Основные этапы и направления



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Основные этапы и направления



Развитие социологической науки подразделяется многими историками н три главных периода29. В первый период— с конца XIX в. до 20-х гг. XX в. -доминировал интерес к социальным реформам. Эмпирических знаний i реальных процессах в обществе явно недоставало. Поэтому те, кто задумы вался о каких-то инновациях, социальных проектах, преобразовании прак тических отношений людей, вынуждены были ориентироваться скорее н; теоретические построения и здравый смысл. Да и теория тогда понималас] либо как совокупность социально-философских суждений, либо как фило софская дискуссия о различиях между должным и реальным. Напомним, чт< это был период увлечения так называемыми социальными исследованиями цель которых заключалась в социальном диагнозе злободневных пробле\ общества, привлечении к ним внимания со стороны прессы и разработк; практических рекомендаций.

Что же понималось под прикладной социологией в ранний период? По; ее практическим приложением понималась не специальная система меро­приятий с собственной процедурой и налаженным механизмом внедрения как это принято сейчас, а подвижнический акт выдающейся личности. «На­учный менеджмент» конца XIX — начала XX вв. являл собой именно такоу подвижнический акт выдающихся социальных инженеров — Ф. Тейлора Г. Эмерсона, Г. Тауна, С. Томпсона. Не пренебрегали практической деятель­ностью и академические социологи: А. Смолл служил в Гражданской феде­рации Чикаго, У. Томас — в Вице-комиссии Чикаго, Р. Парк — в городской Лиге Чикаго. Чикаго появился на социологической карте Америки не слу­чайно. Именно с Чикагской школой связывают расцвет эмпирической, а во многом и прикладной социологии (исследования урбанизации, экологии, трудовых отношений) в ранний период.

Впервые вопрос о прикладной социологии в США возник в 1895 г. — обще­ствоведы активно обсуждали предназначение социологии и роль в ней на­учной теории. Что является конечной целью социологии — создавать новое знание или помогать решать конкретные социальные проблемы? Окончатель­ного решения так и не было найдено, ибо с того времени берут начало две основные ориентации социологии: 1) базисная социология, ориентирован­ная на профессионалов и получение нового знания, 2) прикладная социоло­гия, ориентированная на клиента (заказчика) и решение практических задач.

Яркими выразителями прикладного направления явились представители американского движения «научный менеджмент».Несомненным лидером был Фридерик Уинслоу Тейлор (1856 — 1915). Его называли автором самой эф­фективной в мире системы НОТ. Свои основные эксперименты он провел в 90-х гг. XIX в. Система Тейлора имеет комплексный характер: она перестра­ивает не только структуру управления предприятием, но и самые элементар­ные, повседневные трудовые приемы человека. Ни до, ни после никто уже не претендовал на подобный универсализм.

Тейлору приписывают открытие модели «экономического человека», ко­торый якобы не видит в работе иного смысла, как только получить больше

Applied sociology: roies and activities of sociologists in diverse settings / Ed. by H.E. Freeman, Dynes R.R., *ossi P.H. and Whyte W.F. San Francisco etc.: Jossey-Bass Publischers, 1983. P. 34-36.

денег. Тем не менее, как показывает бо­лее детальный анализ его высказываний, Тейлор не считал деньги ни главным, ни единственным мотиватором. Он пола­гал, что прибавка к зарплате «съедается» плохой организацией труда и произво­лом администрации. Стоит рабочему се­годня выработать больше, как завтра ему снизят расценки и принудят трудиться больше за те же деньги. Рабочие, пре­красно осведомленные об этом, приду­мали контроружие — сознательное огра­ничение нормы выработки. В его осно­ве — механизм группового давления и блокирования формальных норм при помощи неформальных. Сегодня фе­номен «работы с прохладцей» называет­ся рестрикционизмом (restriction— огра­ничение) и является одним из централь­ных вопросов социологии труда. Долгое время честь его открытия, как и группо­вого фактора, приписывали теоретикам «человеческих отношений» (30-е гг. XX в.). Однако первооткрывателем был все-таки Тейлор.

