ТОП 10:

Во Франции в 1594 г. Барл-ле-Дюк издал книгу «Изложение искусства фортификации». Фортификация становилась одной из отраслей военного искусства.



Так в XVI в. развивалась военно-техническая мысль и зарождались [589] артиллерия и фортификация как специальные отрасли знаний военной науки.

Разработка вопросов военного искусства. В период борьбы молодой итальянской буржуазии за установление новых буржуазных порядков ее идеологи обращались к историческому военному опыту, к трудам греческих и римских историков и военных теоретиков. Там они пытались найти указания на то, как создать вооруженную силу, способную противостоять феодальному миру. Одним из таких идеологов итальянской буржуазии был Никколо Макиавелли (1469–1527 гг.), которого Энгельс характеризовал как первого, достойного упоминания, военного писателя нового времени.

По происхождению Макиавелли был дворянином Флорентийской республики. С 1498 по 1512 год он состоял секретарем Совета «десяти», в ведении которого находились вопросы внешней политики и военные дела. Он выполнял дипломатические поручения в Риме, во Франции, в Германии в период итальянских войн и имел, таким образом, возможность изучать военное дело во всех государствах Западной Европы.

Во Флорентийской республике Макиавелли организовал милицию, доведя численность ее до 20 тыс. человек, из которых 70 проц. было вооружено пиками, 20 проц. — алебардами и 10 проц. имело огнестрельное оружие. Воины имели форменную одежду — белый кафтан и разноцветные брюки (одна штанина белая, другая — красная). По праздникам они собирались для обучения «по образцу швейцарцев»: учились владеть оружием, выстраивали каре, маршировали под барабан, делали повороты направо и налево, сохраняя свое место в строю.

Военный итальянский писатель XVI в. был не только дипломатом и организатором милиции, но и политическим мыслителем и историком.

Основной труд Макиавелли — «Государь». В нем он излагает принципы управления государством и способы борьбы за власть. Объединить политически раздробленную Италию, по мысли Макиавелли, может лишь диктатор, положивший в основу своей деятельности принцип — хорошая цель оправдывает дурные средства (Маркс назвал это иезуитским изречением). Для захвата власти и осуществления политики объединения Италии Макиавелли считал пригодными все средства — ложь, обман, лицемерие, предательство, убийство, клятвопреступление. «Макиавеллизм» стало нарицательным словом, оно означает вероломную политику, пользующуюся любыми антиобщественными средствами.

Макиавелли написал «Историю Флоренции», которую Маркс назвал шедевром мировой литературы. Флорентийский историк доказывал, что главным препятствием объединения [590] Италии является светская власть римского папы, а губят страну тираны и кондотьеры.

В политическом трактате и в историческом труде итальянский мыслитель выражал интересы прежде всего своей буржуазии, которая была заинтересована в создании национального рынка и укреплении военной мощи буржуазного государства, способного противостоять тем, кто вел борьбу за раздел Италии. Стремление к объединению Италии являлось прогрессивным моментом, но средства для достижения этой цели предлагались антинародные. Для достижения своих классовых целей, совпадавших в то время в Италии с национальными интересами, буржуазия не останавливалась ни перед чем.

Одним из важных средств борьбы за объединение и независимость Италии Макиавелли считал военную организацию. Рыцари отжили свой век. Кондотьеры губили страну. Поэтому военный мыслитель решил обратиться к исторической практике, чтобы там отыскать основы создания вооруженной организации, способной обеспечить достижение политических целей. Такой положительной практикой он считал военную организацию древних греков и римлян и стремился приспособить ее к условиям XVI в., что было нереально. Новые общественные и политические порядки, новые экономические и технические основы требовали современной для того века военной организации, нового содержания военного искусства.

Обстановка итальянских войн конца XV и первой четверти XVI века все же оказала существенное влияние на суждения Макиавелли по военным вопросам. Поэтому в его трактате «О военном искусстве» имеется немало прогрессивных мыслей. В частности, как отмечал Энгельс, Макиавелли написал свой труд главным образом для того, чтобы предложить строй, который мог бы уменьшить потери пехоты от огня артиллерии.

Трактат итальянского военного теоретика даже по форме изложения скопирован с трудов греческих философов. Он написан в форме диалога граждан Флоренции с Фабрицием Колонной — известным в то время военачальником. От имени его выступает автор трактата. Труд Макиавелли состоит из семи книг (глав), где рассматриваются вопросы устройства вооруженной организации, способы ведения войны и боя, приемы обороны и осады крепостей.

