П. В. Романов, Е.Р. Ярская-Смирнова Чикагская школа



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

П. В. Романов, Е.Р. Ярская-Смирнова Чикагская школа



Этнографическая монография Уайта, несмотря на сугубо реалистическое детализированное описа­ние социальной жизни итало-американских улич­ных группировок, оказалась настоящим произве­дением искусства. Повествование и описание, примеры, характеристики и поясняющие коммен­тарии складываются в искусный и искусственный продукт. Поэтому мир, в который входит читатель, уже не является непосредственно переживаемым опытом «общества на углу улицы». К концу XIX в. между художественной литерату­рой и социальной наукой сложились четкие сти­левые и жанровые разграничения. Однако в Чи­кагской школе с ее акцентом на таких подходах к этнографическим материалам, как life stories (жизненные истории) и slices-of-life (срезы жиз­ни), происходит развитие интерпретативной методологии, сближающей этнографию с рома-

ном. Идея такой методологии, как указывав П. Кло', — создание текстов, в которых автору исследователю, кроме изложения фактов, по лученных в ходе полевой работы, удается пред ставить свой субъективный взгляд. Повествовательный характер научного описа ния, акцент на субъективных переживаниях уча стников исследования (информантов и ученого) обязательно присутствующий в тексте индиви дуальный опыт исследователя и, наконец, прак тика включенного наблюдения, — все это стал< признаками этнографической работы социоло га. В социологической литературе понятия эт нографического метода и этнографии стал1 ассоциироваться с качественными методам1 (особенно с включенным наблюдением). Одна ко отождествить этнографический метод с ка

* Clough P.T. The end(s) of ethnography: Frorr realism to social criticism. Newbury Park, CA Sage, 1992. P. 21-22.

4 В 1922 г. австрийский философ М. Шлик организовал семинар при кафедре философии индуктивных наук Венского университета. На его основе в конце двадцатых годов и возник Венский кружокобъединивший философов, математиков и других ученых. В 1929 г. Р. Карнап, Г. Ган и О. Нейра:опубликовали манифест Венского кружка, а с 1930 по 1939 г. венские ученые вместе с бepлинcким^коллегами издавали журнал «Erkenntnis». В первом номере журнала была опубликована статыМ. Шлика под названием «Переворот в философии». Философская доктрина Венского кружка по­лучила название логического позитивизма или логического эмпиризма. Переворот в философиидекларируемый логическими позитивистами, заключался в постановке новых задач философскогсисследования и установлении его новых принципов.

5 Ландберг (Lundberg) Джордж Эндрю (1895—1966), американский социолог, сторонник перенесенаметодов естественных наук в социологию.

рационализм, квантификация и бихевиоризм. Последний запрещал изучать субъективные состояния (мотивы, ценности, стремления) как неподдающи­еся точной фиксации и количественному измерению. Дж. Ландберг был убежден, что социология должна использовать в своем анализе концептуаль­ную схему, выработанную в современной физике, т.е. действовать по анало­гии. Уравняв социологию и физику, он ликвидировал качественное своеоб­разие социального метода.

Предвидение Дж. Ландберга о том, что социология постепенно перейдет на рельсы естественной науки, во многом оправдалось. Усилиями Дж. Ланд­берга, П. Лазарсфельда, В. Кэттона, Р. Мертона, С. Додда, С. Стауффера, Р. Бар-тона, М. Розенберга, Г. Блейлока, Г. Зеттерберга, У. Отборна, П. Бриджмена американская социология получает прочный методологический фундамент и на протяжении многих десятилетий развивается как точная наука, использу­ющая современный математический аппарат и статистическую теорию. Бла­годаря сильному влиянию бихевиоризма западная социология разрабатывается прежде всего как поведенческая наука и входит наряду с экономикой и пси­хологией в систему социальных наук. Эпоха развития ее как гуманитарной (т.е. философской) науки с акцентом на интерпретивный метод, характерный для Вебера, уходит в прошлое вместе с эпохой «высокой классики».

