ИСТОРИЯ ЭМПИРИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ИСТОРИЯ ЭМПИРИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ В РОССИИ



Развитие эмпирической социологии в России уходит своими корнями в XVIII в. С тех пор и по настоящее время было проведено множество эм­пирических исследований, которые заняли достойное место в истории социологии. Рассмотрим основные из них.

ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ЭТАП

Первый пример целенаправленного сбора статистических и эмпиричес­ких сведений в нашей стране относится еще к середине XIX в. Один из пер­вых анкетных опросов в сфере промышленности был проведен Комиссией о коммерции в 1760 г. Фабриканты и заводчики отвечали на вопросы о том, какова мощность их предприятия (число основных единиц оборудования), сколько продукции изготовили за прошлое пятилетие, каковы сырье и ры­нок сбыта продукции, заработная плата рабочих по профессиям и каков со­циальный состав рабочих. Историк русской промышленности П. Любоми­ров сообщает, что на эту анкету ответили не все фабриканты, «хотя и были неоднократно к тому понуждаемы под расписки»'.

Разумеется, это обследование не носило еще строго научного характера, тем не менее в нем содержались все основные черты, присущие эмпиричес­кому изучению, в частности, достаточно четко отбирались объекты иссле­дования, составлялась анкета, обработанные вручную данные затем обобща­лись в специальный отчет.

В 1760 г. известный русский ученый Михаил Ломоносов разработал «Акаде­мическую анкету», куда включил тридцать вопросов для сбора статистических данных, необходимых для того, чтобы охарактеризовать ситуацию в России. Пер­вые русские бюджетные справки, созданные А. Рознатовским и помещенные им в трактат о новых формах устройства крестьян, также относятся к XVIII в.

Лишь во второй половине XIX в. эмпирические исследования становятся практически регулярными. Теперь они касались не только быта заводских

1 Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промышленности. М., 1947. С. 22-23.

рабочих, но и крестьянских хозяйств. Работы, созданные на основе втори> ного анализа данных, позволяют нам заключить, что кто-то (хотя далеко \ всегда указывалось, кто именно) эти данные собирал. Так, книга В. Бервг Флеровского «Положение рабочего класса в России» (1869) обобщает шире кий статистический материал и личные наблюдения, дает глубокий аналр типов хозяйства (помещичьего, фермерского, кулацкого и крестьянско-of щинного), описывает условия труда и быта, уровень и образ жизни работ; ющего населения.

Ситуация изменяется в начале XX в., когда в стране широким фронто развернулись конкретные социальные исследования промышленного труд; Формирование капиталистических отношений получает, как тогда казалос] необратимый характер. В поле научных изысканий попадают вопросы орп низации и условий труда, производственный травматизм и заболевания, зг работная плата и стимулирование труда, условия найма и трудовые конфли* ты. Совершенствуются методология и методика эмпирических исследованю применяются сплошные и выборочные обследования, анкеты, интервьк анализ документов, статистика. Наибольший вклад в становление промьпи ленной социологии внесли Е. Дементьев, В. Святловский, Г. Наумо! И. Поплавский, С. Прокопович, П. Тимофеев и др.

Развернувшиеся дискуссии по методолого-методическим проблемам, границах измерения и применения количественных методов (A. Hynpoi Г. Полляк, В. Леонтьев), о необходимости создания постоянной статистик рабочих профессий и социологической теории предприятия (А. Фортунатов^ а также выход специализированных журналов, освещавших вопросы про мышленного труда («Промышленность и здоровье», «Фабрично-заводско дело» и др.) свидетельствовали о достаточно высоком уровне зрелост отечественной социологии в целом.

Изучение здоровья по показателям заболеваемости и смертности началос в нашей стране более ста лет назад в процессе сплошного обследования сна чала в Московской губернии, а затем по всей стране силами земских сани тарных статистиков2. Позже, впервые и в России, и в мире было предприня то изучение заболеваемости населения по данным обращаемости к врачу Сбор материала происходил ежегодно по единой программе и касался, по мимо заболеваемости, санитарной культуры и условий быта городского i сельского населения.

В конце XIX и начале XX вв. было проведено немало монографически: исследований русского села. Сбор информации о жизни крестьянских посе лений в конце XIX в. начали работавшие при губернских земствах санитар ные бюро4. Земства проводили подворные переписи, описывая имуществен ное положение семей, их возрастной состав, образование, состояние здоро

Куркин П.И. Статистика болезненности населения в Московской губернии за период 1883—1902 • ипы болезненности фабричного населения. М.: Губ. земство, 1912. Вып. IV; Осипов Е.Л. Статис з ™ка болезненности населения Московской губернии за 1878 — 1882 гг. М., 1890.

