И сравнительных исследований 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И сравнительных исследований



Различают несколько видов повторных и сравнитель­ных исследований: 1) международные и межрегиональ­ные, цель которых заключается в выявлении общего и специфического, связанного с особенностями социально-экономической природы, культуры, истории отдельных стран или с особенностями условий и образа жизни населения различных регионов одной страны; 2) панельные повторные, проводимые по единой программе на той же самой выборке и с использованием единой методики и процедур анализа данных (это наиболее стандартизированный вид сравнительных исследований с определенным временным интервалом, их цель — анализ динамики, изменений изучаемых явлений и процессов); 3) повторные когортные — особая разновидность па­нельных исследований, отличающаяся тем, что выборочный объект — опре­деленная возрастная группа, изучаемая на протяжении достаточно длитель­ного периода (термин «когорта» заимствован из демографии, им обознача­ют людей одного поколения (более строго — одного года рождения), прослеживая, как с течением времени у них меняются условия и образ жиз­ни, интересы, ценностные ориентации и установки); 4) повторные трендо-вые, которые осуществляются на аналогичных выборках или в рамках еди­ной генеральной совокупности с интервалом во времени и с соблюдением относительно единой системы процедур для того, чтобы установить тенден­ции (тренды) социальных изменений и развития.

Панельные и когортные исследования называют также генетическими, а трендовые — псевдопанельными. Все повторные исследования могут быть отнесены кдиахронным в отличие от разовых — синхронных. В психологии длительное исследование одной совокупности называют лонгитюдным (от английского longitudinal — протяженный), а в педагогике — монографичес­ким изучением (всесторонним описанием) одного объекта (коллектива, груп­пы, совокупности субъектов) или одного социального института (школы).

Любое повторное и сравнительное исследование предполагает прежде всего соблюдение требований сопоставимости двух и более разовых иссле­дований, будь то сравнение данных по разным странам и регионам или вы­явление тенденций и сдвигов во времени при анализе одного либо несколь­ких аналогичных социальных объектов. Кроме того, обязательным услови­ем является обоснование существенности или несущественности различий по сравниваемым показателям в качественном и количественном аспектах.

С точки зрения логики экспериментального анализа при сравнении эм­пирических данных должны соблюдаться следующие правила:

1) два состояния одного процесса сопоставимы, если они содержат хотя бы одно общее свойство или показатель;

2) ни один фактор не может быть признан причиной сравниваемых явле­ний, если в одном случае при регистрации изучаемого явления он имеет место, а в другом — нет (правило сходства по Миллю);

3) данный фактор не может быть причиной изучаемого явления, если в одном случае он имеет место, а само явление не фиксируется, несмотря на то, что в другом случае регистрируются и явление и данный фактор (прави­ло различия по Миллю);

4) некий фактор (условие, обстоятельства...) не может достоверно считать­ся определяющим в отношении изучаемого процесса, если в другом случае (ис­следовании) наряду с ним изучаемому процессу сопутствуют иные факторы.

Перечисленные логические правила, напоминающие нам о строгости экспериментального вывода, нельзя игнорировать. Но проблемы сравнитель­ного анализа — это прежде всего область содержательного, качественного изучения и только затем формально-количественного. В каких же именно аспектах сопоставимы и в каких несопоставимы изучаемые объекты, како­вы ограничения сопоставимости по объективным условиям, по составу и выборке обследуемых, по выделенным показателям для сравнения?

С особыми трудностями приходится сталкиваться в международных срав­нительных исследованиях, где даже соблюдение всех формальных правил единства методик и выборки не гарантирует от возникновения проблем, свя­занных с различием образа жизни, культуры, восприятия и реакции людей на одни и те же «стимулы» (например, вопросы анкеты). В разных странах неодинаковы стандарты благосостояния, системы образования, социально-профессиональные «дистанции», а при разных общественно-экономических формациях различны социальная структура, характер социальных отноше­ний, мировоззрение и идеология, весь уклад жизни.

Интерпретируя данные межнациональных (международных) исследова­ний, необходимо, конечно, в первую очередь учитывать воздействие соци­ально-экономических и социально-культурных факторов. Но в методичес­ком аспекте оно может быть фиксировано при условии, что качественные различия между странами были приняты во внимание уже в ходе разработ­ки инструментария, а соответствующие коррекции всех инструментов иссле­дования предприняты на стадии пилотажа методик. С этой целью произво­дят тщательное сопоставление главных параметров выборок: отнесение к социальной группе, выравнивание по уровню образования, другим подоб­ным показателям социального статуса, а затем осуществляют работу (весьма утомительную) по идентификации методик, особенно опросных. В послед­нем случае социально-культурные различия респондентов могут радикаль­нейшим образом повлиять на сопоставимость результатов межнационального исследования. Как заметил французский социолог Ж. Фридманн, нельзя не учитывать, что американец склонен во всех обстоятельствах демонстриро­вать благополучие и улыбаться, а француз при тех же условиях — жаловать­ся на свою судьбу.

