ТОП 10:

Следовательно, опыт войн XIV — XVI вв. еще раз подтверждает, что стратегические формы многообразны.



В развитии тактики также следует отметить несомненный прогресс. Развивалась тактика пехоты, изменялась роль конницы в бою и ее тактика, создавались предпосылки возникновения тактики артиллерии, зарождались отдельные элементы тактики инженерных войск, усложнялось управление стратегическими и тактическими действиями войска.

Наиболее благоприятные условия развития тактики были созданы в русском войске, где для похода и боя организовывалось 5–7 тактических единиц — полков, к которым следует еще прибавить наряд и гуляй-город. Каждый полк состоял из пехоты и конницы и имел определенное тактическое предназначение. В плане боя предусматривалось взаимодействие полков. Наряд, а затем и стрельцы получали самостоятельные [613] боевые задачи, так как устойчиво взаимодействовать с другими родами войск было еще невозможно из-за технического несовершенства нового оружия. Наемное войско государств Западной Европы обычно делилось на три части: авангард, главные силы и арьергард, редко взаимодействовавшие между собой и обычно вступавшие в бой последовательно.

Пехота для ведения боя вначале строилась в квадратные колонны. Затем количество шеренг в колоннах начало постепенно сокращаться и построение пехоты приняло форму прямоугольника. Расчленение войска на несколько тактических единиц позволило применять тактические комбинации. Боевой порядок русского войска расчленялся не только по фронту, но и в глубину, что еще больше увеличивало тактические возможности и особенно возможность внезапного нападения в ходе боя.

Большой интерес представляет и боевой опыт таборитов, показавших многообразие тактических приемов.

Табориты осуществили идею подвижного полевого укрепления, которое успешно применяли в различной обстановке. Вагенбург таборитов позволял им заменять недостающую численность войска быстротой маршей и искусством маневра на поле боя. В русской рати таким подвижным укреплением был гуляй-город, установка которого требовала определенного времени, что снижало в бою мобильность войск. Подвижное укрепление являлось средством борьбы с конницей противника. Повозки таборитов с установленными на них бомбардами являлись предшественниками полевой артиллерии.

Следует отметить особенности развития военно-теоретической мысли. В XV — XVI вв. появились прообразы будущих уставов. На Западе это были «артикулы», в которых излагались права и обязанности наемника, в русском войске — «приговор о сторожевой и станичной службе», где излагался порядок несения пограничной службы.

В первой четверти XVI в. в Северной Италии был написан трактат о военном искусстве, послуживший серьезным толчком для развития военно-теоретической мысли. Обобщению современной боевой практики и изучению обобщенного исторического опыта военного строительства и боевой практики в Русском государстве в то время не уделялось необходимого внимания. Русская военно-теоретическая мысль отставала в своем развитии от богатого боевого опыта русского войска и от развития военно-теоретической мысли Запада. [614]

Заключение

Войны феодального периода подтверждают важное положение марксистско-ленинской теории о решающей роли в войне народных и войсковых масс. Творческая деятельность полководца и военачальников имеет важное значение, но исход вооруженной борьбы на театре военных действий и на поле боя решают народные и войсковые массы.

Организуя поход против Византии, Святослав не имел единодушной поддержки в Киеве. Это явилось одной из основных причин того, что ему не удалось достигнуть стратегической цели похода. Общенародный характер борьбы с немецко-шведской агрессией и борьбы за освобождение от татаро-монгольского ига определил успехи русского войска в Ледовом побоище и в Куликовской битве. Национальные и антифеодальные цели борьбы чехов сплачивали их и обеспечивали высокие моральные качества воинов, что явилось одной из основных причин успехов чешского войска при отражении крестовых походов немецких феодалов. Исход Столетней войны решили народные массы Франции — крестьяне и горожане, а не феодалы-рыцари. То же самое следует сказать и о причинах успехов фламандцев и швейцарцев, боровшихся за свою свободу и независимость. Отсутствие единства в рядах господствующих классов и недостаточная поддержка правительства Ивана IV со стороны широких масс народа были основными причинами неудачи Ливонской войны.

Таковы были движущие силы войн, оказавшие влияние на развитие военного искусства в исследуемый период.

Следует подчеркнуть также и то существенное влияние, которое оказывал на ход и исход войн уровень развития военной организации государств и военного искусства вооруженных сил, ведущих войну.

Прежде всего необходимо отметить бесплодность попыток буржуазных военных историков установить преемственность и последовательность в развитии военного искусства рабовладельческих и феодальных войск. Реакционными были попытки [615] доказать историческую повторяемость форм ведения войны и боя, что исключает процесс развития военного искусства. Прямой линии развития вооруженной организации от рабовладельческого к феодальному периоду войны не существует. Не может быть и механической повторяемости процесса исторического развития в данной области. В сравнении с рабовладельческим периодом войны военная организация и военное искусство феодального периода имеют совершенно новые социально-экономические, политические и технические основы. За встречающимся иногда внешним сходством форм вооруженной организации, боевых порядков и способов ведения войны и боя необходимо видеть существенные их различия, определявшиеся новыми условиями. Попытки механически перенести опыт прошлого в современность только тормозили развитие военного искусства. Такие попытки мы можем найти в трудах Вегеция, Маврикия, Макиавелли, а также в деятельности французского короля, учреждавшего во Франции легионы по образцу римских.

