ТОП 10:

Ружинский решил воспользоваться потерей бдительности в русском войске и внезапно его атаковать.



Июня 1608 г. еще до рассвета из Тушинского лагеря выступили крупные силы поляков. Сохраняя тишину, они подошли к обозу московской рати и на рассвете внезапно его атаковали. Захваченный врасплох гарнизон обоза, оказав незначительное сопротивление, в беспорядке отступил за р. Ходынку. Главные силы москвичей успели изготовиться к бою, контратаковали наступавших поляков и отбросили их за р. Ходынку.

В конце июля 1608 г. послам правительства Шуйского удалось заключить с Сигизмундом III перемирие на 3 года и 11 месяцев. Согласно договору польское правительство обязывалось вывести из пределов Русского государства все польские войска, а правительство Шуйского освобождало польских панов, как пленных, так и задержанных после убийства Лжедмитрия I.

Большинство освобожденных, в том числе и семейство Мнишек вместе с Мариной (женой Лжедмитрия I), были «перехвачены» на пути в Польшу и оказались в Тушинском лагере. К Лжедмитрию II продолжали прибывать подкрепления — новые отряды польской шляхты. В конце августа в Тушино прибыл отряд Яна Сапеги, насчитывавший, по сообщению Маскевича, до 7 тыс. человек{195}.

К осени 1608 г., по данным канцлера Льва Сапеги, в Тушинском лагере насчитывалось до 16 тыс. всадников, а в семи лагерях, устроенных на территории Русского государства, находилось до 40 тыс. человек войска польских феодалов и в два раза больше казаков.

Располагая крупными силами, польско-литовские феодалы пытались одновременно решать две стратегические задачи: распространить власть «Тушинского вора» на наиболее богатые области Русского государства и осуществить полную блокаду Москвы. [141]

Отряды польско-литовской шляхты и казаков направлялись из Тушина к югу, к востоку и к северу от Москвы, заставляя население городов «целовать крест вору», т. е. присягать Лжедмитрию II. Вначале не было организованных сил для борьбы с интервентами ни в распоряжении правительства Шуйского, ни у его воевод на местах. Быстрое продвижение отрядов врага не позволяло своевременно организовать оборону, и многие города «от нужи со слезами крест целовали». Однако Ростов и ряд других городов оказывали польской шляхте сопротивление, что ослабляло ее силы.

В конце 1608 г. большая территория Русского государства оказалась под властью Лжедмитрия II, а фактически в руках польско-литовских феодалов, притеснявших, грабивших и разорявших русский народ. В данной обстановке тактические успехи интервентов лишь способствовали подготовке их стратегического поражения.

Не удалось тушинцам решить и вторую стратегическую задачу — блокировать столицу Русского государства, с тем чтобы прекратить подвоз продовольствия и лишить правительство связи с городами.

Для осуществления блокады тушинцы выделили отряды во главе с Сапегой, Лисовским и Хмелевским. Эти отряды должны были обойти Москву с севера и юга и сомкнуть кольцо блокады к востоку от нее.

Отряд Хмелевского двинулся от Каширы к Коломне и на ее подступах был разбит коломенцами. Вслед за этим к Коломне направился отряд тушинцев из Владимира. На помощь коломенцам прибыл полк князя Пожарского. Тушинцы вторично потерпели поражение. Отрезать Москву от Рязанской области врагам не удалось.

Отряд Сапеги (около 6–7 тыс. человек) 13 сентября 1608 г. выступил из Тушина в направлении Троице-Сергиева монастыря, обеспечивавшего связь Москвы со всеми областями к северу от столицы.

Против Сапеги была выслана трехполковая рать И. Шуйского. У д. Рахманова завязался бой, закончившийся поражением московского войска, остатки которого отступили к Москве.

Сапега пошел к Троице-Сергиеву монастырю. Сюда же подошел и Лисовский с отрядом около 6 тыс. человек. Можно полагать, что польское войско вместе с казаками насчитывало 12–13 тыс. человек{196} и имело 63 орудия. [142]

Оборона Троице-Сергиева монастыря в 1608–1609 гг. Троице-Сергиев монастырь (в 71 км от Москвы, теперь г. Загорск) имел в своем подчинении 11 монастырей, огромные поместья, угодья и до 100 тыс. крепостных крестьян. В его хранилищах находились большие богатства (золото, серебро, драгоценности), которые привлекали польских авантюристов.

Монастырь имел хорошие укрепления. Это была по тому времени сильная крепость с каменной стеной. По обводу протяжение стены достигало 1,25 км, высота — от 8 ½ м до 15 м и толщина — не менее 6 ½ м. Внутри стены было два яруса со сводами и бойницами для обстреливания рва и подступов к нему, на углах и посредине каждой стороны крепости находилось 12 башен, имевших три «боя»: верхний, средний и нижний (подошвенный). По описи 1641 г. в монастыре числилось 90 орудий-пушек, пищалей затинных (стенных), полковых и т. д. В пороховом погребе имелось до 10 тонн пороху.