Он подробно изучил социально-экономическую организацию предприя­тия и пришел к выводу, что технико-организационные нововведения не дол­жны быть самоцелью. Тейлор разработал и внедрил сложную систему орга­низационных мер — хронометраж, инструкционные карточки, методы пе­реобучения рабочих, плановое бюро, сбор социальной информации, новую структуру функционального администрирования, которые не по отдельно­сти, а вместе способны гарантировать рабочему, что повышение им произ­водительности труда не будет произвольно уничтожено администрацией че­рез понижение расценок. Сначала администрация должна научиться управ­лять по-новому, а затем уже может требовать добросовестного труда. Немалое значение он придавал стилю руководства, правильной системе дисциплинар­ных санкций и стимулирования труда. Его дифференциальная система оп­латы — успевающий дополнительно вознаграждается, а лодырь депремиру-ется — предполагала, что в научно организованном производстве человек не может получить незаработанные деньги.

В теории организации труда ведущее место занимали человеческое пове­дение и мотивация, а вовсе не технические факторы. Иначе говоря, предмет исследования имел иерархический вид и подчинялся определенной логике. Изучение технического устройства станка несравненно легче, нежели иссле­дование работы за этим станком, т.е. трудовое поведение человека. Еще более сложным является изучение мотивов, ибо психологические закономерности допускают гораздо больше отклонений, чем законы материального мира. Раз­личные области прикладного исследования, таким образом, выстраиваются по степени сложности их предмета от движения машин (уровень технического

занятия) через действие человека (уровень физико-физиологического знания к поведению и мотивам (уровень социально-психологического знания).

Ф. Тейлор является лидером «научного менеджмента», в который кром< него входили Г. Эмерсон, Ф. Джилбретт, Г. Таун, С. Томпсон и др. В свок очередь «научный менеджмент» составлял лишь одно из направлений—аме риканское— в так называемой «классической» школе менеджмента. К не! причисляют немца М. Вебера, француза А. Файоля, англичан Л. Урвика \ Л. Гьюлика (они разработали «синтетическую» теорию управления, котора; формализует и обобщает подходы Тейлора, Вебера, Файоля).

Самой ранней формой эмпирических исследований надо считать социальны! обследования,возникшие вначале в Англии, а затем получившие массовое рас пространение (начало XX в.) в США. Об этом мы уже говорили в главе о соци альных исследованиях. Одно из первых в Америке социальных обследованш было проведено В. Дюбуа в 1899 г. Оно называлось «филадельфийский неф» i было посвящено проблемам нищеты среди негритянского населения Америки В течение 15 месяцев Дюбуа, негр по происхождению, опросил 9 тыс. человек \ собрал уникальные сведения о жилищных условиях, работе, доходах и образо вании негритянского меньшинства Филадельфии. В дальнейшем расовая про блема получила широкое развитие в работах чикагских социологов. Так, в 1919 — 1922 гг. Чарльз Джонсон провел обследование «Чикагский неф», посвященно( расовым стереотипам и предрассудкам. Оно строилось на анализе личных до кументов, материалов интервью (автор провел 274 двухчасовые интервью) \ анкетирования (опрошены 865 служащих-нефов), газетных публикаций. Еще большую известность получила работа Пауля Келлога «ГТиттсбургское обследо­вание. 1909 — 1914 гг.» Изучались занятость населения и доходы, состояние здоровья, санитарные условия труда и быта, жилище, уровень образования налоги, преступность и правопорядок, рекреация. К 1928 г. в США было про­ведено 154 «общих» обследования и 2621 специализированное30.

В первой четверти XX в. США становятся уже мировым лидером в разви­тии эмпирической социологии — к 1910 г. в стране было проведено околс 3 тыс. эмпирических исследований с использованием новейшей статистичес­кой техники. Уже в первой методологической программе — физикализме -Дж. Ландбергом (30-е гг.) заявлены центральные принципы количественное методологии: операционализм, квантификация и бихевиоризм. Благодар> усилиям П. Лазарсфельда, Г. Блейлока, П. Бриджмена, У. Огборна, Р. Мер-тона, Г. Зеттерберга закладывается математико-статистический и методико-методологический фундамент эмпирической социологии. Проникновение математики в социологию обогатило ее кластерным, факторным, корреля­ционным, лонгитюдным и другими методами анализа данных, а взаимодей­ствие с психологией привело к развитию точных методов измерения явле­ний: тестов, шкал, социометрии, прожективных, психодиагностически* процедур и т.д. Статистические методы в инструментарии социологических исследований окончательно возобладали в 1940-е гг., В 1941 г. вышел пер­вый учебник статистики для социологов31, большое значение стало прида­ваться и оценке репрезентативности данных.

