ТОП 10:

Что сказать за оставшиеся 15 минут (Часть 2 - Спуск)



(из 2-го эпилога «Записок Дж.Д. Флоры», №290)

(Перев. А. Поданев, И. Колединцев)

Сип, как я прозвал тайского пилота с непроизносимым и многословным именем, подал сигнал о помощи чистым и твёрдым голосом.

Мы вертелись на высоте 9500 футов над океаном, не имея в поле зрения земли. Если бы Бенгальский залив имел какие-нибудь главные торговые маршруты, то стоило бы поискать корабли. Однако ни маленьких калькуттских рыбачьих лодок на западе или бирманских деревень на востоке, ни каких-либо грузовых судов или танкеров, тянущих свой след в эктерриториальные воды между Западной Индией и Бирмой, похоже, не было.

Отважным, твёрдым и зорким оком подлинного тайца, Сип исследовал горизонт, по мере того как мы кружили около некой точки над спокойным морем.

«Итак, Вы сказали, – спросил он меня, не поворачивая головы, – что «за всем этим есть что-то, для чего не существует никаких слов. Нечто, что не затрагивается тем, что здесь происходит» – так Вы сказали, верно?»

«Я сказал так» – ответил я.

«У Вас есть какие-то доказательства этому?» – допытывался он, совершенно уверенный в том, что получит ответ.

«У Вас есть какая-нибудь яркая одежда на борту?» – спросил я, вместо того, чтобы ответить.

«Не думаю» – сказал он.

«Какая-нибудь вода, кроме этой бутылочки, которую я здесь получил?» – хотел я знать.

«Нет» – ответил он; его глаза постоянно всматривались в горизонт, как у ястреба.

«Кстати, – заметил я небрежно,– почему Вы всматриваетесь туда всё это время?»

«Пытаюсь увидеть, если смогу распознать, землю, конечно!» – воскликнул он.

«Откуда Вы знаете, что там ЕСТЬ земля, Сип?» – спросил я настолько наивно, насколько мог.

Теперь он, нахмурившись, повернул голову ко мне. «Конечно, там есть земля, не придуряйтесь, Дж.Д.!»

«У Вас есть какие-то доказательства этому?» – спросил я.

Сип оставался какое-то время безмолвным, только гул двигателя и шум постоянно спешащего пропеллера окружал нас.

Я проверил приборы. Измерители горючего показывали пустоту для обоих баков.

«Когда Вы переключали баки, Сип?» – поинтересовался я.

«Да, эх, я вроде забыл переключиться вовремя с левого бака, и, эх, я переключил баки, когда левый опустел» – ответил он и достаточно смутился, закусывая губы.

Он снова почти запаниковал. Не очень хорошая вещь в такой ситуации. Никогда не хорошо в любой ситуации, думал я про себя.

Сип прочистил горло. «Окей, Дж.Д., положим, есть «нечто вне счастья, страдания и скуки». Но не будет ли это потом мучительно и постыдно – просто оставить всех других существ? Не нужно ли нам всем помогать друг другу, до тех пор пока каждый не станет свободным?»

«Когда это?» – спросил я.

«Что? Пока каждый не станет свободным? Хммм, до конца света, я полагаю» – сказал Сип.

«Допустим, у нас было бы горючего на вечность, и допустим, мы летели бы прямо вперёд, а не по кругу – как долго, Вы полагаете, это бы продолжалось, пока мы не достигнем конца Земли?» – спросил я.

Сип заморгал глазами. Я был не уверен, то ли он что-то там увидел, то ли его смутил мой вопрос.

«Земля – это сфера, нет конца для путешествия по её поверхности. Мы могли бы продолжать лететь вечно...»

«А что если время было бы подобно сфере?» – спросил я, проверяя радио более внимательно.

Сип не отвечал.

«У Вас есть карта этого района? – поинтересовался я, – ... и почему мы не получаем никакой статики на радио, какой угодно? Как, по-вашему, не проверить ли мне трансиверы?» (Статика– шум или другие эффекты, вызванные электричеством в атмосфере и блокирующие или искажающие обычные радио- или телевизионные сигналы/LongmanDictionaryofContemporaryEnglish– Прим. перев.)

«Продвиньтесь вперёд, там группа секционников иJPSза сиденьем» – сказал Сип, всё ещё внимательно просматривая горизонт.

Я положил морские карты на колени и начал играть с панелью настроек радио.

Сип снова прочистил своё горло. «Послушайте, Дж.Д. Я только что осознал, что всю свою жизнь я надеялся на самые разные вещи. Всегда за чем-то гоняясь и никогда в действительности не обретая этого... Сейчас, когда я должен был бы очень сильно надеяться, это кажется бессмыссленным...»

«НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! ПОЖАЛУЙСТА! – завопил я, – НЕ ДЕЛАЙНАДЕЖДУ, ЧЁРТ ПОБЕРИ!»

Сип выглядел испуганным и беспомощным.