Изучение организационной и боевой практики, а также военно-теоретической мысли феодального периода войны позволяет сделать вывод о наличии в то время трех основных линий развития: военного искусства всех славянских народов при ведущей роли древней и феодальной Руси, военного искусства арабов и монголов и военного искусства народов Западной Европы (итальянцев, фламандцев, швейцарцев, французов, англичан, чехов, а не только немцев, как это изображает Дельбрюк). Эти три линии развития имели существенные различия, определявшиеся особенностями основ устройства вооруженной организации и военного искусства. Однако, изучая исторический процесс развития военного искусства, необходимо учитывать и взаимное влияние военного опыта различных народов, так как война, как говорил Маркс, была в то время одной из форм внешних сношений.

Характеризуя развитие тактики в период феодальной раздробленности в Западной Европе{365}, Энгельс назвал все это время бесплодным в развитии военного искусства. Единоборство закованных в железо рыцарей не могло способствовать развитию тактики, а лишь совершенствовало навыки всадника во владении копьем и мечом. Междоусобицы феодалов преследовали мелкие, частные цели, что исключало возможность развития стратегических форм. Следовательно, не было необходимых условий для прогресса в области военного искусства.

Иная обстановка сложилась в Восточной Европе, где русский [616] народ боролся с печенегами, половцами, татарами и немецко-шведскими феодалами, отстаивая свою независимость и прикрывая феодальную Европу от нашествий кочевников. Затем русскому народу пришлось вести тяжелую борьбу за свержение татаро-монгольского ига и ликвидацию его последствий. Все это были большие политические задачи, которые определяли крупные стратегические цели. Здесь же имелись условия и для развития тактики. Вот почему русское военное искусство феодального периода войны было передовым.

Отмечая различные условия развития военного искусства в Восточной и Западной Европе, необходимо обратить внимание на появление нового средства вооруженной борьбы — огнестрельного оружия, которое, несмотря на все свои технические несовершенства, довольно быстро оказалось на вооружении всех войск. Применение нового оружия носило всеобщий характер, но в различных условиях имело свои особенности. Общим следствием появления нового средства борьбы явилось зарождение новых родов войск, что изменило и усложнило структуру войска.

Особенность вооруженной организации исследуемого периода войны заключалась в ее цеховом характере (это наиболее типично для государств Западной Европы). «Военные люди, — писал Меринг, — имели свой цеховой порядок. Они образовали вполне уважаемое и по тогдашнем_у времени неплохо оплачиваемое ремесленное сословие»{366}. Но военное ремесло, по мнению Меринга, переняло от средневекового цеха лишь свои формы, в действительности же оно с самого начала покоилось на капиталистической основе. Мы не можем согласиться с Мерингом в отношении капиталистической основы цехового устройства вооруженной организации, так как нельзя смешивать товарно-денежные отношения с капитализмом. Развитие товарно-денежных отношений и разложение феодализма являлось экономической основой наемничества.

Цеховой характер вооруженной организации выражался во внешних ее формах и в содержании. Такими внешними формами являлись военно-ремесленное «сословие» и цеховой порядок комплектования войска, а цеховым содержанием вооруженной организации было наличие «военного ремесла». Старые и новые рода войск имели цеховой характер, являлись цеховыми корпорациями. Военная специальность превратилась в военное ремесло.

В отношении вооруженной организации Русского государства следует отметить, что цеховой характер здесь был выражен слабее, что определялось особенностями общественного [617] развития и внешней политической обстановки. Однако устройство основных родов русского войска в этот период имело черты цехового характера, способствовавшие возникновению постоянного войска.

Цеховой характер носило и военное искусство. Рода и виды войск на поле боя сохраняли свой цеховой характер. Как правило, они вступали в бой последовательно и только случайно взаимодействовали между собой. Отсутствовали технические предпосылки организации взаимодействия и систематического осуществления его в ходе боя. В боях при Равенне, Павии и Черезоле цеховой характер боевых действий войск можно наблюдать в наиболее развитой форме. Национальные баталии наемников сохраняли свой цеховой характер при построении боевого порядка и в ходе всего боя, Они редко и случайно взаимодействовали между собой. То же самое можно сказать и в отношении родов войск — пехоты, кавалерии и артиллерии.

В действиях русского войска цеховой характер выявляется слабее, так как для него имелись лишь технические предпосылки — несовершенство нового оружия. Еще Наполеон III обратил внимание на то, что древние метательные машины и даже машины средних веков превосходили по своей дальнобойности и разрушительной силе первые образцы пороховой артиллерии. При этом машины древних армий были совершеннее машин феодального периода войны. Только акробаллисты превосходили древние машины. Акробаллисты метали стрелы весом в 400 г на дистанцию до 900 м. Эти стрелы пробивали 15-см деревянный щит с дистанции на 200 м.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.007 с.)