НЕДОСТАТКИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗЕМСКОЙ СТАТИСТИКИ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НЕДОСТАТКИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗЕМСКОЙ СТАТИСТИКИ



Несмотря на эти кажущиеся несомненными достижения земской стати­стики, ее историки указывают на ряд дефектов. К специфически русским ус­ловиям развития статистики следует отнести административное воздействие и частую смену руководителей статистических работ. Другие особенности — чрезмерное стремление каждого руководителя проводить при организации

44 Кауфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806—1917. Историко-кри-тический очерк. М., 1922. С. 68.

45 Там же.

46 Постников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. XXXI

исследований и разработке программ свои личные взгляды, а также недоста­точное внимание, уделявшееся земски­ми статистиками сохранению преем­ственности исследований, производи­мых одним ученым в разное время и взаимосвязи исследований, выполняе­мых разными учеными в разных местах; недостаточное внимание к однородно­сти и сравнимости получаемого матери­ала (и это, пожалуй, являлось основным недостатком земской статистики). В самих исследованиях обнаруживалось множество отдельных дефектов, в час­тности, в постановке вопросов и таб­личной обработке данных. Одним сло­вом, отечественной земской статистике не хватало того, что можно назвать на­учной школой. Однако надо быть спра­ведливым: на крайнюю разрозненность и пестроту работ в программном и орга­низационном отношении можно было указать не только русским земским, но и, скажем, бельгийским или немецким, статистикам. Все это, разумеется, не могло не затруднить решение задачи сравнительного анализа международных данных.

Одним из серьезных недостатков земской статистики, по мнению ее зна­тока, А.А. Кауфмана, являлась громоздкость получаемых к обработке и ана­лизу данных:

«В стремлении к детализации, к комбинированию признаков, создава­лись таблицы с многими сотнями и даже тысячами граф, где материал распылялся до совершенной потери статистического значения, и кото­рые, именно в силу своей чрезмерной детальности, в подавляющей ча­сти даваемого ими материала никогда и никем не использовались. Рас­членение признаков по вариантам сплошь и рядом страдало недоста­точною продуманностью, а иногда и совершенно не соответствовало действительному смыслу характеризуемых цифрами явлений. В особен­ности это следует сказать относительно учета сельскохозяйственного найма и промысловой деятельности населения, — достаточно сказать, что под рубрикою «промыслы» обычно объединяются две столь суще­ственно-различных вещи, как батрачество и другие виды сельскохозяй­ственного найма и промысловые, в тесном смысле, т.е. неземледельчес­кие заработки, благодаря чему даваемые земскою статистикою цифры промысловое™, дают нередко очень неправильное освещение этого первостепенно-важного явления»47.

В.Е. Постников отмечает практически те же недостатки, присущие южно­русской земской статистике, что и А. Кауфман, оценивавший земскую ста-

Уфман А.А. Статистическая наука в России. Теория и методология. 1806-1917. Историко-кри-■ическийочерк. М.,1922. С. 80.

