ТОП 10:

Осада, продолжавшаяся около месяца, не давала положительных результатов. Восставшие же, по сообщению И. Массы, день ото дня умножали свои войска и запасы.



В этой обстановке В. Шуйский направил под Калугу новые силы во главе с воеводами Мстиславским и Скопиным-Шуйским. Но «и они ни в чем не успели больше других»{160}, хотя пытались уничтожить оборонительные сооружения города путем «примета», так как не удавалось разрушить их огнем наряда.

Крестьян, собранных в окрестностях Калуги, заставляли рубить и колоть дрова и на санях возить в лагерь. Возчиков насчитывалось несколько сотен человек. Вскоре вокруг города выросли целые горы дров. Теперь осаждавшие «поведоша гору древяную к острогу и хотеху зажечь»{161}.

В «Ином сказании» сообщаются подробности осуществления «примета»: «Ведется подмет под градцкие стены, вал дровяной. Сами идущие ко граду за туры, пред собою же ведоша множество дров, они стену градную, на сожжение граду, созади убо емлюще дрова и наперед бросающе, и тако впредь ко граду идуще; самих же их со града за дровы ничем вредити не могут. И тако един конец дровяного валу уже и под стену придвигнуша, другаго же конца того дни не успеша придвигнути... а того не повели нощи ради, отложиша до утра, придвигнув и зажетчи в утре дрова»{162}.

Подвижная «гора древяная» служила также укрытием для ратных людей, готовившихся к штурму укреплений города. «Примет» предполагалось зажечь тогда, «когда ветер будет дуть на Калугу»{163}.

Наблюдая за деятельностью противника, Болотников решил взорвать «примет». Он приказал заложить минную галерею в направлении двигавшейся к городу «горы древяной». Удалось правильно определить направление галереи, в которую заложили много бочек пороху.

В ночь накануне предполагавшегося поджога «примета» подкоп был взорван: «И тако от лютости зелейные подняся земля и з дровы, и с людми, и с туры, и со щиты, и со всякими [115] приступными хитростьми. И бысть беда велика, и много войска погибоша, и смятеся все войско»{164}.

Воспользовавшись взрывом «примета», осажденные произвели общую вылазку, «и на приступе многих людей побита и пораниша»{165}.

Осадные работы противника были сорваны, а в результате вылазки осажденным удалось нанести боярскому войску серьезный удар. Успешные действия подняли моральный дух оборонявшихся, которые оказались способными переносить тяжелую обстановку осады, продолжавшуюся свыше трех месяцев.

Следствием полной блокады Калуги явился голод. Осажденные питались кониной, но и ее было недостаточно. К тому же «из наряда из болшева и из вогненных пушек в город и в острог стреляли беспрестанно и многих людей побивали»{166}.

Однако оборонявшиеся, надеясь на выручку извне, производили многочисленные частные вылазки и наносили противнику чувствительные потери.

Третья фаза обороны Калуги - борьба на подступах к Туле и Калуге и блокада последней.

Обстановка для Болотникова складывалась неблагоприятно, хотя у него были значительные людские ресурсы.

Основным подвижным стратегическим резервом восставших оказался отряд «царевича» Петра, имевший довольно длительную историю своего формирования.

Зимой 1605/06 г. триста казаков с Терека во главе с атаманом Федором Бодыриным надумали «опрочие всего войска тайно» идти на Волгу, назвав одного «из молодых товарищев» — Илейку Муромца «царевичем» Петром, являвшимся якобы сыном царя Федора.

К отряду Бодырина присоединились все находившиеся на Тереке казаки, чтобы идти против «лихих бояр», притеснявших служилое казачество. Отряд двинулся к Астрахани, а затем по Волге плыл до Свияжска, где, услышав об убийстве боярами Лжедмитрия I, повернул обратно. От устья р. Камышенки казаки переволоклись на р. Донец. Здесь они получили грамоту от князя Шаховского с приказанием идти «на спех» в Путивль. Отряд в это время насчитывал до 4 тыс. человек.

В декабре 1606 г. войско «царевича» Петра находилось в Путивле и представляло собой в количественном и качественном отношении внушительную силу. Буссов отмечает, что казаков было 10 тыс., а И. Масса называет число в 30 тыс. человек. В большинстве казаки являлись закаленными, опытными воинами, считавшими себя свободными людьми, терпевшими [116] всякие невзгоды по воле «лихих бояр». Поход «царевича» Петра проходил под лозунгом восстановления прав «царя Димитрия», который якобы являлся защитником интересов народа, в том числе и казачества.

Болотников посылал в Путивль требования Шаховскому о направлении сил для деблокады Калуги. Войско «царевича» Петра двинулось к Туле, являвшейся хорошо укрепленным и надежным опорным пунктом восставших. Вперед был выслан сильный отряд во главе с воеводой Телятевским.