Bulmer M. The Chicago Sociology: Institutionalisation, diversity and the rise 15 Aronovici K. The social л ^wey- Philadelphia. The Harper Press, 1916. P. 1. Hagood M. Statistics for sociologists. New York: Henry Helt, 1941.

По мнению А. Гоулднера, даже Э. Дюркгейма следует квалифицировать как «прикладного» социолога. В доказательство он ссылается на главу «Прак­тические следствия» в его книге «Самоубийство», а также на рекомендации Дюркгейма в работе «О разделении общественного труда». В книге «Прави­ла социологического метода» Дюркгейм указывает на то, что социальная наука обязана давать правила действий на будущее32.

После первой мировой войны потребность в профессорах социологии в колледжах росла быстрее, чем число хорошо подготовленных преподавате­лей. В результате в социологию пришло много неквалифицированных лю­дей, бесчисленное множество студентов, не закончив своего обучения, за­числялось в профессорско-преподавательский состав. Как следствие стали сильно различаться исследовательская и преподавательская деятельность. Великая депрессия закончилась бумом высшего образования и ухудшением рынка труда для социологов. Он продолжался в течение 20 лет после первой мировой войны. Тот же 20-летний бум наблюдался после второй мировой войны, когда расширился прием абитуриентов и пополнялись преподаватель­ские кадры33.

Второй этап(1920 — 1959 гг.) характеризуется небывалым развитием ко­личественной методологии, проникновением математики в социологию, появлением новых методов и техник исследования: тестов, шкал, социомет­рии, прожективных, психодиагностических процедур и т.д. Из экономики приходят моделирование, эксперимент и эконометрические методы. Уже к 40 — 50-м гг. была завершена разработка всех наиболее известных тестов, применяемых ныне в прикладной социологии, в частности, шестнадцатифак-торного опросника личности Кэттела, теста тематической апперцепции, шкалы измерения интеллекта Векслера.

В 1920—1930-е гг. в становление эмпирической социологии в США огром­ный вклад внесла Чикагская школа.Среди лидеров Чикагской школы обыч­но называют А. Смолла, Дж. Винсента, Ч. Хендерсона, У. Томаса. Свой вклад в ее становление внесли также Л. Уорд, У. Самнер, Ф. Гиддингс, Э. Росс, Ч. Кули. В рамках школы сформировалось несколько поколений исследова­телей: первое — А. Смолл, У. Томас, Ф. Знанецкий, Э. Гиддингс, Ч. Кули; второе — Р. Парк, Э. Берджесс; третье — У. Огборн, С. Стауффер, Э. Шилз; четвертое — Г. Блумер, М. Яновиц и др.34

Отличительные черты творчества ее представителей — органичное соеди­нение эмпирических исследований с теоретическими обобщениями, соеди­нение различных подходов и методов (в том числе сочетание и взаимодопол­нение «мягких» этнографических методов и «жестких» количественных), выдвижение гипотез в рамках единой организованной и направленной на конкретные практические цели программы35.

В период с 1940-х по 1960-е гг. чикагцы разработали особую технику эм­пирического исследования — включенное наблюдение, и успешно ею пользо-

32 Applied sociology: roles and activities of sociologists in diverse settings/ Ed. by H.E. Freeman, Dynes R.R.,Rossi P.H. and Whyte W.F. San Francisco etc.: Jossey-Bass Publischers, 1983. P. 70.

33 Ibid. P. 430-431.

Smith D. The Chicago school. N.Y., 1988; Лапин Н.И. Предмет и методология социологии // Социо­логические исследования. 2002. № 8. С. 106-119. 35 Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат. 1990. С. 395-396.

вались. Хотя правильнее было бы говорить о том, что чикагские социологи позаимствовали свойственные антропологии приемы наблюдения и удачно перенесли их на свою почву. В основе чикагского варианта включенного наблюдения лежали три принципа: 1) изучать людей в естественном окру­жении или конкретной жизненной ситуации; 2) обследовать их методом прямого взаимодействия с ними; 3) достичь аутентичного с ними уровня понимания социального мира, делая теоретические заключения в терминах мировоззрения членов изучаемой группы. По существу чикагцы выступили прародителями качественной социологии, если понимать ее не как совокуп­ность теоретических деклараций, а как работающую методологию.

