем, но в наибольшей степени это, конечно, следующие процессы:

- клиринг базового инцидента (см.. превосходное эссе Флемминга Фанча «Будущие Инциденты»);

- удаление сущностей или контуров («Кто или что могло бы прикрепиться в течение [будущий инцидент]?»);

- процессинг цели и антицели («Как мог бы [X] помочь <положительному /отрицательному > полюсу [целевая конструкция] в <будущий инцидент>?»);

- стандартные рандауны рикола (с его собственной фантастикой и явлениями).

- И т.д, и т.д.

Другой не маловажный стимул: обработка будущего имеет существенно более значимый «мгновенный фактор вознаграждения», нежели обработка прошлого. В оптимальной обработке прошлый инцидент, столь же травмирующий, как рассматриваемый в будущем, возможно, стал бы «вне течения», полностью уходя после сессии из поля зрения процессируемого.

Данное обстоятельство приводило к подобной «проблеме» в процессинге усилий. «Клиент», полностью освобожденный от проблемы, не может ещё понять, насколько он теперь улучшился, и далее может не проявлять в повседневной жизни никаких признаков благодарности или какой-либо специфической оценки той помощи, которая была предоставлена.

Обработка будущего затрагивает вещи, входя в непосредственное или ближайшее будущее, и может таким образом устанавливать дальнейшие стимулы вдоль пути, чтобы подтолкнуть вперед. В любом случае, обработка (процесинг) будущего расширяет центр внимания, называемого «сейчас», чтобы включить в него более масштабную картину.

Идеалом может быть затрагивание всего прошлого и всего возможного будущего в «сейчас». Идея обрабатывать будущее не нова. Много процессоров уже пользуются преимуществом этого подхода, и его выгоды уже были указаны в различных местах повсюду в этой «Небольшой пурпурной записной книжке о том, как сбежать из этой вселенной».

Поданный здесь материал – это предложение отказаться в целом от фокусировки на «обработке прошлого» и начинать говорить о будущем с самого начала. Поскольку, повторюсь, как прошлое, так и настоящее события, являются непременно «ранними подобиями» будущих.

 

Остаётся надеяться, что эти мысли вскоре помогут Вам вчера!

 

 

 

Персоналии

47.3. Речь в честь дня рождения (прервана)

(Перев. А. Яковлев)

(Запись попытки произнесения на торжестве в честь 97-го дня рождения Л. Рона Хаббарда, 13 марта 1998, точное место неизвестно)

[Оратор прочищает горло, пока аудитория пристально рассматривает картину на стене напротив оратора, крича «гип-гип-ура» три раза подряд.]

Дамы и господа,

Очень немного людей за историю человечества обрели столько обливания грязью, славы, последователей, гонений, одобрения, проклятий, восхищения и клеветы, как Лафайет Рональд Хаббард, родившийся 13 марта 1911 года в Тилдене, штат Небраска.

Черные и розовые облака эмоциональных реакций препятствуют любым попыткам рациональной оценки его достижений и наследия.

В первой половине этого века он начал делать то, в чем его сейчас обвиняют: искать способы очистить человеческий ум от нерациональных воздействий, или, если использовать слово, которое было темой шумных двусмысленных бесед, «промывать мозги» себе и другим.

Хотя за известную нам историю человечества были сотни миллионов людей, преследующих цель освобождения их разума от ненависти, невежества и заблуждений (которых не беспокоили так сильно остальные миллиарды), попытки Хаббарда были встречены безумно крайними (экстремальными) реакциями.

Понимая великолепную возможность отбросить тщательно создаваемую и поддерживаемую видимость терпимости, люди всех общественных положений быстро повыбегали из своих стеклянных домов, чтобы бросить огромное количество камней в то, что они воспринимали как воплощение самого зла.

По иронии, в то же время, тысячи людей связывали свои жизни с организацией, чье тоталитарное отношение невозможно проглядеть, но чьи изначальные цели были основаны на духовном освобождении индивидуума.

[Оратор был прерван по неизвестной причине. Продолжает после короткого перерыва.]

Дорогие Друзья! Кухонный нож может быть использован для резки хлеба. Он также может быть использован для перерезывания горла человеку. Следует ли запретить все ножи потому, что некоторые люди были убиты при помощи кухонных ножей?

И, следуя предпочтениям современных политиков, следует ли ограничить использование кухонных ножей только на сертифицированных пользователей кухонных ножей, обладающих лицензией? И если так, то следует ли освободить от налогов ежегодные пошлины за лицензирование использования кухонных ножей, если человек отрезает только два кусочка хлеба в неделю или меньше, и если так, человек делает это исключительно для собственного использования, и каковы правила...

[Перебивает вопрос: «Эй, к чему ты клонишь?» Оратор продолжает после паузы, но как минимум, одно предложение из его речи пропало навсегда.]

Чем мощнее инструмент, тем больше разрушения может быть сделано с его помощью, если он используется неправильно. Одна достаточно забавная логическая странность состоит в заявлении, что «технология» Хаббарда пока не имеет никаких заслуг, хотя в то же время те же люди заявляют о ее вреде бесчисленным бедным и беззащитным созданиям.

[Оратора раздражает хихиканье в зале.]

Часть истории, конечно же, в том, что наследники Хаббарда, законные или нет, навлекают это на себя. Другая часть в том, что «правление» не любит конкуренции и пытается противодействовать любым не-академическим инициативам, санкционированным правительством.

Но реакция многих людей (или их умов), когда они сталкивается с некоторыми утверждениями, заявлениями или заключениями Хаббарда, параноидально превыше всякой веры, часто доходит до полнейшей истерии и не может быть объяснена исключительно манипуляциями средств массовой информации широкой публикой.

