ТОП 10:

Все, что было совершено в опричнину, имело лишь одну цель: укрепить личную власть Ивана Грозного, и, надо отдать ему должное, — в этом царь преуспел.



Но государство его было ввергнуто в разорение, население сократилось, го­сударственный аппарат, разделенный на земские и опричные органы власти, дезорганизован, законы вытеснил произвол, войско было ослаблено, а его оп­ричная часть больше напоминала банду лихих людей разбойников.

НабегиВсе это не замедлило сказаться и на внешней политике и

Девлет-Гиреяпривело к военным поражениям русского царя во время нашествия в 1571 г. крымского хана Девлет-Гирея на Москву. Земское войско заняло указанные ему рубежи обороны, а оприч­ное даже не подошло к своим. В итоге Девлет-Гирей сжег Москву. Россия чуть было не потеряла Астрахань: перепуганный Иван Грозный приказал послам на переговорах с крымцами уступить ее, но хан требовал Казани. Переговоры прервались. На следующий год Девлет-Гирей повторил набег. Но его встретило объединенное войско во главе с земским воеводой М.И.Воротынским, которого спешно вернули из опалы. В 50 верстах от Москвы у деревни Молоди Воротынский наголову разбил татар. Через год Иван весьма своеобразно отблагодарил воеводу. Воротынского, как из­менника, опалили на медленном огне и повезли в ссылку, но несчастный умер по дороге.

Отмена опричниныСобытия 1571-1572 гг. показали несостоятельность опричнины. Иван Грозный объединил страну. Слова «опричнина» и «опричник» запретили упоминать под страхом смерти. Ис­чезли черные одеяния, собачьи головы, метла, в казнях 1573-1575 гг. сло­жили головы многие деятели опричнины.3. Великий князь Симеон Бекбулатович и удельный князь Иван Грозный.

После опричнины в 1572—1584 гг. репрессий, подобных новгородскому погрому, уже не случалось, но методы правления остались жесткими, и в ближайшем цар­ском окружении опалы и казни были заурядным делом. В 1575 г. произошло нечто, чему отгадку историки так и не нашли. Возможно, Иван IV поверил гадателям, ко­торые предрекали в тот год смерть московскому царю, и решил обмануть судьбу. Он вдруг передал титул великого князя крещеному татарскому царевичу Симеону Бекбулатовичу, а сам стал смиренно называться князем московским и писать Си­меону униженные письма, в которых, однако, давал наставления, как править страной. Русь опять поделили на «двор» Ивана Московского и земщину Симеона. Современники было восприняли возведение на трон Симеона как начало новой опричнины, но на этот раз обошлось. В 1576 г. политический фарс мирно кончил­ся: Симеона Бекбулатовича перевели «на великое княжение в Тверь», а Иван Гроз­ный вернулся на московский престол.

Дополнительный материал. 1. Филипп Колычев1.

Ивану скоро пришлось вступить в борьбу с церковной властью за свой произвол, доведенный до сумасбродства. Иван задался убеждением, что самодержавный царь может делать все, что ему вздумается... В это время митрополитом москов­ским был избран Филипп, игумен Соловецкой обители.

При первом представлении царю Филипп только просил отпустить его назад в Соловки. Это имело вид обычного смирения. Царь, епископы и бояре уговарива­ли его. Тогда Филипп открыто начал укорять епископов, что они до сих пор молча смотрят на поступки царя и не говорят царю правды. «Не смотрите на то, — гово­рил он, — что бояре молчат; они связаны житейскими выгодами, а нас Господь для того и отрешил от мира, чтобы мы служили истине, хотя бы и души наши при­шлось бы положить за паству, иначе вы будете истязаемы за истину в день суд­ный». Епископы, непривычные к такой смелой речи, молчали, а те, которые ста­рались угодить царю, восстали на Филиппа за то.

Никто не смел говорить царю правды; один Филипп явился к нему и сказал: «Я повинуюсь твоей воле, но оставь опричнину, иначе мне быть в митрополитах не­возможно. Твое дело небогоугодное... На такое дело нет и не будет тебе нашего благословения».

