ТОП 10:

Карты Вселенной (частьI): Кетер, Ниббаана и Тао



(Перев. А. Поданев, И. Колединцев)

С древних времен прилагались усилия, чтобы нанести на карту основную структуру этой Вселенной.

Даже поверхностное сравнение между картографиями различных Древних философий закончилось бы книгой значительного объёма.

В этой «Небольшой пурпурной записной книжке о том, как сбежать из этой вселенной» могут быть сделаны только некоторые отрывочные намёки на замечательные соответствия между этими Древними философиямии и на несоответствия, которые их разделяют.

Цель этой записной книжки в том, чтобы уделить внимание именно структуре структур, так как они могут обеспечить читателям рецепт для дальнейших исследований – независимо от того, какая специфическая система выбрана.

Начнём с того, что существуют «Строфы о вибрациях» ('Stanzas on Vibrations'), которые, возможно, произошли из областей сегодняшнего Афганистана на Западном Кавказе и которые рассматриваются рядом исследователей как самая старейшая известная «религия» или «сверхъестественная наука».

Эти строфы сформировали основную структуру «Вед», санскритских гимнов, которые могут быть прослежены приблизительно к восьмому – пятому тысячелетию до нашей эры.

Они в свою очередь послужили основой представления Вселенной для Гаутамо («Будды»). Возраст его учений, как следует из записаного вопреки его желанию «Пали Канона», к настоящему времени составляет приблизительно 2500 лет.

В тот же самый период времени в Китае нашли своё выражение философские идеи Конфуция и Лао-Цзы. Оба философа, несмотря на то, что были явными и экспрессивными противниками, исходили из существующей системы картирования этой Вселенной «И-Цзин» (I-Ching).

На Западном Кавказе была формализована пара-научная работа, известная как Каббала (Kabbalah), которая стала для израильтян основой их философской доктрины, оказавшей влияние далеко за пределами первоначального окружения.

Точные датирование и определение местоположения истоков самых ранних философий человека спекулятивны и вряд ли возможны.

За исключением таких суперструктурных теорий, как система троиц Джоахима из Фиореса ('Joachim of Fiores trinity system') или «Аксиом Саентологии» Норденхольца ('Nordenholz Axioms of Scientologie') (не путайте, пожалуйста, с «Церковью» того же названия), кажется удивительным, что за несколько тысяч последних лет не было предпринято никаких широко известных попыток нанести на карту структуру этой Вселенной.

Это удивительный и впечатляющий знак. По-видимому, современная технология и «научное мышление» вообще НЕ обеспечили никаких новых ключей к существующейструктуре Вселенной.

Наиболее очаровательным сравнением структурных карт было бы, вероятно, сравнение между «Строфами о вибрациях» и «Каббалой», поскольку, как кажется, они должны быть самыми детальными из всех известных.

Однако для цели «Пробуждения» от грёз жизни взгляд Гаутамо, сохраненный в «Пали Каноне», может принести больше «практических» результатов.

Слово «религия» происходит от латинского 're-ligere', «отклонение назад (возвращение к прежнему состоянию)».

Куда бы Существо могло «возвратититься», как не к своему истоку?

На языке Пали, используемом Гаутамо, этот пункт происхождения называется «ниббаана» ('nibbaana'). Он более известен в своем санскритском звучании как нирвана.

В Каббале эта не поддающаяся описанию метасфера всего существующего обозначается еврейским словом «Кетер» ('Kether') (лит. «Корона»).

Описание этой неописуемой метасферы в Каббале и Каноне почти идентичны. Что чрезвычайно удивительно, говоря коротко, так это идентичность их общего утверждения, что метасфера, вероятно, не может быть описана словами. (Дополнительные обьяснения этого обстоятельства приведены в других главах данной книги.)

Одна замечательная особенность Кетер/Ниббаана заключается в том, что никто из вошедших в это не возвращается.

Вход в «поток, который ведет к ниббаана» является высшей и в конечном счетеединственной целью Гаутамо, независимо от того, насколько часто и радикально эта цель была изменена спустя какое-то время «буддистскими» мыслителями.

Это цель, которая, согласно Гаутамо, является «трудно постижимой обычным обывателем». И она настолько ясно выражена в «Пали Каноне», что более поздние «эксперты», которые хотели изменить этот основной подход, были вынуждены утверждать, что он («Будда»), возможно, не сказал правды своим последователям и что он скрытно преподал другую доктрину.

Это возмутительное заявление, но оно, однако, явно или неявно стало основой огромного большинства современных «буддистских школ».

Кетер, в соответствии с работой доктора Баина (Dr.Bain) «Ключи к Каббале» ('The Keys to the Kabbalah'), «представляет цель всех вещей», и в нём, точно так же, как и для ниббаана в «Каноне», время не используется: «В Кетере времени нет».

Каббала включает описание того, как Вселенная развёртывалась из Кетера посредством серии «эманаций (испусканий)».

В «Строфах о вибрациях», основе всех индийских Вселенских представлений, метасфера Ниббаана, первоначально не ограниченная, потенциальная и бесконечной частоты, расщепляется на различные комплементарные (дополняющие друг друга – прим. ред.) волновые структуры.

По форме такие «щепки» комплементарных частот являются бинарными – поэтому серия этих расщеплений образует в результате многомерное «двоичное древо», в китайской системе «И-Чинг», которая даёт в результате 64 базисных сферы, или «эманации». Здесь, в китайской системе, метасфера Кетер/Ниббана называется «Тао».

Нужно отметить, что суперпозиция структур комплементарных частот – следствиепервоначальной частотной структурыперед расщеплением.

Таким образом, Кетер/Ниббаана/Тао – это всегда часть полной Вселеннойи в то же время не её часть.