Ьогословский СМ. Заболеваемость фабричных рабочих Богородско-Глуховской и Hctomkhhckoi " !^ану(рактУР Богородского уезда за 1896 — 1900 гг. М.: Моск. губ. земство, 1906.

артынов СВ. Современное положение русской деревни. Санитарно-экономическое описание сел; ^д'шева Воронежского уезда. Саратов. Саратовская земская неделя. Прилож. № 3, 1903; Шинга Р в А.И. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Во Р°нежского уезда. 2-е изд. СПб.: Б-ка общественной пользы, 1907.

вья. Подробно рассматривались демографические процессы — рождаемость, смертность, заболеваемость. Собранная информация и служила основой первых монографических описаний отдельных деревень России5. Исследо­вание А. Шингарева6 представляет собой подробное монографическое опи­сание повседневной жизни крестьян в селах Новоживотиново и Моховатка Воронежского уезда7. Его книга представляет собой уникальное явление в истории социально-экономической мысли в России. Всесторонний научный подход автора к теме исследования поражает широтой затрагиваемых воп­росов: культурный уровень населения, грамотность, образование, санитар­ное состояние селений, описание домов, сеней, погребов, крыш, стен, со­став семей, численность скотины, по­шлины и подати, долги и налоги и др. Очерк «Вымирающая деревня» рисует, как протекает жизнь крестьян, лишен­ных земли, осевших на «нищенском» даровом наделе в эпоху освобождения от крепостной зависимости.

Кроме того, проводились этнографи­ческие исследования, целью которых являлось эмпирическое описание усло­вий труда и быта, повседневного поведе­ния, хозяйственной деятельности, традиций, образа жизни и образа мыслей жителей отдельных деревень. Не случайно многие монографии получили на­звания изучавшихся деревень — «Рязанское село Кораблиново», «Слобода Ровеньки», «Деревня Гладыши», «Село Вирятино в прошлом и настоящем» и др.8 «В поле зрения исследователей были состав крестьянских хозяйств и кре­стьянских семей, сельский труд, достаток (уровень жизни), способы проведе -ния досуга, воспитание детей, здоровье. Нередко изучались социальные взаи­моотношения внутри села, участие жителей в управлении общественными делами, национальные особенности. Описывалась и психология крестьян»9. О вышедшей в 1878 — 1880 гг. двухтомной работе Ю. Янсона «Сравнитель­ная статистика России и западноевропейских государств» К. Маркс писал Н. Даниэльсону, что она произвела в Европе «большую сенсацию». В част­ности, на основе анализа большого статистического материала автор пока­зал, что после реформы 1861 г. наблюдался довольно быстрый рост кресть­янского и кулацкого землевладения при уменьшении дворянского.

Особо стоит отметить достижение К. Качоровского. Проведенный им социологический опрос охватил 1/3 всех общин в России, т.е. более 90 тыс. (из 400 российских уездов исследованием была охвачена половина). Вместе с П. Вениаминовым он описал динамику и статику российской общины, ее

Мартынов СВ. Современное положение русской деревни. Санитарно-экономическое описание села Малышева Воронежского уезда. Саратов. Саратовская земская неделя. Прилож. № 3, 1903. Шингарев Андрей Иванович (1869— 1918)— известный земский статистик, политический дея­тель, член Временного правительства.

Шингарев А.Д. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селе­ний Воронежского уезда. СПб., 1907.

Арутюнян Ю.В. Опыт социологического изучения села. М.: Изд-во МГУ, 1968. Рывкина Р. Социология села // Социология в России / Под ред. В.А. Ядова. 2-е изд., перераб. и дополн. М.: Изд-во ИС РАН, 1998. С. 161.

внутреннее устройство и структуру. Оба они создали достаточно своеобраз­ную концепцию общинного уклада жизни, в основании которой лежали, в частности, понятия «право на труд» и «право труда».