тистику в целом. Основной порок — неспособность за обилием цифр увидеть главные тенденции. Массу времени потратили статистики на составление таблиц, характеризующих социально-экономическое положение южно-рус­ского крестьянства — однако они ничего в окружающей реальности не объяс­няют и ни к каким заключениям подвести не могут. «Занимаясь столь усердно цифрами, таврические статистики в то же время просмотрели важнейшие бытовые явления, зарегистрированные в их же таблицах.... Так, в «Памят­ной книжке» совершенно опущено рассмотрение аренды и сдачи у крестьян надельных земель, которые практикуются в этой многоземельной губернии в таких размерах, что невольно останавливают на себе внимание исследова­теля и составляют едва ли не самый капитальный факт местного крестьянс­кого быта в статистическом обследовании... Прочитывая в этой же «Памят­ной книжке» главы о земледелии и скотоводстве у крестьян, мы также убеж­даемся в отсутствии личных наблюдений у земских статистиков над местным крестьянским хозяйством. Обе эти главы, составленные лично г. Вернером, представляют собою почти голую компиляцию, или перепечатку из разных изданий»48. Далее автор приводит примеры. Так, в «Памятной книжке» из 680 страниц текста земледелию, представляющему главный и почти единствен­ный промысел местного населения, посвящено всего 20 страниц. Из них половина отведена под таблицы, заимствованные из изданий Департамента Земледелия и Центрального Статистического Комитета. Данные о распре­делении угодий по уездам, собиравшиеся через волостные правления, уже в 1881 г. считались недостаточно корректными, а к 1889 г. они почти полнос­тью устарели. В сборе этих данных земские статистики участия не принима­ли (они позаимствовали их из публикаций), хотя сделать это было очень просто, «потому что съемка крестьянских земель была произведена здесь не­давно, при выдаче владенных записей и уставных грамот, и все планы на­дельных земель имеются по селениям и в крестьянских присутствиях. Эти­ми планами очень легко устанавливается общая площадь крестьянских уго­дий, а распределение угодий легко узнается по данным о крестьянских переделах, раз известно в селении число раскладочных душ и пахотная пло­щадь, отведенная на душу, которая каждому крестьянину известна не хуже всякого землемера. Определить затем выгонную площадь можно по разно­сти, тем более, что в большинстве здешних селений все угодья состоят лишь из трех категорий: земель усадебных, пахотных и выгонов»49.

Обнаружив множество заимствований и ошибок в расчетах, касающихся полеводства, скотоводства и определения плотности населения по районам Таврической губернии, В.Е. Постников указывает на еще более серьезный — методологический — промах южно-русских земских статистиков:

«В наших многоземельных южных и восточных губерниях земская ста­тистика обнаружила довольно видный процент зажиточного крестьян­ства, которое, сверх собственного значительного надела, довольно мно­го еще арендует земли на стороне. Хозяйство здесь преследует не толь­ко удовлетворение собственных потребностей семьи, но еще и получение некоторого излишка, дохода, благодаря которому крестьяне улучшают свои постройки, заводят машины, прикупают землю. Жела­ние довольно естественное и ничего греховного в себе не заключающее,

48 Постников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. XII-XIII.

49 Там же. С. XIV.

так как никаких кулацких элементов в нем еще не выражается. Но не которые из земских статистиков, видимо считая такие проявления в кре стьянской жизни чем-то незаконным, стараются умалить их и доказать что крестьянская аренда главным образом руководится нуждою в про довольствии, и что если крестьяне зажиточные и арендуют много зем ли, то % этих арендаторов все-таки постоянно уменьшается с увеличе нием размеров надела. Такой тенденции, видимо, остался не чужд и г Вернер и для ее проведения он воспользовался комбинационными таб лицами, приложенными к подворной переписи в поуездных сборни ках.... Рассмотрение аренды в группах крестьян, расположенных по раз мерам посева на двор, приводит г. Вернера к заключению, что «вмесп с благосостоянием отдельных дворов растет как размер аренды на двор так и процент арендаторов, и что размер аренды нарастает вместе с раз­мером надела, числом работников приходящихся на двор и количествол^ скота, и притом не пропорционально им, а значительно быстрее»... За­тем он отбирает и складывает по всем уездам цифры аренды, соответ­ствующие разряду крестьян с одним и двумя работниками и с 2—3 шту­ками рабочего скота на двор. Располагаясь в группах по величине на­дела, полученные таким образом цифры показывают, что с размеров надела правильно понижается % арендующих дворов и менее правиль­но размер арендуемой на двор земли. Такой прием, конечно, нельз5^ назвать доказательным, во 1-х, потому, что эти цифры относятся лишь к одной небольшой группе дворов, имеющих 2—3 лошади, а не ко Bceiv группам, и во 2-х, нельзя соединять вместе такие разнородные по усло­виям аренды местности, как северные уезды Таврической губернии и Крым. В уездах Крыма большинство сельского населения (от 1/2 дс 3/4 его в разных уездах) состоит из безземельных десятинщиков, кото­рые притом почти везде могут арендовать землю в желаемом количестве, в материковых же уездах губернии безземельных крестьян всего 3—4% и аренда земель часто ограничивается у крестьян невозможностью найти землю для аренды вблизи селения. Существующее в этих последних уездах размещение землевладения, при котором крестьянские и владель­ческие земли лежат большею частью особняком, большими островами, не может не оказывать существенного влияния на размеры аренды зе­мель крестьянами, но это влияние не укладывается в комбинационные таблицы и потому последние не могут дать однородных отношений для различных групп, а следовательно не могут и служить для анализа воп­росов связанных с арендою земель»50.