Очень удивительно, что хотя описания базисных основ израильской, индусской и китайской систем мышления чрезвычайно похожи, между этими системами всё же появляются различия, как только «эманации» или «основные вибрации» прослежены вниз по пути, ведущему к проявлению физической Вселенной.

Следствием этого разного взгляда на одну и ту же «вещь» является различный подход в понимании цели возвращения к метасфере Кетер/Ниббаана/Тао.

С другой стороны, различные подходы реализации «цели» могли бы дать различие карты Вселенной – кажется, невозможно определить, что стало следствием чего.

Согласно «Пали Канону», Гаутомо не говорил много об «обьективной» структуре Вселенной, но концентрировался на «субьективном» представлении относительно того, как «высшие сферы»предстают страннику, идущему по своему пути домой к ниббаана.

Весьма возможно, однако, что ведическое представление о мире было настолько глубоко укоренившимся в умах населения Северной Индии того времени («арийцев» ['ar-yans']), что либо он не видел причин разъяснять этот предмет, либо протоколисты его учения на «Первом совете» предположили, что это знание было банальным и не стоящим упоминания.

В китайском представлении Ян, мужское начало, искра, которая начала всё это, оказывается вложенным в его дополнение, в Инь, женское начало.

Таким образом, слияние с «Tao» означает согласование (урегулирование, умиротворение – прим. перев.) основных эманаций Инь и Ян во всех базовых различных комбинациях.

Подобно этому индийская система Гун, первая известная система, строго основанная на триадах, описывает решение наложенных и комплементарных качеств как единственный способ достигнуть завершения.

В Каббале «Нокма» («Мудрость») является Ян-элементом и первой эманацией, символизируемой прямой линией, а «Бинах» («Понимание») – это Инь-элемент, вторая эманация, символизируемая треугольником.

В индийском и китайском мышлении подобное представление о первой или второй эманации немыслимо: при появлении «Ян», «Инь» как его дополнение создавалось автоматически и неизбежно.

На практике и китайский (таоистский), и каббалистский подходы призывают к прямому опыту различных сфер существования. Только картография тех сфер структурно различна: таоистский подход основан на математической логике – 64 базовые перестановки Инь и Ян являются отражением двоичной числовой системы, тогда как каббалистский подход рассматривает главные состояния существования в том виде, как они видны из человеческого опыта, а затем рассматривает переходы между этими состояниями.

Таким образом, система Каббалы ориентируется на функциональные возможности, тогда как таоистская система склоняется к систематическому перебору.

В этом противопоставлении Каббала, кажется, должна быть больше на «Инь»- стороне, а Таоизм – больше на стороне «Ян».

В противоположность этому подход Гаутамо делает попытку сокращения путем рационального признания «не-своих» компонентов личности. Этот чрезвычайно Ян-сторонний подход ДОЛЖЕН быть сбалансирован через «Инь»-развитие, практикование безграничного состояния ума, особенно погружением и прониканием в 'metta' (безграничное дружелюбие) и из него, в 'karu.na' (буквально в «заботу», но по печальным причинам в основном трактуемом как «сострадание» – которое является лишьнижней гармоникой того же самого состояния) и из него, и в 'mu.dita' (разделения безграничной радости со всеми чувствующими Существами) и из него.

Отказ развивать эту Инь-сторону вел к вырождению ранних буддистских общин и к контр-движению 'Mahayaana', которое в этом процессе подошло к другой крайности и закончилось полным возвращением первоначального учения Гаутамо.

Наиболее современные подходы упустили Инь-сторону полностью и, возможно, как необходимое следствие этого, даже не адресуются к цели Кетер/Ниббаана/Тао никоим серьезным образом.

Например, «Мост к Полной Свободе» Хаббарда преследует цель исключительно восстановить «Мощь Тэтана». Хотя в теории он определяет «тэтана» как имеющего «нулевую длину волны», его фактическиеописания изображают Существо как духовное лицо. Такое существование, однако, не есть предел состояния самого Существа, но, по определению, являются его проявлением внутри Вселенной.

По собственным словам Хаббарда, «Отклированный Каннибал остаётся Каннибалом». Этика, по Хаббарду, входит в эту картину исходя из потребности в оптимальном выживании внутри этой Вселенной, а не как средство для слияния с источником. Однако «выживание», как показано в главе «Преодоление собственных инстинктов выживания» – это классический имплант, который, когда он продолжен до уровня драматизации, будет вести человека к входу в нисходящую спираль.

Любое расщепление «целого», как бы оно ни называлось – Кетер, Ниббаана или Тао, имеет следствием «не-целое». Это является и буквальным, и концептуальным значением слова 'dukkha' в Пали, которое часто и весьма неправильно и обманчиво переводилось как «страдание».

Из вышесказанного очевидно, что полный мир как феномен является не-целым ('dukkha'). Он не может существовать иначе. Субьективно интерпретируя это состояние не-целостности как «страдание», можно получить в результате лишь замешательство и заблуждение.

Когда идёт процесс воссоединения Существа со своим источником, принятый «Путь» не обязательно ограничен единственным представлением единого мира.

Пока имеется ясность о различных структурах путей и всё это не смешивается, нет причины, запрещающей пробовать «32 Пути Мудрости» из Каббалы, работать над согласованием Инь и Ян, достигать ядра некого Существа, разбирая «Матрёшку» слой за слоем современными или древними «техниками процессинга», или прорываться за пределы опыта, входя в безграничное состояние ума.

В любом случае, это проникновенный и потрясающий опыт, для того чтобы доказать схожесть философий, как только они будут лишены устных приписываний и идеологических интерпретаций!

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.182.28 (0.009 с.)