Одним из самых заметных явлений можно считать бюджетные исследо­вания рабочих и крестьян, которые привели к открытию целого ряда важней­ших закономерностей эволюции социально-экономических и профессио­нальных групп населения. Ф.А. Щербина провел бюджетное исследование среди крестьян Воронежской губернии (230 бюджетов) и киргизов степного края (282 бюджета), результаты обобщены в объемистой монографии «Кре­стьянские бюджеты». Ее автор подробно описал состав крестьянской семьи: уровень грамотности, состояние здоровья и количество больных, физичес­кие недостатки; постоянное имущество (инвентарь), включая всевозможные мелочи быта — от заслонок и бичевок до чепчиков и поясов и т.п. Отдельно приведен учет удовлетворения личных и хозяйственных потребностей; по каждой рубрике и каждому предмету составлялся баланс — общий приход, расход и остаток, а в заключение подводился общий сводный баланс прихо­да и расхода по важнейшим категориям продуктов.

Один из известных историков бюджетных исследований В. Ильинский указывал на то, что «в дореволюционной России более посчастливилось кре­стьянским бюджетам, и это, пожалуй, естественно для страны с 80-ти процен­тным крестьянским населением и весьма молодым промышленным капи­тализмом... Практика бюджетных обследований крестьянских хозяйств рус­ских земств оставляет позади практику этого рода заграницы, как по объему обследований, так и по научному их обоснованию»10. Бюджетные исследова­ния крестьян к тому времени уже были настолько распространены, что в стране проводились регулярные съезды, конференции и заседания, посвященные методолого-методическим и практическим вопросам их организации.

Бюджеты семей рабочих были основательно изучены в капитальном мо­нографическом исследовании А. Стопани'', который дал подробное описа­ние бюджетов семей рабочих нефтяных предприятий, и в исследовании М. Давидовича12, изучавшего бюджеты семей петербургских текстильщиков.

Исследования Ф. Щербины, С. Прокоповича, А. Чаянова, М. Давидови­ча, Н. Черненкова, и многих других отвечали самым высоким требованиям науки: тщательность составления региональной и межрегиональной выбо­рочной совокупности, методологическая проработанность теоретической модели предмета исследования, аргументированный подбор социально-эко­номических показателей, выдвижение и проверка гипотез. Их отличают щепетильная работа с методическим инструментарием и респондентами, продуманность в составлении таблиц и их интерпретация.

Если прибавить и тот факт, что у большинства ученых дореволюционной поры данные по России (урожайность, уровень жизни, миграция, произво­дительность труда, доходы и структура бюджетов) приводятся в сравнитель­ном анализе с данными зарубежных стран, чего, как правило, не делали со-Циоэкономисты постреволюционного и послевоенного периодов, а также и то обстоятельство, что теоретические выводы и практические рекомендации

„ ^ьинский В. Бюджет рабочих СССР в 1922 - 1926 годах. М.-Л., 1928. С. 11. и т. пани А.Т. Нефтепромышленный рабочий и его бюджет. СПб., 1916.

идович М. Петербургский текстильный рабочий в его бюджетах. СПб., 1912.

носили такой характер, что по ним можно было смело выверять ход эконо­мических реформ (например, переселение крестьян в Сибирь, перераспре­деление земельного фонда страны) в масштабах всей страны, не боясь допу­стить грубых просчетов, то можно заключить, что дореволюционная соци­ально-экономическая наука в России превосходила по своему уровню науку двух последующих периодов и до сих пор может служить классическим эта­лоном чистоты научной мысли.

Ощущение недосягаемости тех высот, которые завоевала дореволюцион­ная мысль в России, не покидает и при чтении других, не принадлежащих к бюджетному направлению, произведений. Небольшая книга П. Тимофеева «Как живет заводский рабочий» относится к жанру социологической публи­цистики и представляет собой результат включенного наблюдения, которое автор проводил на протяжении 10 лет, проработав на десятках заводов в раз­личных уголках страны и ознакомившись со всеми аспектами трудовой жиз­ни: от условий и оплаты труда, взаимоотношений мастера и рабочих и рабо­чих между собой, приема на работу и увольнения кадров до трудовых норм и обычаев. Яркие зарисовки из заводской жизни соседствуют здесь с беспри­страстным, часто статистическим анализом объективных закономерностей.