Далее В.Е. Постников предлагает собственный вариант комбинационной таблицы, в сказуемом которой крестьянские дворы сгруппированы по разме­рам надела (прием, который он сам называл неправильным), а в подлежащем приведены группировка пашни по дворам и едокам, затем та же группировка на землю собственную, купчую и арендованную, а рядом, самостоятельным столбцом, показан процент арендующих дворов от их общего числа. Благода­ря такой усложненной таблице автору удалось уловить довольно тонкие ню­ансы в поведении такой переменной, как аренда земель в группах по от­носительным и абсолютным значениям. Что касается другой переменной, а именно размеров посевной площади, то при ее анализе выяснилось: размер площади, приходящейся на одного едока в средней семье, показывает, что группы с высшим наделом ведут хозяйство уже на коммерческой основе.

50 гГ~----------------------------------------------------------------------

стников В.Е.Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. XVII—XVIII.

Проанализировав методологические и методические ошибки таврических статистиков, В.Е. Постников приходит к выводу, что при дополнительной и весьма нетрудоемкой корректировке ими вполне можно пользоваться. Систематические ошибки выборки в целом не влияют на выводы при боль­шой выборочной совокупности, а систематические ошибки, связанные с неискренностью ответов респондентов, характеризуют не всю выборочную совокупность, а лишь ее часть.

Несколько иначе обстоят дела у херсонских земских статистиков. «Ха­рактер земско-статистических работ в Херсонской губернии, в настоящее время уже законченных по всем 6 уездам, является совершенной противо­положностью работам таврического бюро. Сборники херсонских статисти­ков заключают в себе много непосредственных наблюдений из крестьянс­кого быта, обнаруживают живой интерес к жизни края и обилуют многи­ми обобщениями собранного материала, хотя и не всегда ясного значения. Но тот сырой материал, который собран здесь в подворных переписях трех уездов, оставляет желать многого, как относительно точности цифр, так и еще более относительно группировки их в таблицах. В этом последнем от­ношении Херсонская перепись много уступает подворной переписи Тав-рическаго земства. В Херсонской губернии подворная перепись произве­дена по трем уездам: Елисаветградскому, Александрийскому и Ананьеве -кому. В первом уезде перепись производилась в форме посельных и сословных ведомостей, а в двух остальных по подворным листкам. Тем не менее, мы находим для всех этих уездов одну и ту же группировку хозяйств по сословиям и ни в одном из них нет более детальной группировки, про­веденной внутри общин»51.

Кроме отсутствия внутриобщинной группировки у херсонских статисти­ков имелись и другие недостатки. Первая связана со способом оценки земель. «Оценку земель они производят главным образом по данным о съемных пла­тах за землю. Такая оценка имеет много случайного, как случайны и самые съемные цены за землю. Последние изменяются в зависимости от урожая в местности, от зажиточности окрестного сельского населения, размещения землевладения и пр. Тем не менее, следует сказать, что этого рода оценка земель едва ли уступает в точности тому подробному кадастру с бонитиров­кою земель и детальным вычислением доходности сельского хозяйства, ка­кое сделано, например, в последние годы статистическим бюро Воронеж­ского земства. В подобном кадастре обыкновенно употребляется немало фик­ций, из которых главнейшая заключается в оценке крестьянского труда по рыночной цене. Если такая оценка является правильной для вычисления доходности владельческого хозяйства, то для крестьянского она совсем не приложима, так как наши крестьяне в большинстве случаев никакой ренты от своего земледелия не получают и ведут хозяйство не для дохода, а для соб­ственного существования»52.

