ТОП 10:

Внутренняя политика весной 1918 г.



В апреле 1918 г. В.И. Ленин, воспользовавшись заключением мира с Германией, предложил план по­степенного построения основ социализма при сохранении многоуклад­ной экономики и использовании опыта предпринимателей,. старой тех­нической интеллигенции («Очередные задачи Советской власти»). Одна­ко план политики «государственного капитализма» не был реализован. Наоборот, руководство партии, переименованной в Российскую комму­нистическую партию большевиков в марте 1918 г., осуществило попыт­ку перехода к социализму с помощью чрезвычайных политических мер.

«Военный коммунизм».

Внутренняя политика Советского прави­тельства летом 1918 — в начале 1921 г. получила название «военный коммунизм». Предпосылки для ее реализации был заложены широкой национализацией промышленности и созданием мощного централизо­ванного государственного аппарата (ВСНХ), введением продовольствен­ной диктатуры и опытом военно-политического нажима на деревню (продотряды, комбеды). Таким образом, черты политики «военного коммунизма» прослеживались еще в первых экономических и социаль­ных мероприятиях Советского правительства.

С одной стороны, политика «военного коммунизма» была вызвана представлением части руководства РКП(б) о возможности быстрого по­строения безрыночного социализма. С другой стороны, это была вынуж­денная политика, обусловленная крайней разрухой в стране, нарушени­ем традиционных экономических связей между городом и деревней, а также необходимостью мобилизовать все ресурсы для победы в граж­данской войне. Впоследствии многие большевики признали ошибоч­ность политики «военного коммунизма», пытались оправдать ее тяже­лым внутренним и внешним положением молодого Советского государ­ства обстановкой военного времени.

Политика «военного коммунизма» включала комплекс мероприятий, затронувших экономическую и социально-политическую сферу. Глав­ным при этом было: национализация всех средств производства, внедре­ние централизованного управления, уравнительного распределения про­дуктов, принудительного труда и политической диктатуры большевист­ской партии.

Декретом 28 июня 1918 г. предписывалась ускоренная национализа­ция крупных и средних предприятий. В последующие годы она была распространена и на мелкие, что привело к ликвидации частной собст­венности в промышленности. Одновременно формировалась жесткая отраслевая система управления. Весной 1918 г. была установлена госу­дарственная монополия внешней торговли.

Логическим продолжением продовольственной диктатуры стала продразверстка. Государство определяло свои потребности в сельскохо­зяйственной продукции и заставляло крестьянство ее поставлять без учета возможностей деревни. 11 января 1919 г. продразверстка была введена на хлеб. К 1920 г. она распространилась на картофель, овощи и др. За изъятые продукты крестьянам оставляли квитанции и деньги, те­рявшие из-за инфляции свою стоимость. Установленные твердые цены на продукты были в 40 раз ниже рыночных. Деревня отчаянно сопро­тивлялась и поэтому продразверстка реализовывалась насильственными методами с помощью продотрядов.

Политика «военного коммунизма» привела к уничтожению товарно- денежных отношений. Ограничивалась продажа продовольствия и про­мышленных товаров, они распределялись государством в виде натураль­ной заработной платы. Была введена уравнительная система оплаты труда среди рабочих. Это порождало у них иллюзию социального равен­ства. Несостоятельность этой политики проявилась в образовании «черного рынка» и расцвете спекуляции.

В социальной сфере политика «военного коммунизма» опиралась на принцип «Кто не работает, тот не ест». В 1918 г. была введена трудовая повинность для представителей бывших эксплуататорских классов, а в 1920 г. — всеобщая трудовая повинность. Принудительная мобилизация трудовых ресурсов осуществлялась с помощью трудовых армий, направ­ляемых на восстановление транспорта, строительные работы и др. На­турализация оплаты труда привела к бесплатному предоставлению насе­лению жилья, коммунальных, транспортных, почтовых и телеграфных услуг.

В период «военного коммунизма» в политической сфере установи­лась безраздельная диктатура РКП(б). Партия большевиков перестала быть чисто политической организацией, ее аппарат постепенно срастал­ся с государственными структурами. Она определяла политическую, идеологическую, экономическую и культурную ситуацию в стране, даже личную жизнь граждан.

