ТОП 10:

Франциск I решил держаться оборонительного способа действий, так как рассчитывал на мощь своих укреплений и больше всего на развал войска имперцев, где наемники долгое время не получали жалованья.



Действительно, ландскнехты требовали выплаты положенных им денег, угрожая уйти домой. Некоторые их небольшие отряды уже начали уходить. С большим трудом удалось уговорить ландскнехтов, чтобы они еще подождали несколько дней, в течение которых будет дан бой. Пескара должен был торопиться. «Пошли мне бог сто лет войны и ни одного дня сражения, — говорил он, — но теперь нет другого выхода». Его решение вступить в бой зависело от наемников-ландскнехтов, а не от тактической обстановки.

Подготовка прорыва циркумвалационной линии французов. Пескара решил прорвать укрепления французов на северном их участке, где отсутствовало даже наблюдение. Мелкие ночные стычки на различных участках циркумвалационной линии отвлекали французов и усыпляли их бдительность.

Пробить бреши в кирпичной стенке парка должен был специально сформированный для этого отряд вастадоров (vastadores) [574] — испанских саперов (солдаты-рабочие). Они приготовили тараны, ломы, кирки и другой инструмент для работы. В темную бурную ночь с 23 на 24 февраля вастадоры пробили в стенке три бреши. Французы этого не заметили.

Первый этап боя — наступление войска имперцев и бой конницы.

Войско имперцев еще в темноте выступило из своего лагеря и через пробитые в стенке бреши устремилось в Охотничий парк. Оно наступало тремя колоннами. Впереди шли 3 тыс. мушкетеров (испанцы и частично ландскнехты), за ними двигалась кавалерия, третью колонну составляли главные силы пехоты — ландскнехты. Имперцы беспрепятственно достигли Мирабелло.

Получив сведения о наступлении противника, Франциск на рассвете поднял свое войско по тревоге. Сам он во главе жандармов и с полевой артиллерией поскакал навстречу имперцам. Французская конница при поддержке артиллерии атаковала конницу имперцев и стала ее теснить. Но мушкетеры открыли огонь и начали поражать французских всадников и их лошадей. Деревья, кусты и ручьи служили естественными укрытиями для мушкетеров и являлись препятствием для французской тяжелой конницы. Огонь мушкетеров задержал ее продвижение. В это время приблизилась конница имперцев и одновременно стала подходить их пехота.

Второй этап — окружение имперцами «черной банды» и ее разгром.

Когда потерпела поражение французская конница, подошла [575] «черная банда» (5 тыс.), против которой оказалось две колонны ландскнехтов (12 тыс.). «Черная банда» была зажата в железные тиски и разбита. Значительное численное превосходство на стороне имперцев быстро решило исход боя.

Третий этап — окружение и уничтожение швейцарской пехоты.

Когда остатки «черной банды» в беспорядке бросились бежать, появилась швейцарская пехота. С фронта швейцарцы были атакованы ландскнехтами, а с тыла — гарнизоном Павии, который сделал вылазку на завершающем этапе боя. Окруженная превосходящими силами, швейцарская пехота была разгромлена.

Арьергард французского войска под командованием герцога Алансонского не вступал в бой. Увидев поражение главных сил французов, герцог приказал арьергарду отступить за р. Тичино и после переправы сломать за собой мост. Хотя арьергард и был спасен, но остатки французского войска лишились пути отступления. Франциск I попал в плен.

Политическим следствием поражения французов в Северной Италии было сближение католической Франции со своими исконными врагами — турками и немецкими протестантскими князьями. Оказавшись в плену у Карла V, французский король Франциск I организовал переговоры с турецким султаном Сулейманом Великолепным о совместной борьбе с Габсбургами. Письмо Франциска к турецкому султану явилось поводом для вторжения турок в Венгрию. При Могаче в Южной Венгрии турки вскоре разбили соединенные чешско-венгерские силы и в 1529 г. подошли к Вене. Франко-турецкий союз оказался прочным, так как Габсбурги были общим врагом французского короля и турецкого султана. Поддержка французским королем немецких протестантских князей также ослабляла Габсбургов и являлась политическим средством в борьбе с ними.

В бою при Павии наглядно выявилась ненадежность наемных войск XVI в.; их боеспособность во многом зависела от своевременности выплаты жалованья. Командующему приходилось уговаривать наемников и нередко свои решения ставить в зависимость от настроения и поведения своих войск.

Следует также отметить, что наемное войско XVI в. не было постоянным войском. Добровольцев вербовали на короткие сроки, исчислявшиеся месяцами, так как содержание постоянной наемной армии оказывалось еще не по средствам даже большим государствам. Наемники сами добивались увеличения сроков своей службы и по этому вопросу всегда выдвигали определенные требования.