Однако после Второй мировой войны и вплоть до 1970-х гг. качественную социологию серьезно потеснила традиционная количественная методология с ее неизменными атрибутами — формализованным интервью, математичес­кой статистикой, жесткой исследовательской программой. В 1980-е гг. вдея-тельности Чикагской школы отмечается очередной виток, связанный с ренес­сансом качественных методов и увлечением социологов «непрофильными» для себя дисциплинами: из когнитивной психологии, культурной антропологии, фольклора и лингвистики36.

Характерны объекты исследовательского интереса чикагских социологов. Это жизнеописание польского эмигранта (У. Томас и Ф. Знанецкий), став­шее классическим образцом «истории жизни»; положение негров в Чикаго (Ч. Джонсон); бродяги — сезонные рабочие, мигрирующие на Запад (Н. Ан­дерсен); дезорганизация семьи (Э. Маурер); молодежные группировки и банды (Ф. Трешер); самоубийства (Р. Кейвен); еврейское гетто (Л. Вирт); социально-территориальная стратификация города — «Золотой берег и тру­щобы» (X. Зорбау); платные танцзалы (П. Кресси); внутренняя жизнь гос­тиниц (Н. Хайнер), организованная преступность в Чикаго (Дж. Ландеско), история жизни преступника — «Джек-роллер» (К. Шау); забастовка (Э. Хил-лер), община русских молокан (П. Юнг)37.

Одной из центральных тем Чикагской школы являлась социология горо­да, разрабатывавшаяся Р. Парком и Э. Берджесом в рамках социально-эко­логической теории («инвайронментальной социологии»). Городские ис­следования, проводившиеся в духе социального реформизма, были нацеле­ны на установление «социального контроля» и «консенсуса». Оба лидера Чикагской школы трактовали город как гигантскую лабораторию, в которой осуществляется естественное экспериментирование над человеческим пове­дением — в 1916 г. Р. Парк составил программу социального исследования города в Чикаго. Он, а затем и его последователи, широко применяли каче­ственные методы: включенное наблюдение, неструктурированное интервью, личные документы и т.п.

Среди методических новшеств, числящихся за Чикагской школой, исто­рики называют особый жанр — детальное изучение реальных жизненных ситуаций, получивший название case study — исследование случая. Чикагцы первыми использовали его при описании городского сообщества. Case study напоминало сенсационное журналистское расследование.

37 ^м-: Ньюман Л. Полевое исследование // Социологические исследования. 1999. № 4.

Ьатыгин Г.С. Лекции по методологии социологических исследований: Учеб. для высш. учеб. заведе­нии. М.: Аспект Пресс, 1995. С. 18.

Для чикагцев социолог-эмпирик чем-то похож на дотошного репортера, который черпает свои сведения из первых рук — личных наблюдений, непри­нужденных бесед на улице, в баре либо в холле дорогой гостиницы. Бывший редактор провинциальной газеты, Р. Парк был убежден в том, что социолог — это очень аккуратный, ответственный и научно подготовленный репортер. Именно поэтому на ранних этапах у чикагских социологов тесно перепле­тались две, казалось бы, несовместимые парадигмы — журналистская и ан­тропологическая модели исследования.

Первая половина и середина XX в. в США проходят под знаком расцвета академической социологии, престиж которой в тот период был неизмеримо выше, чем прикладной. Социология изо всех сил стремилась заявить о себе как точная и рафинированная дисциплина. Удержаться в ней удавалось не каждому. Неудачники становились «прикладниками» в частном бизнесе и правительственных органах.

Несмотря на доминирование эмпирической социологии, ее младшая сест­ра — прикладная социология также активно развивалась. Некоторые крупные исследовательские проекты — например, всемирно известное исследование С. Стауффера «Американский солдат» (1949) — первоначально задумывались именно как прикладные. Но результаты исследования С. Стауффера оказались столь значительными, что оно получило известность прежде всего как базис­ное исследование. Прикладными были также знаменитые Хоторнские ис­следования, проведенные в конце 20-х — начале 30-х гг. группой гарвардских ученых под руководством Э. Мэйо на промышленном предприятии. Но и они внесли значительный вклад в фундаментальную науку и превратились в ба­зисное исследование.