В межрегиональных исследованиях, получивших ныне широкое рас­пространение в нашей стране, чрезвычайно важно учитывать данные го­сударственной статистики об особенностях экономических и социальных условий жизнедеятельности населения в сравниваемых регионах: сведе-

ния о производственном потенциале и развернутости инфраструктуры, с «поясных» различиях в уровне заработной платы (например, Крайние Север и Дальний Восток), о положении с трудовыми ресурсами и мигра­ционных потоках, национальном составе и общей плотности населенш и т.д. и т.п. Так, в исследовании В. Мартыновой, посвященном выясне­нию региональных различий в отношении рабочих к труду с учетом спе­цифики условий и образа жизни, обнаружилось, что барнаульские рабо­чие более удовлетворены теми аспектами производственной ситуации, которыми ленинградцы менее довольны. Анализ конкретной социальной ситуации в двух городах убедил в том, что в Барнауле намного меньше возможности выбора места работы (отсюда меньшая текучесть, большая «терпимость» к данным условиям труда на данном производстве), суще­ственно выше ставки заработной платы, ниже показатели общей квалифи­кации при выполнении аналогичных функций на рабочем месте. В целом притязания работников к условиям труда здесь значительно более уме­ренны, что и отразилось в ответах. Если же ограничиться «прямым» срав­нением, можно прийти к весьма сомнительному выводу о худшем поло­жении ленинградцев.

При проведении повторных и сравнительных исследований любого типа возникает вопрос об идентичности или сопоставимости методик сбора пер­вичных данных. В межнациональных и межрегиональных исследованиях обычно используют единую методику. Иногда к ней добавляют «вкладыш», т.е. дополнительные пункты информации, связанные с особыми условиями деятельности в той или иной стране (регионе) и особыми научно-практичес­кими интересами организаторов исследования.

В повторных исследованиях дело осложняется тем, что с течением вре­мени возникают новые явления и процессы, новые социальные проблемы, которые невозможно было предвидеть раньше. Поэтому методики «базово­го», т.е. первого, обследования не могут полностью и без изменений исполь­зоваться в повторных. Но тогда неясно, можно ли сравнивать данные, полу­ченные разными методами.

Решение проблемы состоит в том, что часть полевых документов дубли­рует инструментарий базового обследования, а другая вводится заново. На­пример, при повторном обследовании отношения молодых рабочих к труду мы полностью использовали все пункты информации базового обследования, добавив немало новых, связанных с особенностями быта, внепроизводствен-ной активности рабочих, их образа жизни. Устанавливая прямые связи между новыми и имеющимися в обоих исследованиях показателями, мы даем бо­лее широкую интерпретацию последним. Естественно, такая интерпретация правомерна прежде всего применительно к повторному обследованию, но с определенным допущением ее можно распространить и на базовое. Правда, в этом случае нужны дополнительные тщательные проверки и перепровер­ки устанавливаемых зависимостей, построение анализа по логике мыслен­ного эксперимента.

Напомним, что, поскольку порядок вопросов в анкете влияет на харак­тер ответов респондента, все пункты информации, копирующие базовую методику, должны располагаться в начале опросного листа повторного об­следования, а новые — после них. Это позволяет осуществлять прямое сопо­ставление данных, фиксированных единой процедурой.

Наилучшая сопоставимость данных, как верно отмечают Ф. Шереги и его соавторы, достигается тогда, когда уже при проведении первого исследова­ния планируются повторные. Так организовали свою работу новосибирские социологи. Здесь заранее предполагается развитие общей концепции и со­ответственно оставляются открытыми некоторые методические вопросы, используются не прямые сопоставления, но сравнения типологических структур, относительно инвариантных в разных обследованиях, применяются не прямые индикаторы, а составные показатели.

Не следует преувеличивать значение полной формальной идентичности содержания полевых документов. Важно, чтобы требования сопоставимос­ти соблюдались в отношении ведущих показателей, отвечающих программ­ным задачам повторного исследования. Индикаторы этих показателей дол­жны соответствовать изменившимся условиям, т.е. они могут быть разны­ми. Например, критерии высокой производственной активности, использованные ранее, — участие в соцсоревновании, рационализаторском движении и т.д. — могут оказаться недостаточными, и для прямого сопос­тавления к ним нужно добавить новые, скажем, участие в передовых почи­нах за экономию сырья, энергии, высокое качество продукции и др.

