ТОП 10:

Реформы территориального деления России и органов власти на местах.



В 1708—1710 гг. прошла реформа органов местного управления. Старая система управления уездами из центра посредством отправления на места воевод отменялась. Между уездом и столицей появилось промежуточное звено — губерния.Россия была разделена на 8 губерний: Московскую, Иы-германландскую (Прибалтийскую), Смоленскую, Киевскую, Казанскую, Архангельскую, Сибирскую.

Возглавлял каждую губернию губернатор с четырьмя помощниками. Гу­бернатора назначал царь, в любой момент царь мог его и сместить. Губер­натор ведал всеми судебными, административными, военными делами гу­бернии с помощью чиновников, гражданских служащих губернских кан­целярий, и офицеров полков, расквартированных в губернии. 4 липа, сто­ящих за губернатором и подчиненных ему, отвечали за определенные де ла: обер-комендант — за поенные, обер-комиссар — за поступление нало­гов деньгами, обер-провиантмейстер — за хлебные сборы, ландрихтер — за суд.

Вследствие губернской реформы исчезли в столице областные приказы (Новгородский, Казанский и др.). Ратуша, к немалой радости купцов, ут­ратила функции главного сборщика налогов.

Новая система губернского управления просуществовала недолго — до 1719 г. Оказалось, что губернии слишком велики и управлять ими сложно. Поэтому в 1719 г. за губернаторами оставили обязанность управления гу­бернским городом и командования армейскими полками, стоящими в данной губернии. Основной единицей территориального деления и мест­ного управления стали провинции.Их было около пятидесяти. Во главе их стояли воеводы, подчиненные новым центральным органам — Сенату и коллегиям.

2. Преобразования центральных органов власти.

СенатСенат возник в 1711 г. и заменил собой старое правительст-

во России — Боярскую думу. В тот год Петр отправлялся с войсками на юго-запад, к реке Прут, воевать с турками. В его отсутствие страной руководить должен был Сенат, состоящий из вельмож, которым царь доверял. Сенат контролировал правосудие, сбор налогов, государст­венные расходы, с ним сносились губернаторы.

КоллегииКоллегии были созданы вместо старых приказов в 1717—1721 гг. Коллегий было II1: три «первейшие» — Воен­ная, Адмиралтейская (ведала флотом), Иностранных дел, и остальные — Камер-коллегия (сбор налогов), Штатс-контор-коллегия (финансовые расходы), Ревизион-коллегия (контроль за государственными доходами и расходами), Мануфактур-коллегия, Берг-коллегия (горное дело, добыча руды), Коммерц-коллегия (внешняя торговля), Юстиц-коллегия (суд), Вотчинная коллегия (наделение дворян поместьями, земельные споры). Порядок работы коллегий определял Генеральный регламент, который был составлен с учетом опыта шведских и датских государственных орга­нов. Возглавляли коллегии президенты, но решения принимались колле­гиально, т.е. при учете мнения всех членов коллегии. Заседали в коллеги­ях как русские, так и иноземцы, приглашенные на российскую службу. Коллегиям подчинялись губернские, провинциальные и уездные власти. На правах коллегий было еще два учреждения — Главный магистрат, со­зданный в 1720 г. и возглавлявший городское самоуправление, и Синод.

СинодВ 1700 г. умер патриарх Адриан, нового патриарха не

избрали. Временно делами церкви управлять поручи­ли местоблюстителю патриаршего престола, назначенному Петром, двумя десятилетиями позже, в 1721 г., для руководства церковью возник колле­гиальный орган — Синод, что означало полное подчинение русской пра-

вославной церкви государству. Священники и монахи превратились в своеобразных «чиновников» этого государства. Петр сам назначал в Свя­тейший Синод церковных иерархов, а возглавлял духовную коллегию обер-прокурор Синода, являвшийся светским лицом.

Реформа управления церкви имела двоякие последствия. С одной сто­роны, была ликвидирована относительная независимость церкви и, сле­довательно, устранена возможность критики ею государственной власти, что усилило деспотизм российского самодержавия. Но, с другой стороны, православная церковь часто выступала против полезных для России кон­тактов с Западной Европы, искоса смотрела на иноземных специалистов, сдерживала образование, была инициатором изуверских гонений на ста­рообрядцев.