Иван рассердился, грозил ему своим гневом, приказывал ему быть митрополи­том...

Несколько времени после того царь действительно воздерживался от своей кро­вожадности, но потом опять принялся за прежнее, опять начались пытки, казни, насилия и мучительства. Филипп не требовал уже больше уничтожения опрични­ны, но не молчал, являлся к царю ходатаем за опальных и старался укротить его свирепость своими наставлениями.

Царь вскоре невзлюбил настойчивого митрополита и не допускал его к себе. Митрополит мог видеть царя только в церкви. Царские любимцы возненавидели Филиппа еще пуще царя.

31 марта 1568 года, в воскресенье, Иван приехал к обедне в Успенский собор с толпой опричников. Все были в черных ризах и высоких монашеских шапках. По окончании обедни царь подошел к Филиппу и просил благословения. Филипп молчал и не обращал внимания на присутствие царя... Наконец бояре сказали: «Святой владыка! Царь Иван Васильевич требует благословения от тебя». Тогда Филипп, взглянув на царя, сказал: «Кому ты думаешь угодить, изменивши таким

1 «Рассказы по русской истории». — М., 1995, с.140—142.

 

образом благолепие лица своего? Побойся Бога. Мы здесь приносим бескровную жертву, а ты проливаешь христианскую кровь твоих верных подданных. Доколе в русской земле будет господствовать беззаконие? У всех народов, и у татар, и у язычников есть закон и правда, только на Руси их нет... Опомнись: хоть Бог и воз­высил тебя в этом мире, но и ты смертный человек».

Потом последовало еше несколько стычек царя с митрополитом. В итоге по по­велению Ивана Грозного церковный собор низложил Филиппа.

«В день архангела Михаила Филипп в полном облачении готовился начать обед­ню. Вдруг входит Басманов с опричниками; богослужение приостанавливается; читают всенародно приговор церковного собора, лишающий митрополита пас­тырского сана. Вслед затем воины вошли в алтарь, сняли с митрополита митру, со­рвали облачение, одели в разодранную монашескую рясу, потом вывели из церк­ви, заметая за ним след метлами, посадили на дровни и повезли в Богоявленский монастырь. Народ бежал за ним следом и плакал; митрополит осенял его на все стороны крестным знамением. Опричники кричали, ругались и били едущего ми­трополита метлами.

По царскому приказанию, ему забили ноги в деревянные колодки, а руки — в железные кандалы, посадили в монастырь св. Николая Старого и морили голо­дом... Через несколько дней царь приказал отправить Филиппа в Отроч-монас-

тырь в Тверь».

Опале подверглись многие бояре из старинного рода Колычевых, некоторые из них были казнены. Филипп был по понятиям того времени уже глубоким стари­ком, ему минуло 60 лет. Вскоре его жизнь оборвалась. Царь отправился громить Новгород. В свое время новгородский архиепископ донес на Филиппа, поэтому Иван Грозный надеялся, что получит благословение на месть Новгороду. За благо­словением был послан Малюта Скуратов, но Филипп отказал. Тогда Малюта заду­шил старца, а монахам сказал: «В келье душно, старец умер!» Иноки погребли Фи­липпа в самом почетном месте за церковным алтарем.

2. Юродивый Никола Салох и Иван Грозный1.

Из Новгорода царь отправился в Псков с намерением и этому городу припом­нить его древнюю свободу. Жители были в оцепенении, исповедовались, прича­щались, готовились к смерти.

Когда утром он въехал в город, его приятно поразила покорность народа, лежа­щего ниц на земле, но более всего на него подействовал юродивый Никола, по прозвищу Салох (что значит по-гречески «юродивый»). Этого рода люди, пред­ставлявшие из себя дурачков и пользовавшиеся всеобщим уважением, часто осме­ливались говорить сильным людям то, на что бы не решился никто другой. Нико­ла поднес Ивану кусок сырого мяса. «Я христианин и не ем мяса в пост», — сказал Иван. «Ты хуже делаешь, — сказал ему Никола, — ты ешь человеческое мясо». По другим известиям, юродивый предрекал ему беду, если он начнет свирепствовать во Пскове, и вслед затем у Ивана издох его любимый конь. Это так подействовало на царя, что он никого не казнил, но все-таки ограбил церковную казну и частные имения жителей.