Книга выдающегося теоретика XIX — начала XX в. Сергея Ивановича Солнцева (1872 — 1936) «Рабочие бюджеты в связи с теорией «обеднения» (1907) на первый взгляд не представляет интереса для тех, кто под строгой наукой понимает лишь обобщение данных, полученных в собственном эм­пирическом исследовании. Работа С. Солнцева построена на данных вторич­ного анализа. Но какого! Российские бюджетные исследования сравниваются с германскими, бельгийскими, французскими, английскими и дается их квалифицированный анализ. Автор на равных полемизирует с классиками европейской науки (эта черта, между прочим, присуща всей дореволюцион­ной науке), в частности, знаменитым Энгелем, создавшим признаваемый и сегодня закон бедности, разбирает методологические принципы и предла­гает собственные, глубоко аргументированные подходы и решения. Предло­женная С. Солнцевым версия марксовой теории обеднения, ее эмпиричес­кая верификация и концептуальное осмысление следует отнести к одной из вершин европейской мысли.

Сюда же надо причислить произведения А. Кауфмана, Ф. Щербины и А. Исаева. Известный русский историк-экономист и статистик Александр Аркадьевич Кауфман (1864 — 1919) в многочисленных работах исследовал историю и социально-экономический уклад сельской общины, отводя роль основного фактора ее эволюции усиливающемуся утеснению, связанному с ростом населения и сокращением земельных наделов. Щербина Федор Анд­реевич(1849 — 1936) — земский статистик, народник, член-корреспондент Петербургской Академии наук (1904). Он считается основоположником рус­ской бюджетной статистики. Впервые в России произвел бюджетные иссле­дования крестьянских хозяйств Воронежской губернии. Его труд «Кре­стьянские бюджеты» долгое время служил методологической основой ана­лиза потребления крестьян и рабочих.

Огромный список литературы по русской общине, созданный в дорево­люционный период, насчитывает несколько тысяч наименований. Многие построены на прекрасном эмпирическом материале, собранным земскими статистиками. Исследования названных авторов отличает высокий методо-

логический уровень — они венчают общинную традицию, служат ее высшим выражением. Мы обнаружим у них как минимум две важнейшие черты фун­даментального исследования: а) тщательную проработку и обсуждение ме­тодологии построения программы, методов, показателей, способов интерпре­тации полученных данных, б) межрегиональный и даже межстрановый срав­нительный анализ. Достоверность и надежность эмпирических данных у них соседствует с широтой и обснованностью теоретических выводов, касающих­ся не одного района, не одной социальной группы или одного типа общи­ны, а всей страны, социально-экономической стратификации российского общества (в избранном ракурсе) в целом.

Изучение культуры и быта рабочего класса началось в России в конце ХТХ в Ценные сведения можно найти в материалах губернской земской статистики отчетах больничных касс, бюджетных обследованиях, данных фабричной инспек­ции и т.д. Некоторые из них представляли очень крупные научные проекты. К ним можно отнести исследование фабрично-заводских рабочих Московской гу­бернии, проведенное в 1879 — 1885 гг. под руководством Ф.Ф. Эрисмана, в ход* которого было охвачено 1080 фабрично-заводских заведений со 114 тыс. рабочих В этом проекте изучался широкий комплекс социально-экономических проблем этнические и социальные корни рабочих коллективов; влияние специализации и заработков рабочих на их связь с землей и формирование пролетариата; эконо мическое положение рабочих (условия труда и заработной платы — по произвол ствам и отдельным профессиям); участие женщин в крупной промышленное™ и условия их труда; семейное положение рабочих, детский труд и т.д.13

«Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики». Т. 1\ Ч- 1. М, 1890 (здесь приложена и программа изучения, с. 311-316); Ч. 2. М, 1893 (общая сводка) Интерес представляют и другие выпуски этого обширного издания. Большой бытовой материал со Держит исследование П.А. Пескова («Санитарное исследование фабрик по обработке волокнисты веществ в г. Москве». М., 1882, вып. I; 1884, вып. II), а также «Сборник статистических сведений п московской губернии» (М., 1883. Т. VII. Вып. 3.), посвященный кустарному ткачеству, в том числ описанию светелок.

Одной из лучших является работа И.И. Лященко14, где материал обсле­дования сведен в таблицы, разносторонне характеризующие жилищно-бы-товые условия рабочих: прослежены типы жилищ; дана их классификация по материалу покрытия, наличию и характеру пола и потолка, по числу окон; указаны размеры жилищ разных типов и их населенность (наличие нахлеб­ников, количество детей), кубатура воздуха и т.п. Сделаны некоторые наблю­дения по внутренней обстановке жилищ (обеспеченность населения спаль­ными местами, тюфяками, подушками и т.д.).