Деятельность других политических партий, боровшихся против дик­татуры большевиков, их экономической и социальной политики: каде­тов, меньшевиков, эсеров (сначала правых, а потом и левых), была за­прещена. Одни видные общественные деятели эмигрировали, других — репрессировали. Все попытки возродить политическую оппозицию на­сильственно пресекались. В Советах всех уровней большевики добива­лись полного единовластия путем их перевыборов или разгона. Деятель­ность Советов приобретала формальный характер, так как они лишь исполняли предписания большевистских партийных органов. Независи­мость потеряли профсоюзы, поставленные под партийный и государст­венный контроль. Они перестали бьпъ защитниками интересов рабочих. Запрещалось стачечное движение под предлогом, что пролетариат не должен выступать против своего государства. Не соблюдалась провоз­глашенная свобода слова и печати. Почти все небольшевистские печат­ные органы были закрыты. В целом издательская деятельность жестко регламентировалась и была крайне ограничена.

Страна жила в обстановке классовой ненависти. В феврале 1918 г. была восстановлена смертная казнь. Противников большевистского ре­жима, организовавших вооруженные выступления, заключали в тюрьмы и концлагеря. Покушения на В.И. Ленина и убийство М.С. Урицкого, председателя Петроградской ЧК, вызвали декрет о «красном терроре» (сентябрь 1918 г.). Развернулся произвол ВЧК и местных властей, что, в свою очередь, провоцировало антисоветские выступления. Разгул терро­ра бьш порожден многими факторами: обострением противостояния различных социальных групп; низким интеллектуальным уровнем ос­новной массы населения, слабо подготовленного к политической жизни; бескомпромиссной позицией большевистского руководства, считавшего необходимым и возможным удержать власть любой ценой.

Политика «военного коммунизма» не только не вывела Россию из экономической разрухи, но и усугубила ее. Нарушение рыночных от­ношений вызвало развал финансов, сокращение производства в про­мышленности и сельском хозяйстве. Население городов голодало. Одна­ко централизация управления страной позволила большевикам мобили­зовать все ресурсы и удержать власть в ходе гражданской войны.

 

Образование СССР. Новая экономическая политика.

 

 

Советские республики накануне объединения.

К началу 20-х годов на территории бывшей Российской империи существовало несколько независимых государственных образований. Это — созданные на основе национально-территориального признака РСФСР, Украинская, Белорус­ская, Азербайджанская, Армянская и Грузинская советские социалисти­ческие республики, а также Бухарская и Хорезмская народные совет­ские республики, Дальневосточная республика. В годы гражданской войны для более эффективного отпора антисоветским силам между РСФСР, Украиной и Белоруссией был заключен военно-политический союз (июнь 1919 г.). Объединялись вооруженные силы и вводилось еди­ное военное командование (Революционный военный Совет РСФСР и Главком Красной Армии). Представители республик были включены в состав высших органов государственной власти и управления. Хозяйст­венный союз выражался в подчинении органов управления некоторыми отраслями промышленности, финансами и транспортом соответствую­щим наркоматам РСФСР. Однако отсутствие правовых норм, регули­рующих отношения центральных и местных (республиканских) органов власти, вызывало между ними конфликты.

Сложившаяся между советскими республиками форма объединения получила название договорной федерации. Ее своеобразие заключалось в том, что российские управленческие структуры играли и роль обще­государственных органов власти. Республиканские компартии были включены в состав РКП(б) на правах областных парторганизаций. Бла­годаря этому достигалось единство действий республик в решении военных и хозяйственных вопросов. Но это же одновременно несколь­ко ограничивало суверенитет независимых государственных образова­ний.

С окончанием гражданской войны во взаимоотношениях республик сохранилось политическое и углубилось экономическое сотрудничество. В 1920-1922 гг. все советские республики заключили с РСФСР и между собой двусторонние соглашения о хозяйственном н дипломатическом союзе. Увеличивалось число общесоюзных хозяйственных наркоматов. Возросла роль ВЦИК как общефедеративного органа власти. Республи­ки передавали правительству РСФСР право представлять и защищать их интересы на международной арене. Азербайджан, Армения и Грузия в 1922 г. образовали Закавказскую советскую социалистическую федера­цию (ЗСФСР), Конституция которой была построена на тех же принци­пах, что и Конституция РСФСР.