Вторая — с характером определения задач и методов исследования. Их они, по мнению В.Е. Постникова, обнаруживают при решении вопроса о до­статочности обеспечения крестьян землею. «Определив среднюю запашку (посев) у всех групп крестьян Елисаветградского уезда в 7,4 дес, они пола-

51 Постников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. XXII—XXIII.

52 Там же. С. XXIV.

гают, что этот размер запашки и есть пищевая площадь, которую необход мо иметь местному крестьянину на своем собственном наделе для достато ного обеспечения хозяйства. Ничем не мотивировав такого допущения, oi делают затем вычисления — у скольких семей имеется надел «достаточны и «недостаточный». Вычисления эти, конечно, являются проблематичным Раньше было указано уже, что и самая цифра этой средней запашки долж быть считаема уменьшенной противу действительности. Для пояснения toi в какой степени удовлетворяются продовольственные нужды сельского н селения в Елисаветградском уезде, статистики приводят данные, собранш ими относительно стоимости содержания одного взрослого человека в теч нии года. По этим показаниям взрослый работник потребляет в год 42 пу хлеба и прочей пищи на сумму 55 р. 60 к., расходует 34 р. на одежду и 9 62 к. неуплату податей. «Мы взяли, — говорят статистики, — минимальш расходы и притом на самые необходимые потребности». Но если таког необходимые потребности для взрослого работника, то удовлетворение п требностей целой семьи должно требовать не менее 200—250 р. в год. Меж, тем те же статистики показывают конкретный годовой расход беднейш] семей в 84—85 руб., а у зажиточных 204-485 р.53 Конечно, все эти конкре ные данные, сообщенные статистикам регистраторами, производившими п репись, не заслуживают никакого доверия. И еще менее вероятен подробнь бюджет типичного бедного хозяйства, приведенный на стр. 235 описания то же Елисаветградского уезда. Так как это единственный бюджет крестьян кой семьи, который мы находим в земско-статистическом описании Xepcoi ской губернии, то мы остановимся на нем.

Семья, состоящая из 9 душ обоего пола, между которыми 4 взрослых р; бочих, при 4-х лошадях во дворе, имела в 1884 г. 9,5 дес. посева, изхоторь 5 дес. было на собственном наделе и 4,5 дес. на съемной земле. С этих 9,5 де было собрано 113 пуд. хлеба. Из хозяйства было продано 2 пуд. гречихи и hi сколько пуд. сена, всего на 14 руб. Кроме того, выручено", от сапожничесп и охоты — 8 руб. и от поденной работы на паровой молотилке — 15 руб. Вс< го денежного дохода было 37 руб., а денежного расхода 231 руб. 60 коп. Д< фицит в 194 руб. 60 коп. был покрыт продажею имущества. Но все эти цис| ры, очевидно, приняты статистиками без всякой критики. С 9 дес. nocei может свободно управиться один работник с парой лошадей. Спрашивае-ся, что же делали в году другие лошади и рабочие?54.

Пожалуй, речь должна идти, судя по содержанию приведенного фрагмег та, не только об ошибке в постановке задачи исследования у херсонских сп тистиков. Тривиальное расхождение цифр, обнаруживаемое на уровне здрг вого смысла, возникло, видимо, из слепого доверия той информации, коте рую статистикам сообщали регистраторы. А регистраторы выполнили евс дело спустя рукава, примерно так же, как поступают нынешние студенть привлекаемые к проведению опросов: заходят в соседний подъезд и сам заполняют анкеты. По современным меркам для чистоты данных необходр мы контрольные выборочные опросы, которые делают руководители иссле дования (в рассматриваемом случае — херсонские статистики), обходя оп Дельные квартиры или дворы.

ИгГ~ ----------- ■-----------------------------------------

54 ,остников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. 238, 236. Гам же. С. XXIX-XXX.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; просмотров: 223; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.204.189.2 (0.009 с.)