К вершинным достижениям мировой социолого-экономической мысли надо отнести два других типа исследований. Во-первых, это исследования русской дореволюционной фабрики, проведенные в рамках традиции фаб­ричных инспекторов (после земских статистиков русские фабричные инс­пекторы представляют еще одно наше национальное достижение и гордость) В. Святловским и Е. Дементьевым. Всестороннее описание условий труда и быта русских рабочих, режима и форм труда, оплаты и стимулирования, осо­бенностей образа жизни и поведения, глубокий и обоснованный анализ эм­пирического материала и сегодня поражают воображение ученых. Во-вторых, это исследование рабочих бюджетов С. Прокоповича, М. Давидовича, Г. Наумова и А. Стопани. Жизнь русских рабочих предстает перед нами со­всем в ином свете — не через то, в каких условиях им приходится зарабаты­вать свои деньги, а через то, на что они тратятся, какие потребности и как удовлетворяются. Цикл замыкается: производственное поведение рабочих дополняет потребительское поведение.

Прокопович Сергей Николаевич (1871 — 1955) — видный русский эко­номист, политический деятель и публицист. После 1917 г. во Временном правительстве занимал пост министр торговли и промышленности. Написал работы, посвященные теории и практике рабочего движения в России и на Западе, бюджетам петербургских рабочих, развитию со­циалистической мысли во Франции. В 1922 г. был выслан за границу, где начал вплотную заниматься статистикой крестьянского хозяйства.

В монографии В. Леонтьева «Об изучении положения рабочих. Приемы исследования и материалы»15 рассматриваются не только содержательные вопросы (условия и характер труда, его оплата, травматизм, социально-про­фессиональный состав работающих, связь рабочего с землей, условия най­ма), но и методолого-методические: применение выборочного метода, рас­чет медианы и отклонения от средней, вычисление квартилей, индексов, построение диаграмм и т.д.

Заметную веху в истории дореволюционной социологии составили иссле­дования крестьянской миграции. В конце XIX и начале XX в. это были са­мые масштабные и, без преувеличения, драматичные перемещения населе­ния в пределах Российской империи, затрагивавшие судьбы сотен тысяч и миллионов людей. Книга о переселенческом движении русских крестьян А.А. Исаева, вышедшая в 1891 г., а также книга А.А. Кауфмана «Переселе­ние и колонизация», опубликованная через 15 лет, в 1905 г., представляют

Лященко И.И. Жилищный вопрос на горнопромышленных предприятиях Донецкого бассейна и дан­ные обследования жилищ рабочих южнорусской каменноугольной промышленности // Тр. Южно-русск. обл. съезда по борьбе с холерой в Екатеринославе, 1911. Леонтьев В. Об изучении положения рабочих. Приемы исследования и материалы. СПб., 1912.

собой образец фундаментального исследования о миграции и вносят важный вклад как в демографию, так и в экономическую социологию. Личная поез­дка А.А. Исаева в Сибирь дала ему возможность увидеть многие тысячи пе­реселенцев, а наблюдения и опросы многих сотен людей помогли нарисовать целостную картину переселения крестьянства на окраины России.

В конце XIX начале XX в. активно изучались социальные проблемы об­разования. Интересны различные социолого-статистические обследования, предпринятые по инициативе чиновников министерства и самих студентов. Работа осуществлялась студенческими семинарами, научными обществами учащихся высших школ, кружками под руководством видных профессоров-экономистов и юристов, землячествами. Выяснялись экономическое, мате­риально-бытовое и правовое положение студентов, сословный состав, веро­исповедание учащихся, их культурные запросы и политические ориентации16 Много внимания уделялось обсуждению социального состава учителей и учащихся различных учебных заведений, характерных особенностей началь­ной, сельской школы, учительских семинарий, а также вопросам, связанным с народным чтением и книгоиздательской политикой17.