Задачи восстановления и развития хозяйства республик, укрепления советского политического строя и их обороноспособности потребовали совершенствования существующих договорно-федеративных связей. Сложившаяся договорная система тормозила решение многих вопросов экономического и политического сотрудничества. Нуждались в более четком определении права и обязанности Совета Труда и Обороны РСФСР и Наркомфина РСФСР, выполнявших общефедеральные функ­ции. Приоритетное положение РСФСР в договорной федерации вызыва­ло недовольство на местах, а в ряде случаев порождало антирусские настроения. С другой стороны, участились требования работников неко­торых органов власти расширить число общефедеральных наркоматов. Предлагалось, в частности, — в связи с начавшимися в республиках аг­рарными реформами и отсутствием общего законодательства — объеди­нить наркоматы юстиции и земледелия под эгидой Наркомюста РСФСР и Наркомзема РСФСР. Весной 1922 г. высшие партийные органы Ук­раины, Белоруссии и Закавказской федерации заявили о необходимости «уточнения» взаимоотношений между республиками, конкретизации их прав и обязанностей.

В августе 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) образовало комиссию для подготовки законопроекта о новой форме государственного объедине­ния. И.В. Сталин, возглавлявший народный комиссариат по делам на­циональностей РСФСР, разработал план «автономизации». В соответст­вии с ним предусматривалось включение в состав РСФСР Украинской, Белорусской и Закавказских республик на правах автономии. С Бухар­ской и Хорезмской народными республиками и с ДВР предлагалось сохранить прежние, договорные отношения. Этот план ущемлял суве­ренные права народов, и потому большинство партийно-государствен- ных руководителей республик высказались против него. В октябре- ноябре 1922 г. после обсуждения вопроса о форме государственного объединения была принята идея В.И. Ленина об образовании союзного государства как федерации равноправных республик.

Образование СССР.

В декабре 1922 г. во всех республиках состоя­лись съезды Советов, участники которых одобрили предложение В.И. Ленина. Были избраны делегации для подготовки документов о создании Союза Советских Социалистических Республик. Первый Всесоюзный съезд Советов 30 декабря 1922 г. утвердил Декларацию и Договор об образовании СССР. Декларация провозглашала принципы добровольно­сти объединения, равноправия республик и их право свободного выхода из союза. Договор определял систему союзных органов власти, их ком­петенцию и взаимоотношения с республиканскими управленческими структурами. На съезде был избран ЦИК СССР. Исполнительную власть вплоть до принятия Конституции нового государства должен был осуществлять Совнарком РСФСР.

В июле 1923 г. II сессия ЦИК приняла Конституцию, которая была утверждена в январе 1924 г. II съездом Советов СССР. Формой государ­ственного устройства наций провозглашалась федерация республик с правом свободного выхода из союза и самостоятельного решения вопро­сов внутренней политики, юстиции, образования, здравоохранения и социального обеспечения. Сношения с иностранными государствами, осуществление внешней торговли, руководство транспортом и почтово- телеграфной связью входили в функции союзных ведомств. Устанавли­вались структура и объем полномочий высших органов власти и управ­ления. Верховным законодательным органом становился Всесоюзный съезд Советов, а в перерывах между съездами — двухпалатный ЦИК; Союзный Совет и Совет Национальностей. Исполнительная власть при­надлежала Совету Народных Комиссаров СССР. При СНК были сфор­мированы общесоюзные наркоматы, Госбанк, Госплан.

Общесоюзному ЦИК предоставлялось право издания декретов и по­становлений, обязательных для исполнения во всех республиках. Между сессиями ЦИК вся полнота законодательной, исполнительной и распо­рядительной власти передавалась его президиуму. На верховные обще­союзные органы возлагалось определение основ народнохозяйственных планов, утверждение государственного бюджета, установление единой денежной системы. Их ведению подлежали разработка гражданского, уголовного и трудового законодательства, установление общих прин­ципов развития в области просвещения и здравоохранения. Прези­диум ЦИК имел право решать возникающие между союзными респуб­ликами спорные вопросы. Он мог отменять постановления республи­канских властей в случае их несоответствия Конституции СССР. При Совнаркоме учреждалось Объединенное государственное политическое управление (ОПТУ) для борьбы с контрреволюцией, шпионажем и тер­роризмом. Конституция устанавливала единое союзное гражданство для граждан всех республик. Столицей СССР объявлялась Москва. В облас­ти избирательного права неизменными остались принципы Конститу­ции РСФСР 1918 г., отдававшие преимущество рабочему классу по сравнению с крестьянством. Сохранялась многоступенчатость выборов и открытая система голосования при избрании депутатов в Советы. По- прежнему были лишены избирательных прав эксплуататорские элемен­ты и служители религиозных культов.

