ТОП 10:

Русская культура XVI – XVII вв.



 

Монголо-татарское нашествие и золотоордынское иго затормозили темпы и ход развития древнерусской народности. В огне нашествия по­гибли многие тысячи людей. Оставшиеся в живых ремесленники были уведены в рабство. Наблюдалось падение ремесла: исчезли навыки изго­товления шиферных пряслиц, сердоликовых бус, стеклянных браслетов, амфор-корчаг, полихромной (многоцветной) керамики. На полвека пре­кратилось каменное строительство. Захватчики разрушили множество архитектурных сооружений, и прежде всего городские соборы, бывшие, как правило, последними укреплениями, где защитники русских городов отражали натиск вражеских войск. Сгорели многие литературные па­мятники. Летописание стало немногословным и практически во всех русских землях (кроме Новгорода) прервалось.

Высокий уровень русской культуры дал ей возможность выстоять в труднейший период ее истории. Несмотря на ужасы монгольского за­воевания, русская культура сохранила традиционный характер. Боль­шую роль в передаче традиций и культурно-исторического опыта сыг­рали территории, не подвергшиеся военному разгрому, хотя и подчи­ненные Орде (Псков, Новгород).

Монгольское нашествие нарушило связи между отдельными частями страны. Единая древнерусская народность стала основой, на которой складывались великорусская (русская), белорусская и украинская на­родности и их культуры.

РУССКАЯ КУЛЬТУРА XIII-XV вв.

В русской культуре XIII-XV вв. отчетливо прослеживаются два эта­па. Внутренним рубежом в развитии культуры XIII-XV вв. явилась Ку­ликовская битва (1380). Если для первого этапа характерны стагнация и падение после страшного удара монгольских полчищ, то после 1380 г. начинается ее динамичный подъем, в котором прослеживается начало слияния местных художественных школ в общемосковскую, общерус­скую культуру.

Устное народное творчество.

В период борьбы с монгольскими за­воевателями и золотоордынским игом обращение к былинам и сказани­ям киевского цикла, в которых яркими красками описывались битвы с врагами Древней Руси и славился ратный подвиг народа, придавало рус­ским людям новые силы. Древние былины обрели глубокий смысл, за­жили второй жизнью. Новые легенды (такие, как, например, «Сказание о невидимом граде Китеже» — городе, ушедшем на дно озера вместе со своими храбрыми защитниками, не сдавшимися врагам, и ставшем для них невидимым), звали русских людей на борьбу за свержение ненави­стного золотоордынского ига. Складывается жанр поэтических истори­ческих песен. К их числу относится «Песня о Щелкане Дудентьевиче», которая рассказывает о восстании в Твери в 1327 г.

Летописание.

Благодаря хозяйственному подъему все более необхо­димыми становятся деловые записи. С XIV в. начинается использование бумага вместо дорогого пергамента. Рост потребностей в записях, появ­ление бумага повлекли за собой ускорение письма. На смену «уставу», когда буквы квадратной формы выписывались с геометрической точно­стью и торжественностью, приходит полуустав — более свободное и бег­лое письмо, а с XV в. появляется скоропись, близкая к современному письму. Наряду с бумагой в особо важных случаях продолжали исполь­зовать пергамент, различные виды черновых и бытовых записей дела­лись, как и раньше, на бересте.

Как уже отмечалось, в Новгороде летописание не прерывалось даже в период монголо-татарского нашествия и ига. В конце XIII — начале XIV в. возникли новые центры летописания. С 1325 г. летописные запи­си стали вестись и в Москве. В период складывания единого государст­ва с центром в Москве возросла роль летописания. Когда Иван III шел походом на Новгород, он не случайно взял с собой дьяка Степана Боро­датого: тот мог хорошо «говорить по летописцам вины новгородские», т.е. доказать на основе летописи необходимость присоединения Новго­рода к Москве.

В 1408 г. был составлен общерусский летописный свод, так назы­ваемая Троицкая летопись, погибшая в московском пожаре 1812 г., а к 1479 г. относят создание Московского летописного свода. В основе их — идея общерусского единства, исторической роли Москвы в государст­венном объединении всех русских земель, преемственность традиций Киева и Владимира.

Интерес к всемирной истории, стремление определить свое место среди народов мира вызвали появление хронографов — сочинений по всемирной истории. Первый русский хронограф был составлен в 1442 г. Пахомием Логофетом.