Изучение читающей публики в те годы проводилось людьми, занятыми цензурой, книгоиздательством, библиотечным делом, редакциями газет и т.п. Основными методами исследования были анализ документов (объемов кни-гопродажи и тиражей изданий, читательских формуляров в библиотеках), опросы читателей библиотек, почтовые и прессовые опросы читателей газет и журналов18. В конце XIX в. Вятское губернское земство провело опрос 1500 крестьян и выяснило, каждый четвертый в той или иной степени являлся чи­тателем или слушателем «Вятской газеты» (газета читалась в крестьянских се­мьях вслух). Самыми активными читателями были молодые жители села, а также ремесленники и отставные солдаты19. Одновременно земские статис­тики Вятской губернии провели опрос работников сельских библиотек, ко­торые характеризовали своих читателей, их интересы, а также отвечали на вопросы о роли сельской библиотеки20. Изучение читательских мнений про­водилось в конце XIX и начале XX вв. во многих губерниях России21. Мож­но упомянуть интересное исследование взрослых читателей — учащихся вос­кресной школы, которое проводилось Х.Д. Алчевской на протяжении двух десятилетий. Оно получило высокую оценку научной общественности, а в 1899 г. — Гран-при на Первой Всемирной выставке в Париже22. В экспери­ментальном исследовании Алчевской учителя оценивали доступность книг

Радин Е.П. Душевное настроение современной учащейся молодежи по данным петербургской об-

щестуденческой анкеты 1912 года. СПб.: Н.П. Карбасников, 1913.

Астафьев Я., Шубкин В. Социология образования // Социология в России / Под ред. В.А. Ядова. (8 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 1998. С. 264-280.

Мансуров В., Петренко Е. Изучение общественного мнения традиции // Социология в России / " м°Д Р-Д' ВА' Ядова- 2_е изд-' пеРеРаб- и Д°п- м : Изд-во Ин-та социологии РАН, 1998. С. 570.

Михайлов Н.М. Материалы об издании народной газеты // Тр. Императорского Вольного Эконо-м мического общества. 1899. № 1. С. 38-106. 2| Статистический ежегодник Вятской губернии за 1899 год. Вятка, 1901. С. 209-214.

°ГЬШевДН. Запросы деревенского читателя//Сб. Пермского земства. 1899. № 1; Рубакин Н.А. К 22 к рактеРис™ке читателя и писателя из народа // Северный вестник. 1891. № 4.

neJaH и' ^3 ИСТ0РИИ изучения читателей в дореволюционной России // Проблемы социологии

"ечати: Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1969. Вып. 1.

аудитории на основании личного опыта работы с читателями. Собирались также экспертные оценки содержания книг учеными с точки зрения каче­ства популяризации, и читательские оценки этих книг. Результатом ее ис­следования явилась трехтомная работа «Что читать народу?»23.

Изучение бедности в России началось во второй половине XIX в. Обшир­ная статистика бедности и нищеты собиралась многочисленными по­печительскими комиссиями и земской статистикой, изучавшими быт низов (В. Орлов, В. Яковенко, А. Петровский и др.), и являлась ценным эмпири­ческим материалом, но была предназначена для разных целей. «Накоплен­ный материал не пропал даром, с опорой на него в 90-е гг. выходят интерес­ные публикации С. Сперанского, Д. Дриля, Д. Линева, Л. Оболенского, С. Свирского и других. На рубеже двух веков складывается уже четко соци­ологически ориентированное обобщение накопленных материалов, отмеча­ются просчеты и достижения предыдущих исследований, анализируется отечественный и зарубежный профилактический опыт»24. Описание обездо­ленных слоев русского общества мы находим у В.В. Берви-Флеровского, К.А. Пажитного, М.И. Туган-Барановского. На основании многочисленных источников, доступных в то время, и многолетних личных наблюдений они описывают тяжелое положение, нищету и бесправие рабочих и крестьян.

Земства, сыгравшие в истории России исключительно важную роль, от­слеживали таким способом то, насколько эффективны запущенные ими куль­турные механизмы распространения чтения: комитеты грамотности, просве­тительские общества, народные библиотеки, народные газеты и т.д. В «куль­турную программу» деятельности ведомств входило также изучение вопросов, связанных с материальной культурой народа, а именно социальной гигие­ны, условий труда и быта, бюджетов семей рабочих и служащих, табакоку­рения, пьянства, соблюдения правил поведения в быту.

Во второй половине XIX и начале XX в. интенсивно проводились эмпири­ческие исследования в области изучения девиантного поведения. К ним от­носятся работы таких видных ученых, как К. Герман, П.Г. Розанов, Ф.К. Те-реховко И.О. Зубов, В.М. Бехтерев, А.Ф. Кони, Н.М. Михайловский, Н.П. Бруханский, Я.Г. Лейбович, М.Я. Феноменов, Д.К. Бородин, Д.Н. Во­ронова, В.К. Дмитриев, С.А. Первушин, И. Янжул, И. Блох, П. Обозненко, Н. Бабиков, В. Зарубин, А. Сабинин, С.К. Гогель, А.А. Жижиленко, М.М. Иса­ев, П.И. Люблинский, А.Ф. Кистяковский, А.А. Пионтковский, Н.Н. Полян­ский, СВ. Познышев, Н.Д. Сергиевский, В.Д. Спасович, И.Я. Фойницкий, Х.М. Чарыхов, М.П. Чубинский и др.