В 1927 — 1932 гг. группа гарвардских ученых под руководством Э. Мэйо (1880 — 1948) проводит знаменитые Хоторнские эксперименты, скоторых принято начинать развитие собственной индустриальной социологии. Эк­сперимент в «Вестерн электрик компани» близ Чикаго проводился в 4 эта­па. На первом изучалась роль освещения. Результаты показали, что в обе­их группах — экспериментальной и контрольной — производительность увеличилась почти одинаково. Стало быть, на снижение выработки, пола­гали социологи, освещение не влияет. Не оправдались предположения уче­ных и на втором этапе. Они ввели ряд инноваций — паузы для отдыха, вто­рой завтрак за счет компании, а затем укороченный рабочий день в неде­лю. Когда же они были отменены, производительность не упала. Ученые были обескуражены, так как весь известный тогда арсенал средств повы­шения выработки они исчерпали. Осталось предположить, что виноваты какие-то «скрытые» факторы типа улучшения стиля руководства и межлич­ностных отношений.

Для подтверждения своей гипотезы на третьем этапе была разработана широкая научная программа, потребовавшая проведения 20 тыс. интервью. Что самое удивительное, Э. Мэйо, один из ярких представителей Гарвардской школы социологии, пригласивший в свою команду бывшего антрополога У. Уайта, использовал не традиционную количественную методологию, а от­крытую Чикагской школой так называемую софт-методологию и главный ее инструмент — неструктурированное интервью. Правда, мягкие техники при­менялись на первой стадии интервьюирования, а затем широко использова­лась анкета, занимавшая у респондента около двух часов рабочего времени.

19S

Собрав обширный эмпирический материал об отношении людей к тру ду, ученые выяснили, что норма выработки рабочего определяется не еп добросовестностью или физическими способностями, а давлением группы которая диктует собственные требования и правила проведения.

С целью более глубокого изучения данной закономерности и была про ведена последняя, четвертая, стадия эксперимента. Здесь Мэйо вновь вер нулся от массового опроса к опытам с небольшой (14 рабочих-сборщиков группой. Кропотливый анализ показал, что любая группа рабочих внутри себ5 разделяется на подгруппы (клики), но не по профессиональным, а по лич ным признакам. Выделялись аутсайдеры, лидеры и «независимые». Кажда5

подгруппа придерживалась особых пра вил поведения. Неформальные нормь распространялись и на трудовую дея тельность. Мэйо (до него это сдела.1 Тейлор) обнаружил явление, называе мое теперь рестрикционизмом — созна тельное ограничение нормы выработки которое «было своеобразным протесте^ против произвольного занижения адми нистрацией расценок и одновремен но — формой защиты своих интересов Поскольку нормы были чрезвычайнс высоки и с ними справлялись толькс единицы, то большинству рабочих, ест бы они не выполняли задание, грозилс явнее увольнение. Опасность вполн< реальная, если учесть, что безработица на момент проведения эксперимен тов в США была особенно высока, ведь разразился «великий экономически! кризис» начала 30-х гг. (Отметим, что спустя 30 лет этот факт позволил кри тикам усомниться в открытии Мэйо. Они полагали, что «человеческий фак тор» оказал гораздо меньше влияния на производительность, нежели стра: перед безработицей и голодом.)

По своему научному уровню и методической культуре Хоторнские экс перименты являются этапными. За пять лет неустанной работы накопле! огромный массив данных. Так, Р. Франке и Дж. Каул, предпринявшие i конце 70-х гг. статистическую перепроверку результатов, обнаружил! 17 ящиков записей хода эксперимента и микрофильмы, хранящиеся в архи ве библиотеки Гарвардского университета, а также несколько томов вахтен ных журналов компании. Один только пилотаж программы интервьюирова ния длился 6 месяцев и проводился семью высококвалифицированными спе циалистами. На время беседы (ее продолжительность от 30 мин до 1 ч 30 мин компания освобождала рабочих с сохранением зарплаты.

В основе социологии Гарвардской школы лежали следующие принци пы: 1) человек представляет собой «социальное животное», ориентирован ное и включенное в контекст группового поведения; 2) жесткая иерархи: подчиненности и бюрократическая организация несовместимы с природо! человека и его свободой; 3) руководители промышленности должны ори ентироваться в большей степени на людей, чем на продукцию. Это способ ствует «социальной стабильности» общества и удовлетворенности индивид

своей работой. Рационализация управления, учитывающая социальные и психологические аспекты трудовой деятельности людей, — магистральный путь инновационной деятельности на предприятии. Социальная практика доктрины «человеческих отношений» основывалась на провозглашенном Мэйо принципе замены индивидуального вознаграждения групповым (кол­лективным), экономического — социально-психологическим (благоприят­ный моральный климат, удовлетворенность трудом, демократический стиль руководства). Отсюда берет начало разработка новых средств повышения производительности труда: «партисипативное управление», «гуманизация труда», «групповые решения», «просвещение служащих» и т.д.