В конце января или в начале февраля 1607 г. Телятевский нанес поражение боярскому войску под г. Веневом. После этого боя часть путивльского войска (отряд Телятевского) направилась в Тулу, значительные же силы (источники называют от 26 до 30 тыс. человек) двинулись к Калуге (отряд Мосальского) на выручку Болотникова (первый поход с целью деблокады города).

Против отряда В. Мосальского было направлено три полка боярского войска (под командованием воевод Романова, Мезецкого и Нагого). В конце февраля «за семь верст от Калуги» на р. Вырке (приток Оки) произошел упорный бой, продолжавшийся «день да ночь». Восставшие потерпели поражение. Противник захватил весь их наряд,обоз и много пленных. Попал в плен смертельно раненный воевода В. Мосальский; «достальные же воры многие («Сказание» называет число в 3 тыс. человек. — Е. Р. ) на зеленных (пороховых. — Е. Р. ) бочках сами сидяху и под собою бочки з зельем зажгоша и злою смертею помроша»{167}.

В начале марта сильный отряд боярского войска овладел на подступах к Туле Серебряными Прудами, на выручку гарнизона которых шел, но опоздал отряд «с Украины» во главе с воеводами И. Мосальским и поляком Старовским. В 4 км от Серебряных Прудов «воровские люди с Украины» были атакованы отрядом войска Шуйского и разбиты. Воеводы восставших попали в плен.

Успешные бои на р. Вырке и под Серебряными Прудами создали для правительства Шуйского благоприятную обстановку для дальнейших действий. Было решено овладеть Тулой и захватить в плен «царевича» Петра.

Во второй половине марта 1607 г. «на Тулу послали Воротынского с некоторым войском, чтобы еще больше стеснить (неприятеля) и захватить в плен Петра»{168}. Примерно в это же время другой отряд был послан под Дедилов. Восставшим удалось нанести поражения войску В. Шуйского под Тулой и под Дедиловом. [117]

Ко времени этих боевых действий главные силы «царевича» Петра уже находились в Туле. Успешные действия восставших позволили им предпринять крупными силами во главе с воеводой Телятевским второй поход под Калугу с целью ее деблокады.

Воеводы Шуйского решили встретить и разбить восставших на подступах к Калуге. Для выполнения такой задачи из блокадного войска было выделено три полка (под командованием воевод Татева, Барятинского, Черкасского). Кроме того, Воротынский из-под Алексина направил с этой же целью 15–17 тыс. человек (во главе со стольником Ушатовым и головой Истомой Пашковым), в числе которых находились казаки, капитулировавшие в Заборье под Москвой.

Третьего мая 1607 г. на юго-восточных подступах к Калуге «в селе на Пчельне» произошел бой, имевший важные последствия. Боярское войско потерпело решительное поражение, потеряв, по данным Диаментовского, 14 тыс. человек убитыми и пленными. На исход боя существенное влияние оказал переход на сторону восставших большого числа (15–17 тыс.) ратных людей войска Шуйского. В этом отношении главную роль сыграли заборские казаки. Второй причиной поражения И. Масса называет «несогласие» среди воевод Шуйского. Отсутствие единства мнений у воевод привело к разрозненности действий войск.

Остатки боярского войска в беспорядке бежали от села Пчельни к своему лагерю под Калугой. Возникшей паникой воспользовался Болотников, организовал общую вылазку,атаковал и захватил лагерь врага. В результате решительных действий крестьянского войска ратные люди Шуйского «вси смятошася, такожде и вси воеводы устрашишася и бегству вдашася, и все воинство такожде вслед их побегоша, кто елико можаше»{169}.

Пример начальников был столь заразительным, что многие ратные люди бежали «к царствующему граду Москве», а «иные по иным градом разбегошася врознь, кому куда ближе, а иные и дале забегоша»; «наряд же под градом весь остался, и не токмо наряд, но и оружие и платие свое пометоша»{170}. По сообщению других источников «бояре и воеводы з дасталными людми» отступили к Серпухову, захватив с собой только несколько пушек и бросив остальные под Калугой.

Скопин-Шуйский и Истома Пашков пытались прекратить панику и организовать отступление. По-видимому, им удалось создать небольшой арьергард, сдерживавший преследовавших и позволивший «дасталным» людям с несколькими пушками бежать к Серпухову. [118]

Боярское войско было разбито, и Калуга деблокирована. Болотников добился крупного успеха, который позволил ему теперь со всеми силами перейти в Тулу как исходный пункт для нового наступления на Москву.

Однако крупная победа восставших имела лишь тактические следствия, не изменила стратегическую обстановку и не лишила противника возможности вести наступательные действия. Войско правительства Шуйского продолжало удерживать в своих руках стратегическую инициативу, хотя и имело крупные тактические неудачи.

Свыше пяти месяцев Болотников активно и искусно оборонял Калугу и в конечном итоге нанес крупное поражение войскам Шуйского. Теперь из Калуги он двинулся в Тулу, где соединился с войсками «царевича» Петра.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.199 (0.005 с.)