В социологии девиаций разрабатывались четыре основные темы: само­убийств, пьянства и алкоголизма, проституции, преступности. Связи алко­голизма и преступности была посвящена работа П.И. Григорьева (1900). Он же в результате почтового опроса заведующих сельскими училищами (1898) выявил почти сплошное потребление алкоголя деревенскими детьми. Пер­вые отечественные исследования наркотизма относятся к концу XIX в. В 1885 г., по заказу губернатора Туркестанского края, было проведено иссле­дование С. Моравицкого «О наркотических и некоторых других ядовитых ве-

23 Алчевская Х.Д. Что читать народу? СПб., 1884. Т. 1; 1889. Т. 2; 1906. Т. 3. Голосенко И.А. Нищенство как социальная проблема // Социологические исследования. 1996. № 7. С. 27-28.

ществах, употребляемых населением Ферганской области». Аналогичное ис­следование было проведено Г. Гребенкиным в Самарской области (1876). К наиболее известным исследованиям проблем проституции рубежа XIX — XX вв. относятся работы Н. Дубошинского, В. Тарновского, Ф. Мюллера, П. Обозненко, а также Н. Бабикова, В. Зарубина, И. Клевцова, М. Кузнецо­ва, А. Сабинина, А. Суздальского. Крупнейшим статистическим исследова­нием того времени было обследование поднадзорной проституции в России (1889), организованное по инициативе Центрального статистического коми­тета МВД. Опрос проводился во всех регионах империи и охватил свыше 17,6 тыс. женщин, занимавшихся проституцией. В 1896 г. П.Е. Обозненко оп­росил свыше четырех тысяч проституток, в результате были получены све­дения о мотивах занятия проституцией, возрасте первых половых контактов проституток, их национальном составе и заболеваемости, а также о кор­румпированности полицейских чинов, закрывающих глаза на всевозможные нарушения нормативной регламентации занятия проституцией и содержа­ния публичных домов за «подношения»25. Крупные работы в области крими­нологии и социологии преступности принадлежат перу М.Н. Гернета26. В 1898 г. Е. Тарковский, проанализировав динамику краж за 20 лет (1874 — 1894) в связи с колебанием цен на хлеб, пришел к выводу о зависимости ко­рыстных преступлений от экономических кризисов, нужды. Обобщив огром­ный эмпирический материал, П. Сорокин пишет выдающийся труд по со­циологии преступности «Преступление и кара, подвиг и награда: Социоло­гический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (1914). Исследованию наиболее острых форм уголовного наказания — тюрем­ному заключению и смертной казни — были посвящены многочисленные тру­ды российских ученых (С. К. Викторский, 1912; М.Н. Гернет, 1913; И.П. За­госкин, 1892; А.Ф. Кистяковский, 1867; Н.С. Таганцев, 1913; И.Я. Фойниц-кий, 1889 и др.)27.

Расширение эмпирических исследований в начале XX в. в России просле­живается почти статистически. Так, по расчетам петербургского архивиста В.М. Зверева28, интенсивно занимающегося историей отечественной социоло­гии на протяжении многих лет, отчеты об эмпирических исследованиях зани-малив 1900 — 1909 гг. не менее 1/8 всех социологических публикаций в журна­лах, в дальнейшем их количество увеличилось до 1 /429. До появления в России специальных социологических журналов на протяжении многих лет статьи по

Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов: СГУ, 1975. «Преступность и жилища бедняков» (1903), «Социальные факторы преступности» (1905), «Обще­ственные причины преступности. Социологическое направление в науке уголовного права» (1906), «Детоубийство: Социологическое сравнительно-юридическое исследование» (1911), «Дети — пре­ступники» (ред. и предислов., 1912), «Смертная казнь» (1913), «Истребление плода с уголовно-со-^ циологической точки зрения» (1914) и др.

Юдробнее см.: Гилинский Я. Социология девиантного поведения и социального контроля // Со­циология в России / Под ред. В.А. Ядова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во Ин-та социологии 2g РАН, 1998. С. 587-609.