И на вершине этой путаницы наследники Хаббарда, законные или нет, пытаются сохранить тайну, которая открыта для просмотра в Интернете, и, в отчаянных попытках предотвратить то, что уже сделано, используют систему законов, чтобы закрыть рот всем, кто не верит и не следует их настоящему образу мыслей.

[Открытая враждебность аудитории.]

Следовательно, любые открытые, честные дискуссии подлинного содержания работ Хаббарда, похоже, вызывают бросание еще большего количества камней – на этот раз совсехнаправлений.

[Еще раз прерывается репликой из зала: «Эй, ты чертовски прав!» – и в оратора, который, похоже, испуган, начинают лететь предметы вегетарианского буфета.]

Эээ, на самом деле, эээ, это все означает, что также любая честная попытка должным образом почтить жизнь и работы Л. Рона Хаббарда бесполезны, если не опасны. Это слишком плохо.

[Брошенный картофель промахивается в оратора на дюйм, но потом в него попадает что-то похожее на помидор.]

Давайте попробуем еще раз, эээ, скажем, через десять лет. До встречи.

[Неизвестный оратор сбежал через заднюю дверь без особых повреждений (на этот раз).]

 

Постскриптум

99998. Заключительные шаги:«уокэбаут»и«паббайяа»

(Перев. А. Поданев)

Существа идут в своих играх по пути, который конечном итоге и возвышает человеческое тело над природным окружением, и отчуждает от него. Таким образом, когда Существо теряет своё принуждение играть игры, кажется естественным, что тело, которое оно захватило, чтобы удовлетворить это принуждение, возвращается природе. Это не означает бросания тела где-нибудь, а означает процесс воссоединения тела с его исходной окружающей средой, восстанавливая таким образом «естественную» окружающую среду игры длятела.

Один пример игры тела, теряющего значение в его первоначальной окружающей среде, практикуется австралийскими аборигенами уже тысячи лет. Их духовные поиски также включают безоговорочный марш назад в природу, «уокэбаут» (walkaboutсущ.1стадия истощения,особ. у австралийских аборигенов, убегание от регулярной работы в пешее путешествие по стране2неформальн.,особ. в Брит. англ., прогулка важной персоны через толпы, смешиваясь и неформально беседуя с людьми /LongmanDictionaryofContemporaryEnglish– Прим. ред.)

«Современному человеку» этот подход кажется странным: он пока отчужден от сценария игры тела, так что он рассматривает «нормальный» стиль жизни аборигенов как жизнь «дикарей», которые ещё живут в природе, лишенной «технологии».

Гаутамо полагал невозможным закончить играемые игры в целом без возвращения тела природе: последняя стадия освобождения, если это должно случиться в текущем теле Существа, казалась возможной ему только в естественной среде обитания телa непосредственно – в природе.

Возвращение к природе подразумевает отказ от контекста человеческих «домов», проживание вне человеческого дома – «паббаийяа» ('pabbajjaa') на языке пали, прямая параллель австралийскому 'walkabout'.

Однако есть существенное различие между 'walkabout' и 'pabbajjaa': освобожденное Существо не участвует больше в формирующей прототип игре охотника/добычи и ограничивает себя, скорее лелея тело как «вместилище», чем как «охотник», который убивает для обеспечения своего проживания.

Это выполнимо только тогда, когда человек поступается «всем», что обычно связывается с цивилизацией: именем, которое было дано ему при рождении, всем имуществом, кроме основного платья, и всеми соглашениями с любыми группами любого вида, в которые человек когда-либо входил в ходе своих жизней. Такой человек (цитата) «живет среди львов на склонах, под открытым небом, не подвластный никому, вся планета его дом».

Снова отмечу, что этот радикальный подход – только предпосылка– и только – для самой последней стадии освобождения: реализации «нирваны» ('nirvaana'), в то время как человеческое тело все еще живо и здорово. Тело, живущее в «гармонии» с природой, буквально синхронизирует своё отношение, или «настраивает свой уровень» под таковой у природы, частота (вибраций – прим. ред.) которойзначительновыше, чем у тел «современного» человека.

Все это в наши времена весьма трудно, если не невозможно. Человек, подобный этому, был бы, вероятно, арестован и помещен в клинику. Даже если бы существовала нация, которая позволила бы такое «необщительное» поведение, также должен был бы быть подправлен климат Земли, и если не будет в достатке никакого продовольствия, с лёгкостью доступного от Земли, её жители должны были бы быть склонны поддерживать человека, идущего к освобождению ('bhikkhu' («блуждающего монаха»)), как его называл Гаутамо.

Исключение поэтому делалось на время дождливого сезона, в котором 'bhikkhu' позволяли себе прервать окончательные поиски освобождения, оставаясь под крышами. Другим исключением было то, что 'bhikkhu' позволяли себе принимать продовольствие от «нормальных» людей, живущих в домашних хозяйствах.

Ещё одно исключение было сделано для рассмотрения продвижения (прогресса) последователей и для ответов на их вопросы: собрание ('sa.ngha') 'bhikkhus' у Гаутамо прерывало их добровольное (духовное) одиночество. С этими целями оно проводилось дважды в месяц.

Само человеческое телоникогдане бывает в одиночестве, кроме как в ограниченном «месте», будь это тюремная камера или роскошные апартаменты в «современном» здании. «Взрослая» («культивированная») человеческая особь не позволяет телу быть счастливым в окружении элементов естественной природы, и только ребенку иногда разрешается позволять своему телу подходить к такому масштабу отношений, например, когда он плещется в воде водоема или океана.

Окончательное освобождение Существа, таким образом, также заканчивается в отпускании (возвращении) тела, и навсехуровнях Существо теперь становится истинным:

«Полное Счастье было достигнуто через счастье!»

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.10 (0.014 с.)