Третий этап— с начала 50-х гг. и по настоящее время — характеризуется доминированием теории. Произошло это благодаря тому, что окончательно оформился и стал господствовать в академической социологии структурно-функциональный подход Т. Парсонса, определивший методологический ха­рактер общей теории, и в огромном числе стали разрабатываться среднеран-говые, или специальные социологические теории, особенно теория обмена, теория ролей, теория конфликта. Многие из них напоминали некое архитек­турно совершенное творение: строгая формализация, четкость логических выводов, обоснованность, безупречность прогноза. К частным теориям сле­дует отнести классические концепции мотивации, возникшие в 50 — 60-е гг.: это иерархическая теория потребностей А. Маслоу (впервые опубликованная в 1943 г., но получившая признание в 50 — 60-е гг.), двухфакторная теория мотивации Ф. Херцберга и теория «X» и «У» стилей руководства Д. Макгрего-ра. Постепенно на их основе создаются чисто прикладные проекты «гумани­зации труда»: «обогащение труда», расширение функций, ротация, социотех-нические проекты, автономные группы, партисипативный менеджмент.

В 50—60-е гг. — период относительно устойчивого экономического подъема США, когда темпы роста производительности труда были высокими, а темпы инфляции низкими — в американской социологии преобладали оптимисти­ческие прогнозы. Теоретической платформой для них выступила доктрина «че­ловеческих отношений». В ту пору своеобразным научным авангардом послу­жили разработанные Э. Мэйо, А. Маслоу, Ф. Херцбергом и Д. Макгрегором кон­цепции трудовой мотивации. Их отличительная черта — призыв к гуманистическому пониманию человеческой природы и перестройке производ­ства на принципах «обогащения труда». Поворот к социоинженерной деятель­ности и прикладным методам был не только объективно закономерен, но и психологически приемлем для большинства деловых людей Америки.

Новый скачок в развитии прикладных исследований отмечался в 70-е и особенно в 80-е гг., хотя темпы экономического роста к этому моменту сни­зились, а по уровню жизни США передвинулись с первого места в мире на пятое. В конце 70-х гг. впервые в истории Америки темпы инфляции были выше, чем в других промышленно развитых странах. Еще сложнее объяснить рост публикаций по прикладной проблематике сейчас, когда специалисты с тревогой говорят о сокращении ассигнований на социальные программы и развитие наук обществоведческого профиля. Тем не менее прикладные иссле­дования и конструкторские разработки (наряду с долгосрочными фундамен­тальными исследованиями) все еще остаются приоритетным направлением, обеспечивая корпорациям лучшую, чем у конкурентов, инновационную стра­тегию. Финансирование идет главным образом через частный, а не государ-

ственный сектор. Если в государственном секторе ассигнования временш могут снижаться, то в частном они устойчиво растут. В результате развита! прикладных разработок в шесть раз опережает рост фундаментальных.

Общие и отличительные черты

По всей видимости, циклы экономического роста и периоды взлета науч­ной мысли не всегда совпадают. (Вспомнить хотя бы известные Хоторнски< эксперименты, проведенные в момент великой экономической депрессиг 1929 — 1932 гг. и положившие начало прикладным социальным исследовани­ям в промышленности.) Вместе с тем между ними существует несомненная \ более глубокая, чем это может показаться на первый взгляд, связь. И, конеч­но же, при анализе не стоит сбрасывать со счетов социокультурные факторы

К 1960-м гг. закладываются общетеоретические основы американское социологии. Внутри академической социологии выделяются рафинирован­ные теоретики и не способные к фундаментальным обобщениям эмпирики Прикладная область оказалась на периферии научных дискуссий. Появив­шиеся во множестве теории среднего ранга не смогли заполнить брешь, об­разовавшуюся между наукой и практикой. Постепенно, примерно с середи­ны или конца 1960-х гг. прикладная социология выходит из прорыва и за­нимает подобающее место в системе научного знания, хотя социальное и профессиональное положение прикладников до сих пор не соответствует новой роли этой науки. Впрочем, и в нашей стране прикладная социология, занимающаяся управлением, котируется ниже академической.

У фундаментальной и прикладной социологии, представленной в первую очередь коммерческими опросами, отмечается разная динамика: подъемы и спады у той и другой приходились на разные исторические периоды.