Петр всячески поддерживал свободомыслящих, неконсервативных церковных иерархов. В частности, он приблизил к себе новгородского архиепископа, впос­ледствии члена Синода Феофана Прокоповича,человека образованного и ратовав­шего за светское просвещение России, за определенную веротерпимость. Проко-пович допускал возможность открытия в России протестантских кирх (храмов). Прокопович был противником раскола, но считал, что староверов следует пере­убеждать, организовывая публичные диспуты. Новгородский архиепископ был блестящим оратором и не боялся споров. Был он также сильным проповедником. Принялся читать проповеди не на непонятном для большинства людей старосла­вянском, а на русском языке, сокращал время церковной службы, чтобы не утом­лять, а, наоборот, вдохновлять паству. На свои средства в собственном доме завел школу, где учили математике, иностранным языкам, литературе, музыке, танцам, фехтованию и иным светским предметам. Библиотека Феофана включала множе­ство отечественных и зарубежных книг, в том числе труды знаменитых европей­ских философов XV — начала XVIII вв. Иногда Прокопович принимал участие в увеселениях царя. По тем временам это были смелые взгляды и смелое поведение. Часть высшего духовенства видела в Прокоповиче чуть ли не еретика, но Петр был надежной защитой для своего любимца. Феофан Прокопович возглавил «ученую дружину» Петра, которая немало сделала для русского просвещения и развития культуры.

Прокурорский надзорОткрытый надзор за деятельностью Сената осуществлял c 1722 г. генерал-прокурор, которого Петр называл

1 Обычно принято считать, что коллегий было 12, это мнение возникло благодаря названию знаменитого здания «Двенадцати коллегий», построенного в Петербурге Доменико Трезини. В нем было 12 одинаковых секций, перекрытых отдельными крышами.

«оком государевым». За коллегиями надзирали прокуроры. Генерал-про­курор и прокуроры должны были пресекать нарушения закона, злоупо­требления, произвол и взятки.

Взятка являлась старинной и традиционной «болезнью» российских чиновни­ков. В прежние времена в Московии брали взятки «посулы» по любому поводу. Жалованье приказные люди тогда получали мизерное, а на местах правительство им вообще ничего не платило. Московские власти в XVI—XVII вв. порой принима­лись преследовать за взятки, но обычно смотрели на них сквозь пальцы. При Пе­тре объявили взяточничеству войну. Всем чиновникам был определен денежный оклад. Но все же жалованья было недостаточно, а привычка была сильна. Взгляд на «посул», как на безгрешный, нормальный доход, сохранялся. Несмотря на на­казания, принимали взятки многие и внизу, и наверху. Бывали и случаи казно­крадства.

Близких к себе сановников Петр самолично избивал знаменитой дубинкой, ес­ли открывалось, что те нечисты на руку. Чаще всех Петровская дубинка прохажи­валась по спине царского любимца, лихого кавалерийского командира Алексаш-

ки Меншикова. «Меншиков... в плутовстве скончает живот свой, — говорил царь, — и, если он не исправится, то быть ему без головы». Меншиков происходил из простолюдинов, в детстве торговал в Москве пирожками, случайно попал в Преображенское, стал денщиком юного царя, потом офицером и дорос, благода-ря находчивости, смелости и природным способностям, до высших должностей. Петр испросил для любимца у австрийского императора титул «светлейшего кня-зя римской империи». Но при всем этом его сиятельство Александр Данилович ос-тался вороватым и, как многие петровские выдвиженцы из простонародья, стал вдобавок еще страшно спесивым.

В общем, борьба Петра с произволом, поборами и казнокрадством особого ус-пеха не имела, хотя «воровали» при нем меньше, чем в последующие царствова-ния. Сохранился забавный анекдот (рассказ). Петр назначил генерал-прокурором Павла Ивановича Ягужинского, которого ценил за энергию, ум, властный харак-тер и прямоту. Однажды царь сказал Ягужинскому написать указ: если кто украдет столько, что на эту сумму можно купить веревку, то будет повешен. Генерал-про-курор возразил: «Мы все воруем, только один более и приметнее, чем другой». Петр расхохотался и не стал издавать указа.

ФискалыПомимо открытого прокурорского надзора существовал
скрытый — фискальный. С 1711 г. фискалы(тайные агенты)
смотрели за правильностью деятельности государственных чиновников и
доносили царю через главного обер-фискала. Если донос оказывался пра-
вильным или казался таковым верховным властям, фискал получал возна-
граждение, часто из средств наказываемых. Фискалов все ненавидели и
боялись.

Органы политического сыска. Но еще больше боялись Преображенского приказа,возглавляемого Федором Ромодановским. Это был первый в истории России орган политического сыска, который расследовал преступления против самого царя, государства и церкви. К таковым, по Уложению 1649 г., относились слухи и толки о царе, его семье, высших государственных сановниках, непристойные слова и действия против ве-ры и церкви, бунт, особенно бунт «скопом». За все полагалась мучитель-ная смертная казнь.

Нещадно наказывались описки и оговорки в царском титуле. Несчаст-ных били кнутом на торгу, могли сослать в Сибирь или на каторжные ра-боты.