Опорными пунктами на подступах к крепости являлись: с юга — Подольный монастырь, с запада — пивной двор, обнесенный [143] прочным тыном и имевший тайник (подземный ход в крепость). Речки и пруды, огибавшие монастырь, представляли собой естественные препятствия, затруднявшие организацию осадных работ против восточного и южного фасов крепости.

В предвидении возможного длительного «сидения в осаде» были заготовлены запасы продовольствия, за счет которых пришлось также содержать большое число жителей монастырских посадов и окрестных деревень, укрывшихся в монастыре.

Гарнизон состоял из небольшого количества стрельцов, казаков и пушкарей. Вместе с людьми посадов, крестьянами деревень [144] и монахами, способными сражаться, насчитывалось около 2,5 тыс. человек. Противник имел по меньшей мере пятикратное превосходство.

Получив сведения о приближении войска интервентов с целью осады монастыря, воеводы Долгоруков и Голохвостов приказали сжечь монастырские посады (слободы), чтобы противник не мог воспользоваться жильем и материалами для штурма. Одновременно организовывалась оборона крепости. Весь гарнизон воеводы разделили на два основных отряда: один для обороны крепостной стены, другой — для вылазок; кроме того, были выделены частные резервы. Из дворян и монахов были назначены головы, т.е. начальники подразделений.

Сентября 1608 г. отряды Сапеги и Лисовского подошли к монастырю и остановились на Клементьевском поле. Этим моментом воспользовались воеводы гарнизона и организовали вылазку силами отряда, состоявшего из пехоты и конницы. Внезапная атака внесла замешательство в ряды противника, и он понес потери. Успех вылазки воодушевил защитников монастыря.

Сапега и Лисовский, осмотрев подступы к монастырю, выбрали места для укрепленных лагерей. Отряд Сапеги расположился на Клементьевском поле, а отряд Лисовского — в Терентьевской роще.

29 сентября Сапега и Лисовский послали в монастырь предложение о капитуляции. Воеводы, старцы, дворяне и все ратные люди ответили категорическим отказом и заявили, что они верны присяге государю и не могут «покориться ложному врагу и вам — латыне иноверным». [145]

Первый этап обороны монастыря — отражение гарнизоном общего штурма врага в октябре 1608 г.

В ночь на 1 октября поляки начали осадные работы установкой девяти батарей в 600–700 м от крепостных стен: у Терентьевской рощи и на Волокушиной горе — четыре батареи, на Красной горе — пять батарей. На вооружении каждой батареи находилось семь орудий. Для защиты пушкарей устанавливались туры{197}. Батареи на Красной горе были прикрыты глубоким рвом и насыпанным впереди него валом на участке от Келарского пруда до Глиняного оврага.

Октября интервенты открыли огонь из всех 63 орудий, пытаясь разрушить западный и южный фасы крепостной стены. Из орудий крупного калибра стреляли калеными железными ядрами, редко попадавшими в деревянные строения, которые не загорались и при попадании в них. Из рвов и ям, выкопанных вблизи крепости (не далее 100–150 м), наступавшие стреляли из пищалей, целясь в промежутки между зубцами стены. Оборонявшиеся вынуждены были укрываться за зубцами и не сходить со стены, так как ждали штурма. Наряд монастыря вел ответный огонь, но о его эффективности в источниках данных не имеется.

Шесть недель противник стрелял из орудий, но не мог пробить бреши в крепостной стене. Вероятно, он не имел осадных орудий крупного калибра.

Уже на четвертый день бомбардировки, когда выявились прочность крепостных стен и недостаточная мощь огня артиллерии, Сапега и Лисовский решили приступить к минным работам для устройства бреши путем взрыва участка стены. С этой целью от мельницы они повели ров к Красным воротам и вывели его на гору против круглой угловой Пятницкой башни. 12 октября из этого рва враги начали вести минную галерею (подкоп), прикрыв работы надолбами (забором из вертикально поставленных бревен).

Одновременно шла подготовка к открытому штурму крепости. Заготавливались штурмовые лестницы, тарасы и щиты рубленые на колесах{198}.

13 октября враги весь день пьянствовали, а к вечеру заняли исходные для штурма позиции: хоругви и роты Сапеги — против западного, а Лисовского — против восточного фасов крепости.

Наблюдая большое оживление в станах врагов, защитники монастыря готовились к отражению штурма: запасали порох [146] и ядра для орудий, втаскивали на крепостные стены большие камни и бревна, в стоведерном медном котле у Водяной башни разогревали вар, на стенах устанавливали «козы» (котлы) с кипящей смолой. На стенах увеличивалось количество их защитников с пищалями, луками, копьями, мечами, палицами и топорами.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.6 (0.006 с.)