ественным означало бы слишком упростить и граничить наше рассуждение. Представители икагской школы, применившие этнографичес-ий подход к исследованию современного горо-а, использовали как включенное наблюдение и нтервью, так и статистические данные, работах этого периода содержалось убеждение, го социальная практика качественных исследо-ателей важна постольку, поскольку она пред-тавляет голоса «других» — социальных изгоев, амалчиваемых или осуждаемых в средствах мас-овой информации и общественном сознании. 1сследования социальных отношений внутри раз-ичных групп, субкультур, общественных движе-ий, организаций — индустриальных предприя-ий, школ, больниц, тюрем, интернатов для ум-твенно отсталых, домов престарелых — получали стойчивое название этнографии, а их эпистемо-огия характеризовалась как антипозитивизм, анонический текст этого времени — «Мальчики белом» Г. Беккера с соавторами'. Тесно увязан-ая с социальным контекстом и методологией оциальной науки пятидесятых годов, эта работа студентах медицинского колледжа стала попыт-ой придать качественному исследованию стро-ость количественных. В работе комбинировались шогие методы: полуоткрытые и полуструктури-юванные интервью сочетались со включенным аблюдением и осторожным анализом материа-

Becker H.S., Geer В., Hughes E.G., Strauss A.L. Boys in white. Chicago: University of Chicago Press, 1961.

лов в стандартизованной, статистической форме. В своей классической методологической статье Г. Веккер даже вводит понятие квазистатистика: «включенный наблюдатель должен пользоваться возможностью собирать данные так, чтобы их можно было преобразовать в легитимные стати­стические. Однако обстоятельства полевой рабо­ты обычно препятствуют этому... Поэтому то, что

получает наблюдатель, лучше назвать квазистати­стикой. Его выводы, хотя и неявно числовые, не требуют точной квантификации»". В анализе данных, отмечает Г. Беккер, «качествен­ный» исследователь явно уступает своим колле­гам-статистикам и потому нуждается в дополни­тельных ресурсах для утверждения своих выводов. Источник: Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. «Делать знакомое неизвестным...»: этнографи­ческий метод в социологии // Социологический журнал. 1998. № 1/2. С. 153-154.

Becker H.S. Problems of interference and proof in participant observation //H.S. Becker. Sociological work. Chicago: Aldine, 1970. P. 21.

Наряду с принципами бихевиоризма и «открытого» поведения в социологии главенствуют принципы операциона-лизма и квантификации. Операциона-лизм — это процедура конкретизации со­циологических понятий или сведения их к таким индикаторам, которые можно описать некоторой совокупностью опе­раций (П. Бриджмен). Квалифика­ция — количественное выражение, из­мерение качественных признаков (на­пример, оценка в баллах личных и деловых качеств работника). Проникно­вение математики в социологию обога­тило ее кластерным, факторным, кор­реляционным, лонгитюдным и другими методами анализа данных. В то же вре­мя интерпретация ее в качестве поведен­ческой науки привела к обогащению социологии методами, применяемыми в психологии и экономике. Из экономики взяты эконометрические методы, модели­рование, эксперимент, а из психологии — психодиагностические методы. Уже к 1940—1950-м гг. была завершена разра­ботка всех наиболее известных тестов (шкала измерения интеллекта Векслера, тест Роршаха, тест тематической аппер­цепции, шестнадцатифакторный лич­ностный опросник Кэттелла). Все это обогатило прежде всего эмпирическую и прикладную социологию, в том числе

индустриальную. Сейчас социологи-прикладники на предприятиях уже не мо­гут обойтись без экономических моделей и психодиагностики. Преобладание позитивистских, а, стало быть, и количественных принципов на методологию и методику социологических исследований продолжалось до конца 1960-х гг.