Следствие Преображенский приказ вел с пытками, которым подвергали и подозреваемого, и свидетелей, и доносчика. Правда, за верный донос потом щедро награждали, а быть битыми россиянам было «невпервой».

Каждый, кто «сведал» о преступлении против царя, должен был объя-вить об этом. Достаточно было крикнуть фразу: «Государево Слово и Де-ло!» Человек тут же попадал в ведомство Федора Ромодановского, и начи-нался «розыск». Преображенский приказ не подчинялся ни Сенату, ни коллегиям, ни генерал-прокурору Ромодановский отчитывался только перед царем.

Дело царевича Алексея

В 1718 г. возник еще один орган политического сыска — Тайная канцелярия.Она была организована по чрезвычайному поводу: для суда над старшим сыном Петра — царевичем Алексеем.

 

сей родился в 1690 г. Мать Алексея Евдокия Лопухина, подобранная в жены Петру в свое время Натальей Кирилловной Нарышкиной, оказалась женщиной старомосковских привычек, к тому же недалекой и малообразованной. Любовь Петра к ней быстро остыла, он предпочитал супруге общество своей фаворитки Анны Монс, жительницы Немецкой слободы, и, в конце концов, сослал жену в монастырь. Царевич Алексей лишился матери, воспитывался в отрыве от отца, душевных связей с которым у него не сложилось.

Возмужав, Алексей стал осуждать отца за жестокость, презрение к оте-чественным традициям, не нравились ему и многие преобразования. Бо-чезненный царевич Алексей уклонялся от активного участия в делах отца, часто пил в компании людей, разделявших его неприязнь к Петру. Царе-вич был женат на немецкой принцессе и имел сына Петра.

27 октября 1715 г. Алексей хоронил жену. Вдругему принесли письмо отца, в котором Петр угрожал лишить старшего сына престола, если царевич не изменит своего поведения. Царь в гневе писал: «Я за мое отечество и людей живота своего (т.е. жизни) не жалел и не жалею, то как могу тебя, непотребного, пожалеть». В ответ Алексей отписал царю, что сам не хочет царствовать, а хочет уйти в монахи. Но Петр, видимо, желая сблизиться с сыном, вызвал его в Копенгаген, где сам тогда находился. Царевич выехал из Петербурга, но путь держал не в датскую столицу, а в Вену. Австрий-ский император Карл VI дал ему секретное убежище в горном замке Эрен-берг в Тироле. За границей Алексей говорил, что отец хочет насильно ли-шить его престолонаследия.

Российские дипломаты вскоре узнали, где прячется беглец. Посланные в Австрию П.А.Толстой и А.И.Румянцев обещанием отцовского проще-ния убедили Алексея вернуться в Россию, где несчастного царевича и его сподвижников, которых Алексей назвал отцу сам, отдали под суд. Был об-народован манифест, лишавший Алексея престолонаследия. Наследни-ком назначался 3-летний сын царя — Петр Петрович. Его матерью была вторая жена царя Екатерина (до перехода в православие — Марта Скав-ронская), в прошлом незнатная пленница, захваченная в Прибалтике. 127 сановников, которых Петр I определил в комиссию, решавшую судьбу Алексея Петровича, вынесли царевичу 24 июля 1718 г. смертный приго-вор. Но до плахи дело не дошло, Алексей умер раньше при странных об-стоятельствах. По официальной версии, он скончался от нервной горяч-ки. Но есть и другое мнение, идущее от голландского плотника, находив-шегося в ночь смерти царевича в башне Петропавловской крепости на-против Алексеевского равелина — каземата, где содержался сын Петра I. Плотник рассказывал, что туда явились Толстой, Меншиков и другие близкие царю вельможи. Голландец видел как метались по каземату тени. Он был уверен, что смерть Алексея была насильственной, наверное, его задушили по приказу отца, который не желал прилюдной казни царского сына, но в то же время не желал прощать его.

Закон о престолонаследии4-летний наследник царя Петр Петрович в 1719 г. за-болел оспой и умер. Вопрос о наследнике таким образом остался открытым. Петр имел дочерей от второго брака: Анну и Ели завету, и внука Петра, сына царевича Алексея (этот принц родился в 1715 п). В 1722 г. Петр I издал указ о престолонаследии, в котором оставлял за собой право передать российский трон тому, кого он сам выберет. Феофан Прокопович в трактате «Правда воле монаршей» оправдывал это решение, доказывая, что Россия выигрывает от того, что царь теперь может избрать в преемники умнейшего и достойнейшего из претендентов.

Императорский титул.В 1721 г. после победоносного окончания Северной войны Сенат «поднес» Петру I титул императора и на-
именование «Великий». Новый императорский титул Петра признала Ев-
ропа. Так, с 1721 г. Россия стала империей.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.006 с.)