Характер вооруженной организации и ее устройство. Макиавелли прежде всего выступил против кондотьеров, превративших военное дело в ремесло. Он доказывал, что тот, кто сделал военное дело своим ремеслом, может быть только плохим человеком, так как это ремесло в мирное время прокормить не может и такого рода ремесленники или должны стремиться к тому, чтобы война была непрерывной, или же как [591] можно больше грабить во время войны для существования в период мира. Добывать средства к жизни войной — это означает грабить, насильничать, убивать одинаково и друзей и врагов, как это делали кондотьеры, предводители которых узурпировали власть и становились тиранами, чтобы хорошо жить в мирное время. В подтверждение этих положений Макиавелли привел ряд конкретных примеров и сослался на пословицу: «Война родит воров, а мир их вешает».

Война — это такое ремесло, которым частные люди честно жить не могут. Война должна быть делом только государства — республики или королевства. «Всякое благоустроенное государство должно поэтому ставить себе целью, чтобы военное дело было в мирное время только упражнением, а во время войны — следствием необходимости и источником славы. Ремеслом оно должно быть только для государства, как это и было в Риме»{331}.

Средством ведения войны является войско, состоящее из гарнизонов крепостей и городов, усиливаемых во время войны, и полевых войск, которые в мирное время распускались. Осуждая кондотьерство, Макиавелли рекомендовал организацию милиции по типу римского войска периода республики. Его идеалом являлось единство жизни гражданина и воина. Предложение вернуться к военной организации рабовладельческого общества было явно реакционно, так как в период феодально-абсолютистских порядков и зарождения буржуазного способа производства вооруженная организация находилась на пути превращения ее в постоянную армию и постоянный военно-морской флот.

Автор трактата говорит, что «большое войско, без сомнения, лучше малого»{332}, но рекомендует все-таки создавать небольшую армию численностью в 24–30 тыс. человек. Такая армия сможет самостоятельно действовать, и снабжать ее будет легче. Небольшие итальянские республики не имели людских ресурсов для более значительных формирований, да и численность армии феодально-абсолютистских государств обычно не превышала этого предела. Следовательно, предложение Макиавелли определялось конкретной обстановкой XVI в. и в этом отношении было жизненным.

Комплектовать войско желательно жителями собственной страны. Добровольцы из чужеземцев — это подонки страны. «Особенное внимание надо обращать на нравственные качества: солдат должен быть честен и совестлив»{333}. Ловкость и сила также являются необходимыми качествами солдата. При комплектовании родов войск следует учитывать условия [592] жизни: пехоту надо набирать из сельских жителей, более выносливых, конницу — из горожан. Зачислению в милицию подлежали все жители городов и сельских местностей в возрасте от 17 до 40 лет. Такое предложение являлось мероприятием, приближавшимся по своему характеру ко всеобщей воинской повинности, для осуществления которой в то время еще не было необходимых социальных условий.

Определяя структуру войска, Макиавелли руководствовался опытом римлян. Несомненно также и то, что XVI век был периодом отмирания рыцарской конницы и господства пехоты на полях сражений. Поэтому основой могущества государства итальянец считал пехоту. Макиавелли рекомендовал иметь и кавалерию для набегов, разведки и преследования, считая ее вспомогательным родом войск, комплектуемым наиболее состоятельными гражданами. Гористая, пересеченная местность, кустарник, виноградники, заборы, канавы, насыпи и т. п. — все это непреодолимые препятствия для конницы. Пехоту такая местность защищает от атак конницы, и, кроме того, она удобна для обороны. Имевшиеся в этот период в действиях войск оборонительные тенденции начали проникать и в военную теорию, где соотношение родов войск стали рассматривать с точки зрения условий оборонительного боя.

Артиллерию и ручное огнестрельное оружие итальянский военный теоретик недооценивал. Он говорил, что «лучше предоставить неприятелю ослеплять самого себя, чем разыскивать его, ничего не видя»{334} (из-за порохового дыма). А невозможность видеть противника — самая большая опасность, так как в этой обстановке быстрее всего начинается смятение в войске. Поэтому «гораздо важнее защититься от неприятельских ядер, чем поражать противника своими»{335}. Макиавелли не видел перспектив развития нового оружия, поэтому нередко неправильно оценивал его роль в бою.