3. Из посланий князя Андрея Курбского царю Ивану Грозному2.

Царю, Богом препрославленному и более того — среди православных пресветлым явившемуся, ныне же — за грехи наши — ставшему супротивным (пусть разу­меет разумеющий), совесть имеющему прокаженную, какой не встретишь и у на­родов безбожных. ...

Зачем, царь, ... истребил, и воевод, дарованных тебе Богом для борьбы с врага-

1 «Рассказы по русской истории». — М, 1995, с.143.

2 «Памятники литературы Древней Руси. Вторая половина XVI века».— М.1986, с.17—21.

 

ми, различным казням предал, и святую кровь их победоносную в церквах Божь­их пролил, и кровью мученическою обагрил церковные пороги, и на доброхотов твоих, душу свою за тебя положивших, неслыханные от начала мира муки, и смер­ти, и притеснения измыслил, оболгав православных в изменах и чародействе и в ином непотребстве и с усердием тщась свет во тьму обратить и сладкое назвать горьким? В чем провинились перед тобой и в чем прогневали тебя христиане — со­ратники твои? Не они ли разгромили прегордые царства и обратили их к покорные тебе во всем, а у них же прежде в рабстве были предки наши? Не отданы ли тебе Богом крепости немецкие, благодаря мудрости их? За это ли нам, несчастным, воздал, истребляя нас и со всеми близкими нашими? Или ты, царь, мнишь, что бессмертен, и впал в невиданную ересь, словно не боишься предстать пред непод­купным судией — надеждой христианской, Богоначальным Иисусом, который придет вершить справедливый суд над вселенной и уж тем более не помилует гор­дых притеснителей и взыщет за все и мельчайшие прегрешения их...

Какого только зла и каких гонений от тебя не претерпел! ... Но обо всем вместе скажу: всего лишен был и из земли Божьей тобою без вины изгнан. ... Полки твои водил и наступал с ними и никакого тебе бесчестия не принес, одни лишь победы... И все это не один год и не два, а в течение многих лет неустанно трудился в поте лица своего, так что мало мог видеть родителей своих, и с женой своей не бывал, и вдали от отечества своего находился... Но тебе, царь, до всего этого и дела нет....

Не думай, царь, и не помышляй в заблуждении своем, что мы уже погибли и ис­треблены тобою без вины и заточены и изгнаны несправедливо, и не радуйся это­му, словно легкой победой похваляясь: казненные тобой, у престола Господня стоя, взывают об отмщении тебе, заточенные же и несправедливо изгнанные то­бой из страны, взываем день и ночь к Богу, обличая тебя.

4. Из посланий Ивана Грозного Андрею Курбскому.1

... Исполнение этого истинного православия самодержавство Российского цар­ства началось по Божьему изволению от великого царя Владимира, просветивше­го Русскую землю святым крещением, и великого царя Владимира Мономаха, удо­стоившегося высокой чести от греков, и от храброго великого государя Александ­ра Невского, одержавшего великую победу над безбожными немцами, и от до­стойного хвалы великого государя Дмитрия, одержавшего за Доном победу над безбожными агарянами вплоть до отомстителя за неправды — деда нашего, вели­кого князя Ивана, и до приобретателя исконных прародительских земель, блажен­ной памяти отца нашего великого государя Василия, и до нас пребывает, смирен­ных скипетродержателей Российского царства. ...

Зачем ты, о князь, если мнишь себя благочестивым, отверг свою единородную душу? ... Даже если ты приобретешь весь мир, смерть напоследок все равно похи­тит тебя; зачем ради тела душой пожертвовал, если устрашился смерти, поверив лживым словам своих бесами наученных друзей и советчиков? ... Не полагай, что это справедливо — разъярившись на человека, выступить против Бога; одно дело — человек, даже в царскую порфиру облеченный, а другое дело — Бог. Или мнишь, окаянный, что убережешься? Нет уж! Если тебе придется вместе с ними (литовца­ми) воевать, тогда придется тебе и церкви разорять, и иконы попирать, и христи­ан убивать; если где и руками не дерзнешь, то там много зла принесешь и смерто­носным ядом своего умысла.