В тактическом отношении в бою при Павии можно видеть отрицательные последствия поэшелонного вступления французских войск в бой, что при общем равенстве сил обеспечивало [576] империям их превосходство на каждом этапе боевых действий. У французов отсутствовало взаимодействие родов войск, вследствие чего успешные действия французской артиллерии не закреплялись атаками конницы и пехоты.

Бой при Павии важен тем, что: во-первых, ландскнехты одержали решительную победу над знаменитой швейцарской пехотой и с этого времени стали считаться первой пехотой в Европе, и, во-вторых, после боя при Павии испанская пехота, вооруженная мушкетами, господствовала на полях сражений более ста лет. Со второй половины XVI в. испанская пехота считалась лучшей в Европе.

Бой при Черезоле в 1544 г. Вернувшись из плена, Франциск I отказался подтвердить заключенный в Мадриде мир и присоединился к коалиции, организованной римским папой под лозунгом освобождения Италии от испанского ига. В эту коалицию входили Венеция, Милан, Флоренция и Англия. В 1527 г. вновь начались военные действия в Италии, которые свыше двух лет шли с переменным успехом и закончились в 1529 г. поражением войска французского короля. Италия оказалась во власти имперцев.

В 1536 г. Франциск I снова двинул свое войско в Италию. В ответ на это Карл V составил план вторжения во Францию, по которому предполагалось наступать с четырех направлений и закончить концентрическим наступлением на Париж. Однако этот план осуществить не удалось. Имперские войска потерпели неудачу, а французы опять заняли Пьемонт. В 1538 г. был заключен мир.

В течение пяти лет противники готовились к новой войне. В 1542 г. Карл V заключил союз с английским королем. Вновь был составлен план вторжения во Францию с нескольких направлений. Имперцы и англичане не организовали взаимодействия своих войск. В то время как имперцы успешно продвигались к Шалону, англичане только собирались высаживаться в Кале. Вскоре имперцы приступили к осаде крепостей и продвижение прекратилось.

Франциск I развернул три группы войск, но главные силы направил в Северную Италию, которая опять стала главным театром военных действий.

В 1544 г. войско французского короля под. командованием графа Энгиенского осаждало Кариньяно, что южнее Турина. Войско имперцев под командованием Гвасто имело задачу деблокировать Кариньяно и выйти на коммуникацию французов. В этой обстановке граф Энгиенский послал в Париж к королю своего квартирмейстера за разрешением дать бой. Сам Франциск I после плена был осторожнее и командовал войсками из столицы Франции. Мнение советников короля было отрицательным. Но квартирмейстер сумел доказать необходимость боя в Италии, и король дал разрешение. Таким образом, [577] решение дать бой принималось на большом удалении от театра военных действий. Командующий самостоятельной группировкой войск оказывался простым исполнителем воли короля и имел ограниченную власть.

Для создания условий маневра герцог Энгиенский приказал построить через р. По несколько мостов, а лагерь расположил на правом берегу реки у Карманьолы. Наемники несколько месяцев не получали жалованья. Из Франции привезли деньги, но их было недостаточно для выплаты. В связи с этим командование старалось изобрести способ, с помощью которого можно было бы заставить войско сражаться до выплаты жалованья.

Было решено устроить смотр, затянув его на целый день, чтобы не осталось времени для выдачи денег. На следующий день войско подняли по тревоге под тем предлогом, что имперцы подходят к расположению французов. Для разведки противника по направлению к Черезоле выслали легкую конницу, 1200 мушкетеров и три легких орудия.

Разведывательный отряд вышел на высоту, что в 3 ½ км от Карманьолы. Здесь граф Энгиенский выслал сильный дозор [578] на высоту, находившуюся впереди. Этот дозор обнаружил противника в районе Перезолы и завязал с ним перестрелку. Однако намерения имперцев выявить не удалось, так как разведывательный отряд действовал нерешительно.

На следующий день, 14 апреля 1544 г., в 3 часа утра французы выступили из лагеря и появились на правом фланге имперцев, находившихся на марше. Бой произошел не на выбранном и подготовленном поле, а в случайном районе.

Французское войско имело до 14 тыс. пехоты, из них около 2 тыс. мушкетеров, и около 1г/2 тыс. конницы. У имперцев было до 21 тыс. пехоты и столько же конницы. Испанская пехота и ландскнехты имели около 3 тыс. мушкетеров, в итальянской пехоте их было больше. Полных сведений об артиллерии нет. Имеется сообщение о том, что французы захватили у имперцев 14 орудий. Дельбрюк без всякого доказательства уравнивает силы сторон. На самом же деле имперцы имели значительное превосходство по пехоте в целом и в особенности в мушкетерах.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.008 с.)