Чтобы войско могло победить на войне, «надо набрать людей, вооружить их, дать им определенное устройство, обучить их действию как малыми отрядами, так и большими частями, вывести их в лагерь и уметь противопоставить их неприятелю тут же на месте или во время движения»{336}.

Сила и мощь пехотинца заключается в пике длиной в 9 локтей, с которой он выдерживает нападение конницы и побеждает ее. Пехотинец должен иметь меч, а также железные латы и шлем, защищающие его от ударов, наносимых издали и в рукопашной схватке; «солдат, не имеющий защитного вооружения, обречен...»{337} Часть пехоты (из 6-тысячного отряда — одна тысяча) должна быть вооружена аркебузами. [593]

Аркебузеры выполняют ту же задачу, что стрелки из лука и пращники древности. Преимущество конницы XVI в. перед древней конницей заключалось в том, что первые имели седло с лукой и стременами. Всадник держался в седле крепче, но все же, по мнению автора трактата, был слабее пехотинца, вооруженного пикой.

Вооруженная милиция должна иметь хорошую организацию. Итальянский теоретик за основу взял древнеримскую организацию с дополнениями на основе швейцарского опыта. Войско рекомендовалось разделить на шеститысячные бригады, по 10 батальонов в каждой; в батальоне — 450 человек, из них 100 пикинеров и 300 меченосцев (тяжелая пехота) и 50 легковооруженных (имеют ружья, самострелы и даже алебарды). Следовательно, численность аркебузеров весьма незначительна. К десяти батальонам автор трактата добавляет 1000 пикинеров и 500 легковооруженных, называя их запасными частями. Запасные части представляли собой бригадный, или, иначе, частный резерв, закрепленный организационно. Это было новым моментом в развитии военно-теоретической мысли на Западе.

Начальствующий состав такой бригады должен состоять [594] из командира бригады, 15 командиров батальонов, 55 центурионов, 10 командиров легковооруженных и 600 декурионов. Важнейшая задача многочисленного командного состава — обучение воинов.

Обучение войска имеет весьма большое значение, так как «природа редко рождает храбрецов. Они во множестве создаются трудом и обучением». «Пехота может быть прекрасно подобрана, еще лучше вооружена, — и все же ее необходимо самым тщательным образом обучать, так как без этого еще никогда не было хороших солдат»; «хорошие солдаты создаются обучением»{338}. Однако, как показывает опыт XVI в., всестороннюю боевую подготовку можно было организовать только в постоянной армии, содержание которой итальянский теоретик считал невозможным.

Макиавелли определил и основное содержание обучения, первым разделом которого должна быть одиночная подготовка солдата (закалка тела и владение оружием); вторым разделом — обучение батальона (подразделения) в составе бригады; «Не зная основных одиночных движений, — пишет Макиавелли, — никогда нельзя научиться действовать целыми частями»{339}. Макиавелли большое внимание уделил вопросу физической подготовки солдата, считая, что закаленность солдата — источник успеха на войне. Это правильное положение вытекало из того, что исход боя решала физическая сила и ловкость солдата.

На войне необходимо быстрое решение, а следовательно, и единая воля, в основе которой лежит дисциплина — элемент более важный, чем стремительность. Привычки к военным упражнениям, закаленности, силы, быстроты и ловкости недостаточно, чтобы быть хорошим солдатом. Необходима еще дисциплина, строжайшее соблюдение и выполнение воинских правил и приказаний начальника, так как «нигде не требуется такой точности, как в военном деле. Поэтому все законы воинской дисциплины должны быть суровы и жестоки, а исполнители беспощадны».

Но дисциплинарную практику нельзя сводить только к наказаниям; «...Там, где сильна кара, должна быть велика и награда, дабы в людях одновременно поддерживались надежда и страх»{340}. Однако больше внимания Макиавелли уделил наказаниям, чем поощрениям, считая лучшим средством укреплении дисциплины — заставить солдат самих карать провинившихся. Все это было выводом из боевой практики кондотьеров, где дисциплина основывалась на экономическом принуждении и зверских расправах руками самих наемников. [595]

Поэтому первой обязанностью начальников считалось «карать солдат и платить им жалованье; если нет жалованья, невозможна и кара»{341}.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.233.215 (0.008 с.)