По сравнению с «золотым веком» западной теоретической социологии 1940— 1960-х гг., к 1980-м годам резко упала ее общественная популярность, сократи­лось число социологических кафедр и численность изучающих социологию сту­дентов, сильно возрос средний возраст преподавателей, сократились ассигно­вания, сузилась аудитория читателей фундаментальных теоретических трудов. Университетская революция 1960-х гг. в социологии привела к классической форме отраслевой депрессии. Только в последние годы эта депрессия, возмож­но, начинает преодолеваться, причем в первую очередь за счет роста удельного веса преподавания предметов, ориентированных на прикладные и коммерчес­кие цели. Что же касается сферы коммерческих опросов, то за весь послевоен­ный период она переживала устойчивый рост, опережая по темпам роста эко­номику в целом и не испытывая никаких признаков депрессии38.

И в СССР прикладная отрасль — социология труда (ее еще называют завод­ской, или индустриальной) начала интенсивно формироваться с середины 60-х гг. Правда, еще в 20-е гг. в стране появлялись интересные прикладные раз­работки в области психотехники и социальной инженерии. Однако разница меж­ду двумя странами огромная. У нас до конца 80-х гг. не было главного — акаде­мической социологии и профессиональных социологов. В США существует более 250 департаментов в университетах и колледжах, где преподается социо­логия и готовятся социологические кадры, не считая сотен школ бизнеса, где

См.: Белановский С.А. Метод фокус-групп. М.: Изд-во Магистр, 1996.

также читаются курсы по социологии. Кроме того, здесь издается несколько десятков специальных социологических и смежных с социологией журналов.

Особенная историческая заслуга в институционализации эмпирической и прикладной социологии принадлежит Паулю Лазарсфельду (1901 — 1976), который существенно перестроил социологию на фундаменте математики и психологии39. Еще в Германии он основал небольшое частное предприятие под названием «Экономико-психологический исследовательский институт». Вместе со своими коллегами — студентами бюхлеровского семинара — мо­лодой Лазарсфельд проводил коммерческие исследования, обеспечивая не­формальному кружку друзей-ученых средства существования. Принципы организации и стиль деятельности подробного научного предприятия неуниверситетского типа (в консультативный совет которого, кстати сказать, входили также именитые университетские профессора) П. Лазарсфельд пе­ренес затем на американскую почву. Эмигрировав в 1934 г. в США, он осно­вал при Ньюарском университете подобный же институт, а дружба его с Мертоном явилась прологом к настоящему буму: в послевоенный период при американских и европейских университетах быстро появляются исследова­тельские институты. П. Лазарсфельд внес выдающийся вклад в комплексное использование количественных и качественных методов исследований, в разработку математических методов анализа эмпирических данных (латент­ный анализ, вторичный анализ, контент-анализ и др.).

Первые эмпирические исследования в промышленной социологии про­водились еще в 1910-е гг., особенно по профориентации и профотбору. В 50 — 80-е гг. наблюдается усиление прикладных функций социологии. В конце 70-х гг. под эгидой государственных учреждений и научных центров осуще­ствлялось около 30 крупных исследовательских программ и проводилось огромное количество финансируемых правительством прикладных исследо­ваний. Наиболее распространенными темами в индустриальной социологии и психологии можно считать мотивацию и удовлетворенность трудом, усло­вия, организацию и содержание труда, формальные и неформальные отно­шения в рабочих группах, организационный климат, стиль руководства, те­кучесть кадров, адаптация молодежи и т.п.

По проблеме удовлетворенности трудом с 1935 по 1973 г. в США прове­дено более 8 тыс. исследований, а по изучению стиля лидерства — около 5 тыс. Только из федерального бюджета на них ежегодно выделялось от 1 до 2 млрд долл. Кроме того, проводятся многочисленные опросы, финансируемые мо­нополиями. Каждый год сюда вкладывается 4 млрд долл.40 По некоторым оценкам, расходуемая в конце 70-х гг. сумма в 10 раз превышает ту, которая выделялась 15 лет назад. Напомним, что во второй половине 50-х гг. от 3 до 4 тыс. крупных американских предприятий самостоятельно проводили ис­следования в области социологии и психологии труда.