Вместе с тем в 1960-е гг. ученые уже начинают проявлять интерес к качествен­ным методам. В те годы выходят такие книги по теории социологии, как «Фе­номенология повседневности» А. Шюца (1967) и «Социальное конструирова­ние реальности» Бергера и Лукмана (1966), а также «Представление себя в обы­денной жизни»(1959) и «Ритуал взаимодействия: эссе о поведении лицом к лицу»( 1967) И. Гоффмана и др. Проработкой теоретико-методологических про­блем качественной социологии и одновременно критикой количественной за­нимались А. Сикурел и Н. Дензин. К тому моменту социологами был накоплен большой, если не сказать избыточный, массив количественных данных. Кому-то показалось, что познавательные возможности опросных техник и контент-анализа уже исчерпаны. Что удивительно, о методологической недостаточнос­ти количественных методов высказались их ярые адепты, прежде всего Р. Мер-тон и П. Лазарсфельд, слывшие оплотом позитивизма в социологии.

Еще в конце 1950-х гг. Р. Мертон в методическом описании своей глав­ной работы писал: «Эта часть нашего отчета, следовательно, является значи­мой для социологического сообщества как практика инкорпорирования в публикациях, детально рассматривающих пути реального развития каче­ственного анализа. Только тогда, когда появится значительная часть таких отчетов, станет возможным определить методы качественного анализа более ясным образом»6. Подобную идею высказывал и П. Лазарсфельд в работе «Не­которые функции качественного анализа в социальных исследованиях»7. Поз­же П. Лазарсфельд сделал свой вклад в совершенствование метода фокус-групп, который издавна считался вотчиной качественной социологии, а Р. Мертон еще раньше провел эмпирическое исследование методом фокус-группы, ставшее мировой классикой8.

Книга Р. Мертона, М. Фиске и П. Кендалл «Фокусированное интервью. Проблемы и методы», впервые изданная в США в 1956 г.9, основывалась на данных проведенного во время Второй мировой войны исследования по изу­чению восприятия фильмов антифашистской направленности и воздействия на людей пропаганды. В полном соответствии с принципами фокус-группы ученые устроили коллективный просмотр фильмов. В зрительские кресла были вмонтированы кнопки, нажатие одной из которых означало «нравит­ся», а другой — «не нравится» (не нажатие означало нейтральное отношение к фильму). Затем по фрагментам фильма, как отмеченным, так и не отме­ченным зрителями, проводились детальные интервью (вначале индивидуаль­ные, затем групповые). Патриотический фильм, созданный американскими режиссерами, пропагандировал борьбу с фашизмом, идеалы демократии, силу американского духа и был сознательно рассчитан на пропагандистский эффект, включающий в себя разъяснение справедливости ведущейся Амери­кой войны. Как раз этот эффект и предстояло измерить социологам, изучав­ших эмоциональные реакции зрителей. Главной задачей исследования явля­лось сопоставление запланированных (теоретически ожидаемых) авторами фильма реакций зрителей с фактически испытанными ими. Книга «Фоку­сированное интервью» представляла собой не отчет о проведенном исследо­вании, а осмысление накопленного методического опыта. Интервью, про­водившиеся членами исследовательской группы по поводу кадров и эпизо­дов фильма, авторы книги назвали фокусированными. Они отличаются от традиционного анкетирования или интервью тем, что респонденты, отвечая на вопросы, находятся под впечатлением только что пережитого события: они просмотрели кинофильм, прослушали радиопрограмму, прочитали памфлет, статью или книгу, приняли участие в психологическом эксперименте или в политическом митинге, похоронном ритуале, свадебной церемонии, явля­лись свидетелями военного переворота, мятежа, забастовки. Они взволно­ваны, потрясены или раздражены — как раз то, что надо ученому для орга-

Merton R.K. Social Theory and Social Structure. New York: Free Press of Glencoe, 1957. P. 390. Sociology: the progress of a Decade / Ed. by Lipset S.M., Smelser N.J. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1961.

Первую фокус-группу Р. Мертон и П. Лазарсфельд провели в 1941 г., изучая эффективность работы радио во время Второй мировой войны.

Merton R.K., Fiske V., Kendall P.L. The Focused Interview: A Manual of Problems and Procedures. New York, 2nd edition, The Free Press, 1990; Русский перевод: Мертон Р.Л., Фиске М., Кендалл Р.З. Фо­кусированное интервью: Пер. с англ. М. 1991.