Представь же себе, как во время военного нашествия конские копыта попирают и давят нежные тела младенцев! Когда же зима наступает, еще больше жестокостей совершается. И разве твой злобесный собачий умысел изменить не похож на злое неистовство Ирода, явившегося убийцей младенцев? Это ли считаешь благо­честием — совершать такие злодейства? Если же ты возразишь, что мы тоже вою­ем с христианами — германцами и литовцами, то это совсем не то. ...

1 «Памятники литературы Древней Руси. Вторая половина XVI века».— М.1986, с.22-41.

 

... Если бы и христиане были в тех странах,... но сейчас, как нам известно, в этих странах нет христиан, кроме мелких церковных служителей и тайных рабов Гос­подних. Кроме того, и война с Литвой вызвана вашей же изменой...

Ты же ради тела погубил душу, презрел нетленную славу ради быстротекущей, и на человека разъярившись, против Бога восстал. ...апостол Павел сказал (и этим словам ты не внял): «Рабы, слушайтесь своих господ, работая на них не только на глазах, как человекоугодники, но как слуги Бога, повинуйтесь не только добрым, но и злым, не только за страх, но и за совесть». На это уж воля Господня, если при­дется пострадать, творя добро. Если же ты праведен и благочестив, почему не пожелал от меня, строптивого владыки, пострадать и заслужить венец вечной жизни? .. Как же ты не стыдишься раба своего Васьки Шибанова? Он ведь сохранил свое благочестие, перед царем и перед всем народом стоя, у порога смерти, не отрекся от крестного целования тебе, прославляя тебя всячески и вызываясь за тебя уме­реть. Ты же не захотел сравняться с ним в благочестии: из-за одного какого-то не­значительного гневного слова погубил не только свою душу, но и души своих пред­ков, — ибо по Божьему изволению Бог отдал их души под власть нашему деду, ве­ликому государю, и они, отдав свои души, служили до своей смерти и завешали вам, своим детям, служить детям и внукам нашего деда. А ты все это забыл, соба­чьей изменой нарушив крестное целование, присоединился к врагам христианст­ва; и к тому же еше, не подумав о собственном злодействе, нелепости говоришь этими неумными словами, будто в небо швыряя камни, не стыдясь благочестия своего раба и не желая поступить подобно ему перед своим господином. ... Что ты, собака, совершив такое злодейство, пишешь и жалуешься! ... Неужели же ты видишь благочестивую красоту там, где царство находится в ру­ках попа-невежды и злодеев-изменников, а царь им повинуется? ...Неужели же это свет — когда поп и лукавые рабы правят, царь же — только по имени и по чести царь, а властью нисколько не лучше раба? И неужели это тьма — когда царь управляет и владеет царством, а рабы выполняют приказания? Зачем же и самодержцем называется, если сам не управляет? ...А мук, гонений и различных казней мы ни для кого не придумывали; если же ты вспоминаешь о изменниках и чародеях, так ведь таких собак везде казнят.

§ 24. Внешняя политика Ивана Грозного.

План.

I.Внешняя политика в период Избранной Рады. Присоединение к России сред­него и нижнего Поволжья (§ 22).

1. Отношения России с татарскими ханствами.

2. Войны с Казанским ханством. Завоевание Казани.

3. Присоединение к России Астраханского ханства.

4. Вхождение в состав России Башкирии и ногайских земель.

П. Ливонская война.

1. Начало Ливонской войны: причины, повод, ход событий в 1558—1560 гг. (разгром Ордена, перемирие Руси и Ордена, осложнение ситуации), противники России.

2. Союз Ивана IV с датским принцем Магнусом, создание вассального России Ливонского королевства, осада Риги и Ревеля.

3. Объединение Польши и Литвы в Речь Посполитую.

4. Походы короля Речи Посполитой Стефана Батория. Неудачи России, оборона Пскова.