Исторические повести.

Распространенным литературным жанром того времени были исторические повести. В них рассказывалось о дея­тельности реальных исторических лиц, конкретных исторических фак­тах и событиях. Повесть нередко являлась как бы частью летописного текста. Широкую известность до Куликовской победы получили по­весть «О битве на Калке», «Повесть о разорении Рязани Батыем» (в ней рассказывалось о подвиге рязанского богатыря Евпатия Коловрата), по­вести об Александре Невском и др.

Блистательной победе Дмитрия Донского в 1380 г. посвящен цикл исторических повестей (например, «Сказание о Мамаевом побоище»). Софоний Рязанец создал знаменитую патетическую поэму «Задонщина», построенную по образцу «Слова о полку Игореве». Но если в «Слове» описывалось поражение русских, то в «Задонщине» — их победа.

В период объединения русских земель вокруг Москвы расцвел жанр житийной литературы. Талантливые писатели Пахомий Логофет и Епи- фаний Премудрый составили жизнеописания крупнейших церковных деятелей Руси: митрополита Петра, перенесшего центр митрополии в Москву, Сергия Радонежского — основателя Троице-Сершева монасты­ря, поддержавшего великого московского князя в борьбе с ордынцами.

«Хождение за три моря» (1466-1472) тверского купца Афанасия Ни­китина — первое в европейской литературе описание Индии. Свое путе­шествие Афанасий Никитин совершил за 30 лет до открытия пути в Индию португальцем Васко да Гама.

Архитектура.

Раньше, чем в других землях, возобновилось каменное строительство в Новгороде и Пскове. Используя предшествующие тра­диции, новгородцы и псковичи возводили десятки небольших по разме­ру храмов. Среди них такие значительные памятники архитектуры и живописи того времени, как церкви Федора Стратилата на Ручье (1361) и Спаса на Ильине улице (1374) в Новгороде, церковь Василия на Горке (1410) в Пскове. Обилие декоративных украшений на стенах, общая нарядность, праздничность характерны для этих построек. Яркая и са­мобытная архитектура Новгорода и Пскова практически не изменялась в течение столетий. Эту устойчивость архитектурно-художественных вкусов специалисты объясняют консерватизмом новгородского боярства, стремившегося сохранить независимость от Москвы. Отсюда ориента­ция главным образом на местные традиции.

Первые каменные постройки в Московском княжестве относятся к XIV-XV столетиям. Дошедшие до нас храмы в Звенигороде — Успен­ский собор (1400) и собор Саввино-Сторожевского монастыря (1405), Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря (1422), собор Андроникова монастыря в Москве (1427) продолжали традиции владимиро- суздальского белокаменного зодчества. Накопленный опыт позволил успешно выполнить важнейший заказ великого московского князя — создать могучий, полный величия, достоинства и силы Московский Кремль.

Первые белокаменные стены Московского Кремля были возведены еще при Дмитрии Донском в 1367 г. Однако после нашествия Тохтамыша в 1382 г. кремлевские укрепления сильно пострадали. Столетие спустя грандиозное строительство в Москве с участием итальянских мастеров, занимавших тогда ведущее место в Европе, завершилось соз­данием в конце XV — начале XVI в. ансамбля Московского Кремля, сохранившегося до наших дней.

Территория Кремля в 27,5 га была защищена стеной из красного кирпича, длина которой достигала 2,25 км, толщина стен — 3,5-6,5 м, а их высота — 5-19 м. Тогда же, в XV в., были возведены 18 башен из ныне существующих 20. Башни имели четырехскатные крыши. Кремль занимал место на мысу при впадении реки Неглинной (заключенной сейчас в коллектор) в Москва-реку. Со стороны Красной площади был сооружен ров, соединивший обе реки. Таким образом, Кремль оказался как бы на острове. Это была одна из крупнейших в мире крепостей, построенная по всем правилам тогдашней фортификационной науки. Под укрытием мощных стен были возведены дворцы великого князя и митрополита, здания государственных учреждений, монастыри.

Сердце Кремля — Соборная площадь, на которую выходят главные соборы; его центральным сооружением является колокольня Ивана Ве­ликого (окончательно достроена при Борисе Годунове, достигает в вы­соту 81 м).