низации качественного исследования. Точно так же и антропологическое наблюдение жизни индейского племени проводится, когда члены племени находятся в конкретной ситуации, как-либо ее переживают, в ней участву­ют, одним словом, неотделимы от нее. Потому и говорят, что только с по­мощью качественных методов можно обстоятельно исследовать уникальные случаи, неповторимые жизненные ситуации.

В конце 1960-х гг. конфликт между количественной и качественной со­циологией еще более обострился. С критикой позитивистски ориентирован­ной методологии выступили сторонники феноменологической социологии. Иллюстрацией могут служить использовавшиеся А. Сикурелом такие мето­ды сбора данных, как участвующее наблюдение, запись на пленки дискус­сий, изучение протоколов судебных заседаний и т.д. Позднее под влиянием работ основоположников феноменологической социологии возродился ин­терес к биографическому методу и методу устных историй. В 1970 — 1986 гг., которые называют временем «размытых жанров» (blurred genres), происхо­дило оформление парадигм, методов и стратегий исследований. Прикладные качественные исследования приобретают поистине индустриальный размах. Проводятся тысячи и тысячи кейс-стади, фокус-групп, глубинных интервью, монографических, исторических, биографических, организационных, этно­графических и клинических исследований. В научную практику вводятся, а последующие десятилетия (конец 1980-х — 1990-е гг.) уже широко применя­ются компьютерные технологии для качественного анализа исторических, литературных и биографических документов, транс-криптов интервью и наблюдений, видео и фотоматериалов как текстов культуры10.

В 1980-е гг. Ж. Катц1' выдвинул против качественной методологии (преж­де всего этнографических методов) обвинения в нарушении четырех фунда­ментальных принципов, без которых невозможна никакая наука, — реактив­ность, надежность, повторяемость и репрезентативность. Он утверждал: эт­нографы искажают собираемые ими данные через взаимодействие с теми, кого они изучают; у этнографов нет критериев для отбора данных из массы собранных доказательств; этнографы доходят до интересных открытий, но не имеют способа их воспроизводства, так как их исследования уникальны; этнографы не могут обобщать из-за ограниченного числа случаев.

В результате длительных дискуссий специалисты пришли к выводу о том, что качественный подход опирается на неформализованные («мягкие») спо­собы общения с респондентом (неформализованные, полуформализован­ные, фокусированные интервью, метод фокус-групп и др.), изучение днев­ников, биографий и т.д., а количественный — на использование формали­зованной («жесткой») анкеты, статистических данных и т.д. Тем не менее однозначного понимания не только самих терминов, но и стоящих за ними разных методологий, сферы применимости, достоинств и недостатков в ли­тературе еще нет12.

10 Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. «Делать знакомое неизвестным...»: этнографический метод в

социологии // Социологический журнал. 1998. № 1/2. С. 155. " Katz J. A Theory of Qualitative Methodology: The Social System of AnalyticalFieldwork // Contemporary

FieldResearch. Prospect Heights/ Ed. by Robert Emerson. Illinois: Waveland Press, 1983. P. 127-148. 12 Толстова Ю.Н., Масленников Е.В. Качественная и количественная социология: взгляд сквозь призму

понимания эмпирического исследования как измерения // Социологические исследования. 2000.

№ 10. С. 101-109.

В отечественной социологии дискуссия о соотношении количественной и качественной социологии началась еще в докладах по методологии, пред­ставленных на VII Международный социологический конгресс (1970). Во­семь лет спустя был опубликован перевод коллективной монографии англий­ских феноменологов13, содержащий острую критику ограниченности позна­вательных возможностей позитивистской социологии. С тех пор этот вопрос периодически поднимался в нашей научной литературе, но в массовом по­рядке стал обсуждаться только в 1990-е гг.

Дискуссия между сторонниками качественной и количественной социо­логии продолжается и сегодня. Возможно, этот методологический спор, подобно извечному спору о «физиках» и «лириках», материализме и идеализ­ме, никогда не будет завершен.

Выбор между ними, в конечном счете, диктуется даже не объектом, а лич­ным убеждением исследователя, ибо исследование есть не что иное, как про­цесс убеждения (себя и других) в том, что выбран наилучший из возможных вариантов14.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.33.139 (0.009 с.)