5. Окончание Ливонской войны и ее итоги: русско-польское Ям-Запольское перемирие (1582), русско-шведский Плюсский мир (1583).

III. Покорение Сибири.

1. Владения России у сибирских рубежей. Строгановы.

 

2. Поход Ермака в Западную Сибирь. Разгром хана Кучума.

3. Закрепление России на западносибирских землях. Значение начала освоения Сибири.

1. Ливонская война и ее окончание.

Союз Ивана IV с МагнусомМежду тем Россия продолжала вести изнурительную Ливонскую войну. Союзником России выступила Дания. Датское королевство конкурировало в Прибал­тике с Швецией. Датский принц Магнус, родственник короля, женился на племяннице Ивана, дочери Владимира Старицкого. Русь и Дания рассчи­тывали создать Ливонское королевство с этой четой на троне. Противни­ками этого плана были Швеция и Польша с Литвой, которые, по счастью для Москвы, враждовали друг с другом.

Войска Ивана Грозного и герцога Магнуса осадили «шведский» Ревель и безуспешно пытались его взять (1576—1577). Не овладели союзники и Ригой, зато к 1577 г. в их власти оказалась вся остальная территория Прибалтики.

Создание Речи ПосполитойВ Литве и Польше по ходу войны произошли
значительные события. В 1569 г. в г. Люблине1две державы объединились в одну «республику» (Речь Посполитую), в которой короля выбирали польские и литовские магнаты. Возникло сильное госу­дарство. Польское влияние в нем было главным. Началось быстрое ополя­чивание и окатоличивание земель бывшего Великого княжества Литов­ского. Смерть последнего короля из династии Ягелонов Сигизмунда II Августа поставила вопрос о выборе монарха Речи Посполитой. Иван Гроз­ный выдвинул свою кандидатуру, но большинство польско-литовской аристократии предпочли видеть своим королем венгерского воеводу Стефана Батория(1576). С утверждением на польско-литовском троне Бато­рия военные действия между Русью и Речью Посполитой усилились.

Походы СтефанаСтефан Баторий заключил антирусский союз с Кры-
Баториямом. Швеция стала фактической союзницей Речи

Посполитой. Шведы договорились также с датчанами, перешел на сторо­ну Батория и принц Магнус. За дипломатическими победами Батория по­следовали победы военные. В 1578 г. русские сдали полякам ряд неболь­ших ливонских крепостей. В 1579 г. армия Батория штурмом взяла По-

1 Люблинская уния завершила длительный процесс сближения великого княжества Ли­товского и Польского королевства. Он начался с Кревской унии (1385), когда два государст­ва, сохраняя внутреннюю независимость, объединились под властью одного монарха (лич­ной унией) Ягайло. Великий князь Литовский и Русский Ягайло женился на единственной наследнице умершего польского короля Ядвиге и стал, по решению польской знати, поль­ским королем. Ягайло принял католичество и вскоре крестил по католическому обряду язы­ческую Литву, большая часть территории его княжества (западнорусские и южнорусские земли) остались православными.

Объединение Литвы и Польши в конце XIV в. укрепило их силы, не случайно они вскоре нанесли тяжкое поражение Тевтонскому Ордену и навсегда остановили его экспансию на славянские и литовские земли. Речь идет о знаменитой Гюнвальдскои битве (15 июля 1410г.). В ней особенно отличились тяжеловооруженные пехотинцы из западнорусских (белорус­ских) и смоленских владений Литвы.

лоцк. В 1580 г. шведы захватили у России Нарву и часть исконно русских владений в Прибалтике. В 1581 г. войска Батория вторглись в северные пределы Руси, разрушили Великие Луки и осадили Псков1. Только благо­даря героическим действиям псковичей под руководством воеводы И.П.Шуйского поляки и литовцы были остановлены. Но всем было ясно: Ливонская война проиграна Россией. Москва не только не приобрела но­вых территорий в Прибалтике, но и потеряла часть собственных у Фин­ского залива.

Итоги Ливонской В 1582 г. в Ям-Запольске заключили перемирие с Речью
войны Посполитой на 10 лет. Баторий возвращал захваченные







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.011 с.)