ерев В.М. Вопросы немарксистской социологии в русской периодической печати (1870—1917) // циологическая мысль в России. Очерки истории немарксистской социологии последней трети s Л1А- начала XX вв. / Под ред. Б.А. Чагина. Л., 1978. С. 66-87.

19KMV ^'^' ^ статистической летописи современных репрессий в России // Современный мир. ни? 1 во "' ^иклашевский И. О численном методе изучения общественных явлений // Образова-• 1897. № 1; Чупров А.А. Очерки по истории статистики. СПб., 1909.

социологии печатались во многих научных изданиях, например в «Юридичес­ком вестнике» и др. Особенно большое количество социологических материа­лов публиковалось в журналах общего профиля — «Отечественных записках», «Вестнике Европы», «Русском богатстве», «Заветах», «Русской мысли» и др. Од­новременно русские авторы были постоянными сотрудниками в профессиональ­ных западных журналах («Международное обозрение социологии» — редактор Р. Вормс, «Ежегодник социологии» — редактор Э. Дюркгейм) и даже оказыва­ли им материальную помощь. В 1897 г. вышел первый учебный обзор по соци­ологии на русском языке — Н. Кареев «Введение в изучение социологии» — в его библиографии русским авторам принадлежало 260 работ из 880.

ФАБРИЧНЫЕ ИНСПЕКТОРЫ

В значительной степени эмпирическую базу социологической науки со­ставили отчеты фабричных инспекторов, должности которых были введены в 1882 г.

В нашу задачу здесь не входит рассматривать роль и место фабричной инспекции в истории российской промышленности. Однако некоторые по­яснения необходимо все же дать.

Фабричная инспекция в XIX в. существовала во всех промышленно разви­тых странах Европы и была создана для достижения трех целей: 1) общий над­зор за применением существующего фабричного законодательства, определя­ющего взаимные отношения хозяев и рабочих; 2) подготовка материалов для совершенствования фабричного законодательства (сбор санитарно-гигиени­ческих, экономических сведений и пр.) и 3) устранение жалоб и решение конф­ликтов между хозяевами и рабочими. Та­ким образом, она была тем учреждени­ем, которое собирало и рассматривало жалобы, разрешая тем самым многие конфликты между рабочими и предпри­нимателями.

Колыбелью фабричной инспекции считается Англия. Институт фабричной инспекции основывался на твердой почве фабричного законодательства (закон о малолетних, о ночной работе и ряд поста­новлений о штрафах, заработной плате, условиях найма и увольнения). В основу фабричного законодательства положено регулирование работы малолетних ра­бочих, забота о их состоянии и здоровье. Фабричный инспектор имел высокий государственный статус, его труд хорошо оплачивался, он обладал полной не­зависимостью от местных властей и дирекции фабрик, его отчеты были объек­тивными и полными.

За неисполнение требований, предъявляемых фабричным инспектором к администрации предприятия, последнюю могли ожидать серьезные эко­номические и юридические санкции. Английские фабричные инспекторы сыграли главную роль в доведении фабричного законодательства до лучших

мировыхстандартов, собрали огромную эмпирическую информацию, слу жившую информационной базой для исследований, в том числе в обласп экономической социологии и социологии труда.

Высшие должности в английском институте фабричных инспекторов за нимали врачи, которые могли составить квалифицированное заключение о( уровне смертности и профессионального травматизма на данном предприя тии, продолжительности рабочего дня, условиях труда, в которых приходилоа работать женщинам и детям, соответствии жилищных условий санитарныл нормам и т.д. Неудивительно, что они стали авторами крупных социальны: программ, внедрение которых позволило британской промышленности выде литься в ряды мировых лидеров. Первым требованием на специальных экза менах, которые обязаны были сдать английские фабричные инспекторы, я в лялись общий кругозор, профессиональная квалификация и требование «бып джентльменом». Поскольку статус фабричного инспектора в Англии был очен] высок, существовал большой конкурс на свободные вакансии. В фабричньк инспекторы шли бывшие офицеры и госчиновники, дворянство, учителя, ин женеры, врачи.

Фабричный инспектор в России — это чиновник министерства финансо] (с 1905 г. министерства торговли и промышленности), наблюдавший на оп ределенной территории (фабричный округ) за выполнением заводовладель цами фабричных законов. Он следил за соблюдением фабричного законода тельства, нормативных требований к организации и охране труда, условия!^ труда, выполнению трудового договора и др.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.33.139 (0.025 с.)