В 1475-1479 гг. был сооружен главный собор Московского Кремля — Успенский. Храм начали строить еще псковские мастера (1471). Не­большой «трус» (землетрясение) в Москве разрушил стеньг здания. Воз­ведение Успенского собора поручили талантливому зодчему итальян­ского Возрождения Аристотелю Фиорованти. Образцом ему послужил Успенский собор во Владимире. В Успенском соборе Московского Кремля Фиорованти сумел органично соединить традиции и принципы русского (прежде всего, владимиро-суздальского) зодчества и передовые технические достижения европейской архитектуры. Величественный пятиглавый Успенский собор являлся крупнейшим общественным зда­нием того времени. Здесь цари венчались на царство, собирались Зем­ские соборы, объявлялись важнейшие государственные решения.

В 1481-1489 тт. псковские мастера возвели Благовещенский собор — домовую церковь московских государей. Неподалеку от него, также на Соборной площади, под руководством итальянца Алевиза Нового была сооружена усыпальница Московских великих князей — Архангельский собор (1505-1509). Если план здания и его конструкции выполнены в традициях древнерусской архитектуры, то внешнее убранство собора напоминает настенные украшения венецианских дворцов. Тогда же бы­ла построена Грановитая палата (1487-1491). От «граней», украсивших наружные стены, она получила свое название. Грановитая палата явля­лась частью царского дворца, его тронным залом. Почти квадратный зал, стены которого опираются на возведенный в центре массивный че­тырехгранный столб, занимает площадь около 500 кв. м и имеет высоту 9 м. Здесь представляли царю иностранных послов, проводили приемы, принимались важные решения.

Живопись.

Слияние местных художественных школ в общерусскую наблюдалось и в живописи. Это был длительный процесс, его следы отмечены и в XVI, и в XVII в.

В XIV в. в Новгороде и в Москве работал замечательный художник Феофан Грек, приехавший из Византии. Дошедшие до нас фресковые росписи Феофана Грека в новгородской церкви Спаса на Ильине улице отличаются необычайной выразительной силой, экспрессией, аскетиз­мом, возвышенностью человеческого духа. Феофан Грек умел сильными длинными мазками своей кисти, резкими «пробелами» создать эмоцио­нальное напряжение, достигающее трагизма. Русские люди приходили специально наблюдать за работой Феофана Грека. Зрителей поражало, что великий мастер писал свои произведения, не используя иконопис­ные образцы.

Высший подъем русского иконописного искусства связан с творче­ством современника Феофана Грека — гениального русского художника Андрея Рублева. К сожалению, почти не сохранилось сведений о жизни выдающегося мастера.

Андрей Рублев жил на рубеже XIV-XV вв. Его творчество было вдохновлено замечательной победой на Куликовом поле, экономиче­ским подъемом Московской Руси, ростом самосознания русского наро­да. Философская глубина, внутреннее достоинство и сила, идеи единст­ва и мира между людьми, человечность отразились в произведениях ху­дожника. Гармоничное, мягкое сочетание нежных, чистых красок созда­ет впечатление цельности и законченности его образов. Знаменитая «Троица» (хранится в Третьяковской галерее), ставшая одной из вершин мирового искусства, воплощает основные черты и принципы живопис­ной манеры Андрея Рублева. Совершенные образы «Троицы» символи­зируют мысль о единстве мира’и человечества.

Кисти А. Рублева принадлежат также дошедшие до нас фресковая роспись Успенского собора во Владимире, иконы Звенигородского чина (хранятся в Третьяковской галерее), Троицкого собора в Сергиевом По­саде.

РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVI в.

Религиозное мировоззрение по-прежнему определяло духовную жизнь общества. Большую роль в этом сыграл и Стоглавый собор 1551 г. Он регламентировал искусство, утвердив образцы, которым надлежало следовать. В качестве образца в живописи формально провозглашалось творчество Андрея Рублева. Но имелись в виду не художественные дос­тоинства его живописи, а иконография — расположение фигур, исполь­зование определенного цвета и т.п. в каждом конкретном сюжете и изо­бражении. В зодчестве за образец брался Успенский собор Московского Кремля, в литературе — сочинения митрополита Макария и его кружка.

В XVI в. завершается формирование великорусской народности. В русских землях, вошедших в состав единой державы, все больше обще­го обнаруживалось в языке, быте, нравах, обычаях и т.п. В XVI в. ощу­тимее, чем прежде, проявлялись светские элементы в культуре.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.167.74 (0.005 с.)