Национально-государственное строительство.

После принятия Кон­ституции СССР главным направлением в области национальной полити­ки была провозглашена ликвидация исторически сложившегося нера­венства народов, прежде всего в хозяйственной, социальной и культур­ной сферах. В республиканский аппарат управления вовлекались на­циональные кадры. Но широкие полномочия общесоюзных управление^’ ских структур усиливали процесс бюрократической централизации в стране.

В 1924-1925 гг. было проведено национально-государственное раз­межевание в Средней Азии. На территории Туркестанской АССР, Бу­харской и Хорезмской народных республик образовались Узбекская ССР и Туркменская ССР. В 1929 г. в союзную республику была преоб­разована Таджикская АССР. Все вновь образованные республики вошли в состав СССР. Проводилась работа по уточнению границ союзных рес­публик в Закавказье, Средней Азии и др. Так, Белорусской ССР пере­давалось несколько районов Витебской, Гомельской и Смоленской об­ластей РСФСР, заселенных преимущественно белоруссами. В процессе преобразования Таджикской автономии к ней отошел Ходжентский ок­руг Узбекской ССР, население которого состояло в основном из таджи­ков. Не всегда достаточно продуманное национально-государственное размежевание, проведенное в 20-х годах, породило очаги будущих меж­национальных конфликтов.

В 20-е годы изменилось территориально-административное деление страны: губернии, уезды, волости были преобразованы в области, районы, сельсоветы. Создавались национальные области, округа и районы.

НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
(НЭП)

Сущность и цели нэпа.

На X съезде РКП(б) в марте 1921 г. В.И. Ленин предложил новую экономическую политику. Это была антикри­зисная программа, сущность которой состояла в воссоздании многоук­ладной экономики и использовании организационно-технического опыта капиталистов при сохранении «командных высот» в руках большевист­ского правительства. Под ними понимались политические и экономиче­ские рычаги воздействия: полновластие РКП(б), государственный сектор в промышленности, централизованная финансовая система и монополия внешней торговли.

Главная политическая цель нэпа — снять социальную напряженность, укрепить социальную базу советской власти в форме союза рабочих и крестьян. Экономическая цель — предотвратить дальнейшее усугубление разрухи, выйти из кризиса и восстановить хозяйство. Социальная цель — обеспечить благоприятные условия для построения социалистического общества, не дожидаясь мировой революции. Кроме того, нэп был наце­лен на восстановление нормальных внешнеполитических и внешнеэко­номических связей, на преодоление международной изоляции. Достиже­ние этих целей привело к постепенному свертыванию нэпа во второй половине 20-х годов.

Реализация нэпа.

Переход к нэпу законодательно был оформлен декретами ВЦИК и Совнаркома, решениями IX Всероссийского съезда Советов в декабре 1921 г. Нэп включал комплекс экономических и со­циально-политических мероприятий. Они означали «отступление» от принципов «военного коммунизма» — возрождение частного предприни­мательства, введение свободы внутренней торговли и удовлетворение некоторых требований крестьянства.

Введение нэпа началось с сельского хозяйства путем замены прод­разверстки на продовольственный налог (продналог). Он устанавливался до посевной кампании, не мог изменяться в течение года и был в 2 раза меньше разверстки. После выполнения государственных поставок раз­решалась свободная торговля продуктами своего хозяйства. Допускались аренда земли и наем рабочей силы. Прекратилось насильственное наса­ждение коммун, что позволило укрепиться в деревне частному, мелко­товарному сектору. Крестьяне-единоличники давали 98,5% сельскохо­зяйственной продукции. Новая экономическая политика на селе была направлена на стимулирование сельскохозяйственного производства. В результате к 1925 г. на восстановленных посевных площадях валовой • сбор зерна на 20,7% превысил среднегодовой уровень предвоенной Рос­сии. Улучшилось снабжение промышленности сельскохозяйственным сырьем.