Особый вопрос — определение интервала времени, в рамках которого целесообразны сравнительные исследования. Этот интервал устанавливает­ся в «масштабе» анализируемых социальных процессов. В случае оценки организационных нововведений повторное обследование проводится по схе­ме эксперимента «до-после» вскоре после реализации нововведения. При изучении социальных тенденций (трендовые исследования) «масштаб» со­поставления должен быть увеличен до нескольких лет в зависимости от про­блематики. Важно, однако, выдерживать более или менее единый интервал времени или же использовать неравные интервалы, но связанные с качествен­ными изменениями в экономических и социальных условиях деятельности людей (например, переход на пятидневную рабочую неделю, введение но­вой системы школьного образования и т.д.).

От каких факторов зависит оценка существенности различий? Прежде всего — от содержания «собственной», внутренней динамики изучаемых процессов или явлений, иными словами, от меры их устойчивости и измен­чивости. Такие формы и виды деятельности людей, как отношения в сфере труда, досуга, быта, т.е. в решающих компонентах образа жизни, обладают весьма высокой устойчивостью. Изменения в этих видах деятельности не могут происходить, что называется, ежечасно и ежедневно. Поэтому даже небольшие сдвиги и различия будут здесь важны и в принципе существенны для социального анализа. Изменения во взглядах и оценках, подверженные множеству случайных обстоятельств, которые сами по себе мобильны и не­устойчивы, должны оцениваться в ином масштабе. Чтобы признать их су­щественными, размах различий в численных выражениях должен быть на­много выше, чем при оценке фактов поведения, практической деятельнос­ти и ее результатов.

Существенность различий зависит также от общественной значимости изучаемого явления. Чем она выше, тем более существенны даже малые из­менения и различия, и наоборот, чем менее значим для жизни общества, для функционирования данного социального института, организации и т.д. тот или иной процесс, тем шире будет диапазон вариаций, в рамках которых мы

можем полагать явления однопорядковыми или существенно не различаю щимися.

Наконец, с формально-статистической точки зрения существенность раз личий в фактических данных прямо зависит от численности сравниваемы подвыборок (чем меньше выборки, тем большие различия могут оказатьс несущественными вследствие величины выборочной ошибки) и от величи ны ошибки фиксирования первичных данных.

Вспомним, что абсолютно точных измерений мы никогда не достигае\-Все данные фиксируются с определенной погрешностью, связанной и природой изучаемого процесса, и с особенностями инструмента измерена и с ошибкой выборки, и с субъективными ошибками исследователя. Зна чит, существенные различия сравниваемых в численном выражении дан ных должны непременно перекрывать величину ошибки, допущенной пр: их первичной регистрации. Но так как в сравнительных и повторных ис следованиях мы имеем дело с удвоенной ошибкой измерения первичны данных, логично предположить, что существенный сдвиг фиксируется тог да, когда его величина перекрывает удвоенную ошибку первичной регист рации данных.

Методологические и методические вопросы организации повторных i сравнительных исследований разработаны пока еще плохо. Несмотря на боль шой зарубежный и уже немалый отечественный опыт, здесь остается мно жество нерешенных проблем. К их числу относятся, например, методы ана лиза динамических кривых, т.е. временных последовательностей. Они хоро шо разработаны применительно к экономическим показателям, hi совершенно не освоены в социологии. Между тем прямое перенесение пра вил и процедур, используемых в экономике, на область социальных процес сов вряд ли обоснованно. Ведь из-за того, что нельзя применять абсолютн< идентичные индикаторы (в экономике это единицы продукции, стоимост ные показатели и другие материально-ресурсные единицы), прибегая к ком бинированным социальным показателям (например, индексам), мы не мо жем пользоваться стандартными статистиками. Они слишком точны приме нительно к слишком неточным социальным показателям.

Выход, как нам кажется, следует искать в разработке типологически: процедур, сочетаемых с изучением динамических рядов. Переход от одноп «типа» (конфигурации показателей, характеризующих некоторые явления кдругому, «наполненность» статистик таких типологических образований пс временной шкале — все эти приемы анализа более адекватны сути сложны: явлений, которые изучает социолог. И опять-таки мы упираемся в теорети ко-методологические проблемы. Типизация (теоретическая или эмпиричес кая) имеет смысл лишь постольку, поскольку сами типы могут быть как-тс упорядочены по их качественным особенностям, от некоторого «отсталого> через переходные состояния к некоторому «передовому», «идеальному».

Сокращено по источнику: Ядов В.А. Методологическое обоснование по­вторных и сравнительных исследований // Социологические исследования 1985. № 1.С. 17-25.

ГС. Батыгин, И.Ф. Аевятко





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; просмотров: 215; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.98.96 (0.012 с.)