«"Надеяться" – значит хотеть чего-то, что не можешь иметь. Прямой путь к беде, – добавил я более спокойно. – Пообещайте мне не делать сейчас этого дерьма надежды, ПОЖАЛУЙСТА!»

«Окей. Окей, Дж.Д., – сказал Сип, немного сконфуженный. – Но я бы предпочёл, чтобы Вы взяли управление на себя, когда мы израсходуем горючее. Мы уже превысили расчётное время».

«Нет проблем. Я позволю ему спланировать вниз и попытаюсь потерять скорость менее чем в 6 футах над гребнями волн. В тот момент, когда нос войдёт в воду, откройте дверь и будьте готовы отстегнуть ремень безопасности и выпрыгнуть. Как наилучшим образом спланировать на этом самолёте, знаете?»

Он не знал и начал пролистывать свои записи по этому вопросу.

«Когда в последний раз Вы говорили с кем-нибудь по радио?» – спросил я Сипа.

Он оторвался от своих записок и произнёс: «Мне верится, что при взлёте».

«ВЕРИТСЯ?» – заорал я. На этот раз я уже почти потерял выдержку.

«При взлёте» – сказал он с извиняющимся голосом, и я отметил, что был с ним слишком груб.

«Вера означает не-знание, мой друг, – сказал я с вздохом. – Вы слышали другую сторону громко и ясно, да или нет?»

«Эх, я только сообщил, что нам потребуется взлётно-посадочная полоса для взлёта прямо по ветру. Была полночь. Никого вокруг...» – достаточно робко сказал Сип. Его самоуважение, казалось, упало до нуля.

«Не вешай нос, приятель, – сказал я более дружественно, – я получил статику наCOM1, а также настроился на частоту бедствия. Эти панели настроек могли быть больны. И время подать другой сигнал бедствия.

Сип уставился в свои записки, погружённый в размышления.

«Мне хотелось бы знать, как я могу ощутить свободу и безопасность, по-Вашему, – произнёс он после некоторого молчания, – ...как ребёнок, я могу помнить, было пару раз, когда я чувствовал, будто ничто не может причинить мне вреда. Вы имеете в виду что-то подобное, когда говорите о "неосязаемости"?»

«Прежде всего – снова передайте сигнал бедствия, Сип, – напомнил я ему вежливо, но решительно. – И начни думать, не лучше ли тебе снять свои куртку и обувь, перед тем как поплавать».

Сип с трудом сглотнул. «Вы выглядите вообще ничем не обеспокоенным, Дж.Д. – Вы настолько уверены, что не пойдёте к чёрту или вернётесь, как... Я не знаю, что...?»

«Если дерево наклоняется в одну сторону, Вы думаете, оно отклонится в другую, когда его рубят? Теперь передайте сигнал бедствия, пилот!» – спокойно ответил я.

Пройдя наполовину сигнал бедствия, Сип остановился и стал таращиться через передний щиток. «Было отражение, на «10 часов», я уверен!»

«Окей, – сказал я, – ...поверните на 30 градусов влево, затем прямо и горизонтально. Вы не закончили сигнал бедствия...»

Сип закончил своё сообщение по радио и затем тяжело вздохнул, перед тем как снова листать свои записи.

Я вытянулся вперёд, пытаясь разглядеть, действительно ли что-то было впереди нас в океане.

«Наилучшее планирование при 76 узлах» – прочитал Сип вслух из своих записей и снова быстро посмотрел в окно.

Немного погодя, он сказал: «Как Вы думаете, Дж.Д., что мне следовало бы делать, если бы я получил другую жизнь? Я имею в виду, стать ли мне монахом, или молящимся, или заниматься йогой, или что?»

Я тяжело вздохнул и ответил: «Что поднимается, опустится. У Вас будет другая жизнь, как только эта птица ударится о волны. Теперь, о чём бы ещё подумать для разнообразия? Не несите весь тот вздор, который находится вокруг; не ждите чего–то, что дожно случиться; не оправдывайте неудач, но упорно работайте над тем, чтобы в следующий раз сделать лучше... Узнавая, как работает ум, узнавая, что Вы делаете, когда чувствуете определённую эмоцию, пытаясь понять суть вещей, вместо того чтобы пороть чушь с фальшивым выражением лица, и, конечно, хорошей идеей всегда является...»

Двигатель вырубился без предупреждения. Тишина пришла, как шок.

«Беру управление на себя, – быстро сказал я и высвободил пропеллер. – 76 узлов, Вы сказали?»

«Угу. Но держитесь левее, там, если я не ошибаюсь, я видел другое отражение…»

Сип положил свою левую руку на ручку дверцы пилота.

«Славно планирует, скорость снижения около 700 футов в минуту. С высоты 9500 у нас на двоих будет еще тринадцать минут, Сип, расслабься» – сказал я. Он прижался носом к окну, отчаянно пытаясь что-то там увидеть.

Одинокий шум ветра – это жуткая вещь для любого пилота, использующего винтокрылые аэропланы.