В производстве и торговле частным лицам разрешалось открывать мелкие и брать в аренду средние предприятия. Был отменен декрет о всеобщей национализации. Крупному отечественному и иностранному капиталу предоставлялись концессии, право создания акционерных и совместных с государством предприятий. Так возник новый для экономики России государственно-капиталистический сектор. Отменялась строгая централизация в снабжении предприятий сырьем и распределе­нии готовой продукции. Деятельность государственных предприятий нацеливалась на большую самостоятельность, самоокупаемость и хоз­расчет.

Вместо отраслевой системы управления промышленностью вводи­лась территориально-отраслевая. После реорганизации ВСНХ руково­дство осуществлялось его главками через-местные советы народного хозяйства (совнархозы) и отраслевые хозяйственные тресты.

В финансовой сфере, кроме единого Государственного банка, появи­лись частные и кооперативные банки, страховые общества. Взималась плата за пользование транспортом, системами связи и коммунальными услугами. Выпускались государственные займы, которые принудительно распространялись среди населения с целью выкачивания личных средств для развития промышленности. В 1922 г. была проведена денежная ре­форма: сократилась эмиссия бумажных денег и в оборот вводился со­ветский червонец (10 руб.), который высоко ценился на мировом ва­лютном рынке. Это позволило укрепить национальную валюту и покон­чить с инфляцией. Свидетельством стабилизации финансового положе­ния стала замена продналога на его денежный эквивалент.

В результате новой экономической политики в 1926 г. по основным видам промышленной продукции был достигнут довоенный уровень. Легкая промышленность развивалась быстрее, чем тяжелая, требовав­шая значительных капиталовложений. Условия жизни городского и сельского населения улучшились. Началась отмена карточной системы распределения продуктов питания. Таким образом, одна из задач нэпа — преодоление разрухи — была решена.

Нэп вызвал некоторые изменения в социальной политике. В 1922 г. был принят новый Кодекс законов о труде, отменявший всеобщую тру­довую повинность и вводивший свободный наем рабочей силы. Прекра­тились трудовые мобилизации. Для стимулирования материальной заин­тересованности рабочих в повышении производительности труда была проведена реформа системы оплаты. Вместо натурального вознагражде­ния вводилась денежная система, основанная на тарифной сетке. Одна- * ко социальная политика имела ярко выраженную классовую направлен­ность. При выборах депутатов в органы власти преимущество по- прежнему имели рабочие. Часть населения, как и раньше, была лишена избирательных прав («лишенцы»). В системе налогообложения основная тяжесть приходилась на частных предпринимателей в городе и кула­ков — в деревне. Бедняки от уплаты налогов освобождались, середняки платили половину.

Новые веяния во внутренней политике не изменили методы полити­ческого руководства страной. Государственные вопросы по-прежнему решал партийный аппарат. Однако социально-политический кризис 1920-1921 гг. и введение нэпа не прошли бесследно для большевиков. Среди них начались дискуссии о роли и месте профсоюзов в государст­ве, о сущности и политическом значении нэпа. Появились фракции со своими платформами, противостоявшими позиции В.И. Ленина. Одни настаивали на демократизации системы управления, предоставлении профсоюзам широких хозяйственных прав («рабочая оппозиция»). Дру­гие предлагали еще больше централизовать управление и фактически ликвидировать профсоюзы (Л.Д. Троцкий). Многие коммунисты вышли из РКП(б), считая, что введение нэпа означает реставрацию капитализ­ма и измену социалистическим принципам. Правящей партии грозил раскол, что было, с точки зрения В.И. Ленина, совершенно недопусти­мо. На X съезде РКП(б) были приняты резолюции, осуждающие «антимарксистские» взгляды «рабочей оппозиции», запрещающие созда­ние фракций и групп. После съезда была проведена проверка идейной устойчивости членов партии («чистка»), на четверть сократившая ее численность. Все это позволило укрепить единомыслие в партии и ее единство как важнейшего звена в системе управления государством.

Вторым звеном в политической системе советской власти продолжал оставаться аппарат насилия — ВЧК, переименованная в 1922 г. в Глав­ное политическое управление. ГПУ следило за настроением всех слоев общества, выявляло инакомыслящих, отправляло их в тюрьмы и концла­геря. Особое внимание уделялось политическим противникам больше­вистского режима. В 1922 г. ГПУ обвинило 47 арестованных ранее ру­ководителей эсеровской партии в контрреволюционной деятельности. Состоялся первый крупный политический процесс при советской вла­сти. Трибунал ВЦИК приговорил 12 обвиняемых к смертной казни, ос­тальных — к различным срокам тюремного заключения. Осенью 1922 г. из России было выслано 160 ученых и деятелей культуры, не разделяв­ших большевистскую доктрину («философский пароход»). С идейным противостоянием было покончено.

Насаждая большевистскую идеологию в обществе, Советское прави­тельство нанесло удар по русской православной церкви и поставило ее под свой контроль, несмотря на декрет об отделении церкви от государ­ства. В 1922 г. под предлогом сбора средств для борьбы с голодом бы­ла конфискована значительная часть церковных ценностей. Усилива­лась антирелигиозная пропаганда, разрушались храмы и соборы. Нача­лись преследования священников. Патриарх Тихон, избранный в ноябре 1917 г. Поместным Собором, бьш заключен под домашний арест.

Для подрыва внутрицерковного единства правительство оказывало материальную и моральную поддержку «обновленческим» течениям, призывавшим мирян повиноваться власти. После смерти Тихона в 1925 г. правительство воспрепятствовало избранию нового патриарха. Место­блюститель патриаршего престола, митрополит Петр был арестован. Его преемник, митрополит Сергий и 8 архиереев вынуждены были проявить лояльность по отношению к советской власти. В 1927 г. они подписали Декларацию, в которой обязывали священников, не признававших но­вую власть, отойти от церковных дел.

Укрепление единства партии, разгром политических и идейных про­тивников позволили упрочить однопартийную политическую систему, в которой так называемая «диктатура пролетариата в союзе с крестьянст­вом» на деле означала диктатуру ЦК РКП(б). Эта политическая система с небольшими изменениями продолжала существовать все годы совет­ской власти.

Итоги внутренней политики начала 20-х годов.

Нэп обеспечил ста­билизацию и восстановление хозяйства. Однако вскоре после его введе­ния первые успехи сменились новыми трудностями. Их возникновение объяснялось тремя причинами: дисбалансом промышленности и сель­ского хозяйства; целенаправленно классовой ориентацией внутренней политики правительства; усилением противоречий между многообрази­ем социальных интересов разных слоев общества и авторитаризмом большевистского руководства.

Необходимость обеспечения независимости и обороноспособности страны требовала дальнейшего развития экономики, в первую очередь, тяжелой промышленности. Приоритет промышленности над сельским хозяйством выливался в перекачивание средств из деревни в город пу­тем ценовой и налоговой политики. На промышленные товары сбыто­вые цены искусственно завышались, закупочные цены на сырье и про­дукты занижались («ножницы» цен). Сложность налаживания нормаль­ного товарообмена между городом и деревней порождало также неудов­летворительное качество промышленной продукции. Осенью 1923 г. разразился «кризис сбыта», затоваривание дорогими и плохими промто­варами, которые население отказывалось покупать. В 1924 г. к нему добавился «кризис цен», когда крестьяне, собравшие хороший урожай, отказались отдавать хлеб государству по твердым ценам, решив продать его на рынке. Попытки заставить крестьян сдавать хлеб по продналогу вызвали массовые восстания (в Амурской области, Грузии и других районах). В середине 20-х годов упал объем государственных заготовок хлеба и сырья. Это снизило возможность экспорта сельскохозяйст­венных продуктов и, следовательно, уменьшило валютные поступле­ния, необходимые для покупки промышленного оборудования за грани­цей.

Для выхода из кризиса правительство предприняло ряд администра­тивных мер. Было усилено централизованное руководство экономикой, ограничена самостоятельность предприятий, увеличены цены на пром­товары, повышены налоги для частных предпринимателей, торговцев и кулаков. Это означало начало свертывания нэпа.

Новое направление внутренней политики вызывалось стремлением разрешить все экономические и социальные трудности одним ударом, не вырабатывая механизма взаимодействия государственного, коопера­тивного и частного секторов хозяйства. Свою неспособность преодолеть кризисные явления хозяйственными методами и использование команд­но-директивных сталинское руководство партии объясняло деятельно­стью классовых «врагов народа» (нэпманов, кулаков, агрономов, инже­неров и других специалистов). Это служило основанием для разверты­вания репрессий и организации новых политических процессов.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.012 с.)