Для организации широкомасштабной исследовательской деятельности нужны квалифицированные кадры. В 1980 г. в США насчитывалось 120 фа-

Neurath P. In memoriam Paul F.Lazarsfeld and the institutionalization of empirical social research // Realizing social science knowledge /Ed. by Horzner B. e.a., Wien: Wurzburg, 1983. P. 13-26; Qualitative and Quantitative Social Research. Papers in honor of Paul F. Lazarsfeld /Ed. by R.K. Merton e.a N Y.: Free Press, 1979.

Rossi P.H. The Presidential Adress: Challenge and Opportunities of Applied Social Research//Amer. Socio!. Rev., 1980. Vol. 45. No. 6. P. 901.

культетов социологии, готовивших магистров и докторов наук, в 70-е гг. социологии трудилось около 30 тыс. дипломированных специалистов, кр< ме того, около 2 тыс. человек ежегодно получали степень магистра, а 600 добивались звания доктора философии. В 1914 г. было зарегистрироваь всего 500 членов АСА, в 1963 г. — более 7 тыс., а в 1985 г. — около 12 тыс. Голландии, по данным на 1984 г., из 7000 получивших социологическу подготовку студентов 3/4 ушли трудиться в прикладную сферу41.

В своей речи «Претензии и возможности прикладных исследований», npi изнесенной на ежегодной конференции АСА в 1980 г., ее президент П. Pot си отметил, что из 30 последних президентов АСА 18 преимущественно з; нимались прикладными исследованиями, хотя не все из них известны : вклад в эту область. Причина кроется в том, что их прикладные исследов; ния являлись столь значительными, что со временем вошли в состав фунд; ментальной науки. Среди 12 оставшихся некоторые занимались прикладнс работой время от времени, например П. Сорокин42. Многие выдающиес социологи США и Европы значительную часть времени посвятили прикла; ным исследованиям. Даже их неполный список впечатляет — он включас Дюркгейма, Гиддингса, Огбурна, Стауфера, Парка, Лазарсфельда, Дэвис; Хаузера, Севела, Кулемана и др. Их отличительная черта — ярко выражеь ное тяготение к количественной методологии, в результате чего техничес кое развитие исследовательских процедур стало отличительной чертой и научного вклада.

Прикладными исследованиями наряду с социологами активно занимаютс психологи, экономисты, представители политических наук. Кроме того, боль шинство фондов, предназначенных для прикладных исследований, попадает неакадемические организации, что резко снижает научный уровень первых.

Ныне в США насчитываются сотни, если не тысячи организаций (круп ных и мелких, государственных и частных), занимающихся исследованиямг результаты которых оформляются в социоинженерные проекты, системы уп равленческих решений и практические рекомендации. Некоторые крупны учреждения подобного типа содержат в своем штате больше ученых с доктор ской степенью, чем многие признанные университеты. В 1980 г. около 14,5 тыс социологов (69,5%) работали в университетах и колледжах США, а 6,8 тыс. -в прикладной социологии (частный бизнес, некоммерческие организации правительство и т.д.). В 90-е гг. соотношение академических и прикладны социологов изменилось, доля первых сократилась с 70 до 60%, а доля вторы выросла с 30 до 40% (табл. 1). В ближайшее время, как ожидается, социолог прикладник будет пользоваться еще большим спросом43.

По другим данным, число американских социологов, занятых в прави тельстве, масс-медиа, коммерческих и некоммерческих фирмах с 1960-х гг постепенно возрастало. Сегодня в неакадемической сфере трудится 30% все. социологов-выпускников и 50% докторов наук44. В противоположность Ев

41 SchaeferR. Sociology. N.Y.: McGraw-Hill Book Co., 1986. P. 21-22.

42 Rossi P.H. The Presidential Adress: Challenge and Opportunities of Applied Social Research //Amer. SociolRev., 1980. Vol. 45. No. 6. P. 894.

Applied sociology: roles and activities of sociologists in diverse settings / Ed. by H.E.Freeman, Dynes R.R. Rossi P.H. and Whyte W.F. San Francisco etc.: Jossey-Bass Publischers, 1983. P. 54-58. Perlstadt H. Accreditation of Sociology Programs: A Bridge to a Broader Audience // Canadian Journal о Sociology. 1998. 23:1/1. P. 195-207.

pone, где большинство социологов трудится в общественном и государствен­ном секторах, американских социологов не пускают в коридоры власти и к общественному поприщу.

Таблица 1 Распределение социологов-прикладников по сферам занятости, в %45

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.234.223.227 (0.028 с.)