«Я должен был выделить какое-то время, чтобы полетать на планере» – думал я, но затем отбросил все мысли в сторону и заставил своё тело дышать глубоко и медленно.

Солнце выходило из тёмно-синего океана, и невероятного диапазона оттенки от красного до пастельно-синего дополняли прекрасную картину яркого диска восходящего солнца.

«Не совсем спокойный уход из этого мира, – думал я, – но хотя бы масса эстетики напоследок».

Я оглядел Сипа. Он был спокоен, расслаблен и решителен. Когда пройдена определённая точка, нет больше необходимости в панике. «Он определённо стал бы хорошим пилотом» – думал я непосредственно перед тем, как ещё раз отбросить свои мысли в сторону.

Секунды, минуты проходили в сверхъестественном белом шуме ветра, бьющем по спускающемуся аэроплану при 76 узлах скорости полёта. Сип молчал.

Пронзительный голос в наушниках ударил меня без предупреждения, задев все мои чувства, почти выбив у меня штурвал.

Голос был таким громким, что я не понял, что было сказано. Я уменьшил громкость и подал знак Сипу, что теперь я также контролирую и радио.

«Эй, на судне, Вы меня слышите?» – сказал голос.

Я нажал кнопку передатчика на штурвале второго пилота: «Громко и чисто, продолжайте» – ответил я.

«Это теплоход "Утренняя заря", на маршруте к Андаманским островам. Мы получили ваш сигнал бедствия, но не можем обнаружить вас на радаре. Какого класса Ваше судно?»

Я снова нажал на кнопку: «Всего лишь небольшой аэроплан, два пассажира, на маршруте в Бангладеш, но немного сбился с курса, как оказалось. Можете ли вы выстрелить для нас ракету?»

«Роджер. Потребуется около 30 секунд. Приём» – ответил голос по радио. (Роджер('roger') – используется по радио и при сигнализации, чтобы сказать, что сообщение было принято и понято/LongmanDictionaryofContemporaryEnglish– Прим. перев.)

Сип пришёл в полное возбуждение: «Я не могу в это поверить. Я потерял всякую надежду...»

«Остыньте, Сип, – посоветовал я, – я рад слышать, что Вы не надеетесь и больше не верите, по крайней мере, на данный момент... но не об этом ли пела ещё толстая леди, помните? Не считайте цыплят, до того как они вылупятся...»

Эмоциональная вспышка Сипа снова обратилась в холодную решительность. Всё-таки, он был великолепным парнем. Я улыбнулся.

«Есть!» – воскликнул Сип, и я тоже смог её увидеть: длинную красную линию в воздухе впереди нас, чуть-чуть левее.

«Теплоход "Утренняя заря". Мы можем видеть ваш сигнал. Пожалуйста, будьте готовы выстрелить другой через пять минут. У нас нет горючего, и мы будем планировать к вам настолько близко, насколько это для вас возможно».

Голос по радио ответил ободряюще: «Роджер. Не беспокойтесь! На этом судне у нас достаточно фейерверков, чтобы дважды отпраздновать Новый Год. А теперь практически каждый на этом корабле следит за вами в небе».

Ещё две сигнальных ракеты взвились перед нами.

«Возможно, мы уже слишком близко, – воскликнул я. – Мы на высоте всего около 7000 футов. Можете ли Вы видеть корабль, действительно?»

«В поле зрения» – отчётливо ответил Сип.

Я наклонился, чтобы иметь лучший обзор. В конце концов, я мог бы отметить белую точку в океане. И в самом деле, корабль был достаточно близок.

«Я должен форсировать спуск» – сказал я Сипу.

Он кивнул.

«Всем на крыле. Спускайтесь не рискуя. Устраиваем вечеринку. Только не поломайтесь! – говорил голос по радио. – Скажите, э-э, у Вас пассажир, верно? Это тоже парень?»

«Подтверждаю, – сказал я с удивлением, – почему Вы хотите знать? И.. нет нужды устраивать большую вечеринку, мы будем просто рады, если будем способны сделать это!»

«Великолепно! Не беспокойтесь о вечеринке... у нас всегда вечеринка... знаете, это чартер «Клаб Мед». Я спрашиваю просто потому, что по некоторым причинам, в этом круизе с нами в пути достаточно много леди. Итак, сейчас все на палубе, и я почти не сомневаюсь, мы будем наблюдать вашу посадку».

«Каждая посадка, при которой вы остаётесь целым и невредимым – это ХОРОШАЯ посадка, – сказал я с усмешкой. – Даже если при этом немного мокро…»

«Не беспокойтесь, мы ОЧЕНЬ хорошо позаботимся о вас прямо тут, парни, вы не поверите, насколько хорошо!» – сказал голос по радио.

Сип посмотрел на меня. «Чему улыбаетесь, Дж.Д.?»

«Так, ничему, – ответил я, – просто наслаждаюсь утренней зарёй...»

Я прибавил ещё на деление угол закрылок и начал крутой спуск.

[Конец записи №290]